Почему Украина лишилась танкостроения?

«Оплот» приказал долго жить
20 июня 2019  15:30 Отправить по email
Печать

Как известно, танковое производство, в числе многих других производств, в своё время было одной из основных компетенций бывшей Украины. Не за горами уже три десятилетия "самостийного" (но лишь на словах "нэзалежного") плаванья, и уже появляются сомнения, доживёт ли она до этого юбилея. Особенно на фоне того, что случилось с украинской промышленностью, и, в частности, с танковой отраслью. 

Надо понимать - если современный танк в продаже стоит несколько миллионов долларов, то и себестоимость его немаленькая. Очень важны  и серьёзны все  составляющие – двигатель, коробка передач и трансмиссия, броня из очень определённой марки стали, в том числе башня, его активная (динамическая) защита... И, что немаловажно, пушка из очень-очень определённой марки стали. 

То есть это множество механизмов и устройств, которые все до одного должны быть максимально прочными и длительно работоспособными, составляя в совокупности и высокую эффективность танка, и его надёжность. И, обязательно - его живучесть, вне зависимости от самых непростых перипетий боя, в том числе (ещё более обязательно!), обеспечение живучести экипажа.    

Всё это было, всё неплохо получалось  в  советское время, наши танки были одними из лучших в мире. Собирали их в Харькове, а множество своих комплектующих данные боевые машины получали "из разных уголков" тогда  ещё единой страны. 

Но, буквально с первых же лет "самостийности-нэзалежности", всё и  "поплыло". Подтверждением тому может служить цитата из совсекретной аналитической записки, представленной украинскому руководству еще в 1995 году: "Одно из крупнейших украинских научно-производственных объединений — харьковский завод им. Малышева, выпустивший в 1991 году 800 танков, — собрал только 43 в 1992 году и не произвел совсем ничего в 1993 году". 

Да, чуть позже случился весьма разрекламированный контракт на поставку 320 танков Т-80УД между Исламабадом и Киевом, подписанный летом 1996 года. Для него Россия должна была поставить и башню, и пушку, и газотурбинный двигатель, и множество оборудования более мелкого. Однако, почти союзнические отношения и конкретная тогда программа военно-технического сотрудничества на сумму 2-2,5 миллиарда долларов с геополитическим соперником Пакистана Индией не позволили этого сделать.

Тем более, что бывшая Украина уже тогда начала демпинговать, предлагая танк Т-80УД, модификацию разработанного в России танка последнего поколения Т-80,  по стоимости $1,5-2,0 млн, что дешевле российского аналога на 40%. 

В результате, всё закончилось почти "пшиком". Вместо 650 млн долларов Украине пришлось  удовлетвориться "$70 млн, уже перечисленных Пакистаном. Последнему отправят в счет аванса 35 уже собранных танков" - с дизельными двигателями вместо газотурбинных, пушкой местного производства с ресурсом 25 (по другим данным 200) выстрелов,  вместо 1000 (сейчас 1200) выстрелов у пушки российского производства, и с башней, раскалывающейся при лобовом попадании снаряда. Единственное возможное применение таким танкам - "демонстрация военной мощи Пакистана на парадах" (там же). 

С основным же теперь украинским танком "Оплот" ситуация, казалось бы, изменилась. Танк, конструкция которого  представляет собой модернизацию Т-80УД, получил усовершенствованный дизель 6ТД-2Е с увеличенной мощностью, а сам танк уже был полностью компьютеризирован. Установлена новая система управления огнем, введена система учета изгиба ствола, улучшившие точность стрельбы; улучшена оптика; переделана башня, в которой были использованы отдельные листы из катаной бронестали.

Правда, пушка осталась той же, с ресурсом не больше 200 выстрелов - хорошо хоть, что была обеспечена возможность её быстрой замены. Кроме того, Украина так и не смогла сделать БМ «Оплот» массовым танком, который бы смог стать рентабельным к производству (с 2008 по 2018 год произведено всего 59 единиц данной машины). 

То есть никто не будет в условиях капитализма и рыночной экономики делать высокотехнологичные детали для танка, если его производят буквально «именными» экземплярами. Только российские предприятия могли обеспечить производство деталей для БМ «Оплот», одновременно выполняя заказы для мощного российского ВПК и по заказам Министерства обороны России".

А ещё понятно, что в условиях, когда руководство бывшей Украины объявляет Россию врагом, последняя не будет помогать делать оружие против себя, как и против пророссийских сил в гражданской войне на Донбассе.  

Кстати, по поводу  вышеуказанного как бы лучшего украинского танка, судьбы и его,  и танковой отрасли страны  в целом, есть множество пересечений и аллюзий не только с украинской экономикой и промышленностью, но и с государственностью бывшей Украины. 

Так, одной из основных функций бронированной машины, выросших из простейшего щита древнего воина, является защита экипажа от обстрела и других неблагоприятных воздействий во время боя. Но если танковая башня раскалывается от первого же попадания снаряда, то это уже не танк, а бутафория для военных парадов.

А "если государство перестает гарантировать одну из основных своих функций, которой является сохранение жизни нормальных граждан (не преступников), то уже и не будет являться таковым по сути, превращаясь лишь в его видимость, симулякр. Потому что ещё на заре цивилизации общины людей начали объединяться в первые, так называемые протогосударства, в первую очередь ради более вероятного выживания своих членов, ради большей своей безопасности. 

Поэтому и можно сказать, что украинское государство, по сути своей, "фактически исчезло ещё 20 февраля 2014-го. Когда, с одобрения временных, "майданных" властей "нэньки", одна часть граждан, нео-бандеровская, под Корсунь-Шевченковском напала на другую часть граждан, жителей Крыма (точные цифры убитых до сих пор неизвестны - похоже, их около 20 человек).

Как известно, органы правопорядка, из политических соображений, даже не попытались расследовать трагедию и дать правовую оценку случившемуся, не говоря о привлечении виновных к суду и наказанию за преступление".

То есть судьба танков "Оплот" весьма намекает на судьбу промышленности и государства в целом. Что бы там не говорили, точнее, как бы не "запудривали" своему населению мозги представители её так называемой "элиты".

На все это «свидомые", из числа тех многочисленных, кому настолько успешно зазомбировали мозги украинским телевизором, что ума не хватает даже сейчас хоть что-то понять на фоне действительности, сразу начнут спорить,  что у них ещё есть промышленность, и она даже растет.  

Ну, во-первых, здесь наблюдается путаница с временами – промышленность не есть, а была. Причём, была когда-то на очень хорошем уровне. "К моменту развала Советского Союза бывшая Украина - по производству нефти, газа и угля на каждого гражданина - твердо удерживала второе место в Европе. Страна делала космические ракеты, каждый год десятками выпускала самолеты и десятками тысяч – станки и сельхозтехнику.

Так, в 1991 году на каждого украинца приходилось больше стали, чем на немца и француза вместе взятых, зерна – втрое больше, чем на среднестатистического итальянца, картофеля – в 1,5 раза больше, чем на жителя Германии, Франции и Италии в совокупности».

Но всё это было наработано ещё благодаря наличию республики в Советском Союзе, благодаря кооперационным связям, благодаря наличию рынка с почти трёхсотмиллионным (294 млн человек на декабрь 1991 г.) населением.

И надо понимать, что немало украинских заводов закрылось ещё тогда, после 1991 г., сразу после объявления "самостийности-нэзалежности". Когда по разным причинам стали рушиться кооперационные цепочки, когда закрылось многие заводы-поставщики в России и других бывших республиках. 

Не способствовали сохранению связей и новые, чисто капиталистические подходы. В частности, Закарпатское вертолётное производственное объединение, на котором я тогда работал, если хотело сертифицировать запущенный ранее в производство новый  вертолёт Ми-34 российского конструкторского бюро Миля, то даже за окончательные чертежи от разработчика должно уже было "выложить" валюту. Которую, понятно, взять было неоткуда...

Но наибольший урон промышленности нанесла новая пост-майданная, уже окончательно "марионеточная", власть бывшей Украины (которая с весны  2014 г.) - так сказать, сделала ей "контрольный выстрел в голову". Объявив нас врагами, она стала буквально "по живому" обрывать связи с Россией, для сотрудничества с которой и с учётом её потребностей (плюс потребностей других республик), собственно, некогда и были "понастроены" украинские заводы и фабрики.

А если такие связи рвутся, если данные российские потребности игнорируются, а потребности в Европе (давно уже "по самое немогу" затоваренной и "заквотированной"), не взирая на чьи-то иллюзии, так и не появляются... То, как говорится, "и ёжику понятно", что вся эта промышленность, вместе с экономикой, "накрывается медным тазом".

И как "Оплот", который на базе советского-российского Т-80, не смог выжить в статусе танка, вражеского России, так и вся украинская экономика, сформированная как часть экономики большой России-СССР, не может выжить, порвав с ней все связи, враждуя с ней. 

А, соответственно, и бывшая Украина как ныне Анти-Россия, с почти уничтоженной уже промышленностью и огромными  долгами, без сотрудничества и связи с матерью-Россией, просто элементарно обречена.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть