18+
О чем сигнализирует расширение торговых и санкционных войн?
Главная задача Путина: риски и шансы
Почему Дональд Трамп зовет Россию обратно в «восьмерку»?
Белоруссия: первые осужденные за Русский мир

Польский эксперт о языковой ситуации в Латвии, Белоруссии и отношении Польши к России: интервью

Интервью ИА REX с Мирославом Янковяком, доктором филологических наук, сотрудником Института славистики Польской Академии наук, эксперт Фонда имени Казимира Пулаского
2 октября 2013  10:04 Отправить по email
В закладки Напечатать

Интервью ИА REX с Мирославом Янковяком,  доктором филологических наук,  сотрудником Института славистики Польской Академии наук, эксперт Фонда имени Казимира Пулаского.

Вы – известный  специалист по вопросам развития польского языка в странах Восточной  Европы. Как вы оцениваете работу официальных структур Польши по поддержке польского языка за рубежом?

Эта поддержка осуществляется  и весьма эффективно. Есть польские общественные организации за рубежом, школы, которые много делают для продвижения нашего языка в странах их проживания. Они являются получателем помощи от официальной Варшавы. Такие организации, как «Вспульнота Польска», «Помоц Полаком на Всходзе» финансируют школьные программы и мероприятия в рамках поддержки польского языка. Организация «Мацеж польска» делает упор на поддержку именно польских школ, включая поставку учебников.  Есть отдельная государственная институция, которая занимается  подготовкой учителей для польских образовательных учрежденийй за рубежом.

Однако, финансовая схема этой помощи в последние годы изменилась. В 90-е годы основной задачей была поддержка поляков в бывшем СССР. В этих странах есть немало польских школ, например, в Казахстане,  Украине, Литве, Латвии, Белоруссии. И, конечно, России. Деньги раньше шли из сената. А сейчас основным распределителем финансирования программ по поддержке польской диаспоры, в том числе,  польского языка за границей является МИД Польши. Когда средствами начал распоряжаться МИД, то эти средства стали использоваться не только на польскую тему, но и поддержку оппозиции в странах бывшего СССР. Как это происходит теперь с Белоруссией. И, конечно, это дало негативные последствия. Это бьёт по польской диаспоре, которая не только лишается части финансовой помощи, но и становится объектом претензий со стороны власти страны проживания. Такая реализация средств  даёт основания обвинить польские власти  во вмешательство в иностранные дела. К сожалению, сейчас значительная часть денег идёт не на реальную поддержку польского меньшинства, а на поддержку т.н. демократических движений, оппозиции в других странах, которые «должны» выбрать европейский путь развития и демократии.  

В целом, мы наблюдаем рост количества желающих (не поляков) изучать польский язык в зарубежных странах. К примеру, в Белоруссии, в российском Калининграде. Но среди самой польской диаспоры количество знающих польский язык уменьшается.

Вы занимались изучением языковой ситуации в Латвии и Белоруссии. Как, на взгляд польского специалиста, выглядит политика руководства этих стран в данном вопросе?

Во-первых, это очень разные модели. Поэтому позвольте их разделить.

Языковая ситуация в Латвии является крайне сложной проблемой. Это очевидно. Я пытаюсь понять  и латышей,  и русскоговорящих. Среди последних есть не только русские, но и белорусы, поляки, украинцы и другие народы. С одной стороны, то, что происходит по отношению к русскому языку в Латвии – многие называют националистической политикой.

С другой стороны, я в своё время разговаривал с господином Затлерсом, буквально через несколько дней после его вступления на президентский пост. Я прямо спросил его, а какой он видит свою политику в отношении языка? Он мне ответил: «Народ – это язык. Язык – это народ». Эту политику реализуют сейчас официальные круги Латвии.   

Очень сложная проблема неграждан.  Несомненно,  плохо, что человек, который много лет жил в Латвии, работал  там, платил налоги государству, вдруг оказался в статусе негражданина.  Немаловажно и то, что слово натурализация имеет негативный оттенок в русском языке. Да, если не хочешь стать гражданином через натурализацию, но хочешь жить и  работать в Латвии в госучреждениях, можно пройти экзамен на т.н. категорию. Но опять дорога  к этому ведёт через латышский язык. И вот тут начинаются проблемы с современной системой образования в Латвии. На языке «русского меньшинства» идут непрофильные элементы. А химия, к примеру, на латышском. Но это же очень сложно изучать химию или физику не на своём родном языке!  

К примеру, в Латгалии, по статистике,  каждый год растёт количество молодёжи, знающей  латышский язык! Но  нельзя же с начальных классов сразу давать важные вещи на латышском. Ведь дома он говорил на русском. И начинается «перевод»: учитель читает тему на русском, потом переводит всё это на латышский.  Такая методика маргинализирует обучаемого. Да, это дает ему возможность лучше изучить латышский язык. Но предмет усваивается гораздо хуже.  И возникают проблемы с поступлением в вуз.

Политика языковая, в том числе, в сфере образования должна помогать и давать возможности существовать свободно  и без ограничений в обществе, а получается наоборот.  Раскол на латышей и русскоговорящих не уменьшается, а в некоторых регионах страны даже и увеличивается.  Политика такая ведёт к частичному исключению неграждан из общества (проблемы с языком, большая безработица), повышается уровень криминализации и алкоголизма.

Стремление латышей понятно – они боятся русификации. Я не соглашаюсь с многими элементами нынешней языковой  политикой Латвии. Но опасения латышской элиты очевидны.  Латвия, кроме межвоенного периода, не имела опыта независимости. И стояла задача – освободиться от русских в органах государственной власти. Как? Чтобы не имели возможности занимать посты в государственных структурах.  Это удалось,  в том числе, за счёт языковой политики. Но прошло боле 20 лет с момента распада СССР. А Латвия всё время остаётся на окраине мирового процесса. И проблем у латвийского государства меньше не стало.  

Лично я бы сделал по-другому, если бы руководил Латвией. Все жители страны должны знать госязык, тут не имею сомнений. Но гражданство лучше было бы дать всем сразу. И использовать другие факторы для сохранения власти в руках сторонников независимости.

Что касается Белоруссии, то там другая языковая ситуация. Большинство населения считают себя белорусами, но дома говорят по-русски. Русский язык там очень мощно представлен во всех сферах жизни общества и государства. На самом деле, власти Белоруссии не прилагают особых усилий к поддержке белорусского языка.  Мнение такое: если говоришь только  на белорусском – значит, ты либо   оппозиционер, либо из глухой  деревни. Но на белорусском языке обычно говорят и представители гуманитарной интеллигенции Белоруссии.

По закону в Белоруссии два государственных языка. Но, конечно, в лучшем положении находится русский.  Есть случаи,  когда, к примеру,  в ЗАГСе люди на смогли заполнить документы на белорусском языке. Не было бланков. Отсутствие бланков на белорусском языке - было частым явлением в Белоруссии ещё пару лет тому назад. Зачастую  отсутствуют шрифты в компьютерах на белорусском.  Я, честно говоря, иногда боюсь разговаривать по-белоруски с пограничниками, хотя вполне владею этим языком.  Это может вызвать  настороженность: типа, «приехал поляк делать революцию»!

Какой в современной Польше видят Россию?

Ещё есть очень много стереотипов.  Например,  в старшем поколении существует  чувство опасения перед Россией и русскими, которое осталось в памяти у поляков с прошлых войн.  Молодое поколение вполне нейтрально, но мало знает о России.  Я много путешествовал по России, по Сибири, и у меня никогда не возникало проблем с простыми русскими людьми.

Второй уровень  общения – это учреждения разного типа. Вот надо было мне зарегистрироваться в Москве в период командировки. Пришёл в соответствующее учреждение и мне устроили настоящий допрос с пристрастием. Пару раз было и так на российской границе при таможенном контроле: «Возьмите рюкзак и все вещи на пол!».  Я ждал три часа зимой на улице своей очереди в российское консульство. Но думаю, что такое же происходит, к сожалению, и в консульских отделах Польши. Простые русские люди очень гостеприимны и доброжелательны. Но это не касается представителей российских бюрократических организаций.

Журналисты нередко  пишут в польских СМИ, что «поляки не любят русских, а русские поляков». Но это не соответствует реальности. О чём подумает поляк, если его спросить о России? Прежде всего он вспомнит о её культуре, музыке, книгах… Достоевский, Лермонтов, Чайковский, из современных Пугачева и другие.  Отношения между Россией и Польшей портят не народы, её населяющие, а политики в угоду своим узко клановым интересам.  Люди культуры и науки  годами работают для того, чтобы сблизить наши народы.  И то, что достигнуто в течение долгого времени, к сожалению, журналист и политик могут испортить одним высказыванием.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

«Евразийский союз – русский соперник Европейского Союза»? Интервью

ИА REX продолжает дискуссию о состоянии и перспективах российско-польских отношений. На вопросы корреспондента ИА REX отвечает президент Польского геополитического товарищества, выпускник Ягеллонского университета, кандидат политических наук Лешек Сыкульски

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
Россия начала вывод средств из Казначейских бумаг США. Этот процесс стоит продолжить:
88.4% до полного вывода всех средств
Подписывайтесь на ИА REX


Новости партнёров
Видео партнёров