18+
Речь Трампа на Генассамблее ООН: войне быть
«Глубинное государство»: на чем держатся претензии глобальной элиты?
Далеко не идеальный Владимир Путин
Вашингтон нацелился отобрать у Китая 100 млрд долларов
После Путина: как удержать преемника в русле «Крымского консенсуса»?

После Путина: как удержать преемника в русле «Крымского консенсуса»?

Вариант с Конституционным судом: Как передать власть и сохранить страну
Алексей Ларин
8 октября 2018  21:00 Отправить по email
Напечатать

Об этом ещё рано думать. О жизни после того, как Владимир Путин покинет пост президента России (хотя некоторые варианты по примеру Китая, Ирана или Союзного государства, несомненно, есть). Но рано или поздно придётся. И лучше, все-таки, рано. Чем раньше начать готовиться, тем больше вероятностей, что подготовиться удастся хорошо.

К тому же «рано» - это для нас, для обывателей, не привыкших задумываться дальше следующего дня или, максимум, года. Для самого же Владимира Путина, для его окружения, для всех, кто отвечает за будущее страны и планирует отвечать дальше, думать об этом не рано, а в самый раз. Именно сейчас пора задумываться о «проблеме 2024 года». Проблеме транзита власти.

Владимир Путин однажды признался, что думает о преемнике с первых же дней своего первого президентства. В ночь после последних выборов прямо сказал, что не собирается ни задерживаться во власти, ни возвращаться через срок. В очередной раз сказал, надо заметить, не в первый, и не в последний раз.

Так что вариант с тем или иным сохранением у власти Владимира Путина как президента России можно не рассматривать. Президент сам его отверг. К тому же этот вариант не решает проблему транзита власти принципиально. Рано или поздно, всё равно кто-то должен будет сменить Владимира Путина. И чем дальше оттягивать этот момент, тем сложнее будет эта смена.

Сейчас в России негласно и почти случайно (как почти всегда и бывает в истории) сложилась система, напоминающая принципат в цезарианском Риме. Когда все республиканские формы и институты правления сохранены и продолжают функционировать, но реальная власть сосредоточена в руках императора. Который волен выбрать себе соправителя и преемника, утверждаемого армией и Сенатом после смерти предшественника.

В новейшей России подобный вариант использовался уже дважды (формально трижды). Сначала Ельцин предложил кандидатуру Путина и того поддержало большинство народа и элиты. Потом Путин предложил Медведева с аналогичным результатом. Этот же вариант, надо полагать, будет использован в третий раз, и, скорее всего, закрепится в качестве основного способа передачи и смены власти в России. Причём, ни в букве, ни в духе не нарушая Конституцию.

Но этого мало. И это ещё не даёт полной гарантии устойчивости власти и стабильности системы. А что, если выбранный преемник будет отвергнут народом (как Медведев) или элитами? А что, если он окажется со своими собственными идеями, и укрепившись во власти, начнёт демонтаж всего, что построил предшественник? Система нуждается в дополнительных опорных балках или, если угодно,  стоп-кранах,  удерживающих её от падения на крутых поворотах. Предстоит ещё много работы для решения тактических и стратегических задач.

Тактической задачей, которую нужно решить на следующем выборном цикле, является использования влияния и популярности Владимира Путина, являющихся таким же стратегическим ресурсом страны, как нефть, газ, размеры и ВПК. Они же не исчезнут одномоментно, они будут довлеть над преемником, и лучше их как-то оформить институционально, дабы обратить в пользу, а не во вред.

Но более важным является необходимость выработки таких механизмов, которые в принципе бы нивелировали опасность резкой и волюнтаристской смены курса, в зависимости от воли одного, случайно или неудачно попавшего на высший пост, человека. Проблему возможного неудачного выбора (неважно, придворной ли элиты или всего народа – и те, и другие могут ошибиться) нового лидера нужно решить заранее. Желательно, мирно, законно и по возможности компромиссно.

После свержения монархии в России так толком и не выработано системы мирной, законной и предсказуемой передачи власти без риска радикальной смены курса. Её еще предстоит выработать. И нет сомнений, что разработка уже идёт.

В ту же ночь после выборов Владимир Путин произнёс знаковые слова, отвечая на вопрос одного из журналистов. «Пока я не планирую никакой конституционной реформы», - сказал президент.

Пока! То есть, в принципе, такая возможность уже не исключается. И, наверняка, эти изменения будут связаны с доведением и наладкой конструкции власти, в том числе, её передачи, дабы обеспечить необходимую преемственность. Одного преемника мало, нужно найти ещё место самому Владимиру Путину после отставки. Такое, чтобы не сковывал свободы действий следующему президенту, но продолжал сохранять влияние и поддерживал основные несущие конструкции власти. Если не придумывать ничего специально, то такое место уже есть – Конституционный суд.

Этот вариант технически не сложнее предлагаемого некоторыми экспертами  Госсовета, к которому должна бы перейти полнота власти, а юридически надёжнее. При минимуме недостатков, он обладает массой преимуществ и идеально подходит для бывшего президента России. Любого президента, а не только Владимира Путина после 2024 года.

Один из немногих недостатков – необходимость подправить Конституцию и Закон о Конституционном суде таким образом, чтобы уходящий президент автоматически становился председателем Конституционного суда. Сейчас председателя КС РФ предлагает действующий президент при одобрении Совета Федерации. Эту процедуру можно сохранить, но сделать её формальной. В день инаугурации уходящий президент из гаранта Конституции становится председателем Конституционного суда, и продолжает поддерживать все основные конституционные нормы, только уже в новом качестве.

Разумеется, членство в КС для бывших президентов должно быть пожизненным; разумеется, оно должно гарантировать неприкосновенность. А вот должность председателя КС должен занимать только что покинувший свой пост президент. В итоге, Конституционный суд станет собранием бывших президентов страны, коллегиальной волей определяющих и поддерживающих основные устои государства, имеющих право отменять неконституционные нормы и законы и отрешать от должности президента, злостно и систематически нарушающего Конституцию.

Но это на дальнюю перспективу. А на ближнюю Конституционный суд должен возглавить в 2024 году Владимир Путин. Юридическое образование у него есть, авторитет, безусловно, тоже, и одной своей личностью он так повысит вес и влияние КС РФ, что игнорировать его будет весьма затруднительно. Фокус 93-го года, когда президент отказался подчиняться решению Конституционного суда, в новых условиях не пройдет.

Так будет обеспечена даже не преемственность власти, а нечто более важное и существенное – устойчивость власти и всей государственной системы. Действовать новому президенту, даже если он будет избран от оппозиции, придётся с оглядкой на прежнего, зная, что любое его решение может быть оспорено депутатами или сенаторами, подавшими жалобу в Конституционный суд. И если решения нового президента нарушают Конституцию, читай – сложившуюся систему власти, то они могут быть оспорены и отменены. А при злостном нарушении сам президент может быть отстранен решением Конституционного суда.

Нет, это не будет вмешательством бывшего президента в дела действующего, таких полномочий у него не будет. Это будет лишь своеобразным стоп-краном, за который – при опасности – будет дёргать оппозиция любой действующей власти. Так можно будет предотвратить сползание к диктатуре. И так же предотвращается сползание к хаосу. Президенты не боятся оставить свой пост, а после отставки оказываются при делах и поддерживают устойчивость системы.

Решается не только проблема ближайшего будущего после ухода Путина, но и будущего куда более отдалённого. Если всё сделать правильно, в России сложится устойчивая конструкция власти и государства, защищённая от волюнтаризма и слабости  отдельных неудачных правителей. Незыблемость базовых основ государства и преемственность курса - "Крымского консенсуса" - при сохранении выборов и уважении воли большинства. Стоит попробовать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Источник: ИА REX
Теги: Путин

Комментарии читателей (4):

sergeev
Карма: 981
09.10.2018 01:39, #32791
Однажды Путин сказал - "нам ничего не стоило изменить Конституцию".
Т.е. Конституция - "что дышло".
Это к вопросу о "конституционном суде".
Что касается "передачи власти", - при Путине сформировалась "необратимость реформ".
Поэтому вопроса "передачи власти" не существует. Пост президента - лишь символ власти: кого ни поставь, будет немедленно принят и вознесён.
Реальная власть, невидимая, останется прежней. Ей "смена" не грозит.
09.10.2018 07:10, #32792
Почему в центре рассуждений о будущем страны единственная личность?
Mstislav
Карма: 138
10.10.2018 16:42, #32800
В ответ на комментарий sergeev #32791 (09.10.2018 01:39)
"Реальная власть, невидимая, останется прежней. Ей "смена" не грозит."
И что, на самом деле все так безизходно с реальной властью? Помнится, Герберт Уэлсс в "Когда спящий проснется" почти сто лет назад разсмотрел более оптимистичный вариант.
sergeev
Карма: 981
12.10.2018 01:12, #32810
В ответ на комментарий Mstislav #32800 (10.10.2018 16:42)
Ну, почему же "безысходно"? На неизвестного "спящего" рассчитывать не приходится, но на марсиан - почему бы нет? Вдруг вирус занесут, от которого у "госдепа" нет прививки...
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?