Китай утверждает свое лидерство в Африке

И отодвигает в сторону американских и европейских конкурентов
5 сентября 2018  19:00 Отправить по email
Печать

При, мягко говоря, недостаточном внимании СМИ, особенно российских, в Пекине уже второй день происходит крупнейшее международное событие – Форум китайско-африканского сотрудничества. Масштаб беспрецедентный: участвуют 54 страны Африканского союза, и все они имеют в Пекине свои посольства, а также открытое на днях, общее на всех представительство Африканского союза.

На протяжении почти недели перед форумом, который открылся 3 сентября, в Пекин съезжались лидеры африканских стран. И сообщения информационных лент Синьхуа, Жэньминь жибао и других крупнейших СМИ КНР буквально пестрили сообщениями о предварявших саммит встречах с гостями китайских лидеров. Интенсивность двусторонних контактов оказалась таковой, что помимо Председателя КНР Си Цзиньпина к приему и переговорам с делегациями подключились и другие «первые лица» Поднебесной – премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, председатель ВСНП Ли Чжаньшу, вице-председатель КНР Ван Цишань, глава МИД  Ван И, шеф международного отдела ЦК КПК Сун Тао и другие государственные и партийные руководители.

А на проведенном в честь лидеров африканских стран и их супруг торжественном приеме помимо Си Цзиньпина и первой леди КНР Пэн Лиюань присутствовала вся «великолепная семерка» членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК XIX созыва и многие другие официальные лица, включая Ван Цишаня, набравшего за месяцы пребывания в своей нынешней должности огромный вес в китайской властной иерархии. (До избрания вице-председателем КНР он входил в Постком Политбюро, возглавляя Центральную комиссию КПК по проверке дисциплины, и известен как жесткий проводник линии председателя Си по борьбе с коррупцией в партийных рядах).

Исключительную важность пекинского саммита наглядно иллюстрирует интерес, проявленный к этому форуму Генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем. Его можно понять: программа поддержки африканских стран без предъявления им в обмен на нее политических условий (пять принципов отношений Китая с Африкой) практически идеально ложится в контекст деятельности ООН, в которой откровенно не хватает именно этой «безусловности». И Китай, как постоянный член Совета Безопасности, данный дефицит компенсирует, надувая паруса ООН пассионарным ветром.

Следует подчеркнуть, что во время встреч Гуттериша как с Си Цзиньпином, так и с Ван И генсек сделал впечатляющие реверансы принимающей стороне, высказавшись в защиту принципов «мультилатерализма» (многосторонности) и защиты международного порядка, «основанного на соответствующих принципах», главным из которых – Пекин на этом настаивает - является свобода торговли. «Дела на международной арене должны решаться путем обсуждения с участием всех стран мира в соответствии с правилами, одобренными всеми, и с учетом интересов и озабоченности всех стран», - заявил Гутерришу Си Цзиньпин. И тем самым подверг уничтожающей критике «политику односторонних действий и протекционизм», которые «наносят удар по мировому порядку и системе глобального управления».

«Китайско-африканское сотрудничество является практической реализацией… концепции сообщества единой судьбы человечества. В условиях растущего унилатерализма (односторонних подходов. – Авт.) Китай намерен совместно с ООН усиленно содействовать тому, чтобы нынешняя сессия Генеральной Ассамблеи ООН дала миру отчетливый сигнал по защите международной системы, где в основе лежат правила, а ООН является ядром», - развернул идеи лидера КНР в конкретную повестку для Генассамблеи Ван И.

Трудно не усмотреть в этом содержательном обмене мнениями практически прямую обструкцию торговых войн, развязанных Дональдом Трампом против окружающего мира. И участие в нем «первого лица» ООН очень красноречиво говорит о существенном ослаблении международных позиций США, на место которых в «третьем мире» приходят уже другие. И что особо примечательно, ООН эту «рокировку» утверждает своим авторитетом.

Не секрет ведь, что любая новая фигура во главе этой международной организации №1 всегда согласовывается с Вашингтоном, который имеет и негласный «контрольный пакет» при выборе кандидатуры, и, разумеется, «право вето» при возведении ее на «престол». Поэтому вопрос заключается в том, «отвязался» ли Гутерриш, превысив свои неформальные прерогативы? Или получил на это соответствующую санкцию «в обход» Вашингтона при молчаливой поддержке ряда оппозиционных по отношению к Трампу центров влияния в самих США?

Очень скоро, уже 18 сентября, откроется очередная, 73-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН, и мы если не все, то многое увидим своими глазами. И что-то подсказывает, что Трампа на ней могут ожидать не вполне приятные для него сюрпризы, партию которых в Пекине с помощью Гутерриша разыграют как по нотам.

Еще одно важнейшее событие на полях китайско-африканского форума – диалог и конференция предпринимателей и представителей деловых кругов Китая и Африки, в котором принял участие глава Африканского банка развития (ADB) Акинвуми Адесина. Если посмотреть на географию ADB, то она впечатляет. Из крупных стран мира, помимо той же КНР, в нем находятся США, Япония, Великобритания, Германия, Канада, Саудовская Аравия, Южная Корея. И еще несколько десятков внерегиональных участников, среди которых в общей сложности 12 членов Европейского союза, а также трое из пятерки участников БРИКС, за исключением Южной Африки и Российской Федерации. При том, что президент ЮАР Сирил Рамафоса, недавно принимавший в Йоханнесбурге саммит БРИКС, в Пекине избран сопредседателем форума.

У нас любят вспоминать о советских связях с Африкой, но не торопятся признать очевидное. Даже приведенные сухие статистические выкладки показывают, что Россия в экономическом плане на черном континенте сегодня, по сути, отсутствует. В отличие от стремительно усиливающей там прочность своих позиций Поднебесной, реверансы которой в интерпретации главы ADB прозвучали следующим образом: «Мы неизменно поддерживаем инициативу “Пояса и пути”, - отметил Адесина. – Строительство инфраструктуры очень важно для стран Африки, их потребности в этом плане огромны».

Почему Адесина выделил именно инфраструктуру? Это то, что проще всего «пощупать руками», и способно дать быстрый экономический эффект, особенно, если строишь не ты сам. А к тебе приходят и строят, причем быстро и квалифицированно. Опыт ряда международных проектов, в том числе весьма наглядного в этом плане Зеленого климатического фонда (ЗКФ) ООН, показывает, что африканские лидеры неизменно оживляются, когда озвучиваются адресованные им цифры финансовых обещаний. Так, в частности, было с «адаптацией к глобальным климатическим изменениям», на которую развивающимся странам «Группы 77» на фоне провала 15-й Конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК) в Копенгагене еще тогда, в 2009 году, посулили 100 млрд долларов. Под это и создали годом позже ЗКФ.

«Обещанного три года ждут», поэтому в итоге дали не 100, а гораздо меньше, и не безвозмездно, а в кредит. И поскольку именно Китай ввязался тогда в противостояние с Западом, то он и приступил к подбору отпадающих от него развивающихся стран, удрученных отсутствием западных денег.

Центральным событием дня открытия пекинского форума стало выступление Си Цзиньпина, в котором были изложены и расшифрованы так называемые «восемь крупных инициатив» - программа масштабной помощи Африке со стороны КНР, которая прочно упаковывалась в проект «Пояса и пути».

Первая инициатива - содействие развитию производства. Помимо учреждения Китайско-африканской торгово-экономической выставки, участие в которой для беднейших стран-участниц форума будет бесплатным, лидер КНР объявил о предстоящей в ближайшие три года и в последующий период реализации 50-ти программ аграрной поддержки, а также экстренной гуманитарной продовольственной помощи в размере 1 млрд юаней (почти 150 млн долларов) странам, пострадавшим от стихийных бедствий. В Африку также из КНР будут направлены 500 ведущих сельскохозяйственных специалистов.

Вторая инициатива – достижение инфраструктурной взаимосвязи, являющейся целью китайско-африканского плана инфраструктурного сотрудничества, разработка которого в рамках «Пояса и пути» начнется сразу по окончании форума. К участию в инфраструктурном строительстве на черном континенте китайские компании будут привлечены с помощью обещающей прибыль модели «инвестиции – строительство – эксплуатация» или «других способов», за которыми, надо понимать, скрываются в том числе меры административного или даже партийного нажима для тех, кто сочтет эту формулу «недостаточно выгодной».

Третья из восьмерки инициатив – упрощение китайско-африканской торговли. Си Цзиньпин заявил, что будет расширяться китайский импорт, особенно несырьевых товаров.

Четвертый пункт – так называемое «зеленое развитие». Речь идет о нескольких десятках проектов по охране окружающей среды и той самой «адаптации» к глобальным климатическим изменениям, с которой началось «климатическое» наступление КНР на позиции Запада в «третьем мире». Включение в этот пункт тем борьбы с опустыниванием и защиты дикой природы тесно переплетается не только с догматикой «устойчивого развития», но и с практикой крупнейших глобальных НКО, например британского Всемирного фонда дикой природы (WWF), попечителем которой является наследник престола принц Чарльз.

Пятая и шестая инициативы – китайская помощь Африке в сферах образования и здравоохранения. Обещана подготовка для стран Африканского союза одной тысячи высококлассных специалистов и выдача квоты на 100 тыс. грантов - по 50 тыс. на государственные стипендии и курсы повышения квалификации. Еще 2 тыс. молодых  специалистов из Африки будут обучаться в Китае по линии обменов. 50 программ включены в систему помощи по вопросам медицины. Также ожидается строительство китайскими специалистами Африканского центра по контролю и профилактике заболеваний.

Седьмая инициатива – гуманитарные обмены. Важнейшей частью программы, обнародованной на форуме Си Цзиньпином, является учреждение Института африканских исследований (не уточнено, но скорее всего в системе Академии наук Китая). Африке будет оказана китайская помощь во вступлении в международные союзы театров и музеев; поддержана идея фестивалей искусств Шелкового пути.

Наконец, последняя инициатива связана с сохранением мира, обороной и безопасностью. Си Цзиньпин пообещал африканским лидерам создать Китайско-африканский фонд мира и безопасности, а также продолжить безвозмездную военную помощь нуждающимся в ней странам Африканского союза. Среди опять-таки 50 программ в этой сфере – цифра 50 проходит красной нитью через все планы – подготовка кадров для участия в миротворческих миссиях ООН, борьба против терроризма и пиратства.

Итак, еще раз: никаких политических условий африканских странам вроде американских требований «демократии», в обмен на помощь, выделение которой, в отличие от Запада – в этом можно не сомневаться – будет осуществлено строго в согласованные сроки, а сама она не будет разворована, Китай не выдвигает. И благодаря этому он заручился прочной поддержкой ООН, заинтересованной в решении проблем африканского континента.

Тем не менее, рискнем предположить, что определенные условия все-таки существуют, и иначе было бы странно. Выделяются два вопроса повестки. Первый – участие Африки в «Поясе и пути», в рамках которого саму Африку более всего интересуют инфраструктурные проекты, проще говоря, строительство Китаем соответствующих объектов в африканских странах. Китай же рассматривает инфраструктурное строительство на черном континенте частью более широкой программы. Как уже не раз приходилось отмечать, «Пояс и путь» - это в конечном счете геополитический проект, в котором сумма экономических составляющих трансформируется в соответствующее политическое влияние. И не случайно Си Цзиньпин в беседе с генсеком Гутерришем апеллировал к сохранению глобального управления.

Ведь с точки зрения Пекина, сегодня глобально-управленческий тренд находится «не в тех руках». И важнейшей задачей в китайско-африканском проекте является передача его «в те руки», что существенно облегчается фактическим согласием с этим самой Африки, где думают не о высокой геополитике, а о решении самых насущных проблем. И искренне благодарны за это КНР, поэтому обе стороны, решая свои задачи, остаются в действительном выигрыше.

Второй вопрос китайско-африканской повестки, в решении которого Китай со всей очевидностью заинтересован, продвигая проекты и программы помощи, - строительство сообщества единой судьбы. На одних гуманитарных принципах его не построишь, нужны более широкие идеи, тем более, что в самой КНР, в решениях прошлогоднего XIX съезда КПК, создание такого сообщества непосредственно увязано с идеологемой социализма с китайской спецификой в новую эпоху.

Новая эпоха – это то, что китайская внутренняя и внешняя политика на наших глазах выстраивает уже сегодня. И уже состоявшиеся, а также предстоящие итоги еще не завершившегося пока Форума китайско-африканского сотрудничества в Пекине – тому наглядное свидетельство.

В завершение остается добавить, что тесное общений китайских лидеров с африканскими – это продолжение состоявшегося в июле, в преддверие южноафриканского саммита БРИКС, турне китайского лидера по ряду африканских стран. В ходе поездки Си Цзиньпин посетил Руанду, Сенегал и ЮАР; одновременно в ряде стран черного континента, например в Либерии, были презентованы выполненные китайцами те самые инфраструктурные проекты, которые вызывают наибольший интерес у лидеров региона. Похоже, что африканский вектор выбран и разрабатывается Китаем всерьез и надолго.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть