18+

Идеология реформ — «долой социализм!» Да здравствует что?

Какое государство строим мы в России? Не проводится ли очередной политический эксперимент?
Григорий Ванин
11 июля 2018  00:30 Отправить по email
Напечатать

Какое государство строим мы в России? Не проводится ли очередной политический эксперимент над Россией, как это было при строительстве в СССР коммунизма, изобретённого в Европе? Этот вопрос всё острее ставится в повестку дня. Потому что при всех революционных переменах в России всегда отрицалась вся отечественная предыстория с её практикой и жертвами, принесёнными во имя прежних идеалов и целей, а новые идеи требуют новых жертв. Во имя чего и кого готовятся новые жертвы?

Заглянем в Конституцию и обратимся к высказываниям президента Владимира Путина и председателя правительства Дмитрия Медведева по этому вопросу. Получим ответ: мы строим демократическое правовое государство с социальной ориентацией и цифровой рыночной экономикой. Но без идеологии. Хотя идеалом всех устремлений называют открытое гражданское общество. По идеологии Сороса, что ли? Россия заранее себе не принадлежит?

Есть уже и первые результаты тридцатилетнего государственного строительства, о которых говорят власти только в позитивном ключе, кроме коррупции, конечно. Обозначены очередные направления поэтапных реформ на ближайшую и среднюю перспективу.

Проклятый всеми демократами советский Госплан заменён на Министерство экономического развития. Министерство таргетирует (термин МВФ, копируемый ЦБ) бюджетные потоки на развитие регионов и целевые государственные программы, ведёт строгий учет налогооблагаемого имущества граждан и сделок с госсобственностью. Не без личной выгоды, о чём говорит уголовное дело бывшего министра Улюкаева.

Президент направляет деятельность правительства и местных властей с помощью своих указов и поручений, раньше это делал ЦК КПСС. Иногда он переходит на «ручное управление», то есть сам исполняет то, что по закону должны были сделать министры, главы регионов и прочие чиновники согласно его указов и госпрограмм. Высокое народное доверие президенту отражает надежду на лучшее в будущем государстве. Но Президент избран не навечно. Подрастает замена.

Постсоветский синдром и правовое государство

За почти тридцать лет грандиозных перемен в российском государстве советское восприятие мира в народе не выветрилось. Это чувствуется в вопросах, которые периодически задают президенту на прямых линиях на ТВ. Люди надеются на решение своих проблем и на помощь со стороны государства и лично его главы, как это было в советское время. И президент, употребляя свою власть, поступает так, как поступил бы первый секретарь ЦК КПСС, отвечая публично на голос народа. Это одна из сторон постсоветского синдрома, который правящая элита, морщась, называет предрассудками патернализма, а либеральная попса - совком.

Другая сторона синдрома — полное отрицание советской практики, как чего-то порочного и недостойного по иллюзорным мировым стандартам цивилизованной демократии. Тут проявляется политическая конъюнктура, вечное подражание и угодничество Европе и Америке, игра в догонялки за их цивилизацией. Отрицание советской истории двоякое. Это и откровенно прямой агрессивный антисоветизм, направленный против России, и лицемерное стремление показать себя не меньшими демократами, чем американцы и европейцы. Хотя у каждой зрелой демократии свой набор стандартов, в том числе в области гражданских прав и их правовой защиты. Разумеется, теоретически в пределах государственных границ и с учётом международных обязательств, которые на деле главный куратор перемен на постсоветском пространстве США демонстративно игнорирует.

В России устоялось непререкаемое мнение на уровне концептуального принципа, что правовое государство гарантирует соблюдение гражданских прав и свобод. Но государство по определению не может быть не правовым, потому что существует исключительно на основе суверенного права, иначе это не государство. Диктатура — вариант правового государства: уж такое право. Бытует даже расхожий реформаторский сленг «диктатура права» или «диктатура закона». Почти идеология!

Поскольку права граждан немыслимы без гражданских обязанностей и повинностей, то гражданские отношения регулируются государственным правом, то есть нормами законов, направленных против произвола или абсолютной свободы, в том числе личной. Причём, морально-этические нормы юридической силы не имеют, если они не определены законами. Права граждан определяются правовыми актами, законами. А исполнение законов в любом государстве всегда обеспечивается принуждением, насилием в случае их нарушения. Это не противоречит демократии.

Тем не менее, население верит в обещанную справедливость правового государства с его гражданскими свободами больше, чем верило в коммунизм при советской власти. Ассоциативно совмещается смысл двух разных понятий права: право, как система законов, и право, как личная свобода или воля. То есть, в российском сознании «свобода, равенство и братство» из коммунизма привносятся в понятие буржуазного правового государства, хотя эти понятия противоречат сути буржуазного права на практике. Так в чём же смысл правового государства?

Не объявленная идеология

Государств без идеологии не бывает. Идеология, как часть политической надстройки, обслуживает экономический базис государства или нации. Если говорить коротко, то идеология и система распределения материальных благ, получаемых от общенационального достояния, тесно связаны и одно определяет другое. Формально идеология отменяется ст. 13 Конституции РФ, но по умолчанию она существует, потому что в политике идеология не может не существовать де-факто.

В СССР коммунистическая идеология официально была не только партийной, но и общегосударственной. Ею занимались идеологический отдел ЦК КПСС и подчинённые ему структуры парткомов, Высшая партийная школа и вся система партийного образования, Институт научного марксизма-ленинизма, а также государственные научные институты и кафедры общественных наук учебных заведений. Обществоведение, правовая система были подчинены идеологии.

Но вот коммунизм отменили. И что пришло ему на смену в материалистическом и идеологическом плане? Как повела себя наука?

Вопреки народной воле и разуму СССР развалили партократы в междоусобице за передел власти и собственности, обрушив экономические, технологические и культурные связи союзных республик, ставших рыночными конкурентами. У всех бывших союзных республик осталась мечта о золотой рыбке, но у разбитого корыта. Причина украинской катастрофы та же.

Прежде всего, была полностью разрушена социалистическая система распределения национального дохода. Идеологией и целью перемен были не пресловутые общегражданские права и свободы, а формирование класса крупных собственников, которые не допустят возврата в социализм, о чем поведал миру Анатолий Чубайс. Расчёт был прост: если базовые отрасли экономики и особенно финансы окажутся в частных руках, то государство со всеми атрибутами власти, включая армию, полицию и судебную систему, будет обязано обслуживать  и защищать преимущественно частные интересы. Потому что экономика государства наполовину становится частной, а другой половиной владеет бюрократия, тоже как частной. 

Крупными собственниками стали приближённые к новой власти лица из числа советских чиновников, изворотливых теневиков и партработников, получившие базовые отраслевые государственные предприятия в частную собственность по спешно принятым законам о приватизации. Законы издавались в соответствии с новой, антикоммунистической и антисоветской идеологией. Вместо революционного лозунга из прошлого «Землю — крестьянам, фабрики — рабочим!» стране был брошен клич «Обогащайтесь!», который присущ больше мародёрам из толпы, нежели реформаторам. В приватизации активно участвовали криминальные группировки.

Криминализация экономики и государственного управления или коррупция не смущали власть реформаторов. «Потомки преступников и рабов создали в Америке образцовую демократию, рынок всё сам отрегулирует» — самоуверенно успокаивал общественное мнение по поводу перспективы реформ председатель правительства Егор Гайдар, кивая на США. Некоторое время реформы под влиянием американских консультантов были пущены на самотёк, и население увидело много ужасных гримас капитализма на своём примере, а не из лекций агитаторов-пропагандистов.

Общественные науки не поспевали за мыслями новой элиты — старой партократии, сменившей идеологическую парадигму. Учёный мир, как и всё общество, раскололся. Наиболее смышлёные специалисты общественных наук быстренько «переобулись», как говорят в народе, и стали в первые ряды всегда продвинутой во всех делах интеллигенции. За ними закрепилось народное звание завлабов перестройки.

Поскольку своего научного опыта рыночной экономики в советское время не накопилось, то завлабы шпаргалили у западных коллег идеи реформирования российской экономики. Продолжают это они делать и сегодня. Эти идеи и стали научным обоснованием реформ экономики РФ, в которой как бы нет политической идеологии. Эту научную аргументацию реформ мы постоянно слышим из уст премьера и министров, пользуется ею и президент. Термины из шпаргалок МВФ даже не переводят на русский язык и они становятся модным сленгом.

Впрочем, эти же идеи и тем же путём внедрялись и в других бывших советских республиках. В части из них десоветизация и декоммунизация даже стали официальной политической идеологией, выродившейся в русофобию. В России те же процессы называть своим именем избегают — перемены должны обнадёживать и радовать, а не сеять сомнения и огорчать, говорят политтехнологи.

Завлабы перестройки за 30 лет подготовили новое поколение теоретиков и специалистов общественных наук, свободное от «советских предрассудков» по причине своего возраста.

Создана система новых научных и учебных заведений, реформированы старые факультеты по подготовке обществоведов и политологов, экономистов и социологов, управленцев и юристов. Под флагом оптимизации расходов и повышения эффективности обучения изменена система общего и специального, профессионального образования.

Теперь научные центры предлагают вместо марксизма-ленинизма монетаристкий подход к оценке эффективности экономики и переход к общественному укладу в парадигме (модное словцо в науке вместо понятия идеологии) социального дарвинизма. То есть, граждане выживают, как смогут, каждый по своим способностям и за свой счёт. В борьбе за выживание слабый одиночка погибает, будь то индивидуум, государство или иная человеческая общность. Социальный дарвинизм неизбежно сопровождается обострением социального антагонизма. Это правило коснулось городов, сёл, регионов, государств.

Государство уже избавляется от расходов на социальные и общественные нужды, если они не приносят доход, и минимизирует своё участие в экономике. Убытки от стихийных бедствий должны будут компенсироваться за счёт страхования. Действующим законом государство лишено права вмешиваться в экономику частных предприятий. По мере развития «открытого общества» оно должно отмереть. Границы исчезнут и человечество в итоге глобализации превратится в «человейник», по образному меткому выражению русского философа Александра Зиновьева.

Создан своеобразный культ эффективных менеджеров или эффеменов — по-русски управляющих, эффективность которых оценивается прибылью, какую они приносят своему хозяину, или пользой для карьеры начальника. По таким же критериям оценивается эффективность рядовых работников. Эффеменами давно стали министры и чиновники государства-корпорации под названием Российская Федерация, которую они старательно приспосабливают к мировому рынку, обирая внутренний рынок в пользу внешнего (офшоризация капитала, например).

Политика обслуживает экономику. Поэтому, рассуждая о характере экономических реформ, мы неизбежно говорим о политической идеологии, формирующей характер этих реформ.

Более того, в рекомендациях МВФ последних лет прямо говорится о том, что и как надо реформировать в РФ, чтобы «способствовать интеграции страны (России) в глобальные цепочки добавленной стоимости». Речь идёт об удешевлении трудовых ресурсов за счёт снижения социальных затрат или о мере эксплуатации наёмного труда по Марксу. С выгодой для хозяев МВФ.

Следуя рекомендациям МВФ, проводится пенсионная реформа и реформа здравоохранения с переходом на отраслевую самоокупаемость. Ранее прошла реформа системы образования, превратив учителя, как и врача, в эффемена, оказывающего лишь образовательную услугу по минимальному стандарту — воспитанием учащихся школа теперь не занимается по закону.

Монетаризм проникает во все сферы общественного бытия. Даже в церковных приходах, по словам благочинных и настоятелей храмов, уделяется больше внимания доходной деятельности клира, чем духовной службе. Образно говоря, торговцы возвращаются в Храм после их изгнания оттуда Иисусом Христом.

Таким образом, коммунистическая идея на уровне концептуального сознания изжита. Кадры решают всё! Причём, это кадры, глубоко убеждённые на уровне подросткового максимализма в безошибочности установок новой идеологии.

Кадровый портрет по материалам СМИ

Россию толкают в Европу. Европейство — неотъемлемый признак цивилизованности и условие карьерного роста. А нужно ли нам европейство? Деградация так называемых европейских ценностей это цивилизационный прогресс? Кого или что догоняем или чего-то «не догоняем»? Какой нам прок от европейства?

Некая распропагандированная писательница считает, что Россия "отстает" от Европы‍ на 150 лет. Наверное, по потреблению устриц и однополым бракам. При этом она снисходительно допускает, что «и в России, и на Украине есть высокоразвитые, цивилизованные люди, знающие языки, которые по своему сознанию являются европейцами». Они живут рядом с людьми, поведение которых движимо "самыми элементарными и архаичными мотивами". Во как! Прям эксперт цивилизованного совершенства, а не писательница. Кто же эти архаичные отсталые люди? Уж не шахтёры ли и металлурги с хлеборобами?

Приведём в качестве типичного кадрового примера, заслуживающего похвалы писательницы, образ одного из ведущих учёных РФ в области макроэкономики и финансов. Кто-то из аналитиков назвал его пророком будущего мироустройства. Это директор Научно-исследовательского финансового института (НИФИ) Министерства финансов РФ кандидат экономических наук Владимир Назаров, член Коллегии Минфина России, член Экспертного совета при Правительстве РФ. Он же член Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина. Ему 35 лет. Под руководством Владимира Назарова НИФИ разрабатывает стратегию Минфина. А это та самая идеология реформ, о которой идёт речь.

Выпускник Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации по специальности "Государственное и муниципальное управление" г-н Назаров имеет завидное образование. Учился на курсах государственного управления в Университете Западного Онтарио (Канада), после чего проходил практику в Министерстве финансов Канады. Получил основательную подготовку в English Language Institute (Великобритания). Студентом стажировался  в Институте экономической политики имени Гайдара, несколько лет проработал там научным сотрудником лаборатории проблем фискального федерализма и субнациональных финансов, заместителем заведующего международной лабораторией здравоохранения и его реформирования, заведующим лабораторией бюджетного федерализма.

В настоящее время он продолжает оставаться там же ведущим научным сотрудником и завлабом научного направления "Макроэкономика и финансы" по совместительству. Также по совместительству он успевает быть заместителем директора по науке Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС при Президенте Российской Федерации. Владимир Назаров включен в «первую сотню» резерва управленческих кадров, находящихся под патронажем президента РФ. Имеет награды.

В марте 2016 в одном из своих программных докладов Назаров обрисовал разработанную им модель общества будущего. По версии Назарова, такие институты, как семья, церковь, пенсионная система, которые гарантировали выживание человека, теперь потеряют актуальность или радикально изменятся, если не исчезнут вообще. Потеряют значение государственные границы. Возрастёт конкуренция за капитал и креативный класс, способный наращивать прибыль. Образование станет платным, не опекаемым государством. Вместо распределительной пенсионной системы будет система накоплений средств на старость и страхование потери трудоспособности за собственный счёт. В идеале, считает Назаров, должно быть так, чтобы «государство не гарантировало трудящимся никаких прав».

В это же время в интервью «Новой газете» Назаров, изложив те же тезисы, делает вывод, что "капитализм и конкуренция - это единственные двигатели прогресса", "социальное государство — безусловный тормоз развития в постиндустриальном мире". А как быть с «социальной ориентацией»?

По поводу пенсионной реформы Назаров высказался не только против распределительной пенсионной системы, а против социальных пенсий вообще. По его научному мнению, во-первых, пенсионная система подавляет стимулы к труду, а повышение пенсий поощряет праздность. Во-вторых, население перестаёт беспокоиться о накоплении средств на обеспечение своей старости. В-четвёртых, «на выборах неизбежно побеждают те, кто предлагают новые повышения пенсий за счёт увеличения налогов и заимствований», что делает выборы не демократичными. В-пятых, пенсионный возрастной рубеж ограничивает использование потенциала человека в качестве трудовой единицы на рынке труда. В общем, тунеядству — бой!

Ощущение от прочитанного такое, что нам предлагают не вмешиваться в процесс поглощения кроликов удавом, а кроликам советуют не сопротивляться. Какой результат ожидается от такой науки? И наука ли это или пропаганда нового миропорядка по заказу финансовой олигархии?

Оцифрованный «человейник»

Концепция цифровой экономики очень расплывчатая. Официально она ещё не сформулирована. Может, имеется в виду экономическая математика? Но речь идет не о цифрах статистики и плановых показателях, а о цифровых технологиях управления, о развитии компьютерных сетей применительно к государственному управлению экономикой. Само государство станет другим. Политикой будут заниматься политтехнологи и программисты. Мы уже сейчас наблюдаем, как вырождается и разрушается политическая система, построенная на партийной основе. Причём не только в России, но и, в первую  очередь, в так называемых цивилизованных странах.

Для России идея автоматизации систем управления не новая. В 1960-1970-х гг. в СССР на государственном уровне разрабатывался грандиозный проект по созданию Общегосударственной автоматизированной системы управления советской экономикой (ОГАС). Уже тогда назрела необходимость применения в государственном управлении электронно-вычислительной техники и разработанных на ее основе автоматизированных систем управления (АСУ), которые к этому времени с успехом использовались в армии. Опыт военных переносился на плановую экономику.

Но сейчас ставится другая задача — цифровое управление рыночной экономикой, то есть спекулятивными финансовыми потоками. Такие системы в мире уже созданы и действуют. Россия должна в них вписаться, как одна из подсистем. При этом главным заказчиком являются банки и финансовые картели типа МВФ и его главного учредителя ФРС США. Россия оказывается в положении догоняющего.

Российский проект цифровой экономики предполагает объединение всех баз данных учёта населения и движения денег на личных и корпоративных банковских счетах, а также биометрическую электронную паспортизацию каждого гражданина от рождения до смерти. Такие работы уже проводятся на практике. По сути, на каждого жителя РФ будет автоматически вестись подробнейшее электронное досье, в которое будут заноситься данные не только биометрического характера, но и о его материальном положении, трудовой и политической активности, особенностях характера и состоянии здоровья. Это будет невидимая спецсужба похлеще царской жандармерии или ОГПУ-НКВД-КГБ, в прах раскритикованных либералами антисоветчиками в годы перестройки.

Если совместить идею цифровой экономики в открытом обществе по Соросу и идеологию социального дарвинизма по Назарову, то конечным результатом станет оцифрованный «человейник» под контролем мировой финансовой империи. Манипуляция сознанием отдельного человека и общества, правом на жизнь индивидуума, не приносящего доход империи, станет обычным цифровым процессом по заранее заданным алгоритмам, которые заменят право.

Конечно же, мы не можем не верить в патриотизм энтузиастов-новаторов цифровой экономики в нашем правительстве и допускаем, что быстрая оцифровка России в ближайшие годы станет упреждающей мерой, чтобы обособить свою подсистему и защитить её от весьма опасной информационной диверсии Запада.

Миром правят деньги. Российский рубль пока выпадает из этого процесса.

О власти денег в правовом государстве

Родоначальнику банковского клана Ротшильдов Майеру Амшель Ротшильду приписывают следующие слова: «Дайте мне возможность управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы». Второе кредо Ротшильдов — «Кто владеет информацией, тот владеет миром». На третье подается не устаревающий древний принцип «Разделяй и властвуй». В наше время в этих трёх принципах заключается стратегия так называемого мирового правительства или финансовой империи доллара, пришедшей в начале ХХ века на смену британской мировой империи фунта стерлингов, созданной британской ветвью банкиров Ротшильдов.

У российского общества вызывает недоумение покорная уступчивость ЦБ и Минфина перед МВФ и поддержка доллара покупкой ценных бумаг США, размещением валютных средств резервных фондов на счетах американских банков. Нелогично как-то получается — храним деньги в карманах основного конкурента.

Однако логика есть и она заключается в том, что главной валютой в экономике РФ с 90-х годов является доллар, как мировая валюта, а ослабленный рубль несёт промежуточную, второстепенную функцию только во внутренних расчётах на потребительском рынке. Также в рублях представляется бюджет и расходы по его статьям в публичной информации, как бы демонстрируя экономическую независимость страны. Для наглядности в публикациях используется и долларовый эквивалент. Такое положение не является исключительным для России. Доллар царствует даже в странах Евросоюза, несмотря на замену национальных валют на более обеспеченную общую валюту евро, конкурирующую с долларом.

Всё началось ещё в СССР в 1990 году с денежной реформы премьера Валентина Павлова. Её плачевные итоги для кошельков и вкладов населения помнят до сих пор. Это он заранее реформировал Госбанк в самостоятельный ЦБ, не отвечающий по обязательствам государства, чтобы обеспечить свободную конвертацию рубля для импорта и экспорта. Золотовалютного переводного рубля СЭВ уже не существовало. Так мы входили в мировой рынок. Тогда реальный рубль сразу упал по отношению к доллару в шесть раз и продолжал дешеветь.

После распада СССР указом Ельцина доллар был допущен в свободный оборот на территории РФ наравне с рублём. Курс доллара тут же подскочил в 90 раз. Власть спохватилась. Последовал новый указ, запрещающий свободное хождение доллара в России, но цены в «у.е.» («условных единицах») на прилавках и в расчётах оставались ещё долго, а в сознании продолжали оставаться и после того, как и это запретили. Потом был дефолт 1998 года.

Учёные экономисты утверждают, что ослабление доллара приведёт к обвальному мировому финансовому кризису на грани коллапса. И первой от этого пострадает российская экономика. Потому что за рубежом в долларах накоплен огромный капитал частных российских компаний и их владельцев. Сырьём и энергоносителями, составляющими основу доходов бюджета, российские компании торгуют исключительно на доллары. Вот и приходится лавировать между двух зол, чтобы не сделать себе хуже в общегосударственном и мировом масштабе. Ну, а простой народ стерпит под объясняющие выступления штатных экспертов-экономистов. Возврата к социализму по их убеждению уже не будет.

К концу 90-х годов и правительство, и олигархи, и остальное население осознали, что реформы Горбачёва-Ельцина под влиянием западной демократии и американских консультантов завели экономику в такие политические дебри, из которых без разрушительного социального взрыва выхода уже не было. Общество и армия были расколоты, усиливались сепаратистские настроения.

За прошедшие с тех пор 17 лет многое было сделано по укреплению государственности и экономики, но по-прежнему капиталистической. Однако выйти из долларовой кабалы пока не удаётся и вряд ли удастся с нынешней идеологией. Это та цена, которую платит Россия за выход из социализма на вожделенный, как бы свободный мировой рынок с его реальной, а не книжной конкуренцией. Может, китайский опыт поможет найти нужное решение проблемы? Ведь КНР — это осмысленное повторение советского опыта.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

grekrim@2013yand
Карма: 27
12.07.2018 18:25, #32327
Хорошая статья. Давно таких статей не читал. Спасибо автору.
Но, присматриваться в сторону Китая нужно очень осторожно. Китай не может создать внутренний рынок, создание внутреннего рынка - это создание единого народно-хозяйственного комплекса ( пока у Китая это не получилась). Мало того, он всё прочнее становится на рельсы капиталистического развития ( хотя словосочетание "капиталистическое развитие", в контексте статьи, мало применимо).
Конфликт ,в Китае, между идеологией и экономическими реалиями обречён на катастрофу.
Поэтому единственным для России выходом, из создавшегося положения, является возврат к советской системе, советской экономике.
Но переход к соц.системе предполагает гражданскую войну, к которой общество не готово. Вывод - жить нам в этом "болоте" долго, возможно сменится ещё не одно поколение, прежде чем народ вынужден будет начать революционные преобразования.
egege
Карма: 2
16.07.2018 08:44, #32338
Да здравствует власть капиталистов, помещиков и банкиров!
Слава потомственным начальникам и золотым парашютистам!
Граждане 2-го и 3-го сорта, не жалейте сил, здоровья и своей жизни на благо Родины!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
71.5% Да, считаю.
Образ России в СМИ Белоруссии, по Вашему мнению:
Видео партнёров