18+
Курилы: От пенсионной экспроприации до сдачи территорий
Система капитализма исчерпала весь капитал планеты
Куда ведёт выход из системного кризиса современной цивилизации?
До нуля: почему Россия избавилась от американского госдолга именно сегодня?
Почему передача островов Японии – это капитуляция?

Исчезнет ли слово «чужак» из паспортов в Латвии: интервью о референдуме по «негражданам»

Инициаторы референдума о «негражданах» Латвии верят в успешный исход своей инициативы.
12 сентября 2012  08:31 Отправить по email
Напечатать

В Латвии насчитывается порядка 300 тысяч неграждан. В их паспортах написано alien (в переводе на русский дословно — «чужак»). Партия «За права человека в единой Латвии» инициировала проведение референдума за отмену института безгражданства. На первом этапе собрано 12 600  подписей граждан государства. На втором этапе потребуется собрать подписи 150 тыс. избирателей с учётом собранного на первом этапе. В этом случае референдум состоится. Есть ли препятствия и помехи на этапе сбора подписей? Почему референдум был инициирован именно сейчас? Как коренные латыши относятся к проведению референдума о «негражданах» Латвии? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту ИА REX ответил правозащитник, представитель организации «За родной язык» Илларион Гирс.

ИА REX: Расскажите о ситуации с референдумом о «негражданах» Латвии на данный момент. В какой стадии находится проведение референдума?

Система референдума в Латвии — трёхступенчатая. Первый этап — это минимум 10 тысяч нотариально заверенных подписей. Этот этап мы преодолели. На данный момент ЦИК проверяет достоверность этих подписей, и должен принять решение о продвижении на второй этап, когда нужно будет набрать ещё примерно 140 тысяч, но это уже будет происходить за государственный счёт. По нашему мнению, ЦИК должен передать это на второй этап. Но они запросили экспертизу в Министерстве юстиций, руководимом ставленником националистической партии. Своими высказываниями он чётко показал, что никакой объективности в экспертизе со стороны руководимого им учреждения быть не может, и ЦИК говорит, что будет учитывать их мнение. Но мы надеемся, что ЦИК всё-таки будет действовать в соответствии с законом, а если нет, то придётся оспаривать негативное решение, и, быть может, протестовать против него.

ИА REX: Как родилась идея о проведении референдума по «негражданам» Латвии? Почему эта идея возникла именно сейчас, а не, скажем, 5 лет назад?

Я представляю организацию «Par Dzimto Valodu» («За родной язык»), которая была инициатором референдума о введении в Латвии двуязычия, за юридическое признание фактически существующего двуязычия. Что касается референдума по гражданству, то инициатором была другая организация, но мы поддержали эту инициативу: это правое дело, общее дело. Я думаю, что многие общественные организации, у которых раньше было разное видение ситуации, объединятся на лоне этого референдума.

ИА REX: Наш эксперт Юрий Юрьев считает, что именно русские могут спасти Латвию. По его мнению, в свете того, что граждане Латвии отбывают работать и жить в ЕС, именно русские заинтересованы в экономической и социальной стабильности Латвии. Вы согласны с этим мнением?

Я думаю, что большинство населения Латвии заинтересовано в том, чтобы Латвия процветала, была стабильным, независимым, социально благополучным государством. Я бы не делил здесь население на латышей или русских. Другое дело, что сейчас во многом так складывается, что именно от русских зависит дальнейшая судьба Латвии, и если латышам и русским удастся объединиться, быть может, у Латвии есть шансы остаться независимым государством.

ИА REX: Как к этому референдуму относится коренное латышское население?

Более позитивно, чем к предыдущему. Естественно, власти тоже нагнетают панику. Пропаганда постоянно утверждает, что это угроза национальной безопасности, угроза латвийской государственности, что является полным нонсенсом. Они утверждают, что мы не можем дать гражданство всем, потому что это бы означало отказ от доктрины Латвии как государства-продолжателя той республики, которая существовала до 1940 года, но этот аргумент ничтожен, и Литва наглядно продемонстрировала это: там всем было предоставлено «нулевое» гражданство, как и было обещано, потому что русскоязычное население в значительной своей части поддержало восстановление независимости Латвии, отсоединение от СССР, потом пожалели. Но, тем не менее, они голосовали за независимость этой республики, и их «кинули», как бы грубо это ни звучало.

ИА REX: Каково отношение у властей Латвии к готовящемуся референдуму? Создают ли они какие-то препоны, или, наоборот, кто-то из них благоприятствует проведению референдума?

Абсолютно никто не благоприятствует. Как я уже сказал, ЦИК под политическим давлением подверг переданный им законопрект юридической экспертизе, что, по моему мнению, не входит в их компетенцию. Этого никогда не делалось прежде, но в данном случае они выслушивают мнение экспертов и дальше будут принимать решение. Какое — пока непонятно, но на ЦИК оказывается, по моему мнению, беспрецедентное давление в истории Латвии.

ИА REX: Не создают ли чиновники препятствий в отношении сборщиков подписей?

Это было, но мы это преодолели. Министр юстиции, который является надзорной инстанцией для нотариусов, сделал заявление о том, что это — незаконная инициатива, а нотариусы не имеют права участвовать в заверении подписей под этой законодательной инициативой. Понятие «законной» и «незаконной» законодательной инициативы, по-моему, вообще нет. В современном мире единственное и неизменяемое правовое положение: власть принадлежит народу, а в какой форме это осуществляется — это уже выбор народа. Если более 10 тысяч подписалось и заверило свои подписи у нотариуса за какую-то важную инициативу — это уже означает, что это важный вопрос для того, чтобы обсудить его на государственном уровне. То есть, давление на нотариусов было. Некоторые ему поддались, но некоторые выполнили свой служебный долг, и, в любом случае, мы это преодолели. На втором этапе сбор подписей будет проходить по всей стране, за государственный счёт, и, я думаю, препятствий будет уже меньше. По крайней мере, там можно будет задействовать уголовную статью по препятствованию волеизъявлению народа.

ИА REX: Премьер-министр Латвии Валдис Домбровскис полагает, что цель инициаторов референдума о «негражданах» — раскол общества. Можете прокомментировать это заявление?

Бред. Никак иначе. О каком расколе он говорит? Раскол произошёл в 1991 году, когда они разделили людей на граждан и неграждан. Потом они начали делить граждан на лояльных и нелояльных. Латвийское общество не было единым с момента распада Советского Союза. Наша инициатива направлена на восстановление единства, на сплочение общества. Если мы устраним барьер «гражданин — негражданин» между людьми, которые одинаково привязаны к Латвии, в большинстве своём родились на территории Латвии и не имеют привязки к другой стране. Мы пытаемся преодолеть эту разрозненность. Поэтому министр выдаёт желаемое за действительное. Вопрос в том, почему бы он хотел, чтобы наша инициатива подходила под его описание. Наверное, это вопрос борьбы за власть.

В их случае это вопрос сохранения власти. Они называют нашу деятельность угрозой национальной безопасности, но я хотел бы сказать, что они путают национальную безопасность с личной неприкосновенностью и несменяемостью во власти, несменяемостью, которая обеспечивается делением электората на термины «русский» и «латышский», при том, что у значительной части русских жителей Латвии нет права голосовать. Таким образом, они обеспечили себе несменяемость власти на протяжении 20 лет. В принципе, меняются только вывески, а остаются одни и те же люди.

У нас во власти нет конкуренции и идеи относительно путей развития государства, нет даже дебатов о том, какую социо-экономическую модель выбрать для развития государства. И это невозможно до тех пор, пока есть общий легкореализуемый разделяющий фактор «свои-чужие», «граждане-неграждане», «латыши-нелатыши», и всё, что идёт со стороны русских, сразу клеймится как «чужое», «враждебное», хотя это деструктивный подход, и именно в этом подходе и заключается угроза латвиской государственности. У нас есть клеймо «официальная Латвия страдает русофобией», но тут я неоднократно обращал внимание: Латвия вступила в НАТО и говорит — «это наша защита от России». Мы живём в то время, в котором Латвия не представляет никакого серьёзного интереса для России, и даже если предположить, что этот интерес появился, то встал бы вопрос: «Зачем?».

Русские в Латвии являются самым лучшим щитом от, пускай гипотетической, но всё же какой-то исходящей угрозы со стороны России. Если эти русские будут частью Латвии, и будут воспринимать Латвию как своё государство, то у России не будет повода для вмешательства. Я говорю об этом латышам, но они этого не понимают. Они думают, что их защитит какой-то договор, который никогда в жизни не работал. Я общался с одним своим британским знакомым, и спросил у него: «Вы пришлёте эскадру в Рижский залив?», а он ответил: «Нет!». Тогда я спросил его: «А что же будет?», и получил от него ответ: «Начнутся переговоры». Я сказал ему, что переговоры и так начнутся — достаточно быть в ЕС, да даже можно там и не быть — переговоры всё равно будут, ведь это — Европа.

Сейчас действует другое положение, когда говорят: «Нас оккупировали в 1940 году, а затем ещё раз». Лично я не считаю, что это было оккупацией. Это было инкорпорацией, которая соответствовала интересам большинства населения Латвии, и доказательством тому является факт, что никаких протестов не последовало. Ведь Финляндию не присоединили к Советскому Союзу, потому что народ был против. А в Латвии народ не был против: встречали солдат с цветами. Кто-то говорит, что их вынудили, но я видел множество фотографий: мне кажется, нельзя вынудить улыбаться, искренне, с радостью. Можно просто вынудить людей ничего не делать, но проявлять радость — вряд ли.

Как раз деление на граждан и неграждан Латвии является угрозой безопасности Латвии. Сейчас у референдума есть отличная возможность это преодолеть. Я не говорю, что все латыши, но именно через правящую элиту они реализовали свою власть и разделили ответственность за несправедливое отношение к русским. Для латышей на этом референдуме есть прекрасная возможность, скажем так, красиво извиниться и сказать: «Да, что было, то было, но мы преодолели эти детские болезни, и всё-таки мы один дружный народ; да, у нас разные национальности, но мы — многонациональный народ Латвии, и давайте с этим согласимся». У них будет возможность сделать это на референдуме. Если они этого не сделают — мне их откровенно жаль: дальше им будет сложнее.

ИА REX: Илларион, есть ли официальные данные по «негражданам» Латвии? Сколько их в Латвии? Это только русские, или есть также и другие национальности?

Это преимущественно русские. Есть очень небольшое количество латышей, которые на момент распада СССР жили в других странах, и по каким-то причинам не смогли достать документы из архивов, подтверждающие, что у них была привязка к Латвии до 1940 года. Но преимущественно «неграждане» — это русские, или русскоязычное население. Также есть белорусы, украинцы, часть евреев, поляки. Мне кажется, национальность человека определяется его языком мышления. Я против того, чтобы делиться на какие-то этногруппы.

ИА REX: Какова позиция «Русской общины Латвии»? Ходили слухи, что эта организация может отказаться от поддержки референдума по «негражданам».

Надо понимать, что «Русская община Латвии» в институциональном виде не существует. Это организация, которая объединяет в себе несколько людей, которые, в основном, занимаются культурными мероприятиями. Кокошник, каравай — это всё хорошо, но к защите прав русскоязычного населения эта организация не имеет никакого отношения — по крайней мере, своим участием она этого не доказала. Если вы имеете ввиду высказывания отдельного члена этой организации Игоря Ватолина, то это власовец. Он пытается, возможно, подстелиться под власть, но, в любом случае, его высказывания не отражают мнения всей организации, поскольку председатель общины Вячеслав Алтухов, открестился от его слов и сказал, что община поддержит этот референдум, как поддерживала предыдущие инициативы и действовала в соответствии со своим объективным интересом. Я, при случае, непременно задам ему вопрос, почему он вообще находится в этой организации — возможно, ему надо было вступить в другую.

ИА REX: Многие эксперты говорят о том, что без поддержки Нила Ушакова, мэра Риги, референдум не получит силу, и граждане не пойдут голосовать на участки. Какова позиция Нила Ушакова в целом?

Нил Ушаков высказался против проведения этого референдума, и причём не столько против по сути, сколько против в связи с тем, что он считает, что в конкретной ситуации большинство голосов на этом референдуме набрать не удастся, и он не поддерживает это. Поэтому он оставил себе «мост» для того, чтобы передумать, и даже более того, в одной из телепередач он открыто сказал, что если у него сложится впечатление, что шанс получить большинство есть, то он передумает и поддержит эту инициативу. Откровенно говоря, мы бы предпочли, чтобы он поддержал её изначально, но он проявил неуверенность, и тем самым дал нам задание помочь ему обрести уверенность в успехе этого референдума.

Что же касается мнения многих экспертов, то надо понимать, что многие эксперты заинтересованы в успехе партии «Центра Согласия», которую представляет Нил Ушаков, и их мнение — субъективно. При этом многие оценивают этот референдум так же, как и предыдущий, исключительно по какому-то математическому результату, но это же не так. Ведь если русская община сплотится — а этого можно достичь благодаря прошлому референдуму, мы достигли большой степени сплочения, благодаря этому референдуму — это будет волей такого количества жителей Латвии, с которой невозможно будет не считаться. Впору вспомнить марш на Вашингтон в 1963 году, когда, по правительственным оценкам, было 200 тысяч человек, по оценкам общественных организаций, которые это устраивали, было 300 тысяч вышедших на демонстрацию, и это перевернуло страну.

В течение последних нескольких лет в стране абсолютно устранилась какая-либо дискриминация. Тут много параллелей, потому что «неграждане Латвии» — сокращённо «негр», а чёрное население Америки — тоже негры. И даже в том числе вышедших на акцию протеста было 10-15% белого населения, и это именно то, что сейчас происходит в Латвии. На предыдущем референдуме процент поддержки латышей тоже составлял примерно 10%. При этом, на первом этапе нынешнего референдума среди подписавшихся — порядка 10-15% латышских фамилий. А этот результат сопоставим с результатом предыдущего референдума — а на прошлом референдуме мы собрали 273 400 голосов «за». Преимущественно это русские голоса, но в процентном соотношении к населению страны это 25% по результатам голосовавших. За каждым из этих людей стоят дети, стоят «неграждане», и ещё 30 тысяч «неграждан» стоят особняком, без права проголосовать. Это огромное количество. Если они все выразят протест, то страна просто остановится. Тогда, в Америке, 300 тысяч человек составляли менее 0,5% населения. С тем ресурсом, которым русскоязычные располагают в Латвии, не добиться равноправия — если действительно работать на результат, а не на процесс, — нужно постараться. А если постараться добиться — я уверен, что мы добьёмся успеха.

ИА REX: Доктор исторических наук Дмитрий Володихин полагает, что готовящийся в Латвии референдум по негражданам имеет своей целью дать дополнительный серьёзный аргумент для влиятельных националистических кланов в латышской политэлите. «Оный аргумент предназначается, разумеется, для западноевропейской общественности», - сказал он. Вы согласны с его мнением?

Нет. Референдум направлен на защиту той группы населения, на которую направлена политика этих националистических организаций, и подобные так называемые мнения экспертов, политологов и ещё кого угодно являются реальной провокацией. У меня к ним возникает вопрос: зачем они высказывают такие мнения? В чём заинтересованность?

Да, косвенно националистические партии, возможно, получают для себя некий дополнительный повод кричать о том, что отечество в опасности. Но они это делают по-любому, и всегда это делали. Это не должно нас останавливать. Если ждать, пока это пройдёт — мы просто потеряем себя в этой стране, потому что 20 лет ждали, пока эта эйфория независимости маленького национального государства пройдёт. Ждали, но результат неутешительный: национализм растёт, потому что появляется новое поколение, которое воспитано на мифах, предубеждениях против русских, которые не помнят ничего хорошего из советского времени, ничего из той дружбы народов, которая, так или иначе, но была, и эта молодёжь уверена, что если бы Латвия пробыла ещё около 10 лет в СССР, то латышского языка вообще не осталось бы, потому что Советский Союз стремился уничтожить латышскую культуру. Я не раз слышал подобный аргумент. Но это же чушь!

Люди постарше помнят, что вывески на улицах были на двух языках — и на русском, и на латышском. Скажем, во всём делопроизводстве использовались два языка. Множество документов — свидетельство о браке, о рождении, о смерти, бланки и протоколы допроса — всё было на двух языках. И так было во всех союзных республиках. Да, русский был языком, объединяющим всесоюзные республики, но в Евросоюзе эту роль исполняет английский язык, поэтому истерить на тему того, что русский, как основной в Советском Союзе, был назначен для того, чтобы подавить все остальные языки — это неправильно. Это был функциональный выбор, потому что невозможно разговаривать с огромным количеством людей на своих языках, тем более если это маленькие языки. И точно так же есть английский, французский языки, и я задаю вопрос: «Ребята, а вас не смущает, что вы сейчас англицизируетесь, франкизируетесь?», но нет — это никого не возмущает. Тогда я не понимаю, почему вас возмущало то, что вы дополнительно к латышскому знали русский. Хотя, опять-таки, художественное образование было доступно только на латышском, и вся творческая среда разговаривала на латышском языке, и если русскоговорящий не знал латышский, то ему нечего было там делать. Но молодёжь этого не знает, потому что им лгут и говорят, что велась целенаправленная деятельность против латышской культуры. Им никто не рассказывает, что, например, праздник песни и танцев был введён не без согласия царя ещё в XIX веке, и уже в XX веке, в советское время, они проходили регулярно, и это были важные мероприятия для латышей, когда каждый приезжает из своего края, и каждый край демонстрирует свой танец, песню, и это действовало непрерывно, и останавливалось только на момент войны. Очень важно, чтобы молодёжь видела историю целиком. Молодёжи в школах сейчас преподают историю, подстроенную под идеологию, которая сейчас есть, поэтому нам некогда ждать! Национализм надо лечить, сам по себе он не пройдёт, и мы его лечим протестом.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
71.5% Да, считаю.
Образ России в СМИ Белоруссии, по Вашему мнению:
Видео партнёров