«Русский вопрос», надо ли его поднимать сегодня: мнения

9 сентября 2011  09:30 Отправить по email
Печать

Эксперты прокомментировали корреспонденту ИА REX тему русского вопроса, широко обсуждаемую блогерами в социальных сетях.

Политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук:

Тема уже достаточно долгая, по времени, практика «поднимания русского вопроса» новой Россией показывает, что почему-то вне всякой зависимости от этого процесса положение русских в ближнем зарубежье ухудшается с пугающей быстротой. Проблема в том, что популяризацией Русского мира занимается, в основном, армия чиновников, которым по определению нечего сказать своим зарубежным соотечественникам, с которыми у них нет общего языка, несмотря на то, что и те, и другие владеют русским. Учителя и педагоги — также далеко не тот отряд, который может возбудить желание учить русский язык (в том числе среди мигрантов) и, соответственно, тянуться к России: они ещё по школе многим надоели.

Абсолютно отсутствует и тот важнейший слой, который сплачивал не только русских, но вызывал здоровую зависть у китайцев, вьетнамцев, представителей других дальних стран — новое поколение русских учёных, артистов, музыкантов и т.д. Сейчас — или постсоветское пространство пытаются «протопить» или старым советским углём (Алла Пугачёва, Иосиф Кобзон), или какими-то копиями западного стиля, которые всегда хуже оригиналов.

Москве на данный момент нельзя думать ни о чём, кроме как о восстановлении позиций русского языка в качестве важнейшей основы коммуникации между постсоветскими народами. Когда исчезнет язык, РФ не сможет сплотить даже непосредственно самих русских по обе стороны границы, не говоря уже о привлечении внимания таджиков, киргизов, грузин и других бывших братьев. Где-то в Нью-Йорке и Париже русский язык знают намного лучше, чем в самой Москве, которая заменила половину родных слов «трафиками» и «баттлами», не понимая, что говорящие на такой смеси языков люди, на слух европейца, выглядят странными «азиатскими обезьянами». С таким гуманитарным материалом претендовать на объединение русских невозможно.

Отсюда вывод: 1) у РФ осталось не более 20 лет, в течение которых русский язык ещё будут понимать в постсоветском периметре и даже на нём говорить; 2) усиление расходов РФ на «интеграционные», «братские» статьи находится в обратной зависимости от практических результатов, что говорит только об одном — или это коррупция, или не тем платят.

Все остальные разговоры — о цивилизации, менталитете, религии, духовности — теряют всякий смысл с потерей общего языка. Кто говорил с иностранцами, с огромным трудом общающимися с вами на ломаном русском, тот понимает, что в таком режиме уже не работает ничего — ни цивилизация, ни менталитет, ни духовность.

Научный руководитель Центра изучения современности (Франция) Павел Крупкин:

То, что можно назвать словами «русский вопрос», по большому счёту имеет два измерения — внутреннее и внешнее. Внутреннее измерение вопроса связано с тем, что русским пока ещё не удалось обрести своей субъектности, они, увы, ещё не смогли стать нацией. Как это не грустно говорить, но русские люди в массе своей представляют атомизированную толпу крайних индивидов, привыкших выживать по одиночке, и потерявших навыки создания открытых широких коалиций для поддержки друг друга, для отстаивания общих интересов. Единственное, что им удаётся сейчас в части общего действия — это узкие замкнутые группы криминального типа, которые им, увы, не обеспечивают положения хозяина на занимаемой ими территории.

Внешнее же измерение русского вопроса обусловлено отношениями народа со своими начальниками. В историческом ареале обитания русских людей правящие группы столь сильно отравлены плохо скрываемым антирусизмом, что это во многом определяет специфику восхождения по социальной лестнице тех, кто всё же решается воспользоваться социальными лифтами. Этим людям приходится перекорёживать себя достаточно сильно, выкорчёвывая из души малейшие ростки симпатии к оставшимся внизу представителям своего народа. Социальные же места основной массы населения практически изоморфны положению овец в стаде при пастухах, то есть в части эмансипации у нас ещё пока «конь не валялся». Причём данное освобождение людей касается и экономических сторон жизни, и политического самоуправления, и дискриминации по этническому признаку.

К сожалению, русский вопрос стоит давно, и уже перезрел в этом своём стоянии. Чрезмерная задержка русских людей в начале пути к обретению субъектности своего народа позволяет многим полагать, что народ уже умер, погиб в результате антропологической катастрофы, связанной с большевистским социальным экспериментом. С другой стороны, слава русского имени настолько велики, что какая бы народная субъектность не зашевелилась на Восточно-Европейской равнине, она вряд ли сможет отказаться от великой русской культуры, от великой русской истории. И будем надеяться, что именно этот момент определит траекторию развития антропокрова нашей земли.

Политконструктор Юрий Юрьев:

В русском языке нет слова «менталитет», а есть слово «самосознание». Если заменить «русский менталитет» на «русское самосознание», то окажется что без осознания себя русскими — люди без со-знания... Кстати, слово «со-знание» это, как и «со-весть», категория не только особи, но и общины. «Весть и со-весть», «знание и со-знание» это разные вещи. Знанием может быть и ненужная книга, а вот о сознании мнение вправе иметь и другой человек. Таковы тысячелетние правила, которые передали нам предки через действительно великий и действительно могучий русский язык. Русский язык порой похож на список законодательных определений и правил, так вот «самосознание» на деле означает, что народ должен сознавать себя, прежде всего, сам, а иначе о нём и знать-то не будут.

Поэтому издавна и любят завозить всякие словеса типа «менталитет» и прочие привязки к латыни, дескать, русские неспособны самовыразиться без латинских терминов. И норовят это доказать в тиражах. Перед сотрудниками СМИ редактор машет премией и заставляет их чаще использовать «глобалистские» термины вместо русских. Перед ним машет деньгами хозяин. А перед ним — банкир. А потом оказывается, что Россия не способна назвать главу правительства «правитель», главу исполнительной власти «властитель», как будто у неё нет даже своих слов для своих властей.

Зачем же русским диаспорам стремиться в такую Россию, где власть и пресса уже «иноземноязычные»? Может лучше быть на равных правах с их хозяевами? Этим русским мигрантам что «генеральный секретарь», что «президент» — чужды даже русскому языку, не говоря уже о правах и народовластии. Некоторым русским, что коммунистический интернационализм, что православный интернационализм не особо близки, и они об этом сами писали. Настоящий русский прекрасно понимает, что если компартия Китая прикажет своим назваться православными и выучить русский, то полмиллиарда таковых будут готовы уже через год, да так, чтобы «мировое сообщество» признало «поддельных русских» за равноправных с исконными. Полагаю, что истинный русский не будет искать кровь инородцев в тех, кто служит русскому народу и русской культуре, а обрадуется, что русская кровь способна «пленять» таланты, «пленять» в лучшем русском смысле этого слова. Но кто же тот самый «настоящий» и «истинный» русский? А тот, кто стойко защищает русские истины. Поэтому нужно всегда поднимать «русский вопрос». Ведь без вопроса: «Кто русский?» не будет и ответа: «Русские — есть!»

Политолог, эксперт по финансовому и экономическому маркетингу Владимир Беляминов:

Безусловно, актуальность проблемы «русского вопроса» в эпоху тотальной глобализации очень важна для сохранения русской культуры и идентичности нации, посягательства на которую ведутся повсеместно.

Русские ценности общества, присущие восточнославянской цивилизации, нормы морали, вековые устои ментальности и семейные ценности претерпевают агрессию со стороны иных культур и цивилизаций, при этом через либеральность всё той же псевдорусской интеллигенции. Русским во всём мире сегодня необходимо принять на вооружение те же методы «наступательной обороны», которые используют другие народности. Прежде всего, в молодом поколении необходимо воспитывать чувство гордости за Россию, за страну, за свой народ и его историю. Хватит уже пытаться в угоду кому-то перекраивать историю, изменять культуру, пора русифицировать западную культуру.

Мы такие как мы есть и это должно стать стержнем национальной идеи.

Отдыхая в этом году в Крыму, мне было приятно видеть отдыхающих, приехавших из России, одетых в футболки с надписью «Я русский», «Россия» и прочие.

Это патриотизм, при этом не напускной, а действительно от души. Посмотрите на народы Кавказа — повсеместно они пропагандируют идею своей аутентичной принадлежности к своему народу, республике и это у них в крови. Поэтому я считаю, что хватит быть мягкотелыми, хватит смотреть и думать «что о нас скажут» — пора действительно жить по-русски, сохранять и приумножать ценности русской цивилизации, налаживать связи между диаспорами разных стран и континентов и самим создавать и развивать русскую цивилизацию, нападки на которую ведутся повсеместно.

Культуролог, кандидат философских наук (Германия) Лариса Бельцер-Лисюткина:

Надо или не надо? Сложный вопрос. Мне кажется, что в разных странах, где проживают русскоязычные диаспоры, этот вопрос стоит по-разному. Даже в такой классической европейской стране как Германия, где я живу уже 20 лет, в разных федеральных землях этот вопрос стоит по-разному. Нет ничего общего в положении русскоязычной диаспоры в Эстонии и в Германии, хотя обе страны члены ЕС. А ситуация в Англии вообще уникальна, она не типична ни для одной другой страны. Англия в силу обстоятельств стала прибежищем для крупного российского капитала и местом, куда состоятельные россияне предпочитают отправлять на учёбу своих отпрысков.

Поэтому я бы выразилась осторожно: «Поднимать вопрос» имеет смысл лишь тогда, когда для этого есть повод. Например, дискриминация российской диаспоры. Инициатива должна во всех случаях исходить от самих диаспор, а не из России. Российские эмигранты отнюдь не всегда идентифицируют себя с теми кругами, которые принимают в России политические решения. Большинство из них крайне критически относятся, например, к политическим убийствам, назойливой клерикализации, отъёму собственности и к судебным преследованиям современного искусства. Иностранным общинам должна быть дана возможность самим выбирать себе партнёров в России, с которыми они хотели бы сотрудничать в культивировании своей российской идентичности. К тому же надо учитывать, что никакого общепринятого имиджа «русской цивилизации» и менталитета не существует, ни у самих эмигрантов, ни у коренного населения принимающих стран.

Напомним, что блогер Александр Русаков в социальной сети Гайдпарк провёл опрос среди пользователей соцсети. Респондентам был задан вопрос «„Русский вопрос“, надо ли его поднимать сегодня в России?». В результате 84% опрошенных считают, что «Да, Русский вопрос надо поднимать», 12% думают, что «Нет, Русский вопрос поднимать не надо», 4% опрошенных предложили свой вариант ответа.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть