Китай и ЕС пошли в поход против США?

Проект «Пояса и пути» начинает приобретать контуры ВТО без США?
Владимир Павленко
27 марта 2019  16:45 Отправить по email
Печать

Завершается крупное европейское турне партийного и государственного руководителя КНР Си Цзиньпина в Италию, Монако и Францию. 26 марта – последний день переговоров в Париже, который прошел в расширенном формате и приобрел явный характер китайско-европейских консультаций.

К китайскому лидеру и президенту Франции Эммануэлю Макрону присоединились федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель и глава Европейской экономической комиссии (ЕЭК) Жан-Клод Юнкер. Одно это уже говорит о том внимании, которое приковано в Европе к лидеру Поднебесной, а также о ревности, с которой там следят за прорывами на китайском направлении Рима и Парижа.

Первый итог нынешнего парижского формата – объявление о том, что в рамках председательства Германии в Евросоюзе в сентябре 2020 года пройдет полноценный саммит Китай–ЕС с участием всех его членов. То есть нынешние отношения строятся на перспективу. Но этот итог не единственный. По заявлению французского лидера, обе стороны едины в стремлении «создать новый многосторонний формат – более справедливый и сбалансированный».

И для этой цели собираются заняться реформированием ВТО и Парижского соглашения по климату, существенно скорректировав внутри последнего инструменты и механизмы его реализации. С учетом того, что А. Меркель после встречи прямо высказалась за более тесное взаимодействие между Китаем и Европой в рамках проекта «нового Шелкового пути» или, в китайской оптике «Пояса и пути», речь, возможно, начинает заходить о постепенном замещении этим проектом ВТО, которая показала свою неэффективность с приходом к власти в США Дональда Трампа.

И поскольку «Пояс и путь» объединяет с Китаем не только европейцев, но и более 60-ти непосредственно участвующих в нем стран, а также более сотни тех, кто к нему присматривается, начинает складываться конфигурация, выводящая дистанцирующихся от этого проекта на периферию глобальной политики. Поэтому, как ни парадоксально – и это главная интрига китайско-европейского сближения, снижается влияние США, которые дополнительно усугубляют свою намечающуюся автаркию торговой войной, как бы объединяя против себя нынешних переговорщиков. В высшей степени недальновидная политика, явно переоценивающая терпение европейских элит.

Выступая на совместной пресс-конференции по итогам переговоров, Ж.-К. Юнкер заявил об интересе к реформированию международных институтов, и надо понимать, что подобное может быть осуществлено только за счет интересов Вашингтона. Вызовом заокеанскому партнеру прозвучало и другое его заявление – о том, что темой ВТО Европа с Китаем займутся, не откладывая дело в долгий ящик, уже 8-9 апреля, когда в Брюсселе пройдет очередной саммит Китай–ЕС.

На нем также обсудят двустороннюю торговлю, в чем особенно заинтересована Франция, считающая, что вовлечение Европы в «Пояс и путь» должно сопровождаться не только расширением экспорта в европейские страны китайских товаров, но и европейских – в Китай.

Еще разговор пойдет о взаимных инвестициях, и этот пункт предстоящего саммита способен усилить головную боль Белого дома, остудив его эйфорию от выводов доклада спецпрокурора Роберта Мюллера. Те, против которых Трамп развязал тарифные санкции, находят способ их обойти с помощью активизации двустороннего сотрудничества. Хуже для Америки не придумаешь, поэтому вполне правы те, кто усматривает в происходящем в эти дни в Риме и Париже очертания некоей новой геополитики. Или, по крайней мере, геополитического тренда.

Встреча в «широком» формате как нельзя лучше отражает результаты европейского турне Си Цзиньпина, которое существенно ослабляет сохраняющееся в Европе недоверие к Китаю. Для России прорыв Поднебесной на европейском направлении тем более важен потому, что у нас с этим сейчас проблемы, связанные с санкциями, которые европейские лидеры, пусть и нехотя, поддерживают на радость сателлитам Вашингтона из восточной части ЕС.

Вот им, и прежде всего Польше, Прибалтике и в какой-то мере Чехии и Румынии, появление в Европе такого крупного российского союзника, как Китай, очень сильно осложняет жизнь, ибо ставит крест на вынашиваемых ими планах «изоляции» Москвы, которые и так уже провалились, но смириться с этим им трудно. И не только. С одной стороны, конечно же, экономические выгоды от участия в «Поясе и пути» распространяются и на них.

Но, с другой, ни кто иной, как Отто фон Бисмарк любил упоминать, что малые страны обычно ведут себя подобно куртизанкам, выискивая в домогательствах крупных хищников свою выгоду. Но прямолинейность Трампа, недовольство которого уже начинает ощущать на себе киевский режим, а другие за этим пристально наблюдают, существенно сокращает пространство маневра постсоветских участников Восточного партнерства и провоцирует их дополнительные противоречия со «старой Европой».

Не менее важны и двусторонние контакты ведущих европейских стран с КНР, и здесь также проявляет себя вполне определенная закономерность. Чем критичнее отношение к нынешнему курсу США, чем больше и громче возмущение антироссийскими санкциями, в которых усматривается чистая политика, направленная не только против Москвы, но и против европейских столиц, - тем активнее идет сближение с Китаем.

Характерен пример Италии, для которой участие в «Поясе и пути» - уникальная возможность загрузить порты, включив их в объединенную евроазиатскую транспортную и логистическую инфраструктуру. Плюс инвестиции, которые Китай, в отличие от США, продвигает по миру, не обставляя никакими политическими условиями и подчеркивая стремление к экономической выгоде.

По сути, в современных условиях они превратились в инструмент китайской «мягкой силы», и центрам Запада чем дальше, тем сложнее контролировать процесс внедрения интересов КНР в той же Европе, а также на других рынках, которые всегда относились к «эксклюзивной» сфере влияния США.

Экономическое взаимопроникновение ведет к укреплению гуманитарных контактов. В итальянской части нынешнего турне Си Цзиньпина особняком стоит эпизод с передачей Пекину почти восьми сотен культурных ценностей и артефактов, важных для китайской истории, изъятых итальянской полицией у тех, у кого они оказались незаконно. «Сегодня величайший праздник, 796 культурных реликвий Китая будут возвращены китайскому народу. Мы надеемся, что Национальный музей Китая проведет в Пекине специальную выставку, которая позволит еще большему числу людей увидеть эти редкие культурные ценности».

В этом заявлении итальянского министра культурного наследия, культурной деятельности и туризма Альберто Бонизоли, прозвучавшем на церемонии обмена соответствующими документами, в которой Си Цзиньпин участвовал вместе с президентом Италии Серджо Матареллой, чрезвычайно важен и показателен пафос. Он наглядно демонстрирует важность отношений с Китаем для тех, кто ради сокращения влияния на себя со стороны США рискнул пойти наперекор Вашингтону, например, в венесуэльском вопросе, как это сделала Италия.

Во Франции же внимание китайскому гостю помимо действующего хозяина Елисейского дворца, оказали и крупные отставные политики, многие из которых, как это принято на Западе, входят во влиятельные структуры концептуального влияния и участвуют в обсуждении и выработке рекомендаций по внутренней и внешней политике для действующей власти. Среди собеседников Си Цзиньпина оказался и экс-премьер Жан-Пьер Раффарен.

Другой бывший глава правительства Доминик де Вильпен, комментируя по просьбе китайского официоза Синьхуа содержание двусторонних отношений и влияние на них визита китайского лидера, обратил внимание на важную роль Китая в защите мира на планете. Как видим, если говорить о геополитической стороне вопроса, принадлежность к НАТО не особенно сдерживает французских политиков в оценке происходящего, и это еще один «сигнал», подтверждающий неуклоннее ослабление позиций Вашингтона в европейских умах и сердцах.

Ну, и конечно же грандиозная, нашумевшая китайско-французская торговая сделка стоимостью в 30 млрд евро, связанная с покупкой Поднебесной трех сотен лайнеров Airbus, причем, в дополнение к двум сотням, приобретенным только что, в январе 2019 года. Она разве не оттеняет те проблемы, с которыми сталкивается сейчас главный и прямой конкурент европейских самолетостроителей Boeing, несущий беспрецедентные убытки после катастрофы в Эфиопии? И разве не предоставляет европейцам в этой конкуренции весьма солидную фору?

Словом, визиты Си Цзиньпина в Италию и Францию полностью оправдали ожидания европейских элит, для которых Китай становится все более важным на фоне ослабления интереса к США. В ближайшее время завязавшиеся контакты получат новые импульсы к развитию: помимо анонсированного в Париже саммита Китай–ЕС, намеченного на конец первой декады апреля, не менее важно участие европейских делегаций и лидеров во втором форуме высокого уровня участников проекта «Пояса и пути», который пройдет в Пекине. И до которого тоже осталось менее месяца.

Несколько особняком стоит встреча Си Цзиньпина с правящим князем Монако Альбером II, ибо она касается не столько «европейской повестки», сколько системы тончайших и очень важных мировых элитных раскладов, включающих все европейские, и не только, монархии, правящие не только в больших, но и в малых странах-карликах. Все это фрагменты очень большой и сложной глобальной политической палитры, которая впервые за долгие десятилетия, похоже, застыла в ожидании возможных перемен. Но это уже совсем другая история.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Что ждёт Украину после избрания нового президента?
53.7% Ничего существенно не изменится.
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?

Светлана Копылова: песни - это работа для души

Интервью с автором и исполнителем Светланой Копыловой.

https://video.tpprf.ru/