Будет ли применено прецедентное право в деле Черного-Дерипаски: Давид Эйдельман

ИА REX публикует интервью политтехнолога Давида Эйдельмана о судах российских олигархов в Лондоне
26 июля 2012  14:46 Отправить по email
Печать

В Лондоне продолжаются суды олигархов друг с другом. Недавно Аркадий Гайдамак проиграл суд Льву Леваеву. Новый процесс, который приковывает внимание британской прессы — это тяжба Михаила Черного против Олега Дерипаски. Слушания в Лондоне вызывают большой интерес, поскольку они должны пролить свет на период, известный как «алюминиевые войны»: после распада СССР последовали годы хаотических, изобилующих нарушениями закона и актами насилия «выяснений отношений» за контроль над алюминиевыми предприятиями. Ситуацию прокомментировал эксперт ИА REX израильский политтехнолог Давид Эйдельман.

ИА REX: Что объединяет дела Березовского-Абрамовича, Гайдамака-Леваева и Черного-Дерипаски?

Во всех трёх случаях истцы пытаются убедить суд, что можно быть владельцем бизнеса подпольным образом, не будучи владельцем акций. Утверждая, что они были не «крышей», а партнёрами...

ИА REX: Тогда поражение Гайдмака — должно иметь прецедентное значение?

Да. Но преждевременно радоваться Абрамовичу и Дерипаске я бы не советовал. Британский суд прецедентный... может и другой прецедент избрать. В любом случае, рассмотрение этих российских дел в лондонском суде — это пощёчина российскому государству и российскому правосудию.

ИА REX: Михаил Черной, который известен был в лихие девяностые годы под прозвищем «Миша-крыша», тоже хочет, чтоб его считали не «крышей», а партнёром? Как Дерипаске удастся доказать, что партнёрства не было?

Во-первых, бремя доказательств лежит на истце, а не на ответчике. Во-вторых, что такое партнёрство? Адвокаты Дерипаски утверждают, что никакого бизнес-партнёрства между их клиентом и Черным не было: партнёрство предполагает финансирование и инвестиции, а Черной их не делал. Черной не присутствовал на важных собраниях, на которых, по идее, должен был присутствовать, если бы владел, как он утверждает, 20% акций «Сибирского алюминия» («Сибала»). «На самом деле Черной не был настоящим, обычным бизнесменом... он был уголовником, который в своей криминальной деятельности и при формировании своего богатства пользовался помощью сообщников-уголовников, в числе которых были Малевский и Попов (но не только), а также стоявшие за ними организованные преступные группировки (ОПГ), Измайловская и Подольская», — говорится в заявлении адвоката Дерипаски Тома Бизли (Tom Beazley) из адвокатской палаты Blackstone Chambers. Дерипаска, по словам Бизли, никогда не давал ни устного, ни письменного согласия на партнёрство с Черным и такого партнёрства не было.

ИА REX: Звучит достаточно убедительно. Что может сторона Черного противопоставить этому утверждению?

Хотя бы фотографии и видеозаписи, на которых Дерипаска, Малевский и Попов дружески отмечают дни рождения и свадьбы.

ИА REX: Это может звучать убедительно для лондонского суда? Ведь любой проведший 90-е в России или в другой постсоветской стране хорошо понимает, что крышуемые обязаны были поздравлять своих вымогателей со всеми праздниками.

Именно эту аргументацию и использует адвокат Дерипаски, говоря о том, что крышуемый «соблюдал ритуальные условия крыши — встречался и был дружелюбен к людям, её предоставлявшим». Как утверждает адвокат Дерипаски, «krysha» в 1990-е годы в России была обязательной частью бизнеса, пока эту ситуацию не переломил президент Владимир Путин.

Вообще же, комментируя этот процесс, британские издания пишут в антропологическо-ироническом стиле. Как об экзотике. Представьте себе, что должны испытывать в Independent, пересказывая сведения о Михаиле Черном, который по данным представленным суду адвокатами Дерипаски, бежал из России в 1994 году, после того как стали звучать обвинения в том, что он замешан в мошенничестве в банковской сфере (с фальшивыми авизо), а затем приобрел для себя и своей семьи фальшивые польские паспорта. Когда он и его жена пытались с этими паспортами приехать в Лондон, они были задержаны иммиграционной службой и высланы назад в Швейцарию. Что должны испытывать в Independent, когда они описывают, что сам Черной утверждает, что приобрел польские документы за две тысячи долларов у человека по имени Дмитрий, которого он встретил на пляже во Флориде, и который заверил его, что документы подлинные... Ну разве это не экзотика: миллиардер покупающий паспорта с рук на пляже?!

ИА REX: Комментируя процесс Березовского против Абрамовича, вы сказали, что английский язык обогатился таким словами как kidalovo и krysha (эти слова не переводят). Чего к этому словарному запасу английских юристов добавляют юридические разбирательства между Черным и Дерипаской?

Бизли в ходе первых слушаний добавил еще одну российскую реалию — dolya. С 1995 по 2001 год Черному было переведено множество платежей в виде «доли», утверждает Бизли. Затем пошли: obschak (у Измайловской ОПГ и Малевского роль общака, к которому якобы приложил руку и Черной, играла Trenton Business Corporation, зарегистрированная Малевским на Британских Виргинских островах), avtoritet (им, по утверждению адвокатов Дерипаски, был в Подольской ОПГ Попов, который любил отмечать, что занимается её коммерческими делами), vor-v-zakone (Тайванчик) и ponyatiyka (запись о договорённости, которая не имеет юридической силы).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть