Перед тем, как soft-power заработает, ей нужно придумать русское название: мнения

Эксперты ИА REX обсуждают статью Ивана Фомина об эффективности политики soft-power
20 февраля 2013  18:44 Отправить по email
Печать

Эксперт ИА REX, философ, шеф-редактор журнала «Сократ» Иван Фомин в статье «Прозаседавшиеся или шаг к „soft-power политике“» спрашивает, чего же не хватает нашим крупнейшим фондам и их руководителям, чтобы организовать, наконец, такую эффективную политику «мягкой силы» в российских интересах, организовать как на внешнеполитическом пространстве, так и внутри страны?

«Вся их деятельность, почему то, на 90% сводится к организации и проведению различных форумов, конференций, заседаний, фестивалей и слетов различных „людей доброй воли“. На эти цели тратятся огромные деньги. Съезды и конференции проводятся с невиданным размахом, с участием как российских, так и часто, антироссийских деятелей всех мастей, которых, видимо, пытаются на этих форумах утопить в водке, икре и в прочем нашем гостеприимстве»... Ведь даже при беглом знакомстве с этой нынешней российской «soft-power политикой», становится очевидно, что на эти средства, которые таким вот образом расходуются на всю эту «борьбу за мир», можно и нужно организовать системную работу по ключевым направлениям этой российской soft-power — политики просто на другом качественном, содержательном и системном уровне. При этом, разумеется, и эффект от этой работы был бы несопоставим с нынешним, постзастольным эффектом, — отмечает эксперт. 

ИА REX: Что необходимо сделать для организации эффективной российской политики soft-power?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Прежде всего, необходимо понять, что т.н. «мягкая политика» не имеет никакого отношения к урокам русского языка, памятникам Пушкину, религии и тому подобным сферам. Такого типа политика — это решение главных, стратегических политических задач невоенными методами.

Чтобы такая политика была эффективной, желательно, для начала, найти для неё свой собственный, хлёсткий и точный российский термин. В противном случае, мы будем иметь — и давно имеем на практике — жалкую, второсортную подделку под чужие стандарты, которая никогда не станет лучше оригинала.

После этого реализуется следующий комплекс мер:

1) Россия перестаёт платить деньги «профессиональным русским», всем в ближнем зарубежье, кто беззастенчиво тащил из неё средства на протяжении последних 10-15 лет на бездарные, формальные и бесцельные проекты;

2) Россия генерирует свою, оригинальную концепцию этой т.н. пока ещё «мягкой силы», в которой не будет места всем этим безумным, нарицательным матрёшкам, лаптям и балалайкам;

3) На форумы, круглые столы и конференции за рубеж выезжают совсем иные россияне, чем это было на протяжении тех же последних 10-15 лет, демонстрируя своими подходами, тезисами, принципами, что новый период — наступил;

4) Эти люди нацеливаются, прежде всего, не на русскоязычных соотечественников — которых давно ни в чём убеждать не надо, — а на коренных, титульных граждан данной страны.

И всё это — лишь начало, «нулевой» этап, выравнивание площадки после предыдущих патриотических «работников». Которые своими бесконечными и бестолковыми «круглыми столами», «поклонными крестами» и «крестными ходами» наглухо заколотили, для России, не только дальнее, но и всё ближнее зарубежье.

А пока надо попросить генеральное профильное ведомство, Россотрудничество, дать свой, русский, вариант словосочетания «мягкая сила», чтобы доказать необходимый уровень креатива. Думаю, президенту Путину такой изначальный подход придётся по душе.

Ростислав Ищенко, политолог, президент «Центра системного анализа и прогнозирования»:

Проблема заключается в том, что государство в лице чиновников, даже понимая, что оно хочет получить на выходе и даже (принимая идеальный вариант) если коррупционная составляющая на государственно-чиновничьем уровне полностью отсутствует, не владеет соответствующим инструментарием, превращающим желания в действительность. После распада СССР государство декларировало свою внеидеологичность. Следовательно исчезли идеологические структуры, которые и несли ответственность за агитацию и пропаганду как внутри страны, так и за её пределами. Правящие «технократы» по мере возникновения необходимости просто нанимали тех или иных пиарщиков.

Но частные структуры всегда стремятся увеличить свою норму прибыли. С другой стороны, чиновники заинтересованы в том, чтобы заказанные ими мероприятия получили освещение в СМИ (если начальник увидел по телевизору, значит всё прошло хорошо). Отсюда обоюдное стремление к дорогим, помпезным и, зачастую, бессмысленным мероприятиям. На них можно списать суммы на порядок больше реально затраченных. Они обязательно получат хорошую прессу (журналист съездивший на конференцию с русским хором в Грецию захочет поехать и в Испанию, так что сам, без лишних просьб напишет всё как надо). Начальство будет довольно результатом, поскольку все будут восхищаться высоким уровнем проведения мероприятия. В общем, политический результат нулевой, но всем хорошо.

Поэтому заказчик, в лице государства, должен для начала сформулировать чёткие требования (особенно по результату), затем необходимо провести несколько (или даже несколько десятков) закрытых встреч заказчиков (политиков) с исполнителями (чиновниками и экспертами). В ходе этих встреч заказчик сможет составить себе более-менее внятное представление о ситуации на рынке, о реальных возможностях достижения определённого результата в определённые сроки, сравнить предлагаемые программы действий, расходы и т.д. После чего уже сделать осознанный выбор, исходя из понимания максимальной эффективности (заявленная цена / ожидаемый результат).

В идеале же государство должно иметь профильные структуры, которые смогут чётко формулировать техзадание под отводимые ресурсы, понимая при этом желаемую перспективу влияния на ситуацию на срок в пять-десять лет. И которые смогут не просто платить деньги частным конторам, за получение красивой картинки в телевизоре, но будут работать с ними в постоянном партнёрстве. Причём ведущая (в плане формулировки задач) и ограничивающая (в плане финансовых аппетитов) роль в этом партнёрстве как раз и должна принадлежать государственным структурам. Естественно, подобные структуры должны комплектоваться не просто профессионалами, но людьми, заслуженно пользующимися безоговорочным доверием, поскольку не только созидательная, но и разрушительная сила современных информационных технологий вполне сравнима с силой мирного / не мирного атома, а по эффективности (победа без разрушений) превосходит его.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Источник: ИА REX
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?
57.7% Да, знаю.
Цель беспорядков в Грузии:

Правление ТПП РФ: система ТПП РФ должна активизировать работу в сфере трансфера технологий, знаний, компетенций из науки в промышленность

https://video.tpprf.ru/