О компетенции, псевдонаучных степенях и государственной службе: мнения

Министерству образования и науки предложили запретить людям, находящимся на государственной службе, защищать диссертации
22 февраля 2013  12:36 Отправить по email
Печать

Министерству образования и науки предложили запретить людям, находящимся на государственной службе, защищать диссертации, заявил глава Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов. Кто именно внес это предложение, Филиппов не уточнил.

Для тех чиновников, кто выполнил основную часть работы в аспирантуре или взял творческий отпуск на год ради написания диссертации, предполагается сделать исключение. По словам Филиппова, министр образования и науки Дмитрий Ливанов готов рассмотреть и иные варианты контроля над качеством диссертаций, помимо полного запрета на защиту для чиновников.

ИА REX: Стране теперь нужны некомпетентные государственные служащие? Правильное ли решение?

Александр Юсуповский, этнополитолог, кандидат философских наук:

Мораль? Это раньше было «Я начальник — ты дурак!» Теперь совсем другое дело: «Если я начальник, то у тебя не должно быть научной степени». Представить себе ситуацию, когда некоторые категории госслужащих, например, аналитики, вообще не представляют ценности без высокой степени компетентности уровня (реальных, а не «нарисованных» кандидатов и докторов наук) министр, вероятно, не смог.

Я уж не говорю о требованиях действующего законодательства:

№ 79 ФЗ Ст. 15. Статья 15. Основные обязанности гражданского служащего

1. Гражданский служащий обязан: поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей;

№ 58-ФЗ Ст. 3. «Основными принципами построения и функционирования системы государственной службы являются: профессионализм и компетентность государственных служащих»

Кстати, очень уместный повод для В.И.Матвиенко высказать альтернативную точку зрения в адрес инициаторов. Насколько я понимаю, вопросы взаимодействия науки для обеспечения государственных решений — это в последнее время близкая ей тема. Ну, или предложить обсудить кейс своему научно-экспертному совету.

Валентин Гринько, историк и философ, кандидат философских наук:

Образование — а я под этим понятием имею в виду подготовку научных и практических работников профессионализации — у нас стоит на голове.

Насколько мне известно, все граждане нашей страны и считают себя умными на всю голову с самого рождения. Учиться они очень не любят и не рвутся. Так называемое образование им нужно только потому, что в образовательном учреждении там выдают об этом государственные документы разной степени статусности, удостоверяющие и без того глубокий ум и гениальные способности. Практически во всех учебных заведениях обучающиеся постоянно находятся под давлением преподавателей, которые, несмотря на активное, при поддержке СМИ и прочих развлекательных каналов, сопротивление большинства обучающихся, хоть что-то стремятся им передать из своих профессиональных знаний, тем более практически на общественных началах, поскольку достойной оплатой труда преподавателей мало кто из граждан шибко озабочен. А государственный и общественный надзор за деятельностью преподавательского сообщества —— суров и бдителен как мало где вообще.

Особенно граждане, активно не желающие учиться и не освоившие необходимых знаний, при логичном возникновении проблем с удостоверением этих знаний по изучаемым предметам, любят канючить хоть троечку и т.п. и очень не любят подвергаться финансовым и прочим санкциям (в виде платных допзанятий и т.п.) за неудовлетворительную успеваемость.

Я считаю, что все конторы по федеральному и вообще государственному контролю над подготовкой, как это называется, высококвалифицированных научных кадров для народного хозяйства следует распустить. Оставить эту деятельность на предпринимательскую инициативу компетентных и состоятельных граждан, способных организовать самодеятельные, полезные учебные и исследовательские учреждения разного уровня. Эти учреждения свою деятельность должны проводить на основании социального заказа, в том числе и государственного, за счёт средств заказчика и других доброжелателей. Должное качество подготовки кадров таким путём будет обеспечено при наличии общественной потребности в выпускниках подобных учреждений без всякого государственного контроля над каждой копеечной свистулькой бюрократического руководства наукой. Поставим образование на ноги!

Ростислав Ищенко, политолог, президент «Центра системного анализа и прогнозирования»:

Базовая мысль правильна. Действительно, чиновник, если он работает качественно, не имеет времени и сил писать диссертацию. Однако всегда бывают исключения. Редко, но бывают талантливые и работоспособные люди, вытягивающие подобный (двойной) напряжённый труд на протяжении двух-трёх лет.

Поэтому, думаю, что простой запрет не совсем корректен и ограничивает права и возможности талантливых людей. Очевидно, надо установить особый порядок контроля чиновничьих диссертаций и диссертаций политиков. Например, если человек, с тремя классами церковно-приходской школы избрался депутатом и вдруг настолько поумнел, что в сжатые сроки получил высшее образование и уже готов защищать диссертацию, то, очевидно, не только текст диссертации и необходимых для защиты научных статей, но и знания соискателя должны стать предметом особо пристальной проверки. То же относится и к людям, чей научный потенциал «просыпается» немедленно после занятия чиновничьей позиции определённой высоты.

Общество имеет право на вопрос: «Если ты настолько увлечён наукой, то почему сразу пошёл не в науку, а в политику или на госслужбу?» Или: «Если тяга к науке проснулась только что, то почему бы не уйти с госслужбы в науку?» Кроме того, это повод проверить чем занимается чиновник на своём рабочем месте и нужна ли вообще его должность, если у него есть время диссертацию писать. Короче, человек должен знать, что его будут пристально и нелицеприятно проверять по нескольким линиям сразу и потерять можно много, а приобрести только диплом кандидата или доктора наук.

В этом случае, даже если считать, что коррупция всё равно непобедима, коррупционная составляющая возрастёт настолько, что для многих липовая учёная степень станет просто нерентабельной. Увеличение риска и финансовой нагрузки на липовые защиты резко снижает количество «учёных», чей активный словарь состоит из 50 слов, из которых 30 — ненормативная лексика. И сами советы, присваивающие учёные степени, должны жёстко контролироваться и нести ответственность, в том числе уголовную, если выяснится, что степень, присвоена человеку, не владеющему предметом (о прямом плагиате я просто не говорю). Всё всем всё равно не запретишь. Исполнение законов, норм и правил должно контролироваться, иначе само существование этих самых законов (и даже запретов) обессмысливается.

Леонид Савин, политолог, главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика»:

Это как то странно. Вообще, признаком хорошего тона во многих странах считается, что если персона занимается высокой политикой, то у него должна быть научная степень. Вопрос в том, что наука стремительно деградирует, и нынешняя верификация имеет мало значения. Разве может чиновнику помешать исследовательская работа? Наоборот, она должна его стимулировать мыслить, отвлекать от распилов и прочих непотребств. Контролировать качество диссертаций должно не так, а системно! Начиная от руководителя по научной работе, — чтобы он непосредственно отвечал за то, что пишет прикрепленный к нему диссертант. Еще создать соответствующие условия в аспирантурах и создать базу соискателей. Плюс основным показателем должны быть авторские публикации. Никто ведь не отрицает, что Ницше, например, не заслуживает научной степени, но получил он ее за публикации, без всяких защит! Ведь комиссии по защите тоже несут в себе элемент коррупции!

Кирилл Мямлин, публицист:

Воистину — «заставь дурака богу молиться, он весь лоб расшибет». Отчего бы еще не издать указ, что чиновники должны на работу ходить с зашитыми карманами — чтобы взяток не брали. Большей глупости сложно было бы придумать. Те, у кого эго чешется — возьмет фиктивный отпуск, а потом выдаст копипаст. А тех немногих, кто действительно умный и пишет реальные научные труды (в чиновники у нас иногда берут и из учебных/исследовательских институтов) — могут плюнуть и не пойти. Поскольку, «как ни странно», далеко не все желают идти на госслужбу и там воровать.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Решение ограничивает права граждан-госслужащих на умственное развитие себя и общества. Это неравноправие не только обесценивает престиж госслужбы. И не только вредит творческим силам на госслужбе, где вполне возможно рождение новых научных достижений, ведь госслужба это тоже жизнь и стремление жизнь улучшить. Это неравноправие будет показывать, что госслужащий по определению не может исследовать мир в интересах науки, ради общества, в качестве личной самоотдачи и личного созидания. Так что это решение — похоже на изобретение "научных евнухов".А заодно это решение спасёт тех бездарей, что ухитряются проникать на высшие государственные должности, не имея в активе даже обычных публикаций, не говоря уже о признанных научными. Поэтому это решение ныне подрывает престиж тех, кто его оглашает. Как ни скрывать авторов сего решения — оно уже ударило по Ливанову и его команде. А значит — стоит проверить их знания, нет, не диссертации, а просто дипломы.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы ИА REX:

Запрещать государственным служащим заниматься научной деятельностью, на мой взгляд, непродуктивно. Полезнее будет направить эту деятельность в конструктивное русло, создав новое для РФ научное направление — изучение государственного управления, как науки. Во многих странах существует такое научное направление.

В англоязычных странах государственное управление называется — public administration и под этим термином понимается как деятельность государственных институтов, так и академическая дисциплина, изучающая эту деятельность. В США готовят кадры с учёной степеню PhD (кандидата наук) в области государственного управления (public administration). Такой специалист совмещает знания различных областей наук, необходимых для реализации законодательной и политической деятельности. Департамент общественных связей Национальной ассоциации вузов США утверждает, что средняя зарплата таких специалистов с учёной степеню PhD (кандидата наук) в области государственного управления (public administration) в государственном секторе составляет $ 51000, а в частном секторе в среднем $ 75000 в год. Вот несколько примеров заработной платы для данного вида карьеры: Политический аналитик: $ 40,000 — $ 68,000; Сити-менеджер / САО: $ 100,000 — $ 108,000; Научный руководитель: $ 65,000 — $ 80,000. Таким образом, можно с пользой для дела заниматься наукой и служить государству. А если не сложилось в государственном секторе, хорошому специалисту с учёной степенью находится место с большей зарплатой в частном секторе экономики.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Источник: ИА REX
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?
57.7% Да, знаю.
Цель беспорядков в Грузии:

Подписание соглашения между ТПП РФ и Исследовательским центром частного права им. С.С. Алексеева

Подписано Соглашение о сотрудничестве между ТПП РФ и Исследовательским центром частного права имени Сергея Алексеева при Президенте Российской Федерации.

Подписи под Соглашением поставили глава ТПП РФ Сергей Катырин и и.о. председателя совета (руководителя) Исследовательского центра Лидия Михеева.

Палата и Центр будут продолжать давно начатое сотрудничество; документ – логичное закрепление плодотворных и взаимовыгодных отношений, заявил Сергей Катырин.

https://video.tpprf.ru/