18+
Назначение Андрея Кикотя – послание региональным элитам
«Газификация России – не самоцель»
Противник Brexit и критик России - Шульц вступает в борьбу за пост канцлера Германии
«Евровидение» давно превратилось из культурного конкурса в политический
Япония пытается «закрыть» застарелый конфликт с Россией

Политические режимы на постсоветском пространстве: стабильность или стагнация?

Ждать ли нам цветных революций и к чему может привести смена режимов на пространстве СНГ?
Дмитрий Журавлев
28 мая 2016  12:59 Отправить по email
В закладки Напечатать

Россия является частью постсоветского пространства и то, что происходит на этом пространстве существенно влияет на нашу жизнь. Пример Украины позволяет продемонстрировать масштаб и значимость этого влияния.

Стабильность соседних стран и в первую очередь устойчивость их политических систем является хотя и не основным, но значимым фактором для стабильности нашей собственной страны.

И важнейшем фактором такой стабильности является стабильность политических режимов.

Под политическим режимом обычно понимается способ организации политической системы, который отражает отношения власти и общества, уровень политической свободы и характер политической жизни в стране. Если перевести это на человеческий язык, то политический режим – это форма взаимодействия народа и власти: кто из них является главным. Там, где народ главный, а власть подчиненная – это демократический режим, а где народ является подчиненным, а власть доминирует – не демократическим.

В действительности эта категория довольно абстрактна, если говорить по-простому не точно отражает действительность. Во-первых, возникшее в период противостояния двух систем эта категория данное противостояние и отражает: режима два хороший – демократический западный и плохой не демократический советский. В результате эта категория в большей степени стала инструментом пропаганды, чем анализа. Во-вторых, и это горазда важнее, взаимоотношения народа и власти, описываемые категорией политический режим, не является самостоятельным – оно лишь аспект взаимоотношения народа и элиты. А как мы уже говорили в предыдущей публикации именно в демократическом обществе власть элиты контроль с её (элиты) стороны над обществом наиболее сильны. Поэтому разные политические режимы отличаются не тем, кто главный народ или власть, а тем в какой форме элита (которая всегда главная) реализует свою власть: грубо и открыто – не демократический режим или тонко и эффективно – демократический. Власть при любом режиме находится у элиты.

Но из вышесказанного не следует что политические режимы не нужно рассматривать. Они важный аспект (сегмент) общественной жизни. Но рассматривая их нельзя забывать, что это лишь сегмент политической жизни внешняя форма более сложного и глубинного явления – взаимоотношения элиты и общества.

И с этих позиций мы попытаемся описать устойчивость политических режимов на постсоветском пространстве. Общество живой организм и любое общественное явление не возникает из ничего, а вырастает из совокупности предыдущих социальных явлений.

Современные политические режимы на постсоветском пространстве выросли из советского политического режима и представляют собой преобразование иногда не очень значительно советского политического режима. Главной отличительной чертой этого режима было то, что в нем по сути существовал лишь один общественный институт – государство. Любые другие общественные институты – профсоюзы молодежные, творческие союзы, СМИ, были лишь частью проявлением этого государства, а становым хребтом системы было КПСС, которая по сути была органом власти, а изображало из себя политическую партию. При этом поскольку не государственных институтов просто нет человек взаимодействовал с государством исключительно как индивид, в крайнем случае группа друзей. В результате чего человек оказывался подчиненным (подконтрольным) государству так как индивид не может на равных взаимодействовать с организацией.

В конечном счете советская система развалилась. Но возникшие на пост советском пространстве государства оказались в противоречивом положении: с одной стороны, у них были советские политические институты – то есть кроме государства ни каких институтов не была, а идеология была антисоветская – либерализм и национализм. Выйдя из противоречия можно было двумя способами: подогнать идеологию под институты или институты под идеологию. Но на обоих путях были свои препятствия. Подтянуть идеологию под институты выход наиболее простой, но без КПСС советские институты как система не работает, а вернуть КПСС пришедшие на антисоветских лозунгах власти себе позволить не могли так как удержать власть в этой ситуации им скорее всего не удалось бы. Подогнать институты под идеологию, как требовали внешние кураторы, было быстро невозможно, так как идеология требовала негосударственных общественных институтов, а их не было, и быстро они возникнуть не могли.

Поэтому каждый искал свой обходной маневр и маневров нашлось пять:

  1. Подогнать институты силой той самой государственной власти, заставляя власть налагать на себя самоограничения. Но в этом и таилась главная опасность – ослабевшая власть свергалась не замороченными демократическими идеями противниками. В Азербайджане это привело к периоду политической нестабильности, в плоть до возвращения Алиева, в Таджикистане к многолетней и кровопролитной гражданской войне. Да и в любом случае такая подгонка не удалась бы – институты не подгоняют, а выращивают. Поэтому сегодня этим путем не идет не кто – не эффективно и опасно.
  2. Подгонка идеологии под институты, когда роль КПСС взяла на себя вертикаль исполнительной власти. Таким путем пошла Беларусь и по началу Украина. Этот путь практически позволяет избежать потерь при переходе от советского к постсоветскому этапу. Но зато он не требует развития – казалось все хорошо, зачем развиваться. Но при этом у государства концентрируется не только власть, но и ответственность. И это рано или поздно приведет либо к конфликту между обществом и властью по украинскому типу, либо к попытке сомой власти сбросить с себя груз ответственности, что похоже через некоторое время произойдет в Беларуси. Это не путь решения противоречия, а его сглаживания и консервации, а любая консервация это промежуточное решение.
  3. Выстраивание вертикали власти без механизмов балансировки (без аналога КПСС). В результате получается автократический режим. Он внутренне нестабилен и не имеет потенции к развитию – тупик (Туркмения).
  4. Выстраивание демократических институтов: выборы, парламент, суд, СМИ. Причем эти институты формируются как бы на вырост – изначально они работают не на 100 %, а основную нагрузку несут советские по сути органы исполнительной власти. Но по мере развития новых институтов они начинают брать на себя те функции к которым они предназначены. Таким путем пошла основная часть постсоветских стран: Россия, Армения, страны центральной Азии кроме Туркмении. На этом пути тоже есть свои опасности – доминирование исполнительной власти в условиях слабости других институтов может породить соблазн возращения к жесткой вертикали власти. Но чем дальше, тем больше элита начинает чувствовать все удобство своего доминирования в условиях демократии, и тем все меньше становится опасность возвращения к прошлому. При этом принципиальным положительным отличием этого пути является что новые институты здесь живые реально действующие, а не картонные копии в натуральную величину как в варианте II.
  5. И наконец тот путь, которым пошла Прибалтика и Молдавия, он почти такой же как IV, но в качестве механизмов, работающих пока растут новые институты выступают не столько старые механизмы исполнительной власти, а европейские институты. В Прибалтике к которой были приложены не малые силы и где элита была едина в своем стремлении к европейской интеграции это сработало. В Молдавии где главным интегратором была Румыния (не далеко ушедшая от Молдавии по пути выращивания новых институтов) это не сработало.

Таким образом получается, что в условиях когда новые институты ещё должны вырасти основной формой политического режима на постсоветском пространстве является смешанная форма режима когда основную нагрузку несут старые советские органы исполнительной власти, которые по традиционному определению относятся к не демократическому политическому режиму, но под их защитой вырастают и вызревают новые институты которые являются необходимыми элементами демократического политического режима.

Подобная система является единственно возможной, но из-за своего переходного статуса она может оказаться не стабильной. И нестабильность эта опасна. Революционный слом режима ведет не к замене его лучшим, а на замену его более примитивным. На слом пойдут ресурсы, которых не хватит при строительстве нового режима, и он будет более примитивным, а значит более бесчеловечным.[1] Только сложная социальная структура может породить эффективный политический режим. Поэтому необходимо сделать все чтобы подобная нестабильность была преодолена или вообще не возникла.

 


[1]     Этого как раз и не могут понять американцы. Они по всему миру используют дестабилизацию как метод исправления режимов, а получают каждый раз все более людоедский.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
К чему приведёт освобождение Алеппо от террористов?
78.2% Война в Сирии продолжится, Запад не остановится на достигнутом
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
Новости партнёров