Надо ли подвергать цензуре русские сказки: мнения

«Однажды в библиотечном шкафу пионерлагеря я нашел книжку «Карельские народные сказки». Стал ее читать, и обнаружил слова, которые до того в печатном виде никогда не видел…»
12 августа 2013  00:10 Отправить по email
Печать

Во исполнение федерального закона от 29.12.2010 г. № 436-ФЗ (в ред. от 28.07.2012 г.) «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» в 21 веке российские чиновники поняли: многие детские книжки (не говоря о мультфильмах) — это на самом деле пропаганда всяких нехороших вещей.

Поэтому они были категорически признаны вредоносными и запрещены к прочтению. Вот ссылка на сайт, где размещён список литературных произведений, запрещённых к прочтению детьми. Мало того, вы можете на этом же сайте отправить на анализ экспертам любое произведение, где «грамотные» специалисты найдут всевозможные основания для его запрета. Ведь недаром все они «объединились вместе под знаменем закона 436, чтобы сделать наш мир чище, а детство наших детей ещё радостнее» (цитата с указанного сайта).

ИА REX: Как вы относитесь к таким инициативам?

Михаэль Дорфман, писатель (Нью-Йорк, США):

Однажды в библиотечном шкафу пионерлагеря я нашел книжку «Карельские народные сказки». Стал ее читать, и обнаружил слова, которые до того в печатном виде никогда не видел: «курва», «б...дь», «ср...ть» и некоторых других, обогативших определенный слой моего пионерского лексикона. Будучи по характеру человеком общественным, я стал показывать книжку другим пионерам и даже цитировать оттуда вожатым. Кончилось тем, что сама начальница лагеря отобрала у меня книжку, молча полистала и унесла куда-то прочь.

Издание сказок было академическое, параллельное издание на русском и карело-финском языках. Помню, в книжке были довольно скабрезные сексуальные сюжеты, а в разделе «Бытовые сказки» еще и большой набор того, что сегодня назвали бы анальным садизмом. Понятно, что издание не предназначалось для детей, но я себе представляю, что в старину дети слышали эти сказки, анекдоты и истории в оригинале.

Общественные нормы меняются на наших глазах. И это естественный процесс. Не так давно американцы узнали, что выпуск DVD их любимой с детства передачи «Улица Сезам» 1960-70 годов суровые цензоры потребовали сопроводить оценками R, примерно равнозначными нашему — «Детям до 16-и». Среди прочего, там такие опасные с современной педагогической точки зрения идеи, как уйти из дому погулять на целый день без сопровождения взрослых.

После Второй Мировой Войны в Германии изъяли из классических изданий сказок Братьев Гримм изъяли несколько сказок юдофобского содержания. Да и другие сказки сильно переделали, убрав из них особенно кровавые и жестокие мотивы.

В современной Америке уже несколько раз переделывали знаменитые детские книжки Марка Твена, да и всю классическую американскую литературу из соображений расовой толерантности. Сегодня довольно трудно найти в Америке оригинальные тексты со всем лексическим богатством идиоматики американского Юга, где слово негр входило в пословицы и поговорки. Приходится быть осторожным. Как то в споре по поводу американской общественно-политической системы я повторил расхожую идиому, мол «система подделана», the system is rigged, американский аналог «партии жуликов и воров». Это правоконсервативный аналог, которому в леволиберальном дискурсе соответствует понятие «социальная справедливость». Речь шла об Обаме, и мои либеральные собеседники сходу указали на мой предполагаемый расизм, мол, намекаю на старую и весьма неполиткорректную поговорку «nigger rigged it», типа «негр это сварганил», что по-нашему означает халтуру. До того я этого выражения не знал, так, что невольно обогатили мой английский язык. Кстати, есть в американском языке и выражение «Russian engeneering» — русская инженерия означает точно тоже самое.

Однако жизнь идет вперед и следующие поколения вряд ли поймут поговорку про негра, так как понимают ее сегодня. Выросший в смешанной русско-американской семье мальчик очень удивился, когда узнал из детской книжки, что в русском языке есть слово «негритёнок». Ему было непонятно, зачем вообще нужно это слово. Аргументировал он тем, что, «ведь для белого мальчика нет особого слова».

Меняется и отношение к фольклору в России. Скажем, в Москве не стоит пользоваться пословицами, вроде «незваный гость хуже татарина» или «напал, что поп на бабу». Однако в эпоху интернета куда трудней утаить от детей, да и взрослых подобные вещи. Дети наши и до порно добираются довольно легко, да и до запретных сказок и мультфильмов доберутся. Вероятно, в каких-то сферах надо бы ограничивать контест, доступный детям, однако делать это надо осторожно, с умом, а от бюрократического усердия вреда обычно куда больше, чем пользы.

Лев Вершинин, политолог и историк, кандидат исторических наук:

На данный момент сей тихий ужас всего лишь продукт шевеления извилин некоей общественной организации, — этой, видимо, — члены которой полагают ответственными родителями только себя и тех, кто с ними, а тех, кто не с ними, ясен пень, родителями безответственными. В связи с чем, без грамма сомнений берут на себя функции экспертов, готовых давать чиновникам ориентировки, что можно детям, что как бы можно, но как бы и нет, а что нельзя, ни в коем случае.

И чёрт бы, на первый взгляд, с ними, — мало ли бесноватых на свете? — но уже на второй взгляд становится жутковато, потому что такие вот бесноватые, свято уверовавшие в себя, как носителей Истины, в отличие от нормальных людей, на диво настойчивы, упорны, вкрадчивы, и умеют хоть стену лбом пробить, хоть без мыла в ж... влезть. В том числе, и к тем самым чиновникам, которые здесь, — пока что, — ни причем.

А вот когда эти, обремененные миссией, не мытьем, так катаньем, обращают на себя внимание чиновников, тогда как раз и начинается. Какое-то время пофутболив энтузиастов и убедившись в полной бесполезности этого занятия, клерки, а затем и боссы этих клерков, а затем и боссы боссов начинают соображать, что Бог им посылает прекрасную возможность создать видимость бурной, общественно полезной, — ведь общественность же инициативу проявляет, — деятельности, и обращение не пойми кого, получив номер, уходит наверх, где вполне может быть принято со вниманием, — ведь зря подчиненные шефа не потревожат, — и спущено обратно в низа уже в виде циркуляра с проектом сметы.

Вслед за чем, когда смета согласована, утверждается штат ответственных за внедрение, — и вот с этого-то момента кретинизм становится делом государственным и начинается то, о чем ни в сказке сказать, ни пером описать.

Дмитрий Сычёв, историк и публицист:

Я так понимаю, сайт создан ради стёба. Конечно, не надо доводить всё до абсурда. Но любая информация, которая поступает к ребёнку в первые годы жизни, формирует будущую личность. Какая разница, сказка это или быль? Ребёнок ещё не отличает одно от другого. Всё, что он видит и слышит, образно говоря, намертво вбивается в жёсткий диск его бортового компьютера. Если кому-то это кажется очень смешным — пускай рассказывает своим детям что угодно, но потом не удивляется результату.

«Колобок» произведение философское, многоуровневое. Угрозы и преследования его не смогли сгубить — от зайца, медведя и волка, открыто угрожавших расправой, Колобок ушёл. Спалился герой на банальной самонадеянности и лести, как это часто в жизни и бывает. С другой стороны, что он потерял? Не сбежал бы, его бы ещё раньше съел дед. Так съела лиса. Карма. В целом, ничего плохого в сказке не вижу, а о том, что в мире есть опасности, детям следует знать.

Но вот передо мной томик латышских народных сказок, 1965 года издания. Открываем. «Как мужик медведя и лису одолел». Краткое содержание. Мужик помог медведю выбраться из-под дерева. Медведь, вместо благодарности, тут же решил его съесть, мотивировав это тем, что тупо голоден. Мужик уговаривает медведя обратиться к «третейскому судье». Они идут к коту и лошади, которые объясняют мужику, что так устроен этот неблагодарный мир, и нечего на медведя обижаться. Спасла мужика лиса, в ответ на любезность потребовав несколько кур. Не так уж много за спасение жизни, согласитесь. Но что сделал мужик? По совету жены спустил на лису свору собак. «И куры будут целы, и шкуру получишь». Самое ужасное — супруги после такой свинской подставы зажили богато и счастливо.

Буду ли я читать эту сказку своей дочке? Нет. Не хочу, чтобы она так же поступала с другими людьми, когда вырастет. Принцип простой — каким хочешь, чтобы вырос твой ребёнок, таких героев и ставь ему в пример. Что тут сложного? Законодательно, конечно, содержание сказок регулировать невозможно. Не стоит превращать реальную проблему в нелепый фарс.

Но помнить о том, что сказки учат не только добру, родители должны. Я уже не говорю о совершенно вопиющих случаях, когда под видом детской сказки идёт пропаганда гомосексуализма. Разумеется, в нормальном обществе издательство, выпустившее подобную мерзость, было бы закрыто, а все виновные рассказывали бы свои педерастические «сказки» соседям по камере.

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Все сказки — и европейские, и русские, и народные, и литературные — всегда адаптировались для детей по педагогическим мотивам, то есть по причине того, что практически во всех сказках есть острые моменты, не предназначенные для детских ушей. В качестве примера такой адаптации обычно приводится всем известная сказка о спящей красавице. Детям рассказывают, что принцессу разбудил романтическим поцелуем принц, а затем они сыграли свадьбу и жили долго и счастливо. Оригинал же был таков: принц видит спящую красавицу, насилует её и уходит. Она делается беременной и через девять месяцев производит на свет двойню — мальчика и девочку, продолжая при этом спать. Мальчик ползает по телу матери, не может найти грудь, начинает сосать материнский палец и случайно высасывает ту самую занозу, из-за которой принцесса и погрузилась в свой сон. Тут она наконец-то просыпается и видит, что стала матерью двоих детей. Разумеется, такой вариант сказки детям никак не подходит, и такие моменты насилия, жестокости и т.д. есть практически во всех сказках.

Ни для кого не секрет и то, что сказки очень часто адаптировались и редактировались по идеологическим причинам. Тут очень примечательна сказка «Холодное сердце», где герой Петер сначала продаёт своё сердце злому духу Чёрного леса (Шварцвальда) великану Михелю-плотогону, а потом раскаивается и решает вернуть сердце назад. Так вот интересно, что я лично в детстве читала адаптированный советской атеистической цензурой вариант сказки. В этом адаптированном варианте герой противостоял разбушевавшемуся злому духу только силой своего характера и воли. А много позже я прочитала полный вариант сказки, и вот там, в оригинале, когда злой дух поднимает бурю, герой достаёт крест и начинает читать молитвы. Поскольку сейчас Запад становится очень похожим на СССР 20-х годов и потому там тоже вовсю начинают редактировать сказки по идеологическим мотивам, а именно по мотивам толерантности: ну как можно, почему среди семи гномов нет ни одного негра? Почему сказки гомофобна и рассказывают о любви принца и принцессы, а не принца и принца? Почему героини не феминистки, и ждут принца вместо того, чтобы идти работать в офис? Доколе? В такой ситуации нам надо пройти по тонкому льду между двух огней и не выплеснуть вместе с водой и ребёнка. А это означает следующее: с одной стороны, сказки для детей адаптировались всегда. С другой стороны, палку тут перегибать нельзя ни в коем случае — толерантность это неспособность организма вырабатывать антитела. Дабы выработать иммунитет, дети должны расти не в стерильной среде, а немножко соприкасаться с вредными микроорганизмами — то есть с детства знать, что такое хорошо, и что такое плохо, что в мире есть добро и зло — боль, несправедливость, насилие, смерть, бедность и т.д. И да, ещё дети не должны всё время смеяться — ребёнок, который в детстве не поплакал над героями сказок, никогда настоящим человеком не станет.

Итак, адаптировать сказки надо, но с умом, и не по рецептам современного толерантного Запада. Что до сайта, на который дана ссылка, то это сайт неофициальный. Судя по всему, он создан какими-то озабоченным и не очень умными родителями (из тех, про которых говорят «заставь дурака Богу молиться, он и лоб разобьёт»), и выражает только их мнения и рекомендации. Или, возможно, это своего рода провокация и троллинг. Если это рекомендации, то к ним прислушиваться не стоит, если троллинг, то надо выяснить, кому он понадобился.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть