90 лет со дня основания Коммунистической партии Китая: итоги и мнения

4 июля 2011  11:08 Отправить по email
Печать

1 июля этого года исполнилось 90 лет со дня основания Коммунистической партии Китая. На торжественном заседании «Социализм» снова провозглашён главной стратегической целью страны. Китайцы всегда относились к коммунистической «идее» как фактору собственного национального освобождения и руководящей силе на пути модернизации страны. С одной стороны, действительно, тот строй, который сейчас строится в Китае, не совсем подпадает под признаки «рыночной экономики» и содержит ряд «социалистических» элементов. Однако, с другой стороны, учтём тот факт, что Китай официально строит не просто социализм, а с некоей «китайской спецификой».

Эксперты ИА REX обсудили феномен живучести и специфику китайского социализма.

ИА REX: Нет сомнений, что Китай сегодня является одним из факторов мировой политики. Каков вклад идей социализма в этих успехах и в чём специфичность китайской модели государственного устройства?

Игорь Богатырёв — журналист, редактор службы новостей сетевого журнала «Полярная звезда» (Тверь, Россия):

Вклад идей социализма — огромен, благо не следует забывать о том, что все успехи сегодняшнего Китая базируются именно на социалистической платформе. Да, изменённой, модифицированной, но социалистической. Фактически, Китай сделал то, что мог (и должен был бы!) делать 25 лет назад СССР — именно модифицироваться, не ломая основ, а не крушить саму базу существования страны. Причём — не только в экономическом или политическом смысле.

Павел Крупкин — научный руководитель Центра изучения современности (Париж, Франция):

В общем-то, если внимательно почитать Карла Маркса, то можно найти единственное качество коммунизма в его системе — коммунистические производственные отношения должны снимать противоречия между общественным характером производства и частной формой присвоения прибавочного продукта. При этом сам Карл Маркс предложил вариант такого снятия через огосударствление крупной промышленности, и именно отсюда идёт традиция, которая была реализована в СССР и раннем Китае, и, в общем-то, показала свою неэффективность. Не будем здесь забывать об ещё одном достижении марксовой теории — тезисе, что каждая система производственных отношений, претендующая на прогрессивность по отношению к другой системе производственных отношений, должна обеспечивать более высокую производительность труда.

При этом жизнь нашла ещё одну форму обобществления крупного производства — акционирование. И потому, особенно после интеграции в свою систему общественных ценностей свободы от нужды, которая была обеспечена через определённое перераспределение общественного пирога в пользу систем социального страхования, развитые западные социумы вполне себе могут считаться социалистическими, в самом что ни на есть марксовом смысле.

И даже непрерывность развития новых производственных отношений в теле старых была соблюдена, и то, что социализм устойчиво появился именно в развитой части мира.

Так что продолжение использования слова «капитализм» для своего самоназвания на Западе не имеет особых оснований, и, видимо, это связано лишь с нежеланием признать торжество теории Маркса. Типовое отношение к марксизму в западном обществоведении — со ссылкой на некоторые частные теоретические построения Маркса, которые были опровергнуты практикой, марксизм объявляют ошибочной теорией.

Вследствие сказанного можно видеть, что лидерами современного мира являются именно страны победившего социализма. У некоторой части наших обывателей есть ожидания, что после краха СССР социализм из производственных отношений развитых стран будет вытеснен финансовой олигархией — но это уже лишь прогноз на будущее, а отнюдь не факт жизни. Потому и понятно устремление КНР к тому, чтобы занять место среди лидеров мира — то есть построить у себя развитое социальное государство, что есть пока единственная

найденная человечеством устойчивая форма социализма.

И то, что китайские обществоведы смогли осознать отмеченное выше (хоть и в неявной форме) — ставит их в преимущественное положение по сравнению с нашими «коммунистами талмудического толка», считающими лишь всеобщее огосударствление панацеей от всех наличествующих напастей. У наших коммунистов в их мышлении здесь прощупывается какое-то магическое основание — они считают «народное государство» субъектной субстанцией, вызвав которую к жизни определенным заклинанием можно расслабиться, ибо далее данная субстанция сама сделает всем нам счастье.

И в этом месте они очень сходны с другой ветвью советского агитпропа, с нашими западниками, которые подобной же магической субъектной субстанцией считают «верховенство закона». При этом и те, и другие выводят реальных людей с их жизнью, деятельностью, и интересами за пределы своего умозрительного теоретизирования. Так что Китай уже расстался навсегда с идеей тотального огосударствления всего, Китай уже утвердился в самопозиционировании как нормальное национальное государство, и именно в этом и есть основное содержание той самой китайской специфики — ребята давно уже проанализировали основные ошибки советского социального порядка, и сделали из этого свои выводы. Так что формула успешного развития проста: адаптировать успешные практики, избегать чужих ошибок, быстро находить свои ошибки и исправлять их. И такую формулу можно реализовать в своих социальных практиках на любом этапе общественной жизни — именно в этом заключён основной урок Китая миру.

Сергей Сибиряков — координатор международной экспертной группы ИА REX:

После Второй мировой войны Китай в построении социализма многое позаимствовал из советского опыта, но постарался избежать жёсткости советских реформ. Конечно, в 50-е годы этому способствовала огромная технологическая помощь СССР и советский ядерный зонтик. Китайские коммунисты провели коллективизацию на селе без раскулачивания и сохранили уровень сельскохозяйственного производства. На основе принципа государственно-частного партнёрства было проведено социалистическое преобразование частной собственности в промышленности и торговле. Владельца фирмы нанимали в качестве генерального директора, а решение социальных проблем поручали секретарю парткома. В начале 70-х годов 20 века лидер КПК Дэн Сяопин своевременно ощутил необходимость трансформации экономики и освобождения её от идеологических догм. Без отказа от социалистических убеждений и без разрушительных последствий были проведены рыночные реформы, которые привели к росту производства и повышению жизненного уровня населения. Так если в начале реформ на грани нищеты находилось 25 процентов населения Китая, то сегодня не более 2 процентов. В Китае не было шоковой терапии и спешки с приватизацией промышленных предприятий за бесценок кучкой людей близких к власти, как в экс-СССР. Вместо этого создали свободные экономические зоны с режимом наибольшего благоприятствования для заграничных инвесторов и таким образом насытили внутренний рынок (вспомним бич СССР — дефицит товаров народного потребления), нарастили в разы экспорт, подняли на высший уровень технологию производства.

Однако необходимо учесть некоторые социально-демографические отличия Китая от СССР. В Китае более 70% населения страны — это сельское население. Такое население, в принципе способно жить натуральным хозяйством. В СССР же, напротив более 60% населения были горожанами, которые не могли выжить натуральным хозяйством без товарообмена. Так же в основных сельскохозяйственных регионах СССР климат позволял собирать не два-три, а только один урожай в год. Также стоит отметить, что Китай — это национальный монолит. 97% населения — это Хань — китайское национальное большинство. 3% — это 45 различных национальностей. СССР же был конгломератом народов, в котором хоть русские едва составляли 50%, но не доминировали в правящей элите и, хотя в России они составляют 80%, но по-прежнему не являются правящей частью элиты. В Китае же именно ханьская нация определяет всю политику огромной страны.

Блогеры с Дальнего Востока, имеющие постоянные контакты с бизнес-партнёрами в Китае, активно обсуждали в блогосфере специфику китайской экономической модели во взаимоотношениях с внешним миром. В чём же, по их мнению, суть социализма с китайской спецификой в деле реформ и технической модернизации?

Фактически это закрытость от западного «рынка без границ», а именно: приветствуется конвертирование доллара в юань, но никак не наоборот. Наоборот сложнее. Полной конвертируемости юаня просто не существует, государством лишь обеспечивается обратимость юаня по текущим счетам; поощряется неограниченный ввоз иностранной валюты. Вывоз же ограничен. Чтобы перевести деньги за границу, нужно пройти сложную процедуру разрешений и согласований. Этот процесс очень строго контролируется банками и таможней; во внешней торговле поддерживается тотальный контроль за коммерческой и банковской тайной. Разрешён только плановый импорт, и только его оплата валютой; Китайские внешнеторговые компании должны перекрывать разрешённый им валютный импорт экспортом китайских товаров. Где только возможно, в оплату импорта иностранцам зачисляется не валюта, а юани; фондовый рынок разграничен на две части, на главную из которых иностранцы не допускаются; бегство инвестированного в Китай капитала исключено. Иностранный инвестор, вложивший деньги в оборудование, сырьё и прочее, возврат капитала и прибыль может иметь только в виде произведенного товара. Причём по закону 70% товара должно в обязательном порядке вывозиться из Китая, и, только 30% можно продать на внутреннем рынке.

«В Китае большинство иностранного товара сделано тут же в Китае китайцами, только лишь с участием иностранного капитала или без такового, с наглым копированием иностранных торговых марок. А иностранные банки в Китае очень ограничены в полномочиях, в основном занимаются ускорением и отслеживанием операций по платежам при международной торговле», — отмечают блогеры.

Все платежи внутри страны делаются исключительно в юанях. Государство полностью контролирует всю финансовую систему, что обеспечивает полную гарантию валютной безопасности и юаневых вкладов. Как бы там ни было, но за всё время реформ государство ни разу не обмануло население со вкладами.

Китайская финансовая система построена так, что обеспечивает экономику финансовыми ресурсами для развития за счёт внутренних источников.

«В России частный сектор получил все свои капиталы даром под предполагаемую эффективность, доказав на деле лишь умение их проедать. В Китае же частный сектор получил все свои капиталы под обязательство доказать свою эффективность отработкой кредита, получаемого под процент. Это включило механизм отбора предпринимателей: кто сумел грамотно руководить — тот поднялся, а кто нет — того выкинула беспощадная экономика», — подчеркивают блогеры.

Рядовые граждане КНР имеют право получать иностранную валюту из-за границы, хранить её в виде вкладов или отдавать совсем государству, обменивая на юани. А вот свободно поменять юани на доллары в официальном банке крайне затруднительно. Государство не разрешает это делать, оберегая экономику от бурной инфляции и не давая в то же время США сливать свою американскую инфляцию в Китай в форме виртуальной стоимости портретов на зеленых бумажках, но собирает эти бумажки и отправляет их обратно за границу, оплачивая сырьё или товары. Китайцы придумали себе так же запасной валютный аэродром — Гонконгский доллар. Гонконг — это один из крупнейших мировых торговых портов, крупнейших экономический центр Азии. Возможность управлять курсом юаня извне полностью исключена, гонконгского доллара — практически исключена. Стоимость юаня определяется не «спросом рынка», а внутренними ценами на основные виды сырья и полуфабрикатов, производство которых почти полностью находится в руках государства. А гонконгский доллар — это своего рода заместитель юаня — это сверхжесткая валюта, напоминающая котировку к золотому стандарту. Возможность Китая играть на двух валютных столах означает, что в потенциале он может самостоятельно вести игру на мировом финансовом рынке и даже самостоятельно организовывать процессы в мировой финансовой сфере в собственных интересах.

Результат такой политики — это накопление валютных резервов, финансовая независимость страны, возможность регулирования внутренних цен и сдерживания инфляции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
37.3% Считаю защитником.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть