Китайский «новый шелковый путь» по Ленину и по жизни

Действительно ли Пекин расширяет экспорт капитала вместо экспорта товаров и похоже ли это на высшую стадию капитализма?
Александр Запольскис
22 марта 2019  15:00 Отправить по email
Печать

Экономист-международник Сергей Луконин опубликовал статью, в которой провел прямую параллель между нынешними действиями Китая и знаменитой работой Владимира Ленина "Империализм, как высшая стадия капитализма".

На первый взгляд, в ней все аргументы сложены верно. Если ранее Пекин был известен только как гигантская мировая фабрика товаров, то начиная с середины первого десятилетия нынешнего века он все активнее наращивает экспорт капитала. Что интересно, представленные автором цифры даже несколько занижены.

Если в 2005 году Поднебесная иностранным партнерам и правительствам выдала чуть менее 15 млрд долларов кредитов, то только два китайских госбанка China Development Bank и China Export-Import Bank предоставили займов за рубежом в 2009 и 2010 году на 110 миллиардов долларов. Тогда как заведомо более крупный и изначально международный Всемирный Банк с середины 2008 по середину 2010 выдал лишь 100,3 млрд. А всего на данный момент Поднебесная профинансировала разных проектов за полтора десятка лет на общую сумму в 8 трлн долларов в 68 странах мира.

Так что, на первый взгляд, действительно есть все основания думать, что Пекин на всех парах идет к империализму, как высшей стадии капитализма в полном соответствии с тем, как его описывал классик. Но так ли это, если внимательно рассмотреть детали?

Ленин в своей работе показал четкую логику развития процессов. По мере роста масштабов хозяйства капитализм все больше чужих товаров и услуг у себя превращает в деньги, тем самым становясь их самым большим владельцем и, если так можно выразиться, даже производителем. Особенно сейчас, когда их выпуск больше не ограничен ничем конечным, вроде золота. Естественно, по мере нарастания денежной массы, капиталы неизбежно превращаются в единственный ключевой вид экспорта.

Однако тут есть важный момент, существенно меняющий суть дела. Экспорт капитала бывает в двух видах: инвестиционный и торговый. Первый означает выкуп за деньги иностранных источников дохода, и это к империализму имеет весьма слабое касательство. Империализм – это когда эмитент начинает за бумажки приобретать себе сами товары, то есть вести одностороннюю торговлю. В этом смысле четким примером, строго по Ленину, являются США, в среднем имеющие отрицательного внешнеторговое сальдо в объеме от 50 до 60 млрд  ежемесячно.

У Китая с этим дела обстоят совершенно иначе. Начиная с последней четверти ХХ века он активно наращивает, в первую очередь, именно товарный экспорт. Если в 1970 году товаров и услуг страна поставила миру на 2,7 млрд долларов, что примерно соответствовало уровню Саудовской Аравии (2,7 млрд), Финляндии (2,7 млрд) и Югославии (2,5 млрд), то в 2016 - уже 2,197 триллиона долларов, что обеспечило стране твердое второе место в мире. При этом профицит составил 249,9 млрд долларов или 2,2% ВВП КНР.

Иными словами, китайская экономическая стратегия основана не на экспорте денег, а на стремлении сосредоточить у себя максимальную долю всего мирового товарного производства.  Нет, капиталы, конечно, экспортируются тоже, однако процесс носит сугубо обеспечивающий характер. Китай "раздает" деньги не за товары, он инвестициями обеспечивает сохранение текущего уровня загрузки собственных промышленных предприятий и гарантии стабильности поступления в страну сырья и прочих ей критично нужных ресурсов. В сочетании с построением надежной логистической системы для их движения.

Последнее особенно важно, так как вся история развития мировой экономики представляет собой борьбу за контроль на дорогах. Всяких, от сухопутных до морских. Пока ключевые коммуникации находились под присмотром орудий британского флота, миром правил Юнион Джек. Когда их подвинули американские авианосцы - контроль над мировой экономикой перешел к звездно-полосатым.

Учитывая вполне предсказуемые трения с гегемоном по мере обострения торговой конкуренции, Пекин, с помощью инвестиций в проект Пояса и Пути, стремится заранее купировать угрозу. Хотя в последнее время уже не всегда удачно, но это тема отдельного разговора. Но в целом на получение контроля над портами китайцы израсходовали лишь треть от выданных за рубеж денег.

Кроме того, важным отличием китайской стратегии от ленинского определения еще является другая цель, которую китайские власти также стремятся решить с помощью денег. Из всех внешних инвестиций половину своего капитала Пекин инвестирует не просто в Европу или США, он таким образом покупает доли в ведущих мировых компаниях для обеспечения доступа к необходимым стране передовым технологиям, которые иначе ему либо не продают совсем, либо требуют недопустимо высокую за них плату. 

Еще 15% суммы Красный дракон направил на гарантии получения сырья и в особенности продовольствия, в котором страна до сих пор испытывает существенный дефицит.

Все прочее в общем объеме "денежного экспорта" Поднебесной занимает лишь 5%, хотя из-за масштаба ее экономики и кажется порой очень большой цифрой. Впрочем, далеко не всегда полностью достоверной. К примеру, в расширение сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы, известного как программа "16+1", с 2011 по 2015 год, согласно заявлениям СМИ (в том числе собственно китайских), вложено 1,8 трлн долларов.

Однако практика показывает, что в большинстве случаев речь идет либо только о протоколах о намерениях, которые впоследствии так и не выходят ни на что существенное, либо о только оценочной стоимости самих проектов (чаще всего инфраструктурных), где китайские компании выступают лишь рядовыми подрядчиками на одном уровне со всеми прочими. Попросту говоря, местная инфраструктура со временем изнашивается и требует ремонта. Страны ЦВЕ в сумме на ее поддержание в работоспособном состоянии тратят порядка 200 млн долларов, долю в которых китайцы и пытаются получить.

Если резюмировать сказанное выше, то надо признать, что параллель между нынешней китайской политикой в области экспорта капитала и ленинским определением империализма лежит дистанция огромного размера. Даже там, где Пекин на первый взгляд "раздает деньги", фактически оказывается, что тем самым он просто формирует себе долгосрочный внешний источник их генерации.

На выданный партнерам китайский кредит китайские же компании преимущественно из китайских материалов строят объект, чтобы потом длительное время, местами до 99 лет согласно условиям заключенных контрактов, эти партнеры выплачивали проценты, тем самым на долгое время вперед обеспечивая стабильность материального благополучия Поднебесной. Да, внешне это похоже на экспорт капитала, но это не является империализмом.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть