Два сапога пара: «русский центризм» в Эстонии и «русский согласизм» в Латвии

После Ушакова в Латвии, «черную метку» предъявят и Яне Тоом в Эстонии
Димитрий Кленский
5 февраля 2019  21:15 Отправить по email
Печать

После скандальных обысков у мэра Риги «русского центриста, возглавляющего латвийскую партию «Согласие» Нил(с)а Ушаков(с)а, угадывается и незавидная судьба ведущего «русского политика» Центристской партии Эстонии, европарламентария Яны Тоом и её «русских» товарищей-подельников по партии. Им предъявят свою «чёрную метку».

Недавно г-жа Тоом, маскирующаяся под защитницу местного русского и русскоязычного населения, разоблачила себя в приуроченном к предстоящим выборам в Рийгикогу (эстонский парламент) и Европарламент интервью порталу Baltnews.ee. Теперь уже всем должно стать ясно, что в её лице в Эстонии появился «клон» русского коллаборациониста Нил(с)а Ушаков(с)а.

Как Яна Тоом пошла по стопам Нил(с) Ушаков(с)а

Вот что пишут о нём в Латвии. Ушаков всегда стремился понравиться всесильной местной этнократии и избирателям-латышам. Он признаёт  советскую оккупацию Латвии, встречал в Риге американские танки, искал покровительства в США, встречался с «самим» Маккейном. Он утверждает, что Россия должна вернуть Крым Украине. Он одобрил  единственным государственным языком – латышский. Статус русского языка его не волнует, считает это – частным делом. Он отказался защищать школы с русским языком обучения. Он не заступался за арестованных русских активистов. Он согласился писать своё имя и фамилию на латышский манер через «с»… И что? Уже без сантиментов начата политическая охота за ним.

Интервью, данное Яной Тоом порталу Baltnews.ee, показывает, что она и её единомышленники – «русские центристы» в Эстонии недалеко ушли от рижского мэра и его партии, вот-вот сравняются с ним заслугами по умиротворению (нейтрализации) русского и русскоязычного населения.    

Незавидную его судьбу в этих прибалтийских странах-лимитрофах объясняет и деятельность (не слова) обоих «русских» политиков.

С восстановлением независимости в 1991 году участь «инородцев» была предопределена местными этнократиями при попустительстве Запада, который волнует не суверенитет и безопасность этих государств, а использование их, как плацдарма для русофобии и антироссийскости.

В основу постепенной зачистки всего русского были взяты несколько направлений. Это – вытеснение из страны «пришлых» советских граждан, отказ предоставлять нежелающим пройти абсорбцию гражданства, зачистка русского политического поля, ограничение употребления русского языка и последовательное уничтожение обучения на русском языке (начиная с детсада), запрет на культурно-национальную автономию, ограничения для русских в карьерном росте и в их представительстве во всех ветвях власти.

В ООН, в отношении Эстонии, Комитет по ликвидации расовой дискриминации в начале нулевых лет сформулировал всё сказанное, как отторжение русского населения на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни страны. Это вынудило власти параллельно с подавлением сопротивления русского и русскоязычного национального меньшинства искать пособников и сообщников среди русского и русскоязычного населения. В Латвии лидером русских коллаборационистов стал Нил(с) Ушаков(с), в Эстонии эту роль взяла на себя Яна Тоом. Сегодня ясно: они – два сапога пара.       

Эстонизация школ с русским языком обучения

На вопрос Baltnews.ee «Как быть с русской школой?» последовал ответ Яны Тоом, которая предстала не защитницей русской школы, а штрейкбрехером в этой борьбе: «До тех пор, пока есть родители, которые хотят учить детей в русской школе, русские школы должны оставаться». 

А ведь ещё несколько лет назад Яна Тоом и её русскоязычные единомышленники в Центристской партии перехватили инициативу у защитников русской школы – у созданного родителями некоммерческого объединения «Русская школа Эстонии». Между тем эта организация провела огромную работу среди родителей, сумела собрать без малого 35 841 подпись (кстати, всё русское и русскоязычное население, включая детей и стариков, составляет около 350 тысяч человек).

Но такой энтузиазм защитников образования на русском языке, центристы использовали только для своего пиара перед очередными выборами, кстати, сверхудачными для Тоом по итогам последних выборов в Европарламент. Но после этого, особенно после резкого осуждения националистами защиты русской школы, а также преследований Полицией безопасности, центристы отстранились от борьбы за русскую школу, подменив её вялой риторикой в её защиту. Почувствовав это, поостыло и русское и русскоязычное население, понявшее, что их в очередной раз кинули.

Соответственно, этнократия резко усилила эстонизацию русской школы. Усилилось давление политиков и СМИ на детсады, основные школы, гимназии, а также русское и русскоязычное население. Цель – создание такой общественно-политической атмосферы, которая вынуждала многих родителей добровольно-принудительно отдавать русских детей в детсады с эстонским языком обучения, а учащихся основной школы (1-9 классы) – в классы с языковым погружением (в них половина предметов преподаётся на эстонском языке).

Было оказано давление, чтобы минимизировать число гимназий с русским и эстонским языком обучения (в соотношении 40:60 от объема учебной программы), хотя те в результате борьбы НКО «Русская школа Эстонии» добились обещания властей полностью сохранить обучение на русском языке с условием преподавания эстонского языка на высшем уровне. На том всё и заглохло. 

И вот нынче речь идёт уже о требовании ввести обучение только на эстонском языке, создаются государственные гимназии, в которых русские дети будут учиться вместе с эстонскими сверстниками, причём некоторые гимназии с эстонским языком обучения хотят сохранить, поскольку у эстонских детей совместное обучение с русскими сверстниками может вызывать… стресс. Разумеется, стресс русских министерство образования и науки не волнует.        

«Русские центристы» всего лишь ахают и охают

Так о каком выборе родителей ведёт речь Яна Тоом? И что с того, что она против ассимиляции (это – слова), когда всё идёт к тому, что её признаков всё больше. Наивно отвечает Яна Тоом и на вопрос о том, как она и её партия относится к заявлению Президента ЭР Керсти Кальюлайд о том, что «Эстония должна прийти к единой эстоноязычной системе образования… осталось лишь наметить сроки исполнения».

Тоом считает, что это – пустые слова, так как «Президент Эстонской республики не является представителем ни законодательной, ни исполнительной ветви власти. Это её личное мнение». Приехали! Но за последние 25 лет именно такие «личные мнения» и предваряли очередную волну притеснений русских и русскоязычных жителей, оказывавшихся всё ближе к эстонскому «бархатному» апартеиду.   

И чего удивляться демагогии Тоом, которой задали логичный вопрос о том, как она и её партия намерена решать проблемы школы и русского языка: «Недостаточно сохранять русскую школу. Надо, чтобы у нее появилась какая-то перспектива. Необходимо готовить учителей. Русские учителя в силу незнания эстонского языка зачастую выключены из системы переподготовки. Это очень неправильно». Неправильно?! Вот так открытие! Об этом говорили уже четверть века тому назад.

Но что русские центристы и Яна Тоом сделали для решения названных проблем? По сути, ничего. Даже для сохранения русской школы, не то что, её укрепления и развития. Что значит «какая-то» перспектива? А почему центристы и Яна Тоом лично не ставили вопрос в том же парламенте о необходимости подготовки учителей для русских школ, тем более многие годы министерство образования и науки возглавляла и возглавляет сегодня центристка Майлис Репс?! Или Тоом не курировала образование, будучи столичным вице-мэром?

И после этого она заявляет: «Я провожу конкурс эссе раз в пять лет и вижу чудовищную деградацию. Тексты, которые присылают русскоязычные дети, всё хуже и хуже. Я напрямую связываю это с переводом на эстонский язык обучения». Констатацией всё и ограничивается.

Русский язык до «языковой инквизиции» доведёт

Беспринципность Яны Тоом сквозила и в ответе на вопрос Baltnews.ee, который не перестаёт волновать русских и русскоязычных жителей, особенно старшее поколение: «Какой статус в республике должен иметь русский язык?» Ответ: «В программе нашей партии этого нет. Мое личное мнение: я бы не посягала на статус государственного языка, так как здесь нет общественного консенсуса. Но в то же время у русского языка в Эстонии нет статуса языка национального меньшинства. Это, конечно, неправильно. Однако по этому вопросу в Центристской партии нет консенсуса».

По этой логике борьба за права дискриминируемых русских и русскоязычных жителей бессмысленна – нет «общественного консенсуса». Но, если это – препятствие в борьбе «русских центристов» за соблюдение прав человека неэстонцев, то зачем лезть в депутаты и министры? Такая политическая импотенция «русских» центристов неотвратимо приводит их к пособничеству этнократии и апартеиду, в лучшем случае – к имитации борьбы с этнической дискриминацией. 

С самого начала борьбы эстонских властей за овладение приезжими  государственного языка было ясно, что на самом деле она ведётся скорее против русского языка. Так, на нарушения Закона о языке, если речь шла об английском языке, власти и специально созданная Языковая инспекция смотрели и смотрят сквозь пальцы. Зато наступление на русский язык начался сразу с того, что вводилась норма правописания эстонских топонимических названий на русском языке.

Так, столицу Эстонии заставили писать через два «эн»: Таллинн (на эстонском – Tallinn). Этот нонсенс можно объяснить только комплексом национальной неполноценности, ведущей к русофобии. Кстати, на литовском языке столица Эстонии пишется с одним «эн» и одним «эл». Но никто не обязывает литовцев писать так, как вынуждают русских. Часто «карманные русские» говорят, что это – мелочь и не принципиально: «Два «эн», так два».

Но именно с признания такой мелочи теми же «русскими центристами» и началась многолетняя травля русских и русскоязычных учителей, продавщиц, таксистов за  недостаточное знание государственного языка. Не зря в народе Языковую инспекцию, прозвали «Языковой инквизицией».  Напрашивается аналогия с Украиной – в России долго не замечали прибаутки украинских дикарей, вроде «москаляку на гиляку». А ведь сегодня до реализации этого осталось уже всего ничего.   

«Бы, да кабы» и дефицит диалога внутри партии

Или позиция Яны Тоом по поводу бегущих в Эстонию жителей Украины, которые поставили в смешное положение националистов-русофобов. Говоря пренебрежительно о русских, они вынуждены теперь прикусить язык, так как поддерживали Украину в её тотальной государственной русофобии и неонацизме. И Эстония, избежавшая серьёзных проблем с мигрантами-мусульманами (по разнарядке Евросоюза) вынуждена теперь мириться с миграцией из Украины.

Впрочем, приезжие украинцы-беженцы не стесняются хаять местных русских и Россию, что также объясняет снисходительное к ним отношение эстонских властей. Примечателен в связи с этим ответ Яны Тоом на вопрос о миграционном кризисе: «Что касается мигрантов с Украины, то у нас нехватка рабочей силы. Необходимо пересмотреть исключения, которые позволяют платить рабочим зарплату ниже средней по отрасли. Если мы покончим с социальным демпингом, то дефицит человеческого капитала перестанет быть нашей проблемой».

Если бы, да кабы. Но этот социальный демпинг в отношении  «своих» – русских и русскоязычных, особенно среди молодёжи, существует уже почти три последних десятилетия! Увы, устранить проблему (показатели зарплаты неэстонцев, уровня их образования и карьерного роста остаются ниже, чем у эстонцев) центристы, как не решали, так и не решили. А наметившаяся в последний год нехватка рабочей силы объясняется не только бегством русской и эстонской молодёжи на Запад, но и постоянно снижающимся уровнем образованности русской и русскоязычной молодёжи.  

Центристы оправдывают своё безразличие и беспомощность, например, рассуждениями о компромиссах, без которых-де немыслима политика. Допустим. Но компромисс – это соглашение на основе взаимных уступок. Эстонская сторона никаких уступок не делает и даже в мыслях такого не допускает. Да что там, русские центристы не добились даже в собственной, якобы, прорусской партии, права на внутрипартийный диалог, на то, чтобы русских и русскоязычных центристов и жителей хотя бы выслушивали, и не формально.

Пример тому – развал центристской фракции в Нарве, где из-за провокации Полиции безопасности местных депутатов неоправданно (смеялась вся Эстония) обвинили в коррупции, но лидер центристов, премьер-министр Юри Ратас, не выслушав депутатов-однопартийцев, потребовал от них тут же подать в отставку. Те, недолго думая,  вышли из партии. Разгрома центристов охранка и власти как раз и добивалась.

Неважно с кем будет воевать европейская армия?

И уж совсем «порадовала» Яна Тоом ответами на вопросы о внешней политике Эстонии:

Как, по Вашему мнению, должна Эстония выстраивать отношения со своими соседями? – В предвыборной программе нашей партии написано, что мы должны развивать добрососедские отношения и экономические связи со всеми соседями Эстонии, включая Российскую Федерацию. 

(NB! При этом Таллин и Центристская партия требуют возврата Крыма, настаивают на санкциях, клевещут на Россию, обливают её грязью СМИ).

Эстония должна двигаться в сторону военного нейтралитета? – Военный нейтралитет для Эстонии невозможен, но я все же сторонник европейской армии

(NB! И ежу ясно, с кем будет воевать эта армия. И почему для Финляндии нейтралитет возможен? А почему не побороться за это и против милитаризации в Эстонии?).

Стоит ли повышать в дальнейшем расходы на оборону? В программе партии написано, что расходы на оборону должны быть на уровне 2%. Сейчас 2,17%. О повышении мы не говорим. О снижении мы тоже не говорим. Я считаю, что залогом безопасности страны является сплоченное общество.

(NB! Здравоохранение, образование и пенсионеры издыхают от нехватки финансов, а центристы не хотят снижать расходы на оборону. Или как себе представляет Яна Тоом «сплочённое общество» – как признание нормальным местными русскими своей второсортности и тотальной русофобии?).

Как всё-таки необходимо выстраивать отношения с Россией? Но, по крайней мере, не быть в первых рядах атакующих Россию – это вполне в наших силах. 

(NB! Увы, таких усилий со стороны «русских центристов» нет. Стоило одному из них заикнуться, что у НАТО есть альтернатива, как Юри Ратас немедля заставил его подать в отставку с поста министра).

Вопрос: вкупе всё это – не русофобия? Тем более, если знать, что новый лидер Центристской партии, премьер-министр, в прошлом скрытный русофоб Юри Ратас заявил о переговорах с США о размещении в Эстонии их ракет «Пэтриот». Или не его правительство требует возвращения Крыма Украине, наращивания санкций против России, запрещает эстонцам считать 9 мая Днём Победы и общаться с российскими государственными СМИ…?   

«Русские центристы» и их избиратели – русофобы?

В такой ситуации предвыборная реклама истово призывает голосовать за центристов на предстоящих в начале марта парламентских выборах свой традиционный электорат – русское и русскоязычное население. То есть «русские центристы» – новоявленные русофобы Эстонии призывают стать таковыми и своих избирателей.

Это особенно цинично, так как во многом благодаря «русским центристам» русские и русскоязычные жители (составляют треть населения страны) уже много лет из-за центристской же, угождающей этнократии политики, вынуждено проявлять ради выживания смиренность и покорность, когда речь заходит об их общепризнанной дискриминации и враждебно-брезгливом отношении Эстонии к России. 

Тем не менее, поддержка русским и русскоязычным избирателем Центристской партии накануне предстоящих парламентских выборов достигла своего пика – 80% от всех тех, кто готов голосовать за эту партию, которая последние два года мало или ничем не отличается от других участвующих в выборах партий. Парадоксальная ситуация, которая возникла благодаря и равнодушному отношению России к дискриминации русских и русскоязычных жителей, в том числе граждан РФ, имеющих постоянный вид на жительство в Эстонии.

Есть ещё один важный момент – Яна Тоом и другие «русские центристы», два с половиной года назад покорно смотрели на смещение бывшего лидера своей партии, его учредителя, сторонника нормализации отношений с Россией Эдгара Сависаара. Отчего так или ради чего? Сдаётся, что верх взяли тёплые чиновничьи кресла, продолжение личной беспринципной политической карьеры, сохранение показушного представительства неэстонцев во власти.

Предположения эти возникают и потому, что «русские центристы» даже не соизволили объяснить своим избирателям, чего ради они предали и продали не только своего бывшего кумира, который вырастил их, как политиков. Ведь они отказались и от прежней политики Центристской партии, пусть порой создававшей видимость сопротивления дискриминации по этническому признаку и стремления к нормализации отношений с могучим восточным соседом.    

И показательно, что именно за это многие годы власти, СМИ, другие националистические партии травили Эдгара Сависаара, почти добились сначала его клинической смерти (результат – ампутация ноги), а, в конце концов, и политической (впрочем, Сависаар знаменит своим политическими воскрешениями).

Так неужели случайно, что латвийские власти во главе с новым премьер-министром, гражданином Латвии и США недолго думая объявили охоту на своего «русского» лидера и заодно запретили телетрансляции российского ТВ? Неужели «русским центристам» Эстонии во главе с Яной Тоом ещё не ясно, что ждёт их в недалёком будущем?     

 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть