Имеет ли аэропорт в карабахском Степанакерте стратегическое значение: мнения

Эксперты ИА REX о геополитической роли Нагорного Карабаха, планах США и России: «Участвует ли Россия в игре, или вновь сыграет «в пас»?»
14 февраля 2013  23:35 Отправить по email
Печать

Эксперт ИА REX, кандидат исторических наук Модест Колеров считает, что смелый и провокативный проект аэропорта в карабахском Степанакерте (которому пропагандистски удачно Азербайджан навязал имя «Ходжалинского») – теперь не кажется провокативным и легко внесён самим Азербайджаном в контекст пакетных соглашений и изъят им самим из контекста авиационного суверенитета. "И ясно – почему: аэропорт этот вовсе не для независимости Нагорного Карабаха, как бы ни хотелось отдельным уличённым в Армении провокаторам, а для независимости военно-политических коммуникаций вокруг Карабаха: удобства высадки миротворцев, миссий политического наблюдения и, наконец, миссии ОБСЕ, которая, с большой вероятностью, станет первым пассажирским коллективом в Степанакертском аэропорте, а своей среднесрочной целью будет иметь вывод Карабаха из-под контроля и Баку, и Еревана. Статус Нагорно-Карабахской республики в таком ландшафте станет вторичным, а образ «начала международного признания» - почти убедительным. Самое главное, что и в Баку, и в Ереване это поражение в правах будет выглядеть компромиссом", - отмечает эксперт.

ИА REX: Действительно ли проект аэропорта в карабахском Степанакерте имеет такое стратегическое значение?

Рачья Арзуманян, эксперт по проблемам военной и национальной безопасности, кандидат технических наук (Армения):

В целом трудно не согласиться с мнением г-на Колерова, тем более мне, как эксперту, который на протяжении последних лет говорил о необходимости принятие во внимание именно геополитического контекста, при рассмотрении арцахской проблемы. Чтобы не повторяться я просто приведу цитату из работы, написанной в начале 2011 года, то есть два года назад.  «Таким образом, Арцах и арцахское армянство на протяжении веков играли ключевую роль в региональных процессах, что осознавалось и учитывалось всеми традиционными геополитическими акторами. Роль и значение Арцаха связаны в основном с геополитическими функциями и специфическим психотипом арцахского армянина, традиционно тяготеющего к военной и государственной службе. ... Большой удельный вес культурного и человеческого ландшафтов в геополитических функциях Арцаха требует внимательного к себе отношения, а проекты, разработанные на основе только военно-экономического анализа, не могут быть признаны адекватными. На фоне турбулентности на Большом Ближнем Востоке США и прочие геополитические центры имеют возможность сформировать более адекватную картину Кавказа, приняв во внимание фактор Арцаха, являющегося геополитическими ключами региона. ... Это означает, что в условиях преобладания в мировой политической системе геополитического контекста удельный вес Арцаха, являющегося, в первую очередь, геополитическим актором, объективно будет расти. Период, когда функции Арцаха, как актора региональной и мировой политики нивелировался и сводился на нет, уверено подходит к концу». Как говорится все логично и предсказуемо. Соглашаясь в целом я хотел бы кратко, тезисно привлечь внимание к ряду деталей, которые, как известно, могут радикально изменить общую картину.

1. Думаю, г-н Колеров преувеличивает роль Арцаха и аэропорта в проблемах транзита. Это несущественный фактор, учитывая темпы, с которыми США намерены сократить размеры своего военного присутствия в Афганистане. Сегодня Президент США представит своей внешнеполитическую концепцию и в ней будет пункт о сокращении вдвое (на 34 000) воинского контингента в течение одного года. Вот скажем ссылка на одну из статей по этому поводу.

 2. Основной вопрос, которым на мой взгляд следует задаваться куда будут переброшены выводимые войска, обладающие боевым опытом, умеющими воевать в гористой местности и пр. Я не готов сегодня отвечать на вопрос, но задавать его надо. И здесь я бы хотел привлечь внимание к термину «второй фронт», который использует г-н Колеров. Я согласен, что Китай, это своего рода «направление главного удара». Однако если продолжить военную аналогию, помимо главного удара наносится и «другие удары», и термин открытие «второго фронта» в данном случае более подходит другому геополитическому актору. 

3. В складывающейся ситуации критически важным становится терминология, используемые понятия, так как они несут с собой различную геополитическую и военно-политическую нагрузку. Небрежность, которая терпима в спокойные годы, недопустима в наступающих. В частности я бы отложил бы пока в сторону термин «независимость», как смутный и неопределенный. Говорить о независимости могут себе позволить, наверное, геополитические акторы, да и то в довольно специфическом форме. Термин «признание» также выглядит сомнительным и малозначащим в складывающейся ситуации. Для примера возьмем тот же Курдистан, о котором говорит и г-н Колеров. Он не признан, но с этого года является участником Давосского форума, с властями Курдистана на постоянной основе встречаются официальные лица высокого уровня и т.д . и т.п. С другой стороны мы имеем признанный Ирак. Почему не воплотить ту же концепцию на Кавказе? Могут ли повести Арцах по тому же пути? То, что на Западе разрабатывается концепция «вовлечения без признания» (engagement without recognition) применительно к Абхазии, Южной Осетии и Арцаху, известно как минимум с 2010 года, во всяком случае, мне. Ничего нового.

4. Да, возникают серьезные проблемы для армянской государственности и армянского народа, которые должны готовить отклик на качественно изменяющуюся ситуацию и контекст. Каким образом, в рамках каких идеологем не допустить отрыва Арцаха от Армянства, Армянского мира, возможен ли такой отрыв? Как не дать его изолировать через прямое подключение к международной арене. Это глубокие вопросы и вызовы, которые пока плохо осознаются в Армении. Здесь г-н Колеров прав. Мы пока не готовы в кардинальным изменениям столь глубокого масштаба. И я бы на месте г-на Колерова добавил в анализ еще армяно-турецкие отношения, надвигающееся 100-летие Мец Егерна, который вполне можно будет использовать для отрыва от Республики Армении уже Спюрка и Армянского вопроса. Очевидно, что на первый взгляд это отдельная тема, но она элемент того же пасьянса, которые начинают раскладываться на Кавказе и Большом Ближнем Востоке. 

5. Главное, на мой взгляд, это понимать, что процессы разворачиваются на геополитической арене и здесь критически важным становится роль России, ее поведение. Участвует ли она в игре, или вновь сыграет «в пас»? Думаю это критически важно для всех на постсоветском пространстве, так как в тактическом плане все те шаги, которые будут предложены Западом Армении, другим государствам Южного Кавказа, Средней Азии будут выглядеть как получение преимущества и даже бонус, так как наиболее вероятной целью будет выдавливание России с Кавказа, другие геополитические задачи. Причем бонусами, от которых невозможно отказаться, своего рода «американская помощь» в известной карточной игре. Армения в лице двух армянских государств и Спюрка в состоянии решать на данной арене только задачи обороны и выживания. Мы ее решали в 90-е, думаю решим и на этот раз. Вопрос в цене и результатах. Думаю, подавляющему большинству на постсоветском пространстве хотелось бы избежать очередной геополитической катастрофы. На сегодняшний день только Россия обладает потенциалом, который позволяет изменить складывающийся расклад. Остальные будут вынуждены адаптироваться, воевать и выживать, пытаясь найти свое место в новом мире.

Али Гаджизаде, политолог (Азербайджан):

У меня создается впечатление того, что у господина Колерова совсем плохо с географией и еще хуже с геополитикой. Либо желание что-то написать было так сильно, что он решил просто игнорировать все остальное.

Однако обо всем по порядку. Во-первых, господин Колеров, рассуждая об американской политике в мире и в частности в регионе, создает такое впечатление, будто он сам лично непосредственно находится на американской политической кухне, и американские «светила» чуть ли не советуются с ним по вопросам внешней политики. Считаю, что гадать на такие темы - не признак профессионального подхода к вопросу, равно как и выдавать за факты свое собственное субъективное мнение.

Что касается «участия Армении в военном транзите войск США из Афганистана», думаю, автору этих слов нужно почаще вглядываться в карту региона и получше изучать геополитическую ситуацию, как в мире, так и в регионе. Вопрос безопасности транзита, который затронул автор, говоря: «Новая Грузия и старый Азербайджан почему-то не внушают достаточной уверенности в этой безопасности» решается не Модестом Колеровым, а руководством вышеназванной державы, исходя из геополитических и экономических реалий.  Что касается якобы навязанному со стороны Азербайджана названию аэропорта (Ходжалинский), то и тут господину Колерову стоит взглянуть на карту. Взглянув на нее, он может к своему «удивлению» обнаружить, что тот самый Степанакертский аэропорт находится в 10 километрах (по дороге) от города и вплотную прилегает к Ходжалы, отсюда и название «Ходжалинский». Что касается позиции Азербайджана по Ходжалинскому аэропорту, то она не изменилась, и всем заинтересованным лицам она известна. Совершенно естественно, что вокруг этой темы идут и будут идти разного рода спекуляции - было бы странно, если их не было.

Грант Микаэлян, политолог, научный сотрудник института Кавказа (Армения):

Автор статьи "ОБСЕ ОТКРОЕТ АЭРОПОРТ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ" обращает внимание на глобальный геополитический контекст вопроса открытия аэропорта в Нагорном Карабахе. В Армении и Азербайджане этот вопрос видят в региональном разрезе - в виде приближения признания НКР мировым сообществом, либо интеграции в международное пространство. Поэтому, власти Армении содействуют открытию аэропорта, а власти Азербайджана - препятствуют этому.

Я бы не хотел уходить столь далеко, поскольку, на мой взгляд, все это не вполне реализуемо и актуально - от признания НКР, и до миротворцев. Кроме того, в регионе довольно много аэропортов, которые могли бы быть задействованы Россией и США при необходимости. Так что вряд ли Степанакертский аэропорт мог бы решить нерешаемые сегодня с логистической точки зрения вопросы. То же самое и в политической сфере - признание Карабаха конечно в какой-то степени зависит от степени его состоятельности, но вопрос аэропорта - лишь крупица в эту копилку.

Принципиальным для самих жителей НКР выглядит вопрос гражданской инфраструктуры, поскольку на сегодняшний день функционирует лишь одна дорога, связывающая Нагорный Карабах с Арменией, дорога длинная, горная, узкая и быстро изнашиваемая. Какой бы ни была конфликтная ситуация вокруг территории, люди, которые там прямо сейчас живут, должны иметь те же права, что и остальные жители региона, в том числе право на свободное перемещение. Именно это на мой взгляд, является самым важным для собственно жителей Нагорного Карабаха.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть