Как достичь социальной справедливости: мнения

11 октября 2011  11:38 Отправить по email
Печать

С  требованием социальной справедливости люди выходят на улицы в Греции, Испании, Израиле и атакуют в США Уолл-Стрит. Эксперты ответили корреспонденту ИА REX на вопрос о том, что такое социальная справедливость и как её достичь.

ИА REX: Возможно ли достичь справедливого распределения, пока каждый думает о получении для себя выгоды? Как же всё-таки достичь социальной справедливости и возможно ли это?

Политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития  Григорий Трофимчук:

Социальная справедливость определяется отношением государства к тем, кто содействует его укреплению и подъёму, а главным показателем – размер зарплаты. Высшая власть по факту является здесь главным арбитром и оценщиком, так как в этой тонкой морально-психологической сфере никакие юридические нормы не работают. Такие законы невозможно придумать в принципе. Без «фактора Сталина», который как руководитель был вынужден лично разбираться в учёных, писателях, изобретателях, во всех миллионах их проблем, телега бы с места не сдвинулась.

Только сама власть может отрегулировать ситуацию с разрывом доходов у бедных и богатых, только сама власть может допустить или ограничить существование олигархов, которые, судя по их доходам, работают в сто смен в день, в отличие от ленивого и, видимо, беспробудно пьющего (по убеждению всё тех же олигархов), учителя русского языка. При этом у тех же самых российских олигархов самым слабым местом является графа «Польза для государства».

Власть должна иметь систему по поиску талантливых людей во всех сферах, во всех регионах, чтобы искать, выцеживать, фильтровать тех, кто способен дать пользу не только для себя. Без помощи власти никакой справедливости здесь ждать не стоит, сама себя эта сфера не отрегулирует.

Что касается естественного неравенства между людьми по их природе, мозгам, по способностям, то, казалось бы, тут всё просто: иметь больше денег должен тот гражданин, который обладает необходимыми качествами. Однако практически во всех «цивилизованных странах», включая новую Россию, деньги получают в основном те, кто обладает тупостью, умноженной на родственные связи. Только государство может заблокировать или, наоборот, активизировать массовую инфильтрацию во власть родственников начальников.

В Греции, Испании, США и других аналогичных странах люди выходили протестовать всегда, в попытках проорать свои требования в атмосферу, фактически в пустоту. В этом нет ничего нового. Просто в российском информационном поле, до последнего времени, существовал негласный запрет на освещение этой стороны западного образа жизни, на который по-прежнему равняется Москва.

Научный руководитель Центра изучения современности (Париж, Франция) Павел Крупкин:

Понятие справедливость, как и многие другие обществоведческие понятия, гораздо лучше понимается через своё обратное - через понятие несправедливость. Несправедливость это чувство, которое вызывается в людях при управлении неравенством, которое осуществляется людьми, наделёнными властью. При уменьшении численности групп, переживающих применяемые к ним практики как несправедливые, или при ослаблении данного переживания, уровень несправедливости в обществе понижается.

Уменьшение общественной несправедливости может быть результатом активности социума, которое ставит таковое в качестве одной из своих целей. И уже многие общества достигли в своих социальных практиках гораздо более высокого уровня справедливости, чем оно обеспечивается социальными рутинами российского социального порядка, так что нам, безусловно, есть куда двигаться в этом плане.

Социальный психолог, кандидат медицинских наук Марк Сандомирский:

Возможно ли достичь социальной справедливости - вопрос, обращенный скорее к философам (особенно утопистам). А вот само требование социальной справедливости возникает у людей закономерно - ещё Фрейд обратил внимание на то, что именно с этого начинается цивилизация. И тогда оказывается, что у требования социальной справедливости есть два источника. Один - инфантильный: хочу то же, что у других, просто по факту своего существования, при этом, не предполагая, что придётся что-то отдавать взамен. И элементы подобного подхода врастают в современное общество, способствуя его инфантилизации и пестуя патернализм. Собственно, попытка построения общества на основе подобного понимания социальной справедливости и привела СССР к его финалу.

Второй источник требования социальной справедливости - глубинный, инстинктивный.  Социальный инстинкт, конечно, построен на поддержании определённой общественной иерархии и относительного неравенства - но они должны быть обоснованными и не выходить за границы определенных пороговых значений. В современной же России диспропорция в доходах (и реальных правах) наиболее обеспеченной части населения и  основной массы граждан, выживающих на уровне абсолютной социальной фрустрации, просто "зашкаливает". Только унаследованный от СССР патернализм населения предотвращает до сих пор реальные проявления протеста. Что касается Греции, США  и других стран - причина массовых выступлений связана с относительной социальной фрустрацией, подстёгнутой кризисом.

Культуролог, кандидат философских наук (Германия)  Лариса Бельцер-Лисюткина:

Социальной справедливости достичь, скорее всего, невозможно, но у обществ есть шанс достижения консенсуса относительно того, каким большинство людей хотят видеть своё общество. Например, в Германии, когда я приехала туда в 1989 году, уровень поддержки социальной системы был очень высок. Сейчас это положение постепенно изменилось. Объединение Германии наложилось по времени с интенсивными процессами объединения Европы. Всё это стоит дорого. Стране приходится нести основные расходы на единство и самой Германии, и Европейского Союза. Немецкие налогоплательщики до сих пор платят так называемый Соли - налог солидарности в размере 5,5% своих доходов. Его ввели специально для финансирования объединения, как временную меру, и все с энтузиазмом её поддержали. Но прошло 20 лет, и консенсус немецкого населения относительно этих процессов распался. В бывших восточных землях появилась остальгия - тоска по бывшему раздельному существованию обеих частей страны. Евроскептики критикуют финансовую политику Евросоюза в поддержку бюджетов бедных стран. Эта политика мотивировалась именно доводами о необходимости установить внутри ЕС справедливость в распределении национальных богатств. Финансовый кризис поставил под угрозу сам статус западной экономики как ведущей мировой экономики. Под давлением таких обстоятельств достичь общественного консенсуса относительно понимания "справедливости" практически невозможно. Сейчас общество проходит через конфликтную фазу, но если удастся вернуть экономическую стабильность, то появятся предпосылки для обретения консенсуса относительно категории "социальная справедливость". Разумеется, что олигархические структуры и углубление пропасти в доходах между богатыми и бедными не совместимы с социальной справедливостью.

Переводчик и IT-предприниматель (Бостон, США) Фёдор Толстой:

Социальная справедливость заключается, конечно, не в полном равенстве потребления всех в обществе. Но современное понимание социальной справедливости подразумевает доступ к "элементарным" благам современной цивилизации и удовлетворение основных потребностей человека в тех пределах, в каких их понимает общество, в котором он живёт. Это значит, что как бы ни был человек физически слаб, глуп, ленив, стар, или молод и из бедной семьи - но он должен иметь доступ к современной медицине, образованию, информации, транспорту, личной безопасности, иметь прожиточный минимум пищи, одежды и жилья.

После того, как общество обеспечило этот минимум всем своим членам, оно может позволить себе распределять избыток "неравно": оставляя больше тем, кто более силён, удачлив, предприимчив или трудолюбив.

В этом плане равно "социально несправедливы" и дикий капитализм, не оставляющий бедным и больным даже минимума, и казарменный коммунизм, отказывающий в справедливом вознаграждении наиболее продуктивным членам общества.

Мне кажется, высший уровень социальной справедливости достигнут сейчас в высокоразвитых странах Запада социал-демократической ориентации: Скандинавии и вообще северо-западной Европе, Канаде, Австралии.

США никогда не отличались высоким уровнем социальной справедливости, говоря простыми словами, бедные не имели минимума, а богатые имели "непомерно много". При этом американцы в массе своей сами предпочитают этот путь, делая упор в своей ценностной системе не на Справедливость, а на Свободу и Равные Возможности.

Однако  то, что было терпимо во времена экономической стабильности, стало гораздо более болезненно в период затяжного экономического кризиса - с этим и связанно движение "оккупантов Уолл-Стрита".

Политконструктор Юрий Юрьев:

Социальная справедливость - это право выжить для традиционных социумов.

Что касается нынешних массовых протестов, то в США люди выступают против "рейганомики", то есть за равные налоги. А то принцип "богатые платят меньше" - противоречит народоправию и народовластию, вводя понятие финансовой аристократии, сначала меньше облагаемой, а потом - неподсудной, а после - господствующей вплоть до рабовладения. И ныне в США идут именно антиолигархические протесты. И эти протесты могут охватить не только США, но и весь мир, где "богач платит меньше гражданина".

Природа протестов в Европе схожа тем, что в Европе тоже наблюдается отток средств в более "дешёвые" регионы. Ведь граждане обогащали и защищали свои страны, но в итоге этого - обладатели состояний предпочли выводить средства в иные страны и к иным народам. Это небезосновательно считают предательством своих народов. А при действиях властей, направленных на замену коренных жителей "дешёвыми", речь идёт уже о предательстве олигархии и властей совместно, то есть о заговоре под девизом "деньги важнее людей". А традиция белой расы состоит в том, что "люди важнее денег". Вот это и считается "социальной справедливостью" в существующих протестах, а именно - необходимость выживания имеющегося социума, или же "коренного народа".

У русских несколько иное представление о "социальной справедливости", мы полагаем таковой экономические "равенство и братство", как в Древнем Риме полагали справедливостью "хлеба и зрелищ". В протестах "Запада" цель иная, там речь идёт не о равенстве потребностей и возможностей, а о равенстве прав для всех классов. Запад пришёл к тому, что его обескровливает и лишает средств олигархическая глобализация, что он тоже стал колонией для олигархов, и протесты на Западе более напоминают "национально-освободительное движение" в ленинских терминах, чем "классовую борьбу" или "борьбу за социальную справедливость".

С крахом социалистического СССР, Запад, кроме Скандинавии, перестал быть социально ориентированным, и стал считать граждан лишь сырьём для прибылей "избранных". Вот это и хотят показать протестующие в США и в Европе, намекая, что если власти и бизнес не предложат сами приемлемого для сохранения социумов сочетания прибыльности и гражданственности, то общество начнёт искать эти решения без учёта мнений существующих властей и бизнесов.

Политолог, эксперт по СМИ и PR-технологиям (Азербайджан) Али Гаджизаде:

В моём понимании социальная справедливость это не то когда все живут в достатке, а то, когда дети богача и дворника имеют одни и те же права и одни и те же возможности (в учебе, карьере и так далее).

Полагаю ошибочно считать, что все должны жить в достатке, и называть это справедливостью. 

Наивно полагать, что когда-то на земле воцариться социальная справедливость. Однако правительства стран могут максимально приблизиться к этому. Я считаю, что для этого вовсе не нужно раздавать людям разного рода пособия и кредиты. Нужно всего лишь создать равные условия для всех. Условия работы, образования, медицинского обслуживания и так далее. 

Журналист Александр Белковский:

Проблемой социальной справедливости в постсоветском обществе нужно было заниматься в начале 90-х, во время беспримерного в мировой истории дерибана социалистической (народной) собственности. Сегодня поезд уже ушёл. Остаётся реализовать предложение булгаковского Шарикова: всё забрать и поделить!

Журналист и блогер (Львов) Александр Хохулин:

О нынешней социальной справедливости в России и на Украине говорить не приходится вообще. И ещё в очень многих странах. Сообщения о социальных вспышках даже в государствах "золотого миллиарда" наводят на грустные раздумья, а "Декларация МОТ о социальной справедливости в целях справедливой глобализации" напоминает Программу строительства коммунизма. Блажен, кто верует…

Журналист и переводчик (Израиль) Даниэль Штайсслингер:

Социальная справедливость не подразумевает полного равенства. Но она подразумевает возможность жизни (а не балансирования на грани выживания) для всех, не только для предпринимателей и верхушки наёмных работников. Для её достижения необходимы: высокий прогрессивный подоходный налог и государственное перераспределение доходов. В пользу тех, кому меньше повезло в жизни и недостаёт способностей интеллектуальных или коммуникативных. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
32.8% Путин Владимир
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть