Чем современная российская «элита» отличается от элит западных стран?

Почему истеблишмент России настолько непатриотичен к родине?
17 июля 2019  10:30 Отправить по email
Печать

Франция издавна славится своими традициями, и одной из них является тяга французов к тем или иным протестам. То, что во Франции называется «простыми французскими забастовками», во многих других странах могло бы быть охарактеризовано бунтом. Отсюда возникает вопрос, как с такими народными реакциями стране удается удерживать свое единство? И ответ на него лежит в плоскости менталитета французский элиты.

Так, в частности во Франции существует понятие «гордый парижанин» (Fier parisien). Этим словом принято описывать костяк французской элиты, а точнее его главную национальную черту — даже если вы оппозиционно настроены к власти, саму страну вы обязаны любить безусловно. «Гордый парижанин» может прекрасно знать английский язык, но при этом принципиально отказываться говорить на нем с приезжими иностранцами.

Подобные представители истеблишмента составляют большинство почти во всех кругах французской элиты — университетской, промышленной, военной, научной и так далее. При этом каждый из них на память расскажет все славные страницы истории.

Что особо важно, в отличие от «элиты» нашей страты, никто из ее французских «коллег» не станет отрицать достижения своей родины лишь на том основании, что они произошли в дореволюционной Франции, а не во Французской республике после смены власти и строя. В этом и кроется весь контраст.

Современные российские псевдоэлитарии — в эстрадной среде, элите бизнеса, экономики и так далее, напротив, полностью убеждены, что о каком бы этапе истории нашей страны не шла речь в публичном обсуждении, главным объединяющим всех их фундаментом должно являться противопоставление родине.

В целом корни такой ситуации найти не тяжело. В подавляющем большинстве, «либеральные» элитарии сформировали свои взгляды в период позднего СССР и «демократических» 90-х. То есть уже при отсутствии в России объединяющей базы ценностей и идеологии. В результате став обеспеченными людьми, «звездами» шоу-бизнеса, политиками или бизнесменами, такие люди по определению не могли страдать излишком патриотизма.

Ввиду отсутствия ценностных отождествляющих со страной ориентиров, на первом месте для них всегда стоит собственное благополучие. А поскольку Запад от идеологии не отказался, в своих взглядах «либеральные» элиты пользуются строго западными идеями.

Иронично, но попытка силой навязать чуждый образ жизни нашему народу красной нитью проходит по всей истории отечественной интеллигенции. И в этом отношении, «либеральная» элита оригинальной не была. Более того, поскольку взгляды Запада чаще всего оказывались в российских реалиях малоприменимы, это лишь еще больше отторгало истеблишмент от народа. Укрепляло «логичность» тезиса о неправильности «русской толпы» и направляло мысли в зарубежное русло.

По всем поступкам экономического блока правительства прекрасно видно, что они и сегодня не отождествляют себя со страной, а лишь исполняют наемные функции.

По мнению псевдолибералов, народ должен попросту получать столько, чтобы в массе своей не иметь сил питать «иллюзий» о построении собственного сильного государства, оставаться вписанным в Западный мир и расценивать верхом развития наличие 100 сортов колбасы и сыра в магазинах. Государственники в Кремле такого взгляда не разделяют, поэтому в элитах России и существует раскол.

В XIX веке ориентированная на Европу «элита» России не случайно общалась лишь на французском языке. Считая русский слишком простонародным, они еще раз доказали, что ничего страшнее в России, чем обладающий властью прозападный либерал, быть, как правило, не может.

Справедливости ради стоит сказать, что в целом, элиты многих стран в общем своем векторе непатриотичны. Однако это не касается великих держав. Национализм элит Франции, Англии, Германии и США, общеизвестен, о мировоззрении Японии или Китая считающих себя особенными на фоне варваров, говорить и вовсе излишне.

При этом если в отношении «близких» Западу элит, англосаксы еще могут проявить понимание, в частности, предпочесть полному уничтожению ассимиляцию, как это было в период, когда «бароны» Шотландии предали страну за посулы английской Короны, российскую прозападную элиту никто жалеть не будет. К сожалению, история мало чему учит представителей псевдоэлитарных кругов, хронически мешая понять, что кормят их лишь до тех пор, пока они работают на развал России.

Запад за свою историю не раз доказал, что знаменит умением побеждать в информационно-психологической войне. И то, насколько антироссийской стала обработанная Западом за пару десятилетий российская же элита, лишь доказывает этот факт. Использовать силу противника против него самого, за счет предательства и ручного ставленника и вправду куда эффективнее нежели идти на прямой конфликт. В этом векторе и работает «элитарная» пятая колона.

Принцип восточных боевых искусств, перенесенный англосаксами на геополитику, гласит - «съедай» пространство своего противника с его же помощью. Поэтому сделав российскую элиту антироссийской, Запад поручил ей ряд задач — удерживать в стране дезинтеграцию и не позволять народу объединившемуся в нацию создать сверхдержаву. Последствия этого мы наблюдаем до сих пор.

Без идеологии — фундамента групповой идентичности, фокусом интеграции русских людей стали универсальные ценности религии. А потому именно они сегодня находятся в ракурсе информационной войны. Сама же элита, веру, как правило отрицает, и это еще больше превращает ее в страту, которой чужд народ.

Поскольку самого по себе православия недостаточно для превращения народа в нацию ввиду необходимости социально-экономической и культурно-политической единой платформы, в списке задач прозападной «элиты» числилось и это — блокирование любого формирования русского ядра, переписывание истории, «расшатывание» политической сферы и диверсии во внутренней экономике.

С 1990-х годов все мы долгие годы наблюдали, как с уровня «либеральной» элиты усиленно поощрялась национальная разобщенность, а в социальных институтах — школах, ВУЗах и даже армии, практически не культивировалось чувство идентичности людей. Лишь в последние годы (с периода возвращения Крыма), тенденция начала меняться, а отрицательную динамику удалось, как минимум, затормозить.

Тем не менее, если сегодня французские элиты, элиты Германии или Британии не отделяют себя от нации и государства, российская элита все еще разделена, смотрит в разные стороны и не имеет синергии. Силовики и государственники в отношении патриотизма к родине схожи в мировоззрении со своими западными коллегами, либеральные же круги отождествляют себя друг с другом только тем, что ничего общего с Россией не имеют.

В итоге нашей стране предстоит еще много трудностей на этом пути, но, если курс на возрождение сверхдержавы и далее будет продолжен, процесс национализация истеблишмента так или иначе пройдет. Как говорят во враждебной нам Британии: «Right or wrong, мy country», то есть «права она или не права, но это моя родина». Данный постулат должен быть «родовым» и у нашей элиты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Видео партнёров

Меняя жизнь к лучшему

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть