Киргизскую государственность спасать уже поздно, хорошо бы подумать о населении

Главной движущей силой всех всех политических процессов в независимой Киргизии является криминалитет, тесно связанный с правящей элитой
2 июня 2013  11:40 Отправить по email
Печать

Картинка из текущей киргизской действительности: вице-премьер по вопросам безопасности Шамиль Атаханов пытается что-то объяснить митингующим, весьма вяло, судя по видеозаписи, распространенной в интернете, ему внимающим… А в нескольких метрах, вовсе не обращая внимания на вице-премьера сидит известный криминальный авторитет Максат Абакиров, известный в республике по кличке «Водолаз», и время от времени отдает участникам митинга распоряжения.

Для понимания происходящего в Киргизии нельзя обойтись без знания предыстории участия криминалитета в политической жизни. Собственно, оно было всегда, криминалитет был одной из движущих сил государственного переворота 24 марта 2005 года, снесшего тогдашнего президента Аскара Акаева. Начало новому качеству этого участия, когда криминал стал становиться главной движущей силой всех политических процессов и основной «силовой структурой» всех последующих властей, было заложено осенью 2005 года, когда только входивший в силу в своем президентстве Курманбек Бакиев использовал ОПГ Рыспека Акматбаева (родом с Иссык-Куля, это важно) для ослабления вступившего с ним в политический тандем и занявшего пост премьер-министра Феликса Кулова. Кулов, в свою очередь, имел опорой ОПГ Азиза Батукаева – он проиграл и не мог не проиграть, ибо в воцарившейся в республике в целом этнократической среде чеченская группировка Батукаева была обречена.

Дальше – больше. К моменту своего падения Курманбеку Бакиеву (а точнее, его брату Жанышу, возглавлявшему Службу госохраны и курировавшему все криминальные связи) удалось объединить под своим началом две конкурирующие группировки – северную, возглавляемую Камчи Кольбаевым (кличка «Коля-Киргиз»), и южную во главе с Алманбетом Анапияевым («Алманбет Алайский»). Второй изначально доминировал, поскольку юг Киргизии – это граница с Таджикистаном, главным для всего СНГ транзитёром афганских наркотиков.

Падение режима Бакиева не могло не повлечь за собой трансформаций в криминальной сфере. В конце 2012 года, Кольбаев, находившийся вместе с Анапияевым в Дубаи, а заодно и в международном розыске, неожиданно для шокированной этим фактом общественности, добровольно прилетел в Бишкек и сдался на милость властей. Начавшийся вскоре и пока не закончившийся над ним суд к нынешнему времени успел снять с него ряд наиболее серьезных обвинений. Возвращение Кольбаева было результатом его сговора с действующим президентом Киргизии Алмазбеком Атамбаевым, чувствуя шаткость своей власти, действующий президент решил вернуть прежнюю схему разделения ОПГ на юг и север, дабы удержать контроль хотя бы над северными регионами и столицей. Начиная с прихода к власти режима Отунбаевой-Атамбаева, юг находился, находится и, похожё, еще долго будет находиться в совершенно автономном от Бишкека режиме.

Ретроспектива новейшей криминальной истории Киргизии важна не сама по себе. Силовые и правоохранительные структуры республики давно уже не являются ни правоохранительными, ни, тем более, силовыми. Родоначальником этого тренда был первый президент республики Аскар Акаев, который в 2002 году сделал виновными в Аксыйских событиях (расстрел демонстрации, 9 погибших) милицейских офицеров, не наказав никого из виновников тогдашних беспорядков. Акаеву это аукнулось в 2005-м: мартовский переворот был лёгок и прост, все силовики просто не стали мешать оппозиции – кто из страха оказаться крайним, кто за деньги. По признаниям самого Аскара Акаева, верным присяге оказался только узкий круг личной охраны, обеспечившей его переправку в Москву. К слову, большая часть охраны состояла из некиргизов, лишённых клановых, родоплеменных связей, а потому и оказавшихся способными выполнить свой офицерский долг. Через пять лет в отношении группы офицеров спецподразделения «Альфа» и Службы госохраны, также пытавшихся выполнять свой долг – не охраняя Бакиева, а охраняя вполне законным образом режимный объект, здание Дома правительства, да к тому же никого не убивавших, начался судебный процесс, не завршенный до сего времени. Популистскому режиму Отунбаевой-Атамбаева, опирающемуся исключительно на националистов-маргиналов, были и остаются нужны такие вот, без вины виноватые. Но к несчастью самого режима, ими являются профессиональные офицеры, каковых в республике и осталось-то пару десятков.  

Качество сегодняшней силовой поддержки Алмазбека Атамбаева вполне убедительно иллюстрируется парой фактов. В январе нынешнего, 2013-го, 39 военнослужащих внутренних войск дезертировали прямо с постов охраны главной госрезиденции «Ала-Арча» под Бишкеком. Уже позже, назначенный министром внутренних дел Шамиль Атаханов был отторгнут всем руководством МВД, и президент был вынужден трудоустроить своего верного соратника, придумав пост вице-премьера по вопросам безопасности с функцией координирования силовых и правоохранительных структур. Только что его из своих рядов изгнавших. Того самого, пытавшегося вести переговоры с митингующими на Иссык-Куле, и игнорируемого реальными лидерами иссык-кульской толпы. Что же до упомянутого «Водолаза», то его присутствие в управлении иссык-кульскими событиями свидетельствует о неудачном проекте Атамбаева под условным названием «Кольбаев – объединитель ОПГ киргизского севера», а значит, и о беспомощности бишкекской власти.

Симптоматично, что иссык-кульцев, выступающих с локальными, в общем-то, требованиями, мгновенно поддержали на юге – в Джалал-Абаде оппозиционерами захвачено здание областной администрации и при любом развитии событий второй очаг конфликта уже действует.

Сам же конфликт необходимо, вероятно, рассматривать в двух плоскостях. Первая – только бизнес, ничего политического. Акционерами канадской компании «Центерра Голд», ведущей разработку золоторудного месторождения Кумтор», являются не последние люди как киргизской политики, так и более серьёзного истеблишмента. Например, 20-й директор ЦРУ Дэвид Петреус, сын экс-президента Киргизии Максим Бакиев, покойный Борис Березовский, экс-премьер Киргизии Омурбек Бабанов (о нём речь ещё ниже)… На биржевых играх с акциями «Центерры» зарабатывается куда больше денег, нежели золото самого Кумтора. Беспорядки вокруг месторождения – простой, хотя и неслабый, эпизод игры на понижение.

А на биржевые доходы с завистью взирают президент Атамбаев и его нынешний премьер Жанторо Сатыбалдиев, известный ещё в бытность министром транспорта при Аскаре Акаеве среди иностранных инвесторов как «Жанторо-7%». Другими словами, игры вокруг Кумтора – тривиальные попытки передела собственности.

Ну и, наконец, главная на данный момент, политическая и даже геополитическая подоплека. Чрезмерная декларативная пророссийскость Атамбаева – уверен, далеко не искренняя, изначально используемая лишь инструментально, – похоже, насторожила и его исключительно проамериканское окружение, начиная от Розы Отунбаевой и заканчивая тем самым бесславным вице-премьером Атахановым – и их кураторов в Вашингтоне и Лондоне. Кумторские события – предупреждение Атамбаеву, указание ему на отведенное место. Помимо простого и уже привычного для Киргизии силового отстранения от власти для Атамбаева есть запасной или дополняющий фактор давления – турецкий бизнес киргизского президента. Главный ближайший во времени ставленник этой группировки – Омурбек Бабанов, терпеливо ожидающий своего часа. Независимо от того, чем закончатся нынешние события, это знак действующему киргизскому президенту: досидишь до положенного срока, если будешь играть по нашим правилам. Или не досидишь. На эту установку работает как ближайшее окружение самого Атамбаева – часть финансирования кумторских митингов оплачивается через НПО, курируемые Розой Отунбаевой, так и большинство оппозиционеров, так или иначе связанных с Бабановым финансовыми и иными интересами.

Ключевые маркеры судьбы Атамбаева – вывод американской авиабазы «Манас», судьба разведцентра, строящегося в городской черте Бишкека и включаемого в глобальную систему радиоэлектронной разведки «Эшелон», участие-неучастие Киргизии в евразийских интеграционных процессах, начиная с Таможенного союза, сотрудничество или отказ от него с Россией по строительству гидроэнергетических объектов… Речь идет о полной и окончательно переориентации Киргизии в сторону, противоположную от России, Казахстана и формирования евразийского геополитического и геоэкономического пространства. Поэтому, вероятно, катализатором нынешних событий могло стать обсуждение на бишкекском саммите ОДКБ 28 мая проекта строительства железной дороги из Таджикистана через Киргизию на север. Проекта, инициатором которого стал Атамбаев. Проекта, который в случае успешной реализации ломает все американо-британские сценарии для Средней Азии, от проекта «Большой Центральной Азии» до «Нового шёлкового пути», призванных оторвать регион от России.

Ну, а помимо геополитики, есть и специфически киргизская её составляющая, которая во многом определяет развитие событий на тактическом, по крайней мере, уровне. Митингующие уже проигнорировали Атаханова и в ближайшие дни требуют для переговоров премьер-министра Сатыбалдиева. С высокой долей уверенности можно предполагать, что и эта фигура не устроит иссык-кульцев, встанет вопрос о переговорах с президентом, а затем нельзя исключать и постановки вопроса о его отставке. Дальше – в соответствии с устоявшимися уже традициями. Тогда и понадобятся командирские навыки таких людей как Максат Абакиров.

Другая версия развития событий опирается на предположение о вдруг случившейся политической гибкости Атамбаева (на эту версию работают публичные извинения перед митингующими и Атаханова, и экстренно снятого с хлебной должности главы погранслужбы и назначенного полпредом по Иссык-Кульской области Токона Мамытова). Примирение Атамбаева с консолидирующейся оппозицией будет означать лишь временное примирение – во-первых. А во-вторых, это потребует от него отказа от большинства заявленных внешнеполитических решений, прямо задевающих интересы России.

Руководство канадской компании «Центерра Голд» уже заявило о подготовке к консервации рудника Кумтор. Вместе с вполне прогнозируемыми потерями, связанными со срывом туристического сезона на Иссык-Куле, это составит порядка 40 процентов бюджета республики, и без такого уже де-факто находящейся в состоянии дефолта. Среди пользователей соцсетей в интернете в обсуждениях текущей ситуации начала мелькать тема ввода КСОР ОДКБ в республику, что выглядит, как минимум, наивно. Способна ли ОДКБ в её нынешнем институциональном состоянии на подобные действия? Согласится ли на подобное Казахстан, готов ли Таджикистан, как посмотрят на это Белоруссия и Армения? Да и готовы ли в ОДКБ к тому, что на следующий день, случись подобное действо, войска ОДКБ будут объявлены оккупационными? Вряд ли есть к тому готовность хотя бы в плане информационного противоборства. Да и наличие политической воли остается весьма сомнительным.

Поэтому России и другим партнерам Киргизии по ОДКБ остается только смириться с происходящими уже давно помимо их воли процессами и готовиться к предоставлению в Киргизию очередной широкомасштабной гуманитарной помощи. Как обычно, как уже было.

Народ ведь если в чем-то и виноват, то лишь в том, что безмолвствует.            

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

ВАК
Карма: 47
02.06.2013 16:15, #6333
Князев: "...России и другим партнерам Киргизии по ОДКБ остается только смириться с происходящими уже давно помимо их воли процессами..." Помимо их воли идут естественные процессы социокультурных трансформаций, подчиняющиеся действию более 20 законов. Партнеры, вместо того, чтобы действовать в русле этих законов и регулировать процесс, тратят имеющиеся ресурсы на противодействие естественному процессу. Что посеешь, то и пожнешь.
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть