Почему рецепты «цветных революций» перестают работать: мнения

Эксперты ИА REX рассуждают на тему неэффективности цветных революций
2 января 2014  15:27 Отправить по email
Печать

Эксперт ИА REX, профессор Национальной академии государственного управления при президенте Украины, доктор социологических наук Эдуард Афонин предлагает обсудить эффективность технологий цветных революций.

"Предлагаю для дискуссии присланную львовским френдом Тарасом Плахтием статью Сергея Нестеренко: Крах технологий Джина Шарпа. Почему рецепты "цветных революций" перестают работать? (ch-z.com.ua). В статье, в частности, подчеркивается, что "имя Джина Шарпа известно довольно узкому кругу посвященных. А жаль – он заслуживает гораздо большего. Потому что его вклад в историю последних десятилетий мировой истории сложно переоценить. Его пособия "От диктатуры к демократии" и "198 методов ненасильственных действий" стали инструкцией по свержению власти в ряде стран и библией для современных революционеров. Революция в Бирме в начале 1990-х, распад СССР, акции протеста в Таиланде, Тибете, Сербии, на Ближнем Востоке, череда "цветных революций" на постсоветском пространстве, – все они происходили с использованием технологий, разработанных Шарпом", - отмечает эксперт. 

ИА REX: Почему рецепты «цветных революций» перестают работать?

Павел Крупкин, научный руководитель Центра изучения современности (Париж, Франция):

Для начала хотелось бы внести ясность в обсуждаемый предмет: методы, собранные Шарпом в его книге, - это методы углубления политического кризиса, методы размывания легитимности политического порядка. Практику для этих методов поставляли среди прочих и многочисленные марксисты (пока они еще не покинули группу лидеров социальных преобразований), а теоретическая база была сформулирована Грамши. Технологии же "цветных революций" - это "добавок" к методам Шарпа, связанный прежде всего с так называемым "прицельным баблометанием". В последнем случае заинтересованные сторонние игроки вмешиваются в наличествующий политический кризис в стране, и, блокируют силовиков и других авторитетных игроков режима - разными способами - от денег до угроз, тем самым размывая социальную базу и облегчая его свержение. В дополнение к этому все те же сторонние силы добиваются практически теми же методами (от денег до угроз) консолидации оппонентов режима, чем облегчают перехват падающей "в грязь" власти "нужным себе" политическим силам.

Перестают ли работать методы углубления политического кризиса? Нет, не перестают, ибо это все же методы, которые можно видеть в революциях предыдущих периодов, и которые будут задействованы в революциях будущего - ибо в их основе лежит "механика политической власти". Другое дело, что революция - это игра, в которую играют много участников. И, как в любой игре, выиграть могут не только революционеры, но и действующий режим. И если где-то революционеры оказались менее умелыми, и/или напряжения в обществе накопились недостаточно сильные, то это еще не значит, что успешных революций в мире больше не будет. Тем более, когда на стороне революционеров стали играть столь могущественные силы, как сейчас.

Перестают ли "работать" алчность и чувство самосохранения "столпов режима", чтобы была возможность посчитать "прицельное баблометание" утерявшим эффективность?  Вряд ли. У меня, например, нет сомнений, что "генералы режимов" сдадут и Лукашенко, и Путина, как только шансы на "успешный выход" из игры им покажутся достаточными для принятия риска.  Другое дело, что оба этих руководителя старательно занимаются и своей легитимностью, и напряжениями в подведомственных себе обществах, причем задействованные ими ресурсы показывают более высокую эффективность, чем то, на что способны усилия их оппонентов.

Еще один фактор слабости низовых движений связан с сильной фрагментированностью людей на постсоветском пространстве (это то, что лежит вне понимания Шарпа, и его коллег).  Большевики так "качественно" отутюжили захваченное пространство, что "в ландшафте" оказалась полностью вытравленной какая-либо политическая субъектность. Субъектами на российских просторах выступают лишь корпорации, и диаспоры (периферию большевики утюжили не так качественно). И это затрудняет "подталкивание" политических кризисов по Шарпу - в методах Шарпа предполагается наличие недовольных низов, организованных низовой социальностью, обычного уровня для западных и традиционных стран.  И отличие постбольшевистской социальности от предполагаемой Шарпом видна на Украине: недоутюженные большевиками галичане задают именно ту энергию низовым движениям, которую "игроки в Шарпа" стремятся получить на выходе применения задействуемых методик - в отличие от политически пассивных масс русскоязычного Юго-Востока. Другое дело, что их увы мало, недоутюженных то...

Леонид Савин, политолог, главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика»:

Я не согласен с таким заявлением. Эти технологии не потеряли своей актуальности, о чем свидетельствуют события в Таиланде, активность прозападных сил в Украине, массовые демонстрации в странах Латинской Америки, погромы на улицах турецких городов и т.д. Просто произошла определенная корректировка. Джин Шарп разрабатывал свою теорию относительно давно и она учитывала скорее модернистскую гражданскую модель, но с наступлением постмодерна появились и новые вводные, такие как цифровая дипломатия, управление web 2.0, ноополитика и пр., которые в той или иной мере описывают методы взаимодействия в глобальном мире, манипуляции общественным мнением, технологии организации информационных компаний и киберконфликты. 

Да, есть определенные провалы применения технологий по Шарпу, но это связано с тем, что государство, где были попытки реализации такого сценария, начало понимать их суть и сумело разработать эффективный инструмент для их блокировки. Но подрывные методы будут совершенствоваться, и здесь кто окажется более изощренный и ловкий, тот и будет добиваться поставленной цели. То ли это будет "осел, груженный золотом", который применялся еще в античные времена, то ли вереница интриг и тайных заговоров, в чем преуспели иезуиты Ватикана, то ли магия новых технологий - мы узнаем в самое ближайшее время. Но так как человеческое мышление остается тем же, что было тысячелетия до этого и движущими силами политики и отдельных личностей остаются все те же идеи, страсти, пороки и вожделения, то ничего принципиально нового ждать не стоит. В последнее время часто говорят о технологии управляемого хаоса, но американский дипломат Стивен Манн говорил об этом еще в начале 90-х., когда распался СССР. Куда серьезней мне представляются демографические вызовы, помноженные на проблемы окружающей среды в перенаселенных регионах. Новое глобальное переселение народов вряд ли понравится как политикам многих стран, так и рядовым гражданам, которым не по душе придутся потоки чужестранцев со своими обычаями, оккупирующие тем или иным способом их земли. В ЕС столкнулись с этим процессом отчасти в рамках наследия колонизации, но настоящий бум еще впереди.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Да всё ведь просто, Шарп - компилятор Ленина и Ганди. В сравнении с ними он просто скучен. А также - Коминтерна и Коминформа, разваливших колониальные империи. В сравнении с ними он ничтожен. Шарп отдыхает в сравнении с Гитлером. Вообще Шарп отдыхает в сравнении с любым переворотом древности. Он сработал в стиле Сирила Н. Паркинсона, который ничуть не изобрёл "Законы Паркинсона", а вывел их из практики чужих реалий. Шарп - удачливый популяризатор, на которого методологически записаны все гешефты с переворотами с начала эры и до начала нашей эры. Что на самом деле сделал Шарп своим "учебником соблазнения"? Он показал, как соблазняют тем, кого соблазняли. И теперь эти откровения и приёмы известны каждой потенциальной жертве соблазнения. И естественно, что они уже не поражают. А поражают методы, изобретаемые практиками на местах, например Бессмертным, Тимошенко, Поповичем или иными практиками прямого действия. Вот как Кличко, что уговаривал Беркут "потолкаться" в политшоу. Правда Кличко поразил сам себя, а вот орги "Манежки" из "Фратрии" поразили даже Путина, что вышел к могиле Егора Свиридова и тем самым показал, что этновойны в городах будут жестоко караться впредь.

Кирилл Мямлин, публицист:

"Ни что не вечно под луной".  Было бы странно считать, что один "социальный затейник" придумал, а другие ничего не смогли этому противопоставить. Как говорится, "на всякую хитрую жо..., есть...".

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Потому они перестают работать, что на  всякое действие есть своё противодействие, и если одни люди (в данном случае это Шарп  и  компания) придумали хитрые планы «мирного» свержения власти, то другие люди      могут придумать (и придумывают!) способы, как нейтрализовать и поломать планы  Шарпа и компании. В статье описываются некоторые способы противодействия     «цветным революциям» (подготовка когорты интернетных «контрреволюционных бойцов», просветительская работа с молодежью, и т.д., но тут есть ещё один очень  интересный момент, на который хотелось бы обратить внимание. На что делается   основная ставка у Шарпа? Да на то, что власть под давлением «мирных протестов»,    зарубежных «доброжелателей» и предателей внутри самой власти дрогнет, согласится  на уступки и на переговоры с «мирными демонстрантами» и в конце концов сломается и  сама уйдёт. Но если власть, наученная своим и чужим, горьким опытом,  не поддаётся  и не  уходит, складывается патовая ситуация.

Вот давайте посмотрим на Украину. «Мирные протесты» с захватом       административных зданий, разрушением памятников, строительством баррикад и с нападениями на русскоговорящих киевлян идут; Запад давит нагло и открыто (достаточно  вспомнить всех западных  дипломатов, сенаторов и министров, побывавших  в Киеве  на  майдане), «пятая колонна» внутри власти работает вовсю (так, высказываются   обоснованные предположения, что приказ о разгоне майдана 30  ноября отдал кто-то из  окопавшихся во власти врагов), а власть между тем гнётся, но не ломается, а протест  между тем потихоньку протухает: собирать большие толпы становится всё труднее,       майдан начинает надоедать не только украинцам, но и всему миру, а простые киевляне   начинают негромок возмущаться: «Да что это такое, у всех праздник, а у нас помойка в центре города!»

И что в этой ситуации делать майданным вождям? Переходить от «мирных  протестов» к насильственному захвату власти? Как-то неловко получается, ведь по  методичке протест-то мирный! Так или иначе, но когда сценарий «Оранжевая революция.  Версия 1.0. Мирный вариант», сработавший в Грузии и на Украине в 2004, начал пробуксовывать на востоке, господа «шарповцы» наплевали на приличия и разработали      более продвинутую, вторую версию оранжевого переворота - с блэкджеком и шлюхами, то есть с мирными протестами, плавно переходящими в массовые беспорядки и в  гражданскую войну. Эта версия 2.0 была успешно использована в Тунисе, Египте, Ливии,    сейчас используется и в Сирии, но на Украине забуксовала и она - ибо украинская   трехглавая оппозиция не решилась перейти от «мирных протестов к вооружённому   мятежу, да и Европе не нужна гражданская война на границе - да ещё и в стране, где ещё есть ржавая труба и работающие атомные электростанции.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы ИА REX:

Сами по себе технологические рецепты работать не могут. Это как набор кулинарных рецептов из поваренной книги. Мастер-кулинар такими рецептами не пользуется, у него есть свои креативные решения, а начинающие кулинары могут по такой поваренной книге сварить бюдо любого качества - от непригодного к употреблению, до вполне съедобного. 

Вспоминается история, рассказанная мне старожилами закрытого города Трёхгорный Челябинской области, в котором я несколько лет после окончания вуза занимался конструкторской работой в сфере ракетостроения. Рядом с этим городом, в то время так называемым почтовым ящиком Златоуст-36, находилась железнодорожная станция Вязовая и одноимённый посёлок. В посёлке была старая хлебопекарня демидовских времён. И такой вкусный хлеб пекли в той пекарне, что все жители закрытого города стремились его купить, выезжая куда-то за пределы по делам. В результате к вечеру в посёлке хлеба уже не было. В то же время в самом закрытом городе в магазинах черствел хлеб местного хлебзавода, произведённый на самом современном оборудовании. Чтобы исправить ситуацию руководство закрытого города переманило всех лучших хлебопёков из посёлка, переоснастило хлебозавод новым обрудованием. Каково же было удивление руководителей тем, что качество хлеба от этих мероприятий так и не стало таким же, как в древней пекарне посёлка Вязовая. Видимо результат могла обеспечить в комплексе не только сумма технологий, качество персонала и компонентов, но и что-то другое неуловимое. Политические процессы намного сложнее кулинарии и нелинейны в своём развитии.

 Возвращаясь к рецептам Шарпа, стоит отметить, что они не оригинальны. В их основе лежат разные теории и в частности философия ненасилия (сатьяграха) - движение сторонников мирных перемен индийского философа и политического деятеля Махатмы Ганди. Конечно, эти идеи адаптированы под современность и сегодня известны как «Доктрина шока и теория управляемого хаоса». Вспомним 90-е годы на постсоветском пространстве с шоковой гиперинфляцией и дефолтами, затем цветные революции нулевых лет в Сербии, Грузии, Украине, Киргизии. Эту стратегию популярно описывает в книге (The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism, 2007) канадская журналистка, писательница и социолог, одна из лидеров альтерглобализма Наоми Кляйн. Но еще в 70-х годах прошлого века эта доктрина активно отрабатывалась и применялась Чикагской школой Милтона Фридмана (так называемые «чикагские мальчики») с целью слома кейнсианской модели социально-ответственного капитализма и создания зон неолиберальной экономики. Однако самая серьезная из идей Чикагской школы состоит в том, что социальная (личностная-общественная-цивилизационная) система наиболее подвержена воздействию со стороны иных культур в переходные периоды ее развития.

Почему сейчас не работают эти технологии на Украине в частности? Нет условий для восприятия их общественным сознанием. В СССР мы хоть и представляли разные националности, говоря на русском языке, имели национальные языковые отличия, ели национальную пищу, имели  другие, так сказать, социально-материальные, "внешние", в т.ч. и паспортные, атрибуты национального. Однако наша самость, наше психологическое, "внутреннее" содержание было в осноном одинаковым и сответствовало советским стандартам. Именно эта "советская" самость делала нас представителями не себя, не своих народов, а единой универсальной общностью - советским народом. Для советского общества была присуща социальная (социально-материальная, социально-классовая) модальность идентичности, когда человек отождествлял себя с определенной социальной группой или общностью, что, как отмечал И.Кон позволяло ему оценивать свои социальные связи и принадлежности в терминах «Мы» и «Они». 

В этой ситуации национальные отличия носили чисто внешний, атрибутивный характер. Новые общественные условия, возникающий в них качественно новый тип личности, формирует и новую (психологическую) модальность идентичности, для которой национальный компонент становится существенным, если не сказать определяющим. Доказательством этого могут служит полученные украинскими социологами по авторской методике эксперта ИА REX, профессора Эдуарда Афонина в ходе мониторинга социетальных изменений в украинском обществе (1992-2012г.г.) данные о появившихся психологических различиях между украинцами и русскими. Эти различия были зафиксированы по шкале "интуитивное сенсорное", определяющей способ мировосприятия. Так, если украинцев, сформировавших свою новую идентичность, характеризовала сенсорность, то русских – интуитивность. Сейчас сложно сказать окончательную модель таких отличий, но то, что они ранее отсутствовали, а с трансформационными процессами появились, – это уже, можно сказать, факт установленный наукой. Кратко обощая, можно сказать что американское технологии не действуют на общественное сознание украинского общества потому, что лишь 44% украинцев имеют сформированную идентичность и они примерно расколоты наполовину. Остальные 56% украинцев амбиваленты и действуют по обстановке. Однотипные рецепты политтехнологий на такое общественный компот практические не действуют.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

ВАК
Карма: 47
02.01.2014 21:09, #11495
В 2011 г. практически одновременно в разных странах мира произошла смена парциального социокультурного поколения, его внутренних свойств-признаков, регуляторов коллективного поведения и социального взаимодействия, что выразилось в спонтанном росте социальной активности населения. Эти изменения требуют иных средств и методов социального управления чем те, что ранее использовались в "цветных революциях". См. "Динамика самоизменения массового сознания, коллективного поведения и социального взаимодействия населения и власти в 1985-2011 гг. и прогноз на 2012-2037 гг." и др. статьи на cksi.org
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть