Надо ли принимать в Таможенный Союз Южную Осетию, Абхазию, Приднестровье: мнения

Если их до сих пор не признают Белоруссия и Казахстан
19 октября 2013  20:19 Отправить по email
Печать

Южная Осетия намерена вступить в Таможенный союз, и приоритетной является именно эта задача. Об этом заявил президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов в ходе совещания с участием южноосетинских министров и глав ведомств, а также с участием помощника президента РФ Владислава Суркова. По словам Тибилова, этот вопрос прорабатывался в ходе совещания с президентом РФ Владимиром Путиным, после которого также было принято решение о создании рабочих групп по проработке вопроса о вступлении Южной Осетии в ТС. Между тем, власти Южной Осетии признают, что препятствием на пути к вступлению в Таможенный союз является факт непризнания республики двумя другими членами ТС — Казахстаном и Белоруссией.  

ИА REX: Надо ли принимать в Таможенный Союз непризнанные страны: Южную Осетию, Абхазию, Приднестровье?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Чтобы такие субъекты как Южная Осетия вошли в Таможенный союз, прежде всего, необходим иной формат для самой России. Либерально-демократическое государство рыночного типа, в отличие от авторитарного, в принципе не может реализовать такой проект. Не будем забывать, что именно Грузия вынудила Москву объявить РЮО суверенной, сама Москва на это бы никогда не пошла. Теоретически, РФ, конечно, может пойти на «просто заявление» о намерениях по таможенному приближению РЮО. Если решит, что таким образом можно какое-то время крутить Западу хвост.

Даже в сказочном случае, если на расширение рискнут такие знатные таможенники как Минск и Астана, прямой удар по голове от Запада получат не они, а Россия. Поэтому согласие Минска и Астаны не является таким уже нереальным, так как и они тоже – рыночники, которые могли бы заработать уже на Москве, пойдя на долгоиграющий запуск процесса «ассоциативного членства» РЮО в ТС, который ничего никому не гарантирует, но доход приносит стабильный. А ещё можно придумать статус «кандидата в кандидаты», демократия на такие выматывающие вещи имеет большой талант.

Сама Южная Осетия уже не знает, что и придумать, предлагая России различные варианты близости, грубо говоря, позы на выбор. Но здесь не до смеха, республику можно понять: на битом кирпиче люди не могут жить бесконечно. Поэтому заходы делаются с разных сторон, южные осетины готовы и на объединение с Россией, и на объединение с Северной Осетией, и на ОДКБ, и на Таможенный союз, и на всё одновременно. Не получается пока что нигде, дальше заявленного суверенитета этот поезд не идёт.

Если бы Россия была действительно авторитарной страной, она последовательно реализовывала бы свои интересы, используя подвешенное состояние всех этих территориальных кусков. Первой в ТС вошла бы Абхазия, просто как морская держава, в отличие от «сухой» РЮО. Приднестровье – несмотря на всякое отсутствие общих границ, которые в принципе не могут стать предметом раздумий для сильного, нацеленного государства – могло бы войти в ТС по счёту вторым.

Но перед этим, по старой доброй европейской традиции, каждая из этих республик должна была бы войти в ОДКБ. По той же самой схеме, когда пионеры Евросоюза предварительно вступают в НАТО. И это правильно: сначала урегулирование политического вопроса, и только потом – экономического. Проблема в том, что и ОДКБ у нас является рыхлым демократическим образованием, которое, как показала практика, борется с чем угодно (наркотиками, терроризмом), кроме прямых профильных задач по уничтожению живой силы противника.

Отсюда, простой вывод: Южная Осетия войдёт в Таможенный союз, когда ОДКБ станет реальной силой, в том числе отказавшись от квазинатовской эмблемы на своих знамёнах.

Ростислав Ищенко, директор Центра системного анализа и прогнозирования, политолог:

По факту Южная Осетия и Абхазия являются российскими протекторатами, поскольку их независимость гарантируется исключительно российским признанием и российской же поддержкой и защитой. С учётом особых политических, экономических и военных отношений России с этими государствами, они и так, по существу входят в единое пространство Таможенного союза, поскольку практически вся их внешнеэкономическая деятельность осуществляется через Россию и ориентирована, преимущественно, на российский рынок.

В связи с этим, теоретически, Казахстану и Белоруссии было бы даже выгоднее легализовать эти государства в качестве полноправных членов ТС. С одной стороны, это политическая акция, под которую можно выторговать дополнительные преференции у России (провести размен на важные для Астаны и Минска экономические решения), с другой, их вхождение в ТС в качестве экономик, ориентированных на поставку своей продукции на российский рынок, при разумном подходе, усилит позиции Астаны и Минска, в частности, в вопросах, связанных с большей открытостью российского рынка сельхозпродукции для членов ТС. При этом, основная экспортная продукция Абхазии и Южной Осетии не является конкурентом для производителей Белоруссии и Казахстана.

Однако подобное решение (принятие в ТС) представляется крайне сложным технически и может повлечь за собой для Минска и Астаны серьёзные международно-политические издержки. Принятие Южной Осетии в ТС будет её признанием не только фактическим, но, в значительной мере, и юридическим (даже если Казахстану и Белоруссии удастся избежать прямого дипломатического признания). Это приведёт к конфликту не только с Грузией, но и с ЕС и США и (в худшем варианте развития событий) усилит геополитическую зависимость Минска и Астаны от России. Тем более, что на повестке дня, в 2015 году стоит уже формирование Евразийского союза - чисто политического образования, в который та же Южная Осетия, как член ТС, совершенно определённо должна будет войти. И здесь уже её международно-правовой статус обойти (по тайваньской схеме чисто экономического сотрудничества с властями, реально контролирующими территорию) обойти будет невозможно.

Поэтому Казахстан и Белоруссия, очевидно, попытаются максимально долго сохранить текущее положение вещей. Дальнейшее зависит от позиции России. В конце концов, те же Абхазия и Южная Осетия, исчерпав возможности международно-правовой легализации через ТС вполне могут найти выход в создании с Россией "единого государства" по белорусскому образцу. Государство единое, значит и во все союзы они могут входить, а с другой стороны кто может объяснить, в чём суверенные права (во взаимоотношениях с Россией), входящей в единое государство Белоруссии отличаются от суверенных прав, входящей в ЕС Литвы? Кроме того, что перед белорусской молочной продукцией труднее воздвигнуть нетарифные барьеры. Так что, было бы желание, варианты найдутся.

Михаил Чернов, политолог, заместитель директора Центра стратегической конъюнктуры:

Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье должны быть приняты в Таможенный Союз, а затем и в Евразийский Союз Народов (ЕСН). РЮО и Абхазия уже де-факто благодаря особым отношениям и особым режимам торговли с Россией являются членами ТС. Однако необходимо выработать и реализовать формальные и легитимные механизмы официального присоединения новых государств и территорий к ТС и ЕСН. В силу ряда причин в ТС и ЕСН достаточно небольшое количество стран войдут в качестве государств. В ближайшей перспективе это Армения (официально без НКР), Киргизия и Таджикистан. В далекой перспективе - Монголия и ряд стран ЕС. Остальные субъекты будут входить в новой форме, приемлемой для нынешних членов ТС, возможно в качестве "Евразийских регионов" - понятие, которое должно быть легитимизировано и юридически точно выверено. В таком качестве, скорее всего, на начальном этапе, войдут РЮО и Абхазия. Схожий статус получат регионы нынешних Украины, Грузии, Узбекистана, Молдавии.

Али Гаджизаде, политолог (Азербайджан):

Рассуждая над вопросом нужно ли принимать в Таможенный Союз, Южною Осетию, Абхазию и Приднестровье появляется другой вопрос, а что они могут дать союзу? Все три субъекта это крохотные территории с разрушенной и слабой экономикой. Осетия и Абхазия фактически сидят на российском бюджете. Я считаю, что негативный резонанс в мире от их принятия в ТС будет больше чем профит от их принятия в эту организацию. Кроме этого, как известно, другие страны входящие в Таможенный Союз не признают эти страны, и вряд ли признают, разве это не будет анормальным, когда ряд членов союза не признают других? 

Александр Хохулин, журналист:

На мой взгляд, вопрос некорректен с точки зрения международного права. Что значит «надо ли принимать в Таможенный Союз непризнанные страны»? Непризнанные страны невозможно никуда принимать, они не существуют с точки зрения не признавших их государств (члены ТС Казахстан и  Белоруссия их не признали).

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Со стратегической точки зрения, конечно же,  принимать эти страны в ТС надо. Но как это осуществить технически и тактически, если, как верно отмечено, Казахстан и Белоруссия не признали Южную Осетию, сказать сложно. Но поскольку  сказано, что принято решение о создании рабочих групп по проработке вопроса о вступлении Южной Осетии в ТС, будем надеяться, что эти рабочие группы какое-то решение найдут.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Vsevolod
Карма: 0
24.04.2016 18:48, #30127
Ариаг Скифы Сарматы Аланы
Подписывайтесь на ИА REX
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?
57.7% Да, знаю.
Цель беспорядков в Грузии:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть