Нужно ли сажать в тюрьмы тех, кто критикует религии: мнения

7 ноября 2011  14:41 Отправить по email
Печать

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию, член фракции «Единая Россия» Гаджимет Сафаралиев предложил штрафовать и сажать в тюрьмы за критику религии. «Для любого верующего религия — это принадлежность к той или иной касте, поэтому критика религии недопустима. Критика религии — это критика внутреннего состояния верующего человека, поэтому власти должны иметь право штрафовать или сажать в тюрьму людей, критикующих религию», — считает депутат-единоросс.

ИА REX: Согласны ли вы с Гаджиметом Сафаралиевым?

Политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук:

Человек, требующий жёстких посадок неверующих, не может считаться верующим по определению, так как нарушает базовые канонические правила, требующие от своих контрагентов смирения и всепрощения. Такой «верующий» должен быть подвергнут немедленной и жёсткой анафеме со стороны своих духовных отцов.

Скачкообразное развитие духовного процесса в «новой России» рано или поздно должно было дойти того, чтобы за критику религии стали сажать. Однако и это ещё не пик проблемы: неизбежно наступит день, когда религия начнёт управлять политикой, когда поставит на колени и саму власть, как это не раз случалось на протяжении всей истории, тем более по отношению к не самым сильным властителям. Историки вспомнят десятки случаев, когда короли приползали к лидерам своих конфессий за тем или иным благословением, прощением или за самой короной в принципе. Власть рано или поздно всё поймёт и попытается вернуть всё обратно, судорожно отделить религию от государства, однако в момент такого понимания и просветления это станет уже практически невозможным.

В России вопрос, как всегда, примет гипертрофированные масштабы: в одну прекрасную ночь наступит охлаждение между традиционными конфессиями, которые по факту разорвут саму федерацию и разведут субъекты между собой по религиозному признаку. Тем более что они уже сейчас условно разделены и подготовлены («мусульманские республики Поволжья» и т.п.). Также неизбежно наступит и тот день, когда президентом РФ станет человек, относящий себя к мусульманской конфессии. Тогда, в противовес православному, автоматически пойдёт в рост уже это направление, «отрываясь», «оттягиваясь» за все годы фактических притеснений.

Судя по высказываниям в духе Сафаралиева, очевидно, что конфессии в нашей стране не извлекли никаких уроков из того исторического периода, когда толпа остервенело громила культовые сооружения (причём далеко не всегда по указаниям сатанистов-большевиков, как принято думать). Это говорит о том, что следующая волна насилия против религии будет окончательной и бесповоротной. Тем более, что за последних 25 лет расцвета всех вер в «новой РФ» и попытки вторичного их вхождения в ту же реку, жизнь массы не улучшилась, а радикально ухудшилась. Люди однозначно свяжут своё задавленное состояние с укреплением конфессий, произошедшим в те же самые годы.

В связи с намечающимися посадками, которые предваряет член Комитета ГД РФ по образованию, возникает только один вопрос: будут ли репрессии касаться россиян, подвергающих критике, к примеру, концепцию Великого духа Маниту, или нетрадиционных можно будет «опускать» как и когда угодно?

Политолог, президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко:

С моей точки зрения, критика религии ничем не отличается от критики любой другой идеологии (и то, и другое — система ценностей). Более того, христианство и ислам, как религии прозелитические, не могут быть внутренне цельными, не критикуя друг друга, равно как и все прочие религии, а также атеисты и скептики. Если можно наказывать за критику религии, то есть за исповедание другой системы ценностей, то почему нельзя наказывать за критику коммунизма? Да и фашистские концлагеря тоже вписываются в эту парадигму. Изначально-то они предназначались именно для критиков режима.

Кроме того, практически все современные государства имеют светский характер — в подавляющем большинстве церковь отделена от государства. Следовательно, государство не имеет права вмешиваться в дела религии. Но, если дать ему право наказывать за критику религии, то это автоматически даст ему право наказывать и за принадлежность к религии. Например, почему бы в православном государстве не наказывать католиков? Лишали же их некогда политических (а зачастую и имущественных) прав в англиканской Англии.

Наконец, запрет на критику невыгоден самой религии — идеология, избавленная от конкурентной борьбы, переносит борьбу внутрь себя, делится на секты (фракции), ищет внешних союзников, в борьбе с вчерашними соратниками, в конечном итоге вырождается, теряет авторитет и умирает (либо впадает в длительную кому).

В Российской империи православие господствовало не так уж и жёстко и то, к 1917 году настолько выродилось и потеряло авторитет, что лишь ленивый (даже в правящем классе) не шпынял и не высмеивал «жадных попов», а уж как народ ответил на «государственную защиту» религии, когда большевики развязали ему руки, страшно даже вспоминать.

В общем, сотрудничать с религией современное государство (там, где это необходимо) может куда более технологично и эффективно, чем при помощи запретов и штрафов. Кстати, инквизиция тоже не с костров начинала.

Политолог, главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика» Леонид Савин:

В международном праве существует такое понятие как диффамация религии. Организация исламская конференция, в частности, на протяжении длительного времени лоббировала введение уголовной ответственности за богохульские действия и высказывания. Известны инциденты с Салманом Рушди и карикатурами на пророка Мухаммеда, которые привели, в том числе, к массовым протестам. В других духовных традициях также часты случаи оскорбления чувств верующих, которые часто выдаются за «современное искусство». Живя в условиях постмодерна, который предполагает иронию по отношению ко всему и всем, нужно быть готовым, что определённые религии постоянно будут высмеиваться со стороны их противников. Однако в мире довольно много приверженцев различных традиций и в последнее время заметен всплеск псевдофундаментализма, адепты которого и имеют наиболее радикальные взгляды в отношении агрессивно настроенных атеистов. Впрочем, атеизм — это тоже своего рода религия, поэтому, например, сторонники теории Дарвина могут быть вполне названы «обезьянами» и прочее и, видимо, это будет для них оскорбительно. Поэтому, действительно, даже если кто-то не разделяет взглядов других в отношении мироздания, то оскорблять их чувства, он не имеет права. Но наказывать его должны не эксперты той религии, которую он критикует, а некая третья инстанция.

Политконструктор Юрий Юрьев:

Штрафовать или сажать в тюрьму — это, если слушать религиозных радикалов, полумеры. Настоящему радикалу потребуется Инквизиция, костры на площадях, сжигание красавиц, чтобы не отвлекали от истового служения ритуалам. И учёных всяких — туда же, чтобы не отвлекали смутьянством и не меняли мироустройство. И, поскольку леса быстро оскудевают, то леса — во владение феодалам, которых будет назначать Ватикан, как и королей. А заодно радикалам от религии нужна монополия на продажу отпущения грехов, т.е. «индульгенций», включая форвардные и фьючерсные индульгенции, когда можно оптом купить отпущение грехов авансом, а потом хоть города, хоть сёла истреблять. И вот тогда — критика религии будет недопустима с рождения и до смерти, поскольку индульгенции на критику религии не предусмотрены, а предусмотрен сразу костёр. Кажется, этого хотел Гаджимет Сафаралиев? Не этого? А ведь именно это началось после того, как арабы чуть не завоевали Рим во времена халифа Ватика. А раньше такого не было.

Я не настолько сведущ в индуизме, чтобы рассуждать о кастах, как зампредседателя комитета Госдумы по образованию Гаджимет Сафаралиев, но что-то подсказывает мне о странностях некоторых служителей Создателю, которые мало того, что подвергают сомнению всемогущество Создателя своими призывами «штрафовать-сажать в тюрьму», так ещё и путают критику религий с критикой её служителей. А служители могут служить религии настолько агрессивно и бездумно, что религия может показаться остальным лишь опасностью, не более.

Журналист и переводчик (Израиль) Даниэль Штайсслингер:

Штрафовать? Ни в коем случае, если речь не идёт о насильственных действиях (например, кто-то нагадит в мечети или будет рубить топором православные иконы). Есть такая штука как свобода совести, она подразумевает свободу, как религиозной проповеди, так и атеистической пропаганды.

И понятие оскорбления чувств трактовать с позиций титульного народа, то есть признавать оскорбительным только то, что таковым является в представлении местных «аборигенов», а не пытаться разбираться с позиций представителей иной культуры. Если нормы культуры поведения, принятые в каком-то государстве, их (в частности, мусульман) не устраивают, их там никто силой не удерживает.

Политолог, председатель волгоградского регионального отделения партии «Правое дело» Андрей Куприков:

Нужно ли лечить больного, страдающего навязчивыми идеями? Можно ли критиковать человека верующего во что-то, например, в воскрешение из мертвых или переселение душ? А можно ли критиковать веру в коммунизм, ведь немало людей, искренне верящих в него, а всего меньше века назад за эту веру были убиты миллионы? А если вера человека — атеизм, его тоже критиковать нельзя? А как быть со свободой слова и совести?

Господину политику я бы порекомендовал больше заниматься своими обязанностями, законотворчеством и реализацией законодательства, а не устраивать пустое паблисити перед выборами, заполняя четырёхлетний вакуум своего времяпрепровождения в Думе.

Журналист, редактор службы новостей сетевого журнала «Полярная звезда» Игорь Богатырёв:

Здесь хочется снова и снова задать вопрос: так есть у нас свобода мысли, свобода мнений, свобода слова, свобода вероисповедования, наконец, или нет? Понимает ли сам Сафаралиев, что своими словами тоже «критикует состояние человека», но — неверующего? Любое преследование за критику чего бы то ни было в государстве, в котором есть перечисленный выше «набор свобод» не то, что недопустимо, но — трудно поверить даже, что оно могло бы стать предметом обсуждения. Ну а раз становится, то — что ж... Делаем выводы.

Журналист и блогер (Львов) Александр Хохулин:

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ — всем известная 19 статья из Всеобщей декларации прав человека. Жалко, что столь уважаемые в российском обществе люди на таких высоких законодательных должностях не знакомы с этим документом. И откровенно путают нужный процесс совершенствования национального законодательства с мракобесием.

Социальный психолог, кандидат медицинских наук Марк Сандомирский:
Поскольку в России церковь отделена от государства, то наказание им граждан за критику религии неправомочно. Ну, а когда государство будет жить по законам шариата — тогда, конечно, и штрафы, и публичные наказания (вплоть до побивания камнями и т.п.) окажутся вполне органичными.

Эксперт в области маркетинга и PR Ирина Мороз:

Удивительно, когда чиновник федерального уровня делает подобные заявления.

В данном случае речь идёт именно о критике религии, чувствах людей верующих. Что же в таком случае делать с теми, что критикует атеизм, на противоположности которому, фактически, построены все религии? Не получится ли дискриминация по религиозному признаку? Или будет считаться, что атеизм — не религия и его критиковать можно?

Тогда, можно теоретически представить, что в России официально зарегистрирована церковь Сатаны — с уставом, соответствующим законодательству и такими же целями. Кстати, для примера, в Словении госуправление по делам религий в 2009 году возглавил руководитель религиозного движения «Братство Сатаны» Алеш Гулич. В случае регистрации такой организации, представители других религий критиковать сатанизм уже не смогут... Как-то сложно представить себе представителей православной церкви, не критикующих сатанизм. Сами священнослужители вряд ли согласятся на подобное.

Если же у одних забрать право критиковать, а другим оставить — то опять же получается дискриминация по религиозному признаку, которая осуждается в законодательстве всех цивилизованных стран.

Так что идея Сафаралиева является абсолютной утопией, поскольку её реализация без ущемления прав и свобод граждан невозможна в принципе.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
32.8% Путин Владимир
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть