Бостон: действительно ли война теперь стала уделом «немногих»: мнения

Разрушительная и подрывная мощь маленьких групп и даже отдельных людей в физическом мире и в киберпространстве продолжает нарастать.
20 апреля 2013  17:35 Отправить по email
Печать

Эксперт Давид Эйдельман предлагает обсудить интересную и спорную статью — отклик на Бостонскую трагедию.  Профессор оборонного анализа в Школе повышения квалификации офицеров ВМС Джон Арквилла пишет, что война теперь больше, чем когда-либо, стала уделом «немногих». Разрушительная и подрывная мощь маленьких групп и даже отдельных людей в физическом мире и в киберпространстве продолжает нарастать. 

Существует парадоксальная тенденция, чем более глобальным становится мир, тем больше роль одиночек и маленьких групп в силовых столкновениях. Это долгий исторический процесс. В ходе наполеоновских войн стотысячные толпы выстраивались по обе стороны поля брани и шли в атаку друг на друга.  Но чем больше разрастались армии, тем более усиливалась роль единиц и маленьких групп. Когда механизация окончательно набрала ход и к тому же в дело пошло всевозможное дальнобойное оружие, театры боевых действий начали расширяться, необходимые логистические сети разрастаться, и время немногих наступило окончательно. Продолжать концентрировать силы стало значить самому идти на бойню. В войнах миллионов снова и снова исход определяют немногие. Великие державы регулярно вынуждены разочаровываться, когда они – вместо того, чтобы положиться на «немногих», - пытаются победить подавляющими силами. Сейчас, в первые десятилетия информационного века, технологические достижения в областях связи, сенсоров и систем наведения оружия дают малым группам еще больше возможностей. Быстрее двигаться, быстрее действовать, умнее драться - прерогатива немногих.

Ростислав Ищенко, политолог, президент «Центра системного анализа и прогнозирования»:

Автор слабо разбирается в том, о чём пишет и видит только внешнюю сторону проблемы. То же можно сказать о любой войне в любое время. Как только войну начали вести не толпы, а организованные армии, чрезвычайно выросла роль профессионалов (немногих). Профессиональная армия Александра III Македонского, численностью около 40 тыс. чел. умудрилась одновременно удерживать в повиновении Грецию, вести кампанию (правда неудачную) против скифов в Причерноморье и уничтожить Персидскую империю Ахеменидов, заодно завоевав северо-западную Индию и расставив гарнизоны от Эгейского моря, до Инда. Конечно, армия пополнялась покорёнными, но ядро всегда составляли "немногие" профессионалы.

В ходе войн диадохов бывший секретарь Александра Эвмен постоянно побеждал, пока его не предали "аргираспиды" - самые заслуженные профессионалы-ветераны Александра.

Тот же Наполеон, после поражения 1812 года, уже у лету 1813 года собрал новую армию в 400 тысяч человек только для восточного ТВД (то есть, не считая 150-200 тыс. в Испании). Но в России погибли практически все его профессионалы, ветераны "немногие", даже старая гвардия потеряла до половины состава и новые войска оказались неспособны сколько-нибудь эффективно противостоять союзникам в поле.

В конечном итоге войны всегда выигрываются более профессионально подготовленными солдатами и командирами (всех звеньев, включая высшие штабы), лучшими техникой и оснащением, а также более передовой тактикой, но если Вы во всём равны, то исход сражения решает Его Величество Случай. Но случаю очень помогают большие батальоны. Конечно, если 10 000 зулусов бежит на пулемёты и магазинные винтовки солдат лорда Китченера, это - самоубийственная атака, но они могут добежать (иногда добегали) и тогда британцы гибли иногда целыми полками. А вот отделение самого выдающегося спецназа, вооружённого самым современным стрелковым оружием, никогда не собьёт с позиций даже роту образца первой мировой войны. Профессионалы спецназа для другого предназначены.

Кстати, никогда, никакая армия (а не толпа) не двигалась к месту сражения компактной массой - рассредоточиться, прийти в нужную точку разными дорогами (чтобы обеспечить и подвижность войск, и возможность их пропитания и боепитания, и прикрытие флангов. А вот в месте удара войска концентрируются, желательно "в последнюю минуту" (в минимально возможный отрезок времени) перед боем. И современные профессионалы тоже концентрируются для удара. Так что ничего нового в современном мире, кроме повышения разрушительной силы и точности оружия не произошло. Даже война против глубокого тыла противника (война с гражданским населением) началась уже в ходе первой мировой, а её зачатки наблюдались ещё в семнадцатом веке, в ходе Тридцатилетней войны.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Фамилия профессора ВМС США удивительно напоминает римское название орла, бывшего символом легионов Рима. Так вот, про легионы и орлов была поговорка:  Aqvila non captat muskas, равная "орёл не ловит мух" или "легион не бьёт одиночек". Тех самых одиночек, о которых и говорит профессор. Для этого всегда были иные структуры.

Военная сила в истории была массой и скоростью. Шагающий броневой монолит фаланг. Шахматные кувалды легионов. Колуны таранного строя рыцарской конницы. Слитный залп стрельцов, массой свинца. Плотность фугасного огня артиллерии на квадратный километр. Но девяносто человек из ста не предполагали о существовании арканитов, ассасинов, ниндзя, ушкуйников и прочих, способных перерезать связь и коммуникации противника и лишить военные действия главного - их смысла. Но потом - даже литература заметила что "Робин Гудов", что партизан, поскольку явление иррегулярных формирований стало массовым, а применение - совершенно неожиданным, интригующим и романтичным.

Партизаны оказались принципиально непредсказуемы, в диапазоне от идеалистов до криминала. Более того, возникли персонажи, которые до сих пор не может понять История, будь-то Видок или Ванька Каин, Гапон или Сталин. Кобе - повезло больше всех, его эпоха документирована. И всё же - до сих пор миллионы не могут понять, как уголовно-террористические методы могут впоследствии стать безупречным государственным управлением в одном лице. У США нет такого опыта, там пираты становились губернаторами, а мафиозо - сенаторами, но во главе США никогда не стоял профессиональный революционер. Впрочем, в США была гражданская война, и даже был "вестерн", где все были против всех и ряд территорий США прекрасно помнят не только роль федеральной кавалерии, но и успехи одиночек, сыгранных в кино Рэйганом.

В итоге родилось понятие "Тотальной войны" и даже модели подобной войны в виде компьютерных игр серии Total War, где все сражаются со всеми, купцы против купцов, священники против священников, и на каждом углу - повстанцы. Ныне же - повстанцы могут создать торпеду или БПЛА и, постаравшись, сжечь авианосец или оружейный склад. Это кажется, что авианосец тяжело сжечь, в США до сих пор восседает сенатор с лицом певца Моисеева а заодно - потомок адмиралов, так он сжёг собственный авианосец, случайно или в упоении открыв по нему огонь в качестве пилота, что ничуть не помешало его последующей политической карьере. 

Это пример того, как растёт роль кретинов, способных открыть огонь по своим или же заняться интригами в стиле Брута. И эти люди будут угрозой пострашнее энтузиастов-одиночек. Всем памятен пример одиночки Ассанжа, получившего информацию из госструктур. Менее известен пример политических кретинов из Совбеза РФ, что невзирая на возражения генерала Казанцева, предприняли в Грозном парад войск вместо полноценного штурма по давним требованиям Уставов армии. Устав был нарушен политиками. Войскам это обошлось дороже, чем удар сенатора Маккейна по собственному авианосцу. 

Негласный и не прогнозируемый официально симбиоз подобных кретинов и масс энтузиастов - способен приводить страны к таким политическим последствиям, в виде переворотов и революций, что вся армейская мощь может оказаться бессильной. Или же - вынужденной на резню, подобную той, что пришлось делать после предательства Брутом Цезаря.

Так что нет ничего удивительного в интересе ВМС к политике. Пусть не прямо, пусть косвенно, но флот зависим от сухопутных повстанцев или террористов. Как небоскрёбы Нью-Йорка оказались зависимы от давних и любимых союзников США в Афгане, союзники вдруг решили ударить по  США и им это удалось. Но Бжезинский не пострадал за этот удар, как не пострадал и Маккейн за удар по авианосцу. В итоге всех этих взаимозависимостей США и пришлось создавать у себя ранее критикуемый ими КГБ, как единое всепроникающее министерство госбезопасности. 

И если есть тоталитарнейшее по замыслу, всепроникающее по мнению жителей министерство безопасности, то любой агрессор "малыми группами" рискует получить из окон местного населения свинцовый рой. И тогда придётся звать танки и авиацию. И война опять станет войной больших масс, сумм, ресурсов и усилий.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

котовас
Карма: 5
21.04.2013 08:49, #5782
«Существует парадоксальная тенденция, чем более глобальным становится мир, тем больше роль одиночек и маленьких групп в силовых столкновениях».
Здесь нет парадокса, а есть закономерность в том, что единичная мощность человека возрастает! Она растет, как созидательная и как разрушительная сила!
Чем сложнее (глобальнее) мир, тем он более хрупок.
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть