Кто или что стоит за терактами в Норвегии: мнения

25 июля 2011  16:57 Отправить по email
Печать

32-х летний Андерс Беринг Брейвик совершил двойной теракт в Норвегии. Ему предъявлены обвинения в убийстве людей. Накануне убийца оставил в своём твиттере слова, сказанные в XIX веке английским либеральным философом Джоном Стюартом Миллзом: «One person with a belief is equal to the force of 100 000 who have only interests» — «Один человек с верой равен силе 100 000, у которых есть только интересы». Эксперты прокомментировали корреспонденту ИА REX двойной теракт в Норвегии.

ИА REX: Каковы мотивы террориста и насколько либеральная философия связана с упомянутыми терактами?

Политолог, эксперт по вопросам информационной безопасности (Армения) Самвел Мартиросян: Интересно, что это единственная запись в Твиттере убийцы, сделанная 17 июля, почти за неделю до теракта, что может говорить о том, что данная фраза для него значила существенно больше, нежели просто интересный афоризм. Правда, предполагать, что толкнуло его на теракт — дело неблагодарное, так, как пока слишком мало известно о мотивах. Его запись в Твиттере, методичное уничтожение людей в течение полутора часов, добровольная сдача полиции без боя — всё это может говорить о том, что мы имеем дело с каким религиозным фанатизмом апокалипсического толка.

В то же время, мне кажется, важным является тот факт, что власти Норвегии не собираются следовать антиутопическим, оруэлловским законам, которые сейчас приняты в так называемом демократическом мире. Речь о том, что под знаменем борьбы с террором и за безопасность граждан, все более попираются гражданские свободы. Премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг заявил, что ответом на теракты станут большая открытость и демократия, что является интересным и необычным прецедентом для современности.

Переводчик и IT-предприниматель (США) Фёдор Толстой: Широкой публике пора понять: склонность к массовому гомоциду (человекоубийству) — есть разновидность склонности к суициду (самоубийству) и является результатом душевной болезни. Проще говоря — ВСЕ (без исключения) террористы-смертники — сумасшедшие. Это не освобождает их от ответственности — так же как не освобождает от ответственности другую разновидность маньяков — серийных убийц — но первоисточник — безумие. Предрасположенность к подобной душевной болезни во многом генетическая, но усиливается обстоятельствами жизни — например, бедностью и отсутствием перспектив, а также крушением привычного образа жизни (например, войной).

Именно потому подлые руководители террористических организаций имеют успех, вербуя в значительном количестве безумцев-суицидников для исполнения своих политических планов в Пакистане или Палестинской Автономии. Но изначальная причина — дефект мозга потенциального террориста. Нормальный человек в тех же обстоятельствах убивать себя и других не будет. Это значит, что даже в самом благополучном обществе (а Норвегия — одна из благополучных стран мира) время от времени будут появляться террористы-суицидники. Иногда их больной мозг будет выбирать для оправдания своего безумия одну из распространенных политических идеологий — исламский фундаментализм (как у майора Нидаля в Tехасе), либертаринаский экстремизм (как у Тимоти Маквея в Оклахоме), антиглобалистский анархизм (как у Тэда Козинского). Иногда — личные обиды (как два ученика в школе Колумбайн), иногда выдумывает собственные дикие религиозные теории (как Сен-ху Шо в Виргинском Политехническом) — но эта деталь совершенно не важна. Не было бы одной идеологии — псих выбрал бы другую.

А вот что важно иметь в виду анализируя норвежскую трагедию — влияние на нее доступности огнестрельного оружия. Она отлично иллюстрирует, что разрешение на владение оружием в обществе ПОНИЖАЕТ безопасность всех его членов, а не повышает. Норвежский псих имел право на владение оружием — и завёл его в избытке, так же как множество психов в Америке, устроивших массовые расстрелы. То же право имели и его жертвы — но это им не помогло ни капли. По-моему даже идиоту должно быть понятно: правом на оружие, прежде всего, пользуются злоумышленники: замышляя преступление, они имеют возможность запастись оружием и боеприпасами и совершить большее зло, чем, если бы этого права не имели. Честные граждане, даже владея оружием, не знают, когда на них нападут злоумышленники и не имеют возможности его применить — в 90% случаев. Ещё в 9% случаев они или их дети станут жертвами несчастных случаев с оружием и лишь в менее чем 1% случаев их оружие как-то им пригодится. Так что введение более жёсткого контроля над оружием — лучшая реакция на норвежскую трагедию. Так же поступили многие страны после аналогичных катастроф, например, Австралия после расстрела в Порт-Артуре, когда богатый наследник Мартин Браян застрелил 35 человек и ранил 21.

Психолог и психотерапевт Марк Сандомирский: Конечно, философия и либеральная идеология ни при чем: мысль Миллза способна стать оправданием преступления лишь в болезненно искаженном сознании. Это очень показательно, например для социопатического образа мышления.

Потому, говоря о мотивах убийцы — может быть, его поведение является следствием болезни, психического расстройства. Как минимум, он психопат. В течение часа Брейвик хладнокровно расстреливал на небольшом островке всех, кто попадался ему под руку; психически нормальный человек вряд ли способен на такое моральное безумие.

Однако ненормален не только он, но и всё общество в целом. Происшедшее трагично, но кое в чем и закономерно. Это ещё одно подтверждение того, что в современном обществе скапливается агрессия — и ищет выход в слепой звериной жесткости. Такова опасная, прогрессирующая болезнь общества.

Журналист и политконсультант Анатолий Вассерман: Интересная российско-норвежская параллель! В теленовостях за 23 июля НТВ молодёжный лагерь норвежских социалистов, расстрелянный 22 июля террористом, сравнили с нашим Селигером. На мой взгляд, сравнение в целом резонное. Но селигерский лагерь — судя по моим впечатлениям 2009-го года — менее привязан к одной партии, а оформлен скорее как внепартийное прогрессистское мероприятие.

Политолог (Испания) Лев Вершинин: Что стрелка с острова Утойя будут изображать психом-одиночкой, почти аксиома. При всём том, что одиночкой он, — это понятно, — быть физически не мог, прийти к такому выводу удобно, а значит, в итоге, придут именно к нему. В крайнем случай, найдут очень маленькую группу сумасшедших, которых объявят подельниками.

Что на ливийский след будут намекать вовсю, тоже понятно. Уже намекают. Кто поумнее, как бы невзначай, типа, случайно, всего лишь поместив новость из Норвегии под тэг «Ливия», кто поглупее (или имеет задание тявкнуть) — открытым текстом. Но прямо пока не говорят. Ждут, чем кончатся переговоры под ковром. Если Триполи окажется слишком принципиальным, дадут старт.

Моя младшая дочь, в свои 11 лет человек серьёзный и в конспирологии искушенный, обсудив со мной вчера варианты «Утойи» и, видимо, за ночь что-то обдумав, нынче утром попросила уточнений. «Пап, — сказала она, — а эта Норвегия для чего всё-таки Ливию бомбила?». Получив же уточнение, что, видимо, по приказу и денег ради, уверенно сообщила: «Это Бог». Слегка ошалев, я, конечно, разъяснил чаду нелогичность и, главное, неэтичность такого рода рассуждений, однако, задумался.

Как убежденный агностик, я понимаю, что вероятность существования Бога, будучи принципиально не проверяема в рамках доступных методик, равна 50:50. Что, на самом деле, очень много. А исходя из этого, вполне может быть так, что Норвегия, маленькая, мирная, за век с лишним существования никого не обижавшая и даже вознагражденная за смирение собственной нефтью, впервые в своей новой истории вписавшись (неважно, для чего) в неправое дело, тут же получила разнос Свыше. Теперь многие норвежские семьи плачут, и вполне возможно, среди плачущих есть папы, мамы и так далее тех мальчиков, которые заставляли плакать пап и мам из далекого, как бы и не существующего Триполи. Если это так, то намек, по меркам Норвегии, страшный, но, беря глобально, совсем легонький. Натворила, сразу получила, — и делай выводы, девочка. А бывает и не так. Бывает, что кто-то, возомнив себя пупом Земли, творит, что желает, не обращая внимания ни на какие намеки, и долгое время остается безнаказанным, заставляя окружающих подозревать, что Бог, чисто по Ницше, умер. А потом, вдруг, — Дрезден. Или Хиросима. Или, если совсем уж зарвался, погибоша, аки обре. А вообще-то, конечно, лихо закручивается сюжет, вплетает в себя все новые линии, пускает ветки, — и до 2012 уже совсем рукой подать.

Политолог Григорий Трофимчук: Норвежские теракты являются принципиальным рубежом. Они подвели черту под тотальным навешиванием на мусульман всех взрывов в мире, включая, по всей видимости, и атомную бомбардировку Хиросимы. Ничего не изменится, даже если обнаружатся вдруг некие «сообщники Брейвика из Мекки и Медины». Поэтому главный вывод, который необходимо сделать мировому сообществу «после Норвегии», следующий: огромную опасность представляет любая, каждая религия, вытащенная в политическую плоскость.

Религия — это, прежде всего, фанатизм, который сидит в глазах далеко не только у одного Андерса Беринга Брейвика, судя по оценке российского психолога Виноградова, хотя на предъявленных миру фотографиях этого не видно. Подойдите к любому религиозному объекту в вашем населённом пункте, и вы увидите там десятки потенциальных «брейвиков» без всякого дополнительного психоанализа. Они вам будут долго рассказывать о том, что «без Веры никак нельзя» — то есть абсолютно то же самое, что нашли в электронных записях норвежца.

Странно, что мусульмане мира до сих пор не выступили с заявлением, которое могло бы изменить всю дальнейшую пропаганду Запада, ведущуюся против Востока. С «голубоглазым Андерсом» у них появился шанс, который выпадает только однажды. Не будем забывать, что именно мусульман, в автоматическом режиме, обвинили в атаке на объекты в Осло, не дожидаясь никаких расследований.

Кроме религиозного аспекта, сюжет с Брейвиком продемонстрировал, как чётко и надёжно срабатывает оружие, имеющееся на руках у населения (у законопослушного норвежца нашли целую огнестрельную пирамиду) и как располагает к терактам сама либеральная система, в которой убийце такого масштаба даже нельзя вынести смертный приговор. Поэтому норвежский премьер-министр должен был, в первую очередь, подвергнуть сомнению общественно-политические устои, которые напрямую ведут к терактам, а не бросаться на их защиту, когда с земли не убран ещё ни один труп.

Следствие попытается вытолкнуть Брейвика в нишу левых или правых радикалов, коммунистов, троцкистов-террористов, бакунинцев и прочих неуловимых мстителей. Однако возникших вопросов оно уже не снимет.

Политолог, эксперт по СМИ и PR технологиям (Азербайджан) Али Гаджизаде: У меня есть серьезные сомнения на счёт того, был ли он один. Это не похоже на дело рук одного человека.

Что касается либеральной философии и либерализма вообще, то эта философия никак не связана ни с упомянутыми терактами ни с терроризмом вообще. Ровно, так же как и Ислам не связан с террористами, которые эксплуатируют религию и прячутся за ней.

На протяжении всего 20 века и сейчас террористы всех мастей прикрывались разными идеологиями, левые, правые, религиозные фанатики и так далее. Все они считали и провозглашали, что действуют исключительно на благо общества. Так что я думаю, не стоит удивляться, что Брейвик выбрал себе в качестве прикрытия такую ширму. Выбор у него был велик, и если бы, например он выбрал бы марксистскую идеологию, то мы бы обсуждали это.

Координатор международной экспертной группы ИА REX Сергей Сибиряков:

События в Норвегии бурно обсуждались в блогосфере и социальных сетях. Блогеры обратили внимание на то, что Андерс Брейвик часто посещал интернет-форумы, где оставлял комментарии ультраправого толка. 22 июля — прямо перед тем, как отправился убивать, он разместил на ресурсе Youtube.com, в котором на протяжении 12-ти минут излагал свои убеждения, суть которых вкратце, сводится к следующему: великую европейскую историю погубили «мультикультуралисты», которые ослабили Европу, допустив в неё исламистов. Также Брейвик осуждает нацистов, которые, по его мнению, ведут борьбу «не с тем врагом». Ближе к концу ролика его автор называет себя культурным консерватором, призывает всех, кто мыслит так же, как он сам, заняться борьбой и очистить Европу от мультикультуралистов, исламистов и нацистов.

Почему экстремист не попал в поле зрения спецслужб, которые мониторят интернет в поиске потенциальных террористов? Я могу ответить на этот вопрос вопросом. А может он давно находится в сфере наблюдения спецслужб, но не норвежских?

Норвегия по социальным стандартам лучшее государство Европы. В норвежской экономике нет никаких олигархов, нефтяная и газовая отрасли находятся под полным контролем государства (80%), 20% акций распределяется между работниками компании. В остальных сферах экономики Норвегии также нет крупных собственников и собственность ровно «распылена» по обществу среди мелких акционеров. При этом доходы всех частных собственников ограничены сверху прогрессивным подоходным налогом до 52%. Чем-то Норвегия в социальной политике близка к Ливии, где Муамар Каддафи поддерживал высокие социальные стандарты населения тоже за счет нефти. Такие реалии, конечно, могут вызвать недовольство либеральной мировой элиты.

Спецслужбы разных стран уже давно мониторят блогосферу и социальные сети в поиске психически неадекватных, склонных к насилию пользователей, которым достаточно небольшого толчка к деструктивным действиям. В базах данных спецслужб собраны десятки тысяч психологических профилей таких людей и просчитаны определенные корреляции. Дальше отбирается несколько потенциальных исполнителей и осуществляется виртуальное психологическое воздействие в нужном направлении. Убедить одного- двух человек из нескольких подопытных, находящихся в пограничном психическом состоянии, воплотить свои мечты о насилии, для профессионалов совсем несложно. Ну, а обеспечение теракта необходимыми ресурсами в спецслужбах отлажено профессионально. Добавлю, что всё произошедшее в Норвегии полностью вписывается в разработанную в США теорию «управляемого хаоса».

Напоминаем, что 17 июля 32-летний Андерс Беринг Брейвик оставил в своем твиттере слова, сказанные в XIX веке английским либеральным философом Джоном Стюартом Миллзом: «One person with a belief is equal to the force of 100 000 who have only interests» — «Один человек с верой равен силе 100 000, у которых есть только интересы». 22 июля возле здания правительства Норвегии в Осло произошел взрыв, в результате, которого погибли 7 человек и более двух десятков получили ранения.

Через несколько часов после этого мужчина в полицейской форме открыл стрельбу в молодежном лагере на острове близ норвежской столицы. Итогом «крестового похода», объявленного Андерсом Брейвиком норвежскому обществу, стали 98 убитых и пятеро пропавших без вести, а также десятки раненых, 20 из которых — в крайне тяжелом состоянии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Zhazi
Карма: 5
25.07.2011 18:01, #712
То, что Андерс Беринг не псих, мне кажется, даже обсуждению не подлежит, подготовился весьма основательно, не спеша, да и боеприпас солидный. Интересно другое, этот теракт даже не удивил, поскольку время от времени то в США, то в Германии, то еще где-нибудь напрочь разозлившийся гражданин начинает отстрел беззаботных граждан. Зомбирование людей с пеленок с помощью СМИ и масс-медиа, индустрия жестокости в кино, извращенная вседозволенность вполне хорошая среда для выращивания таких особей. Это бунт обывателя.( Жалко родственников погибших - поскольку смерть - это расставание в этом мире). Нас СМИ приучили к плохим вестям, увы
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы отставку правительства Медведева?
77% Да
Вы читали когда-нибудь Конституцию России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть