18+
Санкции США означают конец компрадорского капитализма в России
В Высшей Школе Экономики «им.Абвера» давно назрели реформы по лекалам НКВД
Brexit: экономика Британии идет к коллапсу
Какой вариант политической реформы в России выберет Владимир Путин?
Почему США охотятся за Путиным

Замедленная бомба Вашингтона в Евразии

США перезапускают проект, нацеленный на размывание позиций России в Средней Азии
Виктор Барсов
23 февраля 2018  02:00 Отправить по email
Напечатать

В последнее время западная печать заметно «возбудилась» в связи с намерением американских властей перезагрузить запущенный еще в 2015-м году проект «С5+1», включающий в себя диалог на уровне министров иностранных дел пяти стран Центральной Азии и Вашингтона. Как объявлено, в ближайшее время планируется провести очередную встречу его участников в одной из стран региона, что, естественно, будет обставлено затем как весомый вклад Госдепартамента США в развитие «демократических начал» в этой части мира.

Но только ли тревогой о судьбах «демократии и прав человека» движимы американцы, когда открыто заявляют о своих «жизненно важных» интересах в Центральной Азии, большинство государств которой интегрированы в политические, стратегические и экономические структуры Содружества? Именно это обстоятельство более всего не устраивает Вашингтон, что и подтверждается недавно принятой за океаном Стратегии национальной безопасности, в которой Россия и Китай именуются не иначе, как «реваншистскими государствами, угрожающими США и подрывающими их мировую гегемонию». Вывод из этой сентенции прост, как куриное яйцо: следовательно, этим государствам лучше бы «потесниться» в регионе, впрочем, как и во всей «Большой Центральной Азии» (БЦА), которую в Вашингтоне намерены рано или поздно поставить под свой «контроль и опеку».

Как сказано в этой «стратегии», США намерены «стимулировать экономическую интеграцию Центральной и Южной Азии в целях содействия процветанию и активизации экономических связей», которые, якобы, будут способствовать установлению между ними экономических связей и налаживанию торговли». Но это всего лишь фразеология для прикрытия истинных целей американцев в этом громадном регионе. На деле же, как признал один из заместителей государственного секретаря Э. Блинкен, «подразумевается создание южного энергетического коридора, по которому в обход России будут экспортироваться в Европу каспийские нефть и газ».

Кроме того, по задумке янки, в случае воплощения в реальность этой БЦА, должен быть до основания торпедирован китайский проект «Один пояс – один путь». Как утверждает в этой связи член американского Совета по международным отношениям британского Международного института стратегических исследований Ариэль Коэн, «с учетом активного сотрудничества России и Китая, усиления влияния ШОС и перспектив реализации проекта «Одного пояса – одного пути», который без участия американцев «опояшет» всю Евразию, Вашингтон не может позволить себе безучастно наблюдать за происходящими процессами».

Именно в этом, отмечают эксперты, кроется одна из причин, вследствие которой в последнее время американцы предпринимают активные попытки возродить формат встреч «С5+1», изобретённый еще в период, когда Госдепартамент возглавлял Джон Керри. Тогда, собственно, в Вашингтоне и не старались особенно маскировать тот факт, что этот проект нацелен на размывание позиций России в регионе, на создание соответствующей интересам Вашингтона внутриполитической ситуации в отдельных государствах ЦА, особенно в таких ключевых и влиятельных, как Узбекистан и Казахстан. Ничего не изменилось в этом плане и с «воцарением» в Белом Доме администрации Дональда Трампа.

При этом, как пишет западная печать, американцев менее всего заботит уровень социально-экономического развития, скажем, Узбекистана или состояние и роль институтов гражданского общества в республике. На первом плане для них – это готовность и способность Ташкента играть роль регионального лидера, о чем в свое время писал известный политтехнолог Збигнев Бжезинский, имея в виду возможность использования этого фактора в первую очередь в интересах Вашингтона.

И сейчас за океаном отнюдь «не безучастны» к предпринимаемым в последнее время властями Узбекистана мерам по налаживанию отношений с соседними республиками ЦА. Если, рассуждают заокеанские власти, вовремя «помочь» Ташкенту стать по-настоящему и на деле «сердцем Центральной Азии», то открывается возможность через «дружбу и сотрудничество» с этой республикой надежно застолбить свое военно-политическое присутствие в регионе, оказывать выгодное Вашингтону влияние на внешне – и внутриполитический курс расположенных здесь стран.

В подобном, кстати, контексте эксперты анализируют и состоявшийся в конце января в Институте Центральной Азии и Кавказа (CACI) – «мозговом центре», определяющем политику США в Центральной Азии, форум под названием – «Внешняя политика Узбекистана: преобразования и преемственность при новом руководстве». Выступавшие на форуме американские эксперты – глава CACI Фредерик Стар, директор Центра военно-политических исследований Гудзоновского института Ричард Вайц и другие акцентировали внимание на заметном укреплении региональных позиций Ташкента, что стало следствием обновленного курса его властей в отношениях с соседями. А директор Евразийского центра при Атлантическом совете Джон Хербст счел важным подчеркнуть значительное укрепление за последний год американо-узбекских отношений, что объективно усиливает позиции Вашингтона в регионе.

Что касается видимых причин и побудительных мотивов, в силу которых американцы после некоторого «затишья» вновь активизировались в ЦА, то, по мнению экспертов, в числе наипервейших, – экономические и политические проблемы, кстати говоря, созданные в регионе самим же Вашингтоном. Речь, в частности, идет о непрекращающейся череде санкций в отношении России, которые негативно сказываются на экономике ее партнеров в регионе, на деятельности Евразийского экономического союза.

Формат «С5+1», не имеющий никакого формального статуса, подвергает эрозии сложившуюся в регионе договорно-правовую систему и подрывает основы функционирующих здесь международных организаций, в частности, в формате ОДКБ, ШОС и других. К примеру, согласно данным правительства США, в последнее время американцы значительно нарастили темпы обучения военных подразделений ряда стран ЦА – Таджикистана, Узбекистана, Казахстана. В последние два годы военные курсы атлантистов под предлогом «борьбы с терроризмом» прошли около трех с половиной тысяч человек, в то время, как раньше таких «выпускников» было в два раза меньше.

Западная пресса рассказывает и о направлении на учебу за океан офицеров и старшего командного состава, которые затем у себя «на родине» должны будут реализовывать «программы сближения параметров армий ЦА со стандартами НАТО». Тот же Казахстан, отмечают эксперты, регулярно участвует в совместных с войсками НАТО учениях под кодовым названием «Степной орел», на которых, к примеру, от России не бывает даже наблюдателей.

Довольно странно, что такого рода совместные «мероприятия» проводятся с государством, которое лозунгами «борьбы с терроризмом» не только прикрывает, но поощряет в Афганистане наркопроизводство и контролирует функционирование «северного коридора», через который идет транзит наркотиков в страны Содружества и в Европу. Более того, проблема торговли наркотиками тесно связана именно с финансированием международного терроризма, который тот же Вашингтон использует в своих корыстных политических целях на Ближнем Востоке и в регионе Центральной Азии, в том числе и для поддержки там оппозиционных властвующим режимам сил и генерации «цветных революций».

Отнюдь не случайно, в политическом сообществе Центральной Азии все настойчивее звучат трезвые голоса, призывающие не обольщаться теми «политическими и экономическими выгодами», которые, якобы, несет с собой участие в том же американском формате «С5+1», своей сущностью направленный, безусловно, против коренных национальных интересов всех задействованных в нем государств региона. Более того, с точки зрения военно-стратегической эта заокеанская программа представляет собой явную угрозу безопасности и стабильности для всей Центральной Азии.

В первую очередь потому, что речь идет, как считает известный в регионе политолог М. Абулгазин, о реальной перспективе «ползучего» превращения Центральной Азии в заокеанский плацдарм экономического и политического противостояния с Россией и Китаем, а также их союзниками и партнерами по ШОС и ОДКБ.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Три признака того, что второй российской базе в Киргизии быть

Активность запрещенных организаций будет диктовать дальнейшие планы как Киргизии, так и России

Логистический пункт США на Каспии может оказаться военной базой

Каспийское море рискует стать ещё одним центром напряжённости

Ротшильды приватизируют Казахстан и рвутся в Узбекистан

В ближайшие два года в Казахстане на торги выставят крупнейшие объекты, включая национального перевозчика Air Astana и такие знаковые компании, как «Казмунайгаз», «Самрук-Энерго», «Казпочта» «КТЖ», «Казатомпром»

«Что это значит?»: Чем опасна растущая финансовая зависимость Киргизии от Китая?

Укрепление позиции Киргизии в ЕАЭС может частично нивелировать растущие экономические риски от партнерства с КНР

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
Видео партнёров