Встреча Путина и Трампа: мы стоим по очень разные стороны баррикад

Точек соприкосновения между США и Россией чрезвычайно много, но договариваться нам пока решительно не о чем
17 июля 2018  12:15 Отправить по email
Печать

Вчера завершились переговоры лидеров России и США в Хельсинки. Пожалуй, впервые за много лет, начиная как минимум с конца 2013 года, можно сказать, что ее итоги полностью оправдали все ранее возлагавшиеся на эту встречу ожидания. В самом широком смысле этого слова.  Выступая перед прессой оба лидера ни на йоту не вышли за рамки традиционной дипломатической формулировки "за все хорошее и против всего плохого".

По-своему это даже хорошо. Россия никогда не заблуждалась о степени американской значимости в международных событиях. Как политических, так и экономических. Тогда как в США, особенно в период после 1992 года и, тем более, в период президентства Барака Обамы, масштабы собственного международного веса заметно преувеличивали, а значение России, наоборот, преуменьшали – «страна-бензоколонка с порванной в клочья экономикой», ага.

Межгосударственные переговоры в Финляндии показали, что в главном ситуация нормализовалась. Правящие круги США ключевую роль России в мире признали. У президентов более чем нашлось, что обсудить на протяжении двухчасовой личной встречи. Другой вопрос, что по всем ключевым вопросам российская и американская позиции также далеки, как берега Атлантического океана.

Судя по оговоркам в текстах официальных речей Дональда Трампа и Владимира Путина, какого-либо сближения взглядов не удалось достичь по следующим вопросам:

Иранская ядерная программа. Судя по комментариям хозяина Белого дома, этот вопрос для США приобрел трансцендентное значение. Иран – враг, потому что он враг и точка! Он плохой, потому что так нужно Америке. Точнее, ее внешнеполитической философской системе остро необходим враг, с которым она обязана успешно бороться и от козней которого защищать весь остальной мир. Конечно, не исключая "за долю малую".  Первоначально список таких противников отличался обширностью, но уже к началу текущего года в нем остались всего два кандидата - Пхеньян и Тегеран. По официальной версии с Северной Кореей "удалось договориться". Тем самым Иран обязан считаться крайним просто потому, что так нужно.

Не нашлось взаимопонимания по Украине. Вашингтон продолжает повторять старые,  давно набившие оскомину, обвинения в оккупации Крыма, которые полностью разбиваются о непоколебимость позиции России.

По вопросу газовых поставок в Европу и вообще самостоятельных российско-европейских отношений. По мнению американской правящей элиты, Европа по-прежнему остается подчиненной территорией, не имеющей права на субъектность. Однако при этом Трамп строил фразы так, что напрашивается важный вывод. Если еще год назад все американские президенты, включая самого Трампа, говоря о Европе, называли Брюссель (что логично, так как он является официальной столицей ЕС), то сейчас, говоря о Евросоюзе, Трамп четко ассоциирует его только с Берлином. Впрочем, Германии в праве на субъектность он отказывает тоже. Так что по вопросу газа европейский континент признается зоной свободной охоты и прямой конкуренции между Россией и США. Европейский страны, надо полагать, рассматриваются только в качестве фигур на игровой доске.

Образно говоря, проще сказать, о чем договориться удалось. Ни о чем. К подготовке любого рода соглашений встреча не подошла даже близко. Но обозначила проблему коммуникаций, наглядно проявившейся на пресс-конференции.

Американские журналисты неоднократно повторяли эмоциональные обвинения России по самым разным поводам, прежде всего по вмешательству в избирательный процесс, полностью игнорируя наличие действующих юридических механизмов разрешения подобных "споров". Суд, договора, механизмы взаимодействий, формы и технологии общения... Путин дважды указывал на глупость попыток ломиться в открытую дверь и оба раза услышан не был.

Выходит так, что с Америкой нам не о чем говорить, прежде всего, ввиду ее собственного нежелания и неспособности слышать никого, кроме самих себя. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это открытие выглядело каким-то откровением. Пусть и косвенно, вскользь, с оговоркой, но Трамп все-таки публично признал свою недоговороспособность, когда коснулся вопроса его острого противостояния с Конгрессом и другими политическими силами внутри США, в том числе в его собственной партии.

Он воззвал к необходимости более здравого и адекватного подхода к результатам его политики и международных соглашений. Грубо говоря, арендатор Овального кабинета открытым текстом сказал: я тут стараюсь, а они все мои действия блокируют. И, в общем, это сущая правда. Но это печальная правда, так как пока делает любые межправительственные соглашения с США недостижимыми и не гарантированными. Что, собственно, было понятно с самого начала, чем предопределялось отсутствие каких бы то ни было ожиданий от встречи.

Другое дело, что стороны больше двух часов обсуждали конфигурацию "красных линий", пересечение которых недопустимо ни при каких обстоятельствах. В случае нарушения - война. Не словесная или какая-то там экономическая, а самая настоящая, горячая. Она будет начата автоматически, несмотря на все нежелание последствий. Просто потом, что "мир, в котором нет России, на мне нужен" (с).

Судя по тому, что стороны вышли на итоговую пресс-конференцию и провели в нормальном рабочем ключе, даже соблюдая протокол дипломатической взаимной вежливости, именно в этом моменте четкости взаимного понимания, более взаимного принятия позиций удалось достичь. Это, безусловно, обнадеживает, так как снижает риск возникновения на ровном месте конфликта по мелочному поводу в результате необдуманных шагов и истеричных заявлений сторон, автоматически мгновенно выводящему обе страны к немедленному обмену ядерными ударами. Впрочем, от продолжения тайных войн "под ковром" это не освобождает.

Так что в целом в российско-американских международных отношениях не изменилось ничего. Россия четко обозначает конфигурацию своих интересов, предлагая всем партнерам естественный деловой продуктивный стиль поиска решения сложных вопросов, а США продолжают давить на эмоции вопреки объективным фактам и здравому смыслу. В том числе ввиду острого политического кризиса (и даже противостояния с «глубинным государством» глобалистов) внутри самой Америки. До восстановления эффективных, адекватных и стабильных международных отношений еще очень далеко.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
32.8% Путин Владимир
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть