Разрешат ли США миротворцам Белоруссии или Армении занять позиции на Голанских высотах: мнения

В русском языке нет адекватного определения для того, чем является контингент ООН на Голанских высотах и в Сирии. В английском есть два слова - peacemaking и peacekeeping - т.е. деланье мира и сохранение мира.
9 июня 2013  00:52 Отправить по email
Печать

Эксперт ИА REX, политолог из Израиля Михаил Ошеров предлагает коллегам-экспертам и читателям обсудить обстановку на Голанских высотах. "На "пурпурной линии" на Голанских высотах сейчас напряженная обстановка. В настоящее время Израиль использует незакрытость границы (точнее, линии прекращения военных действий) в своих интересах - израильский спецназ проникает на территорию Сирии, сирийские боевики, воюющие против законного сирийского правительства, лечатся в израильском госпитале на оккупированных Израилем Голанских высотах и в израильских больницах. В нарушение соглашение о приостановке военных действий, Израиль выдвинул к "пурпурной линии" свою тяжёлую бронетехнику, что уже само по себе может быть поводом к ответным боевым действиям со стороны Сирии. Миротворцы ООН, находящиеся там с 1974 года, периодически находятся под обстрелом. Австрия заявила о выводе своего контингента в ближайшее время. В результате там останутся только представители Филиппин и Индии. Президент России Владимир Путин предложил заменить уходящий оттуда австрийский батальон российским. Представитель ООН Мартин Несирки сообщил, что это невозможно в силу статуса России, как постоянного члена Совета Безопасности ООН. Вопрос - считаете ли Вы разумным и необходимым, в связи с формальной невозможностью прямого российского участия в этой миротворческой организации ООН, участие в ней представителей одной из союзных России стран - например, Белоруссии или Армении?", - спрашивает эксперт.

ИА REX: Разрешат ли США миротворцам Белоруссии или Армении занять позиции на Голанских высотах?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Если в России что-то ещё и работает, так это юридические службы, в том числе в международном аспекте. Которые должны были знать заранее, что по законам ООН предложение РФ о миротворцах на сирийско-израильской разграничительной линии не пройдёт. Поэтому у инициативы, по всей видимости, была другая задача – такая же, как у Асада, когда тот заявил, что Сирия уже получила партию российских комплексов С-300.

Но здесь есть и другой принципиально важный момент: кажется, впервые в своей истории «новая Россия» поняла, что теперь за свои интересы ей придётся реально воевать, жертвуя своими собственными солдатами, чего не бывало уже давно, от чего страна уже давно отвыкла. Без своей живой силы ей не отстоять своих интересов уже ни в геополитическом масштабе, ни на постсоветском пространстве. Всё, что было завоёвано СССР – растворилось, пропало, исчезло, защитная инерция советской военной машины уже не работает.

И потом, при постановке вопроса об отправке своих десантников на границу с Израилем, Москве всё же надо было дать понять своему собственному населению, что там творится – с максимальной откровенностью, как оно есть, что скоро война может дойти и до нас, если не остановить её собственными смертями на дальних подступах. А то расслабленные россияне, ездящие в Анталию и Доминикану, не понимают: Израиль нам друг, США вообще дальний родственник – так в чём там, в Сирии, наши собственные интересы, помимо шаблонного лозунга о «мире во всём мире»? Иначе вся эта акция для них будет чем-то вроде «перехода Суворова через Альпы».

Та же самая констатация факта относится к Белоруссии или Армении. Не стоит думать, что Голанские высоты так же далеки от Белоруссии, как Марианская впадина, и так же ей безразличны. У Армении положение ещё хуже: если она не будет вкладываться, в том числе реальной кровью, в стабилизацию процессов в смежном регионе, война докатится и до неё. И не факт, что со стороны Карабаха.

Минск и Ереван – как члены ОДКБ, в конце концов – могли бы сами предложить Москве свои военно-политические услуги, тем более узнав, что российских миротворцев в Сирии не хотят видеть ни при каких обстоятельствах. Сегодня они должны стать Москве не партнёрами, а прямыми союзниками, и было бы лучше проверить их беззаветную преданность, именно в союзническом формате, ещё до начала больших и страшных событий. При этом они получили бы шанс обкатать на этом прецеденте и свои собственные армии, которые уже очень скоро – не там, так в другом месте – придётся вводить в бой.

Ростислав Ищенко, политолог, президент «Центра системного анализа и прогнозирования»:

Думаю, что это сложно реализовать технически и политически, а кроме того, посылка армянского, белорусского или таджикского батальона на Голанские высоты бессмысленна. Важен факт предложения Путина послать туда именно российский батальон, поскольку это демонстрация готовности России к полномасштабному (военному) участию в конфликте.

Абсолютно понятно, что провокации против миротворцев будут продолжаться, независимо от того австрийцы они, армяне или белорусы. Но, ни Австрия, ни Армения, ни Белоруссия не обладают достаточным потенциалом, чтобы жёстко ответить кому угодно на Ближнем Востоке. У России же такая возможность есть. Более того российские боевые корабли последний год постоянно присутствуют у сирийских берегов и в сирийских портах, а недавно принято решение и о практическом восстановлении Средиземноморской эскадры, как постоянно действующего объединения.

Как Россия реагирует на нападения на её миротворцев хорошо известно на примере Грузии. Таким образом, наличие именно российских войск заставило бы любого провокатора десять раз подумать, прежде чем рисковать.

Тем не менее, ещё раз повторю, вряд ли Путин считал, что его предложение будет принято. Оно делалось не для того, чтобы кем-то заменить австрийцев, а для того, чтобы обозначить готовность России к вооруженному вмешательству. Такие намёки значительно эффективнее американских заявлений о разных "красных линиях", потому, что "красные линии" неоднократно пересекались и Вашингтон выглядел глупо, в тех случаях, когда не имел возможность немедленно применить силу. Путин же формально никому не угрожал и может сам решать где проходит его "красная линия", но все всё поняли и теперь должны будут при расчёте риска каждый раз принимать во внимание военный потенциал ядерной сверхдержавы, которая намекнула, что готова воевать, но не сказала когда именно и по какому поводу, а это существенно, поскольку повод теперь может быть любой и определять настал ли момент для вмешательства, будет Москва, исходя только из своих соображений и своего представления о целесообразности.

Михаэль Дорфман, писатель (Нью-Йорк, США):

В конце 1980-х водил знакомство с полковником армии  Фиджи, зам. командующего контингента ООН в Ливане, аналогичного UNDOF Джимом Тавайи. Он постоянно курсировал между Хайфой и Дамаском и рассказывал много интересного о том, что там происходит, и чем они занимаются. В русском языке нет адекватного определения для того, чем является контингент ООН на Голанских высотах и в Сирии. В английском есть два слова - peacemaking и peacekeeping - т.е. деланье мира и сохранение мира. В военном отношении это два совершено разных вида оперативной деятельности. Контингент ООН на сирийско-израильской линии прекращения огня - это именно для наблюдения за разделением сторон сохранением мира по согласию сторон конфликта (Израиля и Сирии), а не для того, чтобы принудить стороны жить мирно. Надо также понять, что миротворцы находятся там в силу конкретных и хорошо прописанных решений ООН и по согласию всех государств - сторон конфликта. Считать или не считать силы Асада правительством - вопрос открытый, а для действий Израиля силы ООН никогда не являлись препятствием и вероятно, их пребывание в регионе потеряло смысл. Кстати, я хорошо помню, что в 1987-88 в составе сил ООН  были советские офицеры. Появление в Хайфе нескольких офицеров, носивших советскую военную форму и голубые береты ООН, в то время, когда еще не было дипломатических отношений между Москвой и Иерусалимом стало небольшой сенсацией и свидетельствовало, что времена меняются. 

Александр Собянин, политолог, руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества:

Красиво звучит  - не только Россия, но и еще какая-нибудь из стран ОДКБ, но это нереально. И не нужно. Армении решиться на миротворчество означало бы военно-политическое самоубийство и одновременно самоотказ от Ассоциированного статуса в Евросоюзе. А другие страны СНГ не заинтересованы в такой степени как Россия спасать Сирийскую Арабскую Республику. Казахстан имеет серьезные отношения с Израилем и не может себе позволить защищать Сирию. Исключительно полезным было бы участие лишь белорусских миротворцев. Но способна ли российская дипломатия убедить в этом белорусов? Большой вопрос. Для России же удержание Сирии - это барьер на пути вала "исламистских демократических" революций, вектор движения которого - Северный Кавказ и татаро-башкирское Поволжье и Урал.

Юрий Юрьев, политконструктор:

России выгодно, чтобы Израиль воевал с сирийскими "повстанцами" аж до Анкары, а Турция с ними же - аж до Эйлата. И, тем не менее - Путин щедро предложил замирить семитов силами русских. Путину ООН отказала. Вероятно, ООН опасается, что российские военные отберут деньги у сирийских повстанцев и те пойдут путём Бен-Ладена, на "Боинги" и в шахаду. Теперь - с повстанцами предстоит полемизировать Израилю и Турции, гоняясь за ними по Сирии.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

Против присутствия армянского контингента Израиль должен возражать самым решительным образом, ибо это станет размещением на границе подразделения иранской разведки. Лучше всего контингенты нейтральных стран вроде Кипра, Швейцарии или Новой Зеландии. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть