Как вымирает «благополучная» Россия: причины, динамика, тенденции: мнения

26 августа 2011  17:30 Отправить по email
Печать

Эксперты прокомментировали корреспонденту ИА REX проблемы отцов и детей, затронутые в докладе «Как вымирает „благополучная“ Россия: причины, динамика, тенденции» эксперта Михаила Делягина.

ИА REX: Можно ли согласиться с Делягиным в оценке проблемы отцов и детей в России и как «конфликт поколений» выглядит в других странах?

Политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук: Катастрофа, которая якобы возникла сегодня внутри пары «дети-отцы» — старческий взгляд на вещи. Дети всегда, во все времена понимали нормальных, мыслящих и умных родителей и стеснялись родителей тупых, автоматически отдаляясь от них. Сами родители во все времена делились на эти две простых категории. Поэтому по-настоящему интересный человек — интересен молодым людям в любом возрасте, до самой смерти, давая им тот самый пример вне всякой зависимости от государственного строя. А молодое — не значит новое.

Существует масса примеров ещё более глубокого отрыва поколений друг от друга, чем сейчас: российские дети 1917 года, движение хиппи и т.п., но в итоге всё более-менее приходило в норму. Если бы сегодня в российской власти возникли люди с прямо противоположной идеологией, то перестроить мозги россиян можно было бы всего за 5, максимум за 10 лет. Если же такой идеологии не возникнет, то и в этом случае земля не поменяет магнитные полюса. РФ будет существовать в общественно-социальном формате франций, германий, италий, не более того — регулярные забастовки, преступность, секс с 10 лет, наркотики, безработица. Никакого краха, такая «разруха в сортирах» может длиться столетиями. И вообще, шаблонная цитата из Булгакова надоела настолько, что её появление внутри текста автоматически отталкивает от дальнейшего изучения предмета.

И — снова этот «Дом-2». Кто смотрел передачу лично, то понял, что это просто иллюстрация жизни практически каждой российской семьи, полезная, в психологическом отношении. Снимите на камеру ругань со своей женой и перешлите файл соседям. Находящиеся на проекте люди ведут себя точно так же, как и по всей России: дерутся, выпивают, целуются, едят и т.д. Проблема, видимо, состоит только в том, что на проекте нет, в качестве участников, пенсионеров. Вот если бы возник вдруг, к примеру, «Дом-3», в формате для стариков и с такими же по возрасту участниками, то российские пенсионеры навсегда забыли бы о лавках у подъездов и дежурили у экранов круглосуточно, с упоением наблюдая за руганью своих сверстников.

Кстати, чему может научить молодого человека старуха, сидящая день и ночь у подъезда и безотрывно сканирующая каждого проходящего? Какие добрые чувства смогут вызвать у «подрастающего поколения» эти «мудрые люди»?

Также было бы интересно посмотреть изнутри, как живут «идеальные пары», которые критикуют проект — думаю, такое шоу собрало бы ещё больше поклонников. Поэтому шаблонный плевок в сторону «Дома-2» — не признак стремления к идеалу, а очередной «старпёрский», морализаторский взгляд на вещи.

Другой вопрос, кого и как надо воспитывать родителям, чтобы объект воспитания выжил в сегодняшних диких условиях, когда человек государству фактически не нужен, так как для власти он является лишь очередным объектом для пополнения бюджета. Ведущие педагоги РФ должны чётко, без лишних слов объяснить обществу, что сегодня придётся воспитывать в детях карьеризм, жадность, стяжательство, обман. Только в этом случае ребёнок получит шанс выжить в российском социуме. Добрый, честный, светлый и нежный человек, к тому же играющий на скрипке, в окружающих его условиях рано или поздно повесится.

Научный руководитель Центра изучения современности (Париж, Франция) Павел Крупкин: Делягин правильно отметил тот факт, что жизненная успешность условных «цапков», как интегрированных в «вертикаль», так и просто обслуживающих её, задаёт нравственные ориентиры для молодежи, что ускоряет процессы архаизации России. И «цапки» действительно «добивают» остатки отечественной техноструктуры — профессиональных технарей, остатки которых как-то ещё умудряются поддерживать деградирующую техносферу страны. В этом плане Россия уникальна — мне неизвестны другие примеры программы собственного социального одичания, реализованной в столь краткие сроки.

Классический конфликт отцов и детей обычно связан с общей «продвинутостью» молодежи, которой «душно» в социальном порядке, поддерживаемом отцами. Большой разрыв мировоззренческих уровней поколений вместе с соответствующим социальным обострением мы можем видеть сейчас в арабских странах. В развитых же странах поколенческий конфликт выражен менее ярко, и связан более не с мировоззренческим разрывом, а с конкурентной позицией на рынке труда, когда удлинение активной жизни старшего поколения, связанной с повышением времени выхода на пенсию, лишает молодежь социальных вакансий и замедляет её продвижение «по жизни». Старшее поколение нынешней России ещё помнит ощущение затхлости брежневских времен, когда данная ситуация была впервые апробирована в СССР.

Культуролог, кандидат философских наук (Германия) Лариса Бельцер-Лисюткина: Процессы, о которых пишет Михаил Делягин, имеют место не только на постсоветском пространстве. В бывшем СССР и в Белоруссии (об Украине не могу сказать с уверенностью) они приняли резко карикатурный характер, ибо их взяли под своё непосредственное покровительство церковь и государство, и они имеют возможность ликовать публично, не скрываясь и не стесняясь своего гопничества. Движение «Наши», ежегодные шабаши на Селигере, погромы в музеях и на выставочных площадках, показательные и назидательные избиения «несогласных» журналистов, регулярные убийства гастарбайтеров позволяют видеть процесс в фокусе, в химически чистом виде.

А на самом деле и в Европе, и в Америке, которую я знаю скорее по литературе, чем на основе личного опыта, есть аналоги этому явлению. В Германии, например, всемирно известные трудолюбие, прилежание, основательность, пунктуальность и ответственность давно уже стали мифом из прошлого. Сегодняшние молодые немцы — в значительной массе раздолбаи и незнайки, не уступающие российской или турецкой диаспоре. Нет, автобусы всё ещё ходят по расписанию, чиновники вежливы и почти всегда(!) компетентны, но отношение работников к своему труду изменилось за последние два десятилетия в корне.

Причина лежит на поверхности: это реакция на изменение рынка труда. Работа вместо стабильной пожизненной деятельности, с которой работающий человек себя идентифицирует, превратилась в череду краткосрочных проектов, в которые для работника нет смысла вкладываться, скорее, наоборот, из них нужно выбить по максимуму собственную выгоду. И перескочить в другую лодку. Никто уже не думает, по пути ли тебе маршрут этой новой лодки — в условиях массовой безработицы самое главное — это без перерыва вновь оказаться на борту. За работой приходится мигрировать, как стадо на пастбище: одну делянку объели, откочевали на другую. Как следствие, меняется характер частной жизни: нет смысла строить себе основательный дом, нет смысла вступать в брак, нет смысла заводить детей. Это всё некомпатибельно с мобильностью, с готовностью воспринимать жизнь как бесконечную гонку за кормушкой, которую от тебя всё дальше увозит локомотив прогресса. Всё реже так бывает, что жена и муж находят работу в одном месте. Они себе снимают дешёвые времянки там, где как раз разворачивается их очередной проект, а на уикенд едут на встречу, как любовники, в какой-нибудь туристический отель. Чем выше квалификация, тем выше вероятность того, что работать придётся за границей, в разных странах и регионах мира. В итоге, без стабильных привязок к структурам, необходимым для формирования идентичности, молодые люди становятся номадами, кочевниками, одинаково плохо знающими и свой собственный, и иностранные языки, ибо они нигде не были укоренены достаточно долго, чтобы стать кем-то другим, кроме, как гопниками. Гопник — это человек без культурной идентичности. Она у него условно заменена этнической и религиозной самоидентификацией. Реально же его мир — это мир телепопсы, которую он бесконфликтно интегрирует в свой фантазийный «этнос» и не менее фантазийную «религиозность».

Какими скрепами, кроме авторитарной власти, можно объединить общество, состоящее из таких субъектов, сказать трудно. Но западное общество интенсивно осмысливает этот феномен. Ищет позитивные решения. Процесс ещё в самом начале. У него будет много фаз и этапов. На какой-то фазе станут очевидными позитивные перспективы данной неотвратимой тенденции. Предсказать их пока что не представляется возможным. Кроме одного: решение проблемы лежит не позади, а впереди. Всякого рода консерваторские проекты нет смысла обсуждать. Они могут пока ещё выглядеть как выход для индивидов, отвергающих такое будущее, но у общества в целом такого выбора нет.

Журналист и блогер (Львов) Александр Хохулин: Полный текст доклада я не читал, а оценивать результаты многомесячной работы целого института по двум-трём эмоциональным цитатам некорректно. Отцы и дети... Я гражданин Украины, о России судить не возьмусь. На Украине это не тургеневская проблема, а естественный результат перехода от «реального социализма» к «дикому капитализму» с соответствующей сменой главных ценностей общества. «Масскультура» доминирует, телевизор из средства идеологического оболванивания начал просто оболванивать, а деньги окончательно перестали пахнуть. Наиболее талантливые и удачливые воры обзавелись многомиллионными состояниями и принимают в парламентах законы.

По большому счёту такое положение сохранится всегда. Если нам удастся реформировать экономику и уйти от двухсотдолларовых зарплат (в России они чуть больше, но всё равно оскорбительны) — обозначится некоторый прогресс. Американские знакомые наперебой уверяют меня, что обычному американцу неведомо, где находится Украина. Сбылась наша мечта — в ближайшие лет сто рядовой украинец или россиянин тоже будет путать Калифорнию с Джорджией, а последнюю с Грузией. За что боролись...

Напоминаем, что доктор экономических наук Михаил Делягин представил 23 декабря широкой общественности доклад, над которым возглавляемый им Институт проблем глобализации работал полгода: «Как вымирает „благополучная“ Россия: причины, динамика, тенденции». Оказалось, главный конфликт нашего времени -противостояние между стареющими носителями русской культуры и профессиональных навыков и молодой ликующей гопотой. Молодая ликующая гопота, как следует из слов Делягина, живет обычно недолго, но при этом ее становится все больше и больше. «Если вы тушканчиков не будете кормить, они передохнут. Если вы будете людям показывать „Дом-2“, они тоже перемрут, но не так быстро», — сообщил эксперт. Со слов Делягина, современную национальную идею можно сформулировать примерно так: «Будь дебилом! Тогда жить будет весело и хорошо! Посмотри, как хорошо живут дебилы!»

Причём в элитах «слом культурного баланса» идёт даже быстрее, чем в посёлках городского типа. Происходит, как выразился Делягин, уже «не расцивилизация, а расчеловечивание»: «Ещё десять лет назад устраивать своего сына по блату на руководящую должность для высокого чиновника было стыдно, а пять лет назад — уже стало нормально», — подсчитал директор Института проблем глобализации. По его словам, если всё продолжится в том же духе, то кончится полным крахом, после которого, впрочем, «возможно возрождение». Пока же все реформы бессмысленны: «Государство не может покончить с разрухой в головах врачей и гаишников, пока не покончит с разрухой в своей собственной голове». Возрождаться, видимо, придётся с нуля. Власть, по словам Делягина, «как всякий эффективный паразит, будет существовать до полного исчерпания сил своей жертвы, после чего погибнет вместе с ней или чуть позже».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть