Россия и Япония: описки допустимы, историческая безграмотность — нет
Революция в России, которая уже идет
Сбывается самый страшный кошмар НАТО
Британия назвала себя мировой державой с глобальными интересами
Мадуро: «Ку-клукс-клан» захватил власть в США

Дмитрий Николаенко: Смертельная инфекция распространяется под лейтмотив одесского блатняка, коррупции и иронии

16 августа 2010  15:28 Отправить по email
Напечатать

Темпы распространения СПИДа на Украине сейчас самые высокие в Европе, прогрессирует и развитие  туберкулеза. Подсчитано, что каждый «туберкулезник» в состоянии заразить в течение года до 20 человек. Такие данные Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) были озвучены на Венской конференции по СПИДу 19 июля. Эксперты  Всеукраинской экспертной сети в статье «Здоровье и здравоохранение в Украине. Статистические характеристики» отмечают, что коэффициент смертности от всех форм туберкулеза в расчете на 100 000 населения в Украине и странах ЕС составляют 21 и 2, то есть в Украине заболеваемость туберкулезом в десять раз выше, чем в странах ЕС.

Если сравнить динамику изменения данного показателя в странах ЕС и на Украине, получится, что показатель в Украине в четыре раза больше, чем в ЕС! Да и динамики развития показателя в ЕС и Украине имеют разную направленность…

О развитии ситуации в интервью эксперту ИА REX Сергею Сибирякову рассказал доктор географических наук, заведующий лабораторией тематического картографирования и эпидемических процессов Института геодезии и картографии Украины Дмитрий Николаенко.

ИА REX: Дмитрий Васильевич, в этом году на теоретико-методологическом семинаре «Архетипика и государственное управление» в Феодосии (13-14 июля) Вы выступили с докладом «Эпидемические угрозы и бессознательность массовых реакций особей биологического вида Homo sapiens: случай эпидемии ВИЧ/СПИД и туберкулеза». Вы говорили, что бессознательность массовых реакций особей биологического вида именно HOMO SAPIENS.. – это о беспечности украинского населения или власти?

Первое. Не только и не столько беспечности украинского населения и власти. Я вполне космополитичен и меня интересует не только этот регион. В частности, я много лет работаю на юге Африки. Проблематика доклада касается не только Украины, хотя Украина дает яркий и странный пример лидерства в мировой эпидемический гонке среди белого населения.

Второе. Речь идет как о беспечности власти, так и о беспечности общества – в данном вопросе между властью и обществом противоречия нет.

Власти современной Украины - не оккупанты. Это элитные люди именно данного общества. Например, Юлия Тимошенко - не карикатура. Женщин, аналогичных Тимошенко, можно увидеть много в Киеве и других городах Украины. Но в Киеве их особенно много. Верка Сердючка – выдуманный образ, но он тоже не карикатура, а, скорее, фотография украинского общества. Проблема беспечности власти и общества кроется в менталитете, очень специфическом понимании пространства и времени, странного определения соотношения личности и государства. В этот формат понимания того, что есть важно и что есть хорошо, категорически не вписываются долговременные эпидемические процессы, связанные с природой. А эпидемия ВИЧ/СПИД – является именно природным процессом. Ее как бы и нет, но игнорирование этого процесса носит искренний характер в Украине.

Примерно аналогичная беспечность и ее губительные эпидемические последствия характерны для африканских народов, хотя и не для всех. У некоторых африканских этносов эпидемическая ситуация вполне благополучна. Вероятно, людям определенных культур сложно адаптироваться к эпидемическим переменам, которые в интервале 15–25 лет делают привычные модели обыденного поведения невероятно рискованными. К примеру, взрослый зулу имеет 30–40 сексуальных партнеров в год. Это было и остается нормой поведения людей данной культуры. Но в новых условиях такое поведение ведет к вымиранию этноса. Эпидемический фактор этногенеза стал проявляться невероятно быстро.

Эпидемия ВИЧ/СПИД, по сути, простой диффузионный процесс. Как показали исследования, первый случай смерти от СПИДа был зарегистрирован в 1953 году (Центральная Африка), а с конца 1980-х годов можно было уже говорить про пандемию. Иными словами, мы имеем дело со стремительным распространением 100% смертельной инфекции. Однако до сих пор кажется, что она все еще «не здесь» и все еще «меня не касается». Это реакция очень распространенная.

Еще раз отмечу, что ключевое понятие в данном случае – адаптация. Если общество способно адаптироваться к внешним эпидемическим переменам – эпидемическая ситуация вполне благоприятная и подконтрольная (Западная Европа, популяция белых западных людей, но не ряда диаспор), если не способно – ситуация неблагоприятная. Разброс показателей в мире, которые можно определить как неблагоприятные, находится в диапазоне от 4-5% до 65% всего взрослого населения. Плохая новость в том, что диффузионный процесс ориентирован на 100% ВИЧ-инфицированность. Природе все равно, за сколько лет она будет достигнута. Это может быть и примерно 50 лет для зулу и свази. Это может быть и больший срок.

Еще раз отмечаю, что общество и власть – едины в реакции на медленные эпидемические процессы. Жаловаться некому и не на что. Ни зулусам, ни украинцам, ни русским. Все, что они имеют, они делают сами.

ИА REX: В докладе Вы затронули вопрос замещения коренного населения Юга Африки, вымирающего из-за эпидемий, мигрантами. Как вы думаете, не способствует ли нелегальная миграция на территорию Украины распространению эпидемии ВИЧ? Ведутся ли на Украине такие исследования по регионам?

Первое. Замещение зулу происходит по ряду причин. Первая - высочайшая смертность. Вторая – зулу, граждане ЮАР и у них теперь есть паспорта. Их паспорта после смерти хозяина продаются нелегальным мигрантам (например, из Зимбабве). По этой причине официальная статистика смертности на юге Африки явно некорректна. Третья – зулу в Африке считаются престижным этносом. Они - не простые люди. Они – как в России житель Москвы с пропиской в Москве. То есть, почти элитная особь вида Homo sapiens. По этой причине и происходит замещение этноса мигрантами.

Второе. Думаю, что сама проблема нелегальной миграции на территории Украины во многом переоценивается. Украина может рассматриваться как некий перевалочный пункт на пути в Западную Европу, но через нее идет крохотный поток нелегальной миграции в Европу.

Насколько я знаю, нелегальная миграция в Украину связана, скорее, со странами арабского мира. Африканцев мало. В арабском мире показатели ВИЧ и ТБ-инфицированности примерно в 10 раз ниже, чем на Украине. А потому можно говорить, что не Украина страдает от таких мигрантов, а эмигранты могут пострадать от неудачного решения приехать в Украину. И такая неудача более вероятна в силу того, что нелегальных мигрантов могут на короткое время задерживать. Круг общения и процент ВИЧ и ТБ инфицированных среди непосредственного окружения мигрантов резко меняется. Среди тех, кто в местах заключения - примерно 30% инфицированы. Среди бомжей Украины показатели по ВИЧ и ТБ в десятки раз выше, чем среди остальных групп населения. Даже короткое общение может оказаться основанием для инфицирования  нелегального эмигранта.

Другое дело, что такая нелегальная миграция может быть связана с наркоторговлей. Впрочем, и здесь есть отлично поставленные отечественные традиции производства наркотиков и их распространения. Украинская ширка известна за пределами этого государства.

С моей точки зрения, мигранты и их роль в развитии эпидемии ВИЧ/СПИД в Украине выступают в виде «козлов отпущения». Нужно найти виновных, простые и понятные причины, которые все объяснят и оправдают рискованное поведение. Такой простой и понятной, как мычание, причиной могут быть мигранты. Это естественная реакция. Она была всегда. Например, многие венерические заболевания называют по странам. К примеру, ранее чрезвычайно опасный сифилис назвали «французская болезнь». Особенность такого названия в том, что во Франции сифилис не называется французской болезнью – виновных всегда ищут по ту сторону границы и среди инородных групп населения.

Показатели по ВИЧ/СПИД, как массового пространственно-временного процесса, не могут быть случайными. Истоки этих показателей нужно искать у себя. Эпидемическое положение в Украине столь скверное, что на перспективу от нее будут целенаправленно изолироваться. Например, для визита в ЕС будет предлагаться проходить медкомиссию в консульстве ФРГ. Это может стоит вполне дорого. Мера вынужденная и совершенно естественная. СПИД и туберкулез украинского производства в Европе не нужен никому.

В Одессе медицинская книжка, оформленная на любого человека, стоит от 60 до 100 гривен. Все покупается. Любая справка. У человека может быть СПИД и/или туберкулез, но он может спокойно и уверенно работать в системе общественного питания. Это не беспокоит никого, и все понимают цену медицинским книжкам. Я знаю случай, когда человек с устойчивым туберкулезом, к тому же больной СПИДом, работал спасателем на городском пляже Одессы. Все было легально. Такое положение не есть объект для беспокойства и принятия срочных профилактических мер. Это объект для одесской иронии. Про СПИД есть множество анекдотов. Ирония понятна не всем. В частности, она непонятна в Западной Европе. Итогом непонимания этого юмора и беспредельной халатности будет целенаправленная изоляция. Нет иного выхода. Каждый должен решать свои эпидемические проблемы самостоятельно: том числе и вы, и государства.

ИА REX: У пилотов говорят о точке невозврата, когда самолет либо взлетает, либо падает. У эпидемиологов есть понятие критического порога, когда остановить вымирание населения уже невозможно. Что вы можете сказать об этом пороге для Украины: проценты, сроки?

Сложный вопрос. В развитии эпидемии ВИЧ/СПИД есть ряд особенностей регионального характера. В терминах морфологии эпидемии ВИЧ/СПИД они определяются как стандарты диффузии. То, что имеет место в постсоветском пространстве, я выделяю в особый стандарт диффузионного процесса. В развитии эпидемии ВИЧ/СПИД и ТБ между Россией и Украиной нет принципиальной разницы. Это единый процесс.

Говорить кратко о количественных показателях сложно. Тема детально описана и на сайте www.hiv-aids-epidemic.com.ua приведены цифры. Сейчас только отмечу, что согласно моему анализу в постсоветском пространстве проходит пятая стадия развития эпидемии. Она датируется предположительно с 2008 года по 2010 / 2011 годы.

На завершение четвертой стадии (2007/2008 годы) эпидемические показатели для постсоветских государств предположительно были следующие: согласно экспертной оценке количество инфицированного населения могло быть около 3 000 000 человек.

На момент завершения современной пятой стадии:

– при прогнозировании в данных официальной версии по постсоветским государствам количество инфицированного населения будет определено примерно в 1 100 000 – 1 300 000  человек (впрочем, сложно судить относительно официальных цифр. Сообщить могут все, что угодно. Вплоть до того, что изобретут новую форму ВИЧ, которая будет переходить не в СПИД, а скажем в геморрой);

– согласно экспертной оценке количество ВИЧ инфицированного населения может быть не менее 4 000 000 человек.

Порог? Сложно сказать, что и как будет. Дело в том, что есть плохие новости. Они связаны с распространением устойчивого туберкулеза, который становится еще большей проблемой, чем СПИД. Они связаны и с тем, что, например, в Одессе, наркоманы ВИЧ-инфицированные примерно 12–14 лет назад (при употреблении инъекционных наркотиков) все еще живы, а люди, инфицированные примерно три года назад половым путем, умирают. Новинки есть, и они все плохого характера. Так что процесс развития эпидемии и ухудшения эпидемической ситуации может быть более быстрым, чем предполагалось ранее. К этому заключению есть  серьезные основания.

ИА REX: Что необходимо делать региональным и центральным властям для того, чтобы сохранить население страны и не стать европейским народом зулу?

Согласно моим расчетам, сделанным в ЮАР, на основании исследования вполне большого количества данных, 100% ВИЧ-инфицированность у народов зулу и свази (в возрастной группе 19–29 лет) ожидается к 2020 году. Могут быть небольшие вариации в год – два. Это лидеры мировой эпидемической гонки среди крупных этносов. В Украине положение не столь драматическое, но если брать белый мир, то в России и Украине самые высокие показатели ВИЧ-инфицированности. В этом сомнений нет. Нет сомнений и в том, что темпы эпидемического роста исключительно высоки.

В данном случае власти без общества не могут сделать ничего. Даже если бы они хотели это сделать и понимали суть проблемы. У ВИЧ/СПИД распространение народное. Это массовый процесс. В его основании - бессознательные модели повседневного поведения. В этом сложнейшая профилактическая проблема. Пример – курортное поведение. Оно какое было, такое и осталось. Но изменилась эпидемическая ситуация и курортный роман типа «Дама с собачкой» закончится тем, что белый шпиц переживет всех. В этом нет сомнений. Передача ВИЧ-1 половым путем дает малый срок для жизни. Это общеизвестно, но адаптации к ситуации нет.

Из того, что связано непосредственно с властями, и что могло бы быть сделано ими, вероятно, наиболее важно следующее:

–          Срочная реформа мест заключения. В основании этой реформы только то, что места заключения стали инкубатором ВИЧ/СПИД и ТБ. Дело не в гуманизме или прочих эфемерных для постсоветской территории явлениях природы. Дело именно в стремительном ухудшении эпидемической ситуации. Аномально большое количество людей, которые находятся в местах заключения и беспрецедентные показатели инфицированности в них (до трети заключенных с ВИЧ и ТБ), являются фактором стремительного ухудшения эпидемической ситуации и «на воле». Проблема общеизвестна, но реакции на нее нет. Глухо молчим и ждем, что все рассосется само.

– Срочная реформа туберкулезных диспансеров и клиник. Люди с устойчивым туберкулезом должны быть изолированы. Нет иного пути остановить стремительное распространение этой беспрецедентной беды. Здесь не надо говорить о правах человека. Мы же не говорим о правах инфицированного человека при чуме и холере? Проблема также общеизвестна. Есть постановления различного уровня, но на практике ничего не делается. Эпидемия не читает постановления. А люди свои постановления не выполняют.

Россия и Украина на эти реформы не пойдут без крайней нужды. Когда такая нужда настанет, беда станет вполне зримой, то будет просто поздно. При эпидемии ВИЧ/СПИД может быть поздно. Существует убеждение, что эпидемию можно остановить в любой момент. Это просто не так.

По опыту работы в Одессе я мог бы привести немало потрясающих и страннейших примеров того, что происходит в противотуберкулезных больницах. Только одна курортная зарисовка. После завтрака в больнице, весьма многие пациенты (больные СПИДом и устойчивым ТБ) отправляются в центральную часть города Одессы. У них есть цивильная одежда. Выход из больницы свободный. Они подрабатывают в центре Одессы. Это и сбор-сдача бутылок и картона. Это и правонарушения.

Но сейчас не об этом. Больница расположена в Черноморке. Это основная курортная зона Одессы. Да и не только ее. Именно здесь находится откровенно страшная больница, из которой инфицированные люди могут выходить. В переполненной маршрутке пациенты, с которыми в больнице общаются только в масках, которые к тому же стоит менять каждые 15 минут, едут около 40 минут в одну сторону. Маршрутка №220. Садятся и выходят на остановке «Санаторий Иванова». Те, кто постоянно ездят по данному маршруту, имеют невероятно высокие шансы быть инфицированными. Воздушно-капельный путь передачи инфекции любит маршрутки. Про это все знают, но не делается ничего. Только разговоры.

Больные работают на пляжах Черноморки. Они вскапывают огороды местному населению. Есть взаимно выгодная кооперация: одни получают невероятно дешевую рабочую силу, другие - мелкие деньги на алкоголь и дешевые наркотики. Про СПИД и туберкулез забывают все. На первом месте текущие выгоды кооперации. Последствия есть.

Кстати, около больницы есть несколько точек, где можно приобрести самогон с диммедролом. Точки общеизвестны. Реакция есть? Нет. Никакой реакции. Но есть естественные последствия. Вы не можете общаться десяток раз на день с больными людьми, отпуская им «самогончик с диммидрольчиком», и при этом не заболеть. Но даже это не останавливает.

ИА REX: В последнее время в интернет-пространстве много публикаций, в которых анализируются апокалипсические прогнозы недавних лет, к примеру: «Общественность обоснованно подозревает, что её в очередной раз надули заинтересованные в запугивании публики глобальными эпидемиями разные почтенные полупочтенные организации. Специалисты высокомерно указывают скептикам, что у них нет медицинского диплома. Как будто шарлатаны с дипломами небывалая редкость.» (http://pioneer-lj.livejournal.com/1368003.html); «Эпидемия в России страшнее, чем в Африке, но власти игнорируют её» - пугал некто Peter Graff ещё в 2002 году: AIDS In Russia `Scarier Than Africa` Yet Ignored (http://neznaika-nalune.livejournal.com/621358.html). После тех «страшилок» сегодняшние реальные цифры убаюкивают чиновников от здравоохранения. Не вымерли же до сих пор, как обещали западные СМИ совсем недавно? Как преодолеть этот оптимизм троечников?

Общественность всегда что-то подозревает. На то она и постсоветская общественность. С моей точки зрения, немалое количество людей при оценке их поведения сложно различимы от муравьев. Есть масса людей, которые ничем не интересуются, кроме противостояния «Динамо» из Киева и «Шахтера» из Донецка, пива и аналогичных радостей жизни. Проблема в том, что показатели по ВИЧ/СПИД создает масса. А масса такая, какая она есть.

Относительно СМИ. Возьмите газеты любой страны мира, и за любой день года. В них вы найдете все что угодно. Вероятно, такова природа СМИ. Дело и в реакции на информацию СМИ. В них всегда найдется радикальное и простое средство решения проблемы СПИДа. В постсоветском пространстве СПИД лечат квасом, керосином, прогреванием, УВЧ и многим другим. В русскоязычном интернете всегда есть несколько радикальных и дешевых средств простого и радикального решения проблемы СПИД. Они схватываются налету. Им верят сразу и просто. Почему «СПИДа нет!»? Потому что это удобно. Поэтому его и «нет». Это массовая реакция.

Корректная информация, ориентированная на адаптацию людей, к реально меняющейся эпидемической ситуации практически не усваивается. Нужно убеждать, доказывать. Это надоедает. Зачем мне это делать? Я ученый, а не пропагандист или мать Тереза. Нельзя людям мешать сходить с ума. Людям нельзя мешать становится ВИЧ-инфицированными. Их никто не пугает. Это всегда дело личного выбора и разумного решения. Средняя продолжительность жизни в Свазиленде сейчас около 34 лет. Это результат эпидемии ВИЧ/СПИД. Это аргумент в пользу того, что СПИД есть и что стоит адаптироваться к ситуации? Каждый решает сам. Глупость «одномерного человека» не стоит недооценивать, но и не стоит и переоценивать.

Что касается западных оценок эпидемической ситуации на Украине и в России, то они часто воспринимаются некорректно. Западные эксперты делают такого рода оценки по многим странам мира. Для них мир открыт, и они интересуются им. Стремительное ухудшение эпидситуации в России и Украине их просто пугает. Кому нужен сосед со столь высокими показателями СПИДа и туберкулеза?

Местное восприятие проблемы странное. Для черного с юга Африки есть 40 причин не дожить до 40 лет. Вероятно, нечто аналогичное проявляется и в отношении постсоветского населения. ВИЧ/СПИД и ТБ воспринимаются как не вполне опасные явления по причине своей медлительности. Но в этой оценке эпидемии не учитывается то, что показатели растут в геометрической прогрессии. Соответственно темпы нарастают.

ИА REX: В своем докладе вы также отметили, что одесский регион - один из самих «продвинутых» в эпидемической ситуации. Можно более подробно рассказать нам об этом?

На Украине эпидемическая ситуация очень неоднородная. В ней выделяется несколько регионов, которые имеют наиболее высокие показатели инфицированности населения по ВИЧ, ТБ, гепатитам. В том числе Одесса и Одесская область. Показатели ВИЧ-инфицированности в Одессе можно оценить примерно в 3% всего взрослого населения. Точных цифр нет. При той нелепой системе мониторинга, которая имеет место в Одессе, их и быть не может.

Но дело не только в количественных показателях. У Одессы-«мамы» невероятно высокий эпидемический потенциал. В основании одесского феномена аномального распространения ВИЧ/СПИД и ТБ чисто поведенческие факторы. Дело не в том, что Одесса - порт. Дело именно в менталитете. Одесситы все делают сами, и все на основании своих знаменитых иронично-сексуализированных приблатненных стандартов поведения. В этих стандартах - «душа города». Герои Одессы - блатные люди, которые (в общеизвестных песнях) занимаются коллективными изнасилованиями, грабежами, легко и просто зарабатывают деньги, после быстро их тратят и долго пребывают в местах заключения. Они всегда возвращаются в любимый город. Это все близко к ВИЧ и ТБ.

Одесса – город удивительной пошлости. Это не только песни, это и модели поведения, которые поддерживаются именно массовой городской культурой. Вы не можете с детства и до 17–19 лет слушать десятки таких песен, говорить на странном одесско-русском языке и при этом не усвоить некоторые принципиальные модели поведения данной среды. Это невероятно рискованные модели поведения. Есть местные дикости, связанные с сексуальным поведением. Я не хочу про них говорить в данном интервью. Многое просто шокирует даже человека, который видел вполне немало. В итоге все дает беспрецедентные эпидемические цепи. 100% смертельная инфекция распространяется под лейтмотив одесского блатняка, коррупции и бесконечной одесской иронии.

Моим ответом на то, что происходит в Одессе, и отчасти на Украине, по ВИЧ/СПИД будет книга «Последняя эпидемия. СПИД – Туберкулез – Одесса!». Я прекрасно понимаю, что она вызовет, скажем, неоднозначную реакцию, но иного пути не вижу. Мое отношение к теме профессиональное. Все должны знать, что и как происходит. Все должны видеть реальное лицо СПИДа. А после этого каждый решит для себя - есть СПИД или его нет. Каждый решит - будет он адаптироваться к изменению эпидемической ситуации или ему все равно. Здесь нет никакой пропаганды и страшилок. Посмотри и реши сам. Как решишь – так и делай. Мы распоряжаемся своей одноразовой жизнью сами. И не говорите, что вы не знали! Все и все знают, но просто выгоднее игнорировать реально происходящие эпидемические перемены.

Одна из задач данной книги – в изменении профессионального стандарта в исследовании эпидемии ВИЧ/СПИД как массового пространственно-временного процесса. В ней будут и научные новинки.

В заключение – простая рекомендация. Как бы вы ни интерпретировали эпидемиею ВИЧ/СПИД, и чтобы не читали по ее поводу в интернете («СПИДа нет!»), будьте осторожны. Умереть нужно человеком, а не лишенным рассудка негодяем.

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
__________________________________
На фото в превью Дмитрий Николаенко

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Новости партнёров

Комментарии читателей (0):

К сожалению, возможность добавить коментарий к данному материалу отключена.
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Если бы сейчас состоялись выборы президента РФ, Вы проголосовали бы за Владимира Путина?
58.4% Да
Что делать с Курилами?

РИФ-2019. Дмитрий Медведев: Чиновники на местах будут нести персональную ответственность за реализацию национальных проектов

Чиновники на местах будут нести персональную ответственность за реализацию национальных проектов. Об этом заявил сегодня Дмитрий Медведев на инвестиционном форуме в Сочи. Задачи стоят амбициозные: на нацпроекты выделено более 25 триллионов рублей. Планируется построить полтора миллиона квартир, сотни школ и больниц, отремонтировать 80 тысяч километров дорог. Готов подключиться и бизнес. У предпринимателей есть больше тысячи предложений на 76 триллионов рублей. 

На форуме в Сочи работает делегация ТПП РФ во главе с Президентом Палаты Сергеем Катыриным.
 
Комментарий Сергея Катырина смотрите с 7:20

Источник: https://www.1tv.ru/news/2019-02-14/360430-dmitriy_medvedev_zayavil_chto_chinovniki_na_mestah_budut_n...

https://video.tpprf.ru/