18+
Региональная политика - новый вызов для Москвы
Почему США охотятся за Путиным
Какой вариант политической реформы в России выберет Владимир Путин?
Параллели: как Пекин использует британскую модель колонизации мира
Далеко не идеальный Владимир Путин

Что нового можно ожидать от парламентских выборов-2011: мнение экспертов

Аналитики агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) оценили перспективы развития российской партийной системы в контексте предстоящих региональных и парламентских выборов 2011 года
27 августа 2010  02:04 Отправить по email
Напечатать

«Очевидными среднесрочными целями модернизации партийно-политической системы, проводимой по инициативе президента Дмитрия Медведева, стали включение в политический процесс «политических миноритариев» разного уровня («демократия участия») и рост политической конкуренции. Обе цели в основном достигнуты. Одной из главных причин этого стал эксклюзивный формат целеполагания — послания президента Федеральному собранию с конкретным набором решений в политической сфере, исполнение которых президент контролировал лично и детально», — отмечают в своей статье «Слабое звено» и новая стратегия Кремля» генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Дмитрий Орлов и ведущий аналитик АПЭК Дмитрий Коняев.

Отмечая, что накануне выборов-2011 моноцентрическая модель партийно-политической системы образца 2005-2008 годов уступила место более дифференцированной, авторы задаются вопросами, что представляет собой современная партийно-политическая система России и как она будет развиваться, какую роль играют в ней политические партии, означает ли сформированность системы несменяемость игроков, а также о том, кто из игроков станет «слабым звеном» в случае, если перестанет соответствовать актуальным вызовам, и каким образом может отреагировать на это Кремль.

Правила игры: усложнение системы

Как отмечают авторы статьи, за время, прошедшее с момента избрания Медведева на пост президента, в российское избирательное законодательство был внесён целый ряд поправок и изменений, направленных на упрочение статуса малых партий и на предоставление им гарантий прохождения в законодательные собрания всех уровней. Кроме того, в избирательное законодательство были внесены изменения, укрепляющие систему представительной власти в России.

Однако важнейшее изменение в партийно-политической сфере коснулось, как считают аналитики, не миноритарных игроков, а партий, способных набрать большинство на выборах в региональные законодательные собрания: они получили возможность предлагать президенту кандидатуры для назначения на пост главы региона. Таким образом, «партизация» власти стала фактом.

Как стало окончательно очевидно после выборов в региональные законодательные собрания в 2010 году, основой системы стали четыре партии, представленные в Госдуме. Партии, не прошедшие в Госдуму, но официально зарегистрированные или имеющие представительство в законодательных собраниях регионов, стали называться системной оппозицией. Общественные и политические движения, заявившие в той или иной форме о невозможности работать в условиях сложившейся системы, образовали несистемную оппозицию.

Авторы делают вывод, что «партийно-политическая система России достигла сегодня относительной стабилизации, состояние которой может нарушить лишь устойчивый консенсус всей оппозиции, системной и несистемной, относительно принципиальных проблем повестки дня». «Система, образованная противостоянием «Единой России» с одной стороны, и системной оппозиции — с другой, находится в состоянии устойчивого равновесия. Оно обусловлено доверием подавляющего большинства населения России к правящей «Единой России» и наличием групп населения, традиционно голосующих за парламентскую или системную оппозицию. Несистемная оппозиция в настоящее время не представляет собой реальной политической силы и, следовательно, не может считаться фактором, который может воздействовать на политическую систему», — считают аналитики АПЭК.

Численность, электоральная база и социальная основа партий

На середину 2010 года общая численность членов семи политических партий, официально зарегистрированных сегодня в России («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Патриоты России», «Яблоко» и «Правое дело»), приблизилась, по данным агентства, к 3 млн человек, из которых примерно 2/3 составляют члены «Единой России».

Рэнкинг политических партий по величине и представленности в регионах России выглядит, согласно данным аналитиков, следующим образом:

1. «Единая Россия»: свыше 2 млн членов, 83 региона.
2. «Справедливая Россия»: 402 тысячи членов, 83 региона.
3. ЛДПР: 185 тысяч членов, 83 региона.
4. КПРФ: 152 тысячи членов, 80 регионов.
5. «Патриоты России»: 87 тысяч членов, 80 регионов.
6. «Правое дело»: 61 тысяча членов, 74 региона.
7. «Яблоко»: 57 тысяч членов, 76 регионов.

Как отмечают авторы, обострение политической конкуренции происходит, как правило, на этапе, когда социальная и электоральная база каждой из партий в значительной степени сформированы, и начинается борьба за голоса конкурентов. В общем электорате аналитики выделяют четыре различных типа избирателя.

«Адаптанты» — избиратели, реализовавшиеся в сложившейся системе, приобретшие благоприятный социальный статус и удовлетворяющий их потребностям уровень доходов. «Эта группа голосует не согласно своим убеждениям (либо придерживается консервативных и умеренно-патриотических взглядов), а по преимуществу в силу потребности поддерживать систему, на функционировании которой во многом основана их жизнь. Эта группа традиционно голосует за действующую власть, пока эта власть позволяет им вести нормальное с их точки зрения существование», — отмечают исследователи. Наибольшее представительство в этой группе имеют чиновники и «бюджетники», чьи голоса уходят прежде всего «Единой России» как правящей партии.

«Протестный электорат». Как подчёркивают аналитики, «необходимо различать избирателей, голосующих против существующего режима и правящей партии по убеждениям (убежденные либералы, убежденные коммунисты) и голосующих в связи с тем, что система государственной власти, прямо ассоциирующаяся с правящей партией, обошлась с ними, с их точки зрения, несправедливо». К этой «пострадавшей» группе авторы относят жителей моногородов, получающих низкие зарплаты, жителей и работников села при условии депрессивного сельского хозяйства в определённой местности, а также людей, чьи симпатии принадлежат политикам, вышедшим из большой политики и не вошедшим в системные партии.

Зачастую, как отмечают исследователи, протестный электорат может составлять значительную и даже преобладающую часть голосующих. За эти голоса пытались бороться КПРФ, «Справедливая Россия», либеральные партии. Голос протестного избирателя отходит любой партии, кроме «Единой России». Другие виды протеста — голосование за заведомо непроходные партии либо отказ от участия в выборах.

«Модернизаторы» или сторонники перемен. «Голосование этой относительно небольшой группы в целом напоминает голосование протестных избирателей, однако существует весомое различие — степень ответственности. Модернизаторы голосуют за ту или иную партию, считая, что проект социального развития, предложенный ею, может привести к реальным изменениям», — отмечают авторы. Как правило, на сторонников перемен опираются умеренные социалисты и умеренные либералы, в том числе либеральное крыло «Единой России».

«Колеблющиеся». Тип избирателей, широко представленный в современной России. По некоторым оценкам, как отмечают аналитики АПЭК, доля таких избирателей в России ранее занимала до 50% от числа всех голосующих, однако сегодня существует тенденция снижения числа колеблющихся. По данным ВЦИОМ на июнь 2010 года, доля таких избирателей составляла 12%. На них в основном и бывает направлена предвыборная агитация.

Авторы отмечают, что эффективнее всего получать голоса избирателей, принимающих решение незадолго до дня голосования, получается у «Единой России», чему способствует агитация, построенная на взаимной поддержке партии, президента и премьера. Однако зачастую эти голоса может получить партия, наиболее оперативно среагировавшая на электоральные запросы.

«Единая Россия» — доминирующая правящая партия

Новую характеристику роли партии в политической системе в политическую повестку дня ввёл сам президент Медведев, озвучив на XI съезде «Единой России», прошедшем в ноябре 2009 года, термин «правящая партия». «Располагая 3/4 голосов в Госдуме и большинством депутатов в региональных законодательных собраниях, будучи поддержанной правящим тандемом президента и премьер-министра, партия «Единая Россия», безусловно, доминирует в политической системе», — отмечают авторы статьи.

По мнению аналитиков, добиться статуса доминантной и правящей «Единой России» позволили политика консолидации элит вокруг партии и ставка на «catch all» (всеохватность). Членами «Единой России», по данным исследователей, являются не только представители всех типов российских элит — политических, экономических, научных, культурных, но и большое количество граждан: служащих, рабочих, работников социальной сферы.

Ещё одним фактором доминирования «Единой России» авторы считают её универсальность. «Партия не монолитна, внутри партии постоянно ведутся дискуссии между партийными клубами. Будучи центристской партией, «Единая Россия» посредством своих клубов-крыльев охватывает часть левого и часть правого политического спектра, существенно расширяя потенциальное влияние на избирателей», — отмечается в статье.

Послание партии, как подчёркивают аналитики, также универсально и обращено различным социальным группам. Так, предвыборная программа в региональных кампаниях марта 2010 года строилась на констатации роли партии в укреплении государства, единстве целей работы партии и лидеров государства, борьбе с отсталостью регионов, модернизации политической и экономической систем. Кроме того, внимание в заявлениях лидеров партии было уделено вечным ценностям — материнству, защите здоровья детей, развитию культуры. «Это диверсифицированное послание оказалось адекватным ожиданиям избирателей и текущим вызовам системе, что привело к победе «Единой России» в большинстве кампаний», — считают авторы статьи.

Парламентские миноритарии

«Разрыв в уровне электоральной поддержки, а также численности думской фракции «Единой России» и других парламентских партий позволяет называть КПРФ, ЛДПР и «Справедливую Россию» парламентскими миноритариями», — отмечается в статье. Как подчёркивают авторы, противоречия между миноритариями, за исключением редких эпизодов, не позволяют им выступать единым фронтом против «Единой России», несмотря на то, что все они публично объявили о своей оппозиционности правящей партии. Однако даже в гипотетическом случае их единого выступления суммарное количество всех голосов (135 против 315 у «Единой России») не даёт им возможности блокировать законы, предлагаемые президентом, правительством или правящей партией.

Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ) в настоящее время представляет собой, по мнению аналитиков, наиболее дееспособную из всех заявивших об уходе в оппозицию политических партий. «Депутаты от КПРФ проявляют наибольшую активность из всех парламентских миноритариев, целенаправленно критикуя большинство из законопроектов, внесённых на рассмотрение «Единой Россией», президентом и правительством», — считают аналитики.

Либерально-демократическая партия России (ЛДПР), представляя собой классическую партию вождистского типа, также критикует «Единую Россию», однако, как отмечают исследователи, де-факто признает её доминирующую роль и голосует солидарно с единороссами по многим «проблемным» законопроектам.

«Справедливая Россия», несмотря на официально вторую после «Единой России» общую численность, имеет наименьшее представительство в Госдуме. Участие фракции в законотворческом процессе аналитики АПЭК считают незначительным. Именно «Справедливая Россия» является, по мнению авторов, слабым звеном сформировавшейся системы парламентских партий, дающим повод Кремлю вести на этом поле новую игру.

Непарламентская и несистемная оппозиция

«В отличие от парламентской оппозиции, непарламентская оппозиция не существует, а борется за своё существование. Будучи представленной преимущественно в муниципальных собраниях, эти партии не обладают ресурсами и возможностями для игры на федеральной политической сцене… Несмотря на то, что в посланиях президента обозначен курс на оказание поддержки малым партиям, маловероятно, что состояние этих партий изменится в лучшую сторону. Очевидно, что непарламентские оппозиционные партии находятся в перманентном кризисе, и этот кризис прогрессирует, — отмечается в статье. — Из всех непарламентских партий наибольшую активность проявляет «Яблоко», причем активность эта сводится к информационной поддержке скандальных событий и серьёзной деятельности в сети Интернет».

«Патриоты России», будучи умеренно левой партией, не могут соревноваться с КПРФ и даже «Справедливой Россией» на левом фланге и пытаются, по словам аналитиков, сохранить хотя бы тот минимальный уровень поддержки, которым располагают. При этом, как подчёркивается, партия фактически не ведёт информационной работы с гражданами, а их интернет-сайт не обновлялся с 2008 года, что «говорит о неспособности партии приспособиться к современным способам ведения информационных кампаний».

Оппозиционные группы, не оформленные как партии по причине малой численности или незначительной представленности в регионах, остаются за пределами политического процесса и формируют несистемную оппозицию. Крупнейшими из таких организаций являются «Солидарность», «Объединённый гражданский фронт», «Демократический выбор», коалиция «Другая Россия». Как отмечают исследователи, все они имеют фиксированное членство, однако многие их участники состоят более чем в одной несистемной оппозиционной организации. В числе общих проблем всей несистемной оппозиции аналитики АПЭК выделяют организационную слабость и отсутствие ярко выраженных конструктивных идей и электоральных посланий, кроме несущего негативную коннотацию «Россия без Путина». Вероятность участия несистемной оппозиции в парламентских выборах 2011 года, по мнению авторов статьи, крайне низка прежде всего в силу причин организационного характера.

Стратегии-2011: новые вызовы и новая игра Кремля

«С начала 2011 года партийная система перейдет из состояния относительной стабильности в фазу неустойчивого «предвыборного» равновесия. При этом фактором, который может предопределить развитие событий в направлении дестабилизации, может стать любой значимый вызов, на который власть будет не в состоянии быстро ответить, — отмечается в статье. — Несмотря на ожидания парламентской оппозиции, очередного изменения правил игры в её пользу, которое продолжало бы логику посланий президента 2008 и 2009 годов, с высокой степенью вероятности не произойдёт. В некотором смысле Кремль устал менять правила игры с расчётом на рост политической конкуренции».

По мнению авторов, все системные шаги сделаны, и дальнейшие изменения системы будут уже неэффективными, а в предвыборных условиях — возможно, и несущими в себе угрозу её стабильности. «Обеспечение конкурентных преимуществ политических миноритариев — отныне дело самих миноритариев, но не власти», — подчёркивают аналитики.

При этом отмечается, что сохранение в системе доминирующей партии выгодно власти хотя бы потому, что только она способна осуществить эффективную законодательную поддержку модернизации. «Оппозиция, градус популизма которой заведомо и значительно выше, сделать этого не в состоянии. Так что ставка на «Единую Россию» не просто безальтернативна — она витальна. Именно поэтому новая игра Кремля на партийном поле — какая бы стратегия или комбинация стратегий ни была избрана — с высокой степенью вероятности будут связана с поддержкой правящей партии», — делают вывод авторы.

«Высокая мобилизация»

«Отправной точкой этой стратегии можно считать некоторое повышение уровня доверия к Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву и «Единой России» на фоне относительно благоприятных показателей экономического роста, внутри- и внешнеполитической стабильности, отсутствия явных угроз качеству жизни граждан. Дополнительным фактором роста доверия будет, разумеется, электоральная мобилизация», — считают аналитики.

«В случае увеличения уровня текущей электоральной поддержки правящей партии до 55 и более процентов «Единая Россия» сможет вести предвыборную кампанию, основанную на традиционно выигрышных темах «реальные дела», «развитие» и «будущее». Системные парламентские партии будут в подобных условиях проводить «нишевые» контркампании, нацеленные на удержание своего традиционного электората. При отсутствии существенных кризисов ситуаций выборы пройдут спокойно, состав парламента существенно не изменится. После этого наступит окончательная стабилизация политической системы», — отмечают исследователи.

Итогом кампании в случае реализации этой стратегии станет, как заключают авторы, сохранение стабильного состояния политической системы, сохранение уровня доверия к власти, дезинтеграция и дальнейшее ослабление несистемной оппозиции.

«Жертва на левом поле»

За всё время своего существования «Справедливая Россия», как отмечают авторы, оказалась не в состоянии «занять очевидную для неё социалистическую электоральную нишу и выступить жестким противником КПРФ, чего всегда ожидал от неё Кремль». «По изначальному замыслу партия имела значительные шансы… Однако любой партийный проект имеет свою логику развития. Кризис, в который «Справедливая Россия» вступила практически сразу после создания, носит долговременный, системный и комплексный характер», — считают аналитики.

По мнению исследователей, в первую очередь, в партии очевиден кризис лидерства. «Сергей Миронов никогда не был харизматическим лидером — более того, за все время председательства в Совете Федерации он так и не стал политиком хотя бы масштаба Геннадия Зюганова или Владимира Жириновского, — отмечается в статье. — При этом появления во главе партии лидера, претендующего на подобный масштаб, Миронов откровенно опасается». Очевидным авторы считают также и организационный кризис, начавшийся, по их мнению, ещё «с момента создания партии» и продолжающийся «практически всё время её существования».

Самым же серьёзный кризисом «эсеров», по мнению аналитиков, является кризис идеологического позиционирования. «Роль «второй партии власти» им явно не удалась. А неоднократное противостояние с «Единой Россией» лишь отвлекло от «Справедливой России» традиционный левый электорат, — отмечается в статье. — «Социализм XXI века», официальная идеология партии, не пользовался и не пользуется популярностью. Попытки стать последовательно «партией лично Путина», «партией лично Медведева», «партией модернизации» также оказались неудачными… Сегодня, по данным ВЦИОМ, «Справедливая Россия» располагает поддержкой лишь 4% населения».

Кремль, как считают авторы, вообще может начать игру на откровенное вытеснение «Справедливой России» из политического процесса. «Так, в создании движения «Родина: здравый смысл», которое вполне может стать партией, принимает участие целый ряд оппозиционных политиков. Однако если Михаил Делягин окажется всего лишь «местоблюстителем», а пост лидера партии займет Дмитрий Рогозин, одно его появление в сочетании с брендом «Родина» способно создать качественно иную — и неблагоприятную для «Справедливой России» — ситуацию на левом фланге», — отмечают аналитики.

«Правый проект»

Реализация такого проекта имеет отправной точкой принятие Кремлём решения о создании лоялистской либеральной партии, которая, по мнению авторов, может быть создана с использованием уже имеющейся инфраструктуры правых партий, например, «Правого дела». «Цель — включить в систему избирателей, ориентирующихся на непарламентских и несистемных игроков «правее правого центра». Методы также принципиально ясны и не представляют технологической проблемы: в партию инкорпорируется новый популярный лидер, а региональная структура «накачивается» под контролем лояльных Кремлю менеджеров», — отмечается в статье.

В целях сохранения электората «Единой России», востребованного для целей модернизации, проекту, как отмечают аналитики, может быть изначально задана ориентация на самостоятельную работу с непарламентскими, несистемными либералами и неопределившимися (то есть на поле «Другой России», «Солидарности», ОГФ, отчасти «Яблока», а не на поле либерального крыла «Единой России»). Идеологическое и политическое позиционирование такой партии будет эволюционировать в ходе кампании, однако сценарий агрессивной кампании против правящей партии власть определенно попытается предотвратить.

«Если «партия правого проекта» сумеет предложить программу, адекватную электоральным настроениям и сможет объединить разрозненный электорат, не имеющий сегодня представительства, под своей эгидой, исход голосования на выборах в Государственную Думу может привести к преодолению ею 5-процентного барьера», — заключают авторы.

«Сформированность политической системы отнюдь не означает «зарезервированности» кресел в Государственной Думе за КПРФ, ЛДПР или «Справедливой Россией». Если одна из трех парламентских оппозиционных партий по каким-то причинам станет «слабым звеном» (в том числе — с точки зрения понимания вызовов модернизации), ничто не удерживает Кремль от направленной против какого-либо из игроков «игры на выбывание», — делают вывод аналитики АПЭК, отмечая, что цель такой, на первый взгляд дестабилизирующей, игры в «сохранении долгосрочной стабильности и обеспечении гарантий политической поддержки модернизационного выбора».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Источник: ИА REX
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (0):

К сожалению, возможность добавить коментарий к данному материалу отключена.
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
Видео партнёров