18+
Ленточки цвета флага России — теперь в Минске акт экстремизма?
В чем проблема выборов президента для Владимира Путина?
Юрий Баранчик: Трамп целенаправленно разваливает НАТО
Вопрос о Русской Империи - не политический, а социально-экономический
Китай наносит еще один удар по доллару США

АЭС «Эль-Дабаа» в Египте - что стоит за самым масштабным проектом Росатома?

Подписанные контракты – рекордная сделка в истории мировой атомной отрасли. Общая стоимость всех четырех контрактов составляет десятки миллиардов долларов США. Это также и крупнейшее несырьевое экспортное соглашение за всю историю России
Борис Марцинкевич
13 января 2018  01:04 Отправить по email
В закладки Напечатать

11 декабря 2017 в присутствии президентов России и Египта в Каире был подписан пакет документов о строительстве АЭС «Эль-Дабаа». Наши СМИ широко освещали это событие, которого мы ждали два года, многие давали собственные комментарии, не всегда совпадавшие по содержанию, но при этом все ссылались на слова президента Росатома Алексея Лихачева, сказанные им по этому поводу. Мы предлагаем прочитать оригинал, после чего попробуем его проанализировать.

«Подписанные контракты – рекордная сделка в истории мировой атомной отрасли. Общая стоимость всех четырех контрактов составляет десятки миллиардов долларов США – это также и крупнейшее несырьевое экспортное соглашение за всю историю России. Мы предложили нашим египетским партнерам уникальное комплексное соглашение, охватывающее весь жизненный цикл атомной станции, то есть 70-80 лет. Сегодня Росатом – единственная в мире компания, способная предоставить заказчикам полный комплекс услуг в области мирного атома. Развитие атомной энергетики Египта также важно и для российской экономики – десятки предприятий Росатома получат значительный заказ и возможность подтвердить мировому сообществу преимущества российских атомных технологий».

Экономика проекта АЭС «Эль-Дабаа»

Обратите внимание, как аккуратно сказано о сумме контракта – «Общая стоимость … десятки миллиардов долларов США». Конкретные цифры, которые мелькали в СМИ – то 21 миллиард, то 26 миллиардов – здесь отсутствуют. Причина не в том, что Алексей Лихачев решил быть кратким – власти Египта еще в 2015 году запретили разглашение какой-либо подробной информации о проекте, весь ее объем контролируют министерство безопасности и министерство энергетики страны. Очевидно, что дело не только в коммерческой тайне, но еще и в том, что обстановка в Египте сейчас не самая простая – на Синае бродят банды вооруженных террористов, да и демократия, наступившая в Ливии, тоже, возможно, таит в себе неприятные сюрпризы. Поэтому при анализе будем исходить из сказанного руководителем Росатома, а не из интерпретаций его слов журналистами. Нет конкретных цифр – значит, нет.

Если же предположить, что предварительные договоренности об объемах финансирования менять не стали, то они были определены еще в 2015 – 25 млрд долларов составляет государственный кредит России под 3% годовых, Египет должен найти самостоятельно еще 4,5 млрд. Общая сумма, таким образом – почти 30 миллиардов, то есть действительно рекорд для атомной отрасли не только России, но и мира. Близкая сумма намечается в Англии, где за 26 млрд есть шанс построить целых два французских реактора EPR-1600, референтных образцов которых на сегодня просто нет.

В атомной энергетике есть такой интегрированный экономический показатель, как стоимость миллиона мегаватт установленной мощности. Конечно, его нельзя назвать чем-то универсальным, ведь для любой АЭС важны геологические и климатические условия, разные деньги тратятся на инфраструктуру, но, тем не менее, общее представление о стоимости проекта получить можно.

Для египтян 1 МВт обойдется в 6’200 долларов, для англичан – в 8’125 долларов, если не учитывать кредитные проценты.

Разница не кажется разительной? Расскажем большой секрет – Росатом еще и деньги зарабатывает, показывая хороший пример как государственным, так и частным российским компаниям. О том, насколько выгоден контракт для Росатома, входящих в его состав предприятий, для сторонних подрядчиков, мы уже неоднократно писали, повторяться не будем. Кроме разницы в 30% Египет получает и еще один немаловажный плюс – Росатом берет на себя обучение персонала, которому предстоит работать на станции. Несколько тысяч специалистов высокой квалификации, со стажировками на действующих АЭС – это дорогого стоит как в прямом, так и в переносном смысле. В 2015 году Египетский университет науки и технологий договорился о сотрудничестве с МИФИ, в 2017 к коллегам из Каира присоединились университеты Александрии и Айн-шама, Томский политехнический будет сотрудничать с Египетско-российским университетом, а техническая академия Росатома будет готовить преподавателей для египетских вузов. Начало мирной экспансии научной, технологической, конструкторской и инженерной школ России в крупнейшую страну Африки и арабского мира состоялось, но очевидно, что «наступление» будет только расширяться.

Перспективы города Эль-Дабаа

У Египта есть и еще один выигрыш, который очень сложно оценить в деньгах. Мухафаза (район, провинция) Матрух по плотности населения – это такая «египетская Якутия» – 322 тысячи человек на 166 тысяч квадратных километров, при общей численности населения страны в 100 миллионов человек, сосредоточившихся вдоль русла великого Нила.

 Мухафаза Матрух и расположение Эл-Дабаа на картре Египта, Рис.: Google Maps

Мухафаза Матрух и расположение Эл-Дабаа на картре Египта, Рис.: Google Maps 

В Эль-Дабаа уже развернулось жилищное строительство, в сентябре первые 350 учащихся сели за парты свежепостроенной ядерной школы, в несколько раз расширяется и модернизируется местная больница, идет прокладка дорог. Вряд ли удастся найти в открытых источниках точные данные по системе физической охраны будущей АЭС, но очевидно, что для этого будут задействованы несколько тысяч военнослужащих египетской армии. С учетом того, что до побережья Средиземного моря от Эль-Дабаа всего три километра, становится понятна реакция представителей туристического бизнеса – на сегодня к реализации предъявлены уже 46 инвестиционных проектов. Превращение Эль-Дабаа в самый безопасный и самый новый курорт Египта, да еще и имеющий собственный аэропорт – именно здесь находится имеющий статус международного аэропорт Эль-Аламейна – вот то, что в ближайшее время может получить Египет в результате строительства АЭС.

Правда, регулярных рейсов пока нет, только чартеры – но, нам кажется, вот это точно потенциальных туристов не смутит. В ожидании того момента, когда в Эль-Дабаа появятся корреспондентские пункты наших ведущих новостных агентств, предлагаем зафиксировать, что на конец 2017 года в городке насчитывалось всего 19’000 жителей. Что и в каком темпе будет происходить с демографией в ближайшие годы, можно уже начинать прикидывать – к примеру, уже известно, что с 11 по 31 декабря желание участвовать в строительстве АЭС успели высказать несколько египетских строительных организаций. «Несколько» – это ровно 200 (двести – прописью), что, на наш взгляд, гарантирует рост населения города в самое ближайшее время. Будем следить за событиями, держа в уме, что на строительстве двухблочных АЭС в Нововоронеже, Островце, Сосновом Бору на площадках находится до 10 тысяч человек. Как, какими деньгами измерять появление нового крупного города в малонаселенной местности – сказать сложно, как и заранее представить, сколько и каких проектов, связанных не с курортными делами, а с хай-тэк технологиями, будет реализовано в Эль-Дабаа. Заметим только, что, по оценкам геологов, на этой площадке можно совершенно безопасно построить еще четыре атомных энергоблока. О том, что Египет предпринимает усилия в создании объединенной энергетической системы своего региона, аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru уже писал

Поэтому мы только еще раз повторим, что энергетическая отрасль в Египте остается государственной, а это значительно увеличивает шансы на реализацию этих проектов. Если получится так, что Россия в лице Росатома окажется, в той или иной мере, участником таких интеграционных проектов, нам останется только порадоваться. Впрочем, тут много будет зависеть еще и от активности нашего министерства энергетики. Появление в Египте Росатома может стать только почином, ведь, к примеру, давно требуют модернизации гидроагрегаты Асуанской ГЭС, Роснефть участвует в разработке газового месторождения Зохр на шельфе – традиции есть, новые возможности имеются, остается посмотреть, удастся ли России их реализовать.

«Русатом Оверсиз»

Но вернемся к атомному контракту, к подписанию которого Россия и Египет шли больше двух лет. Подготовкой комплексного контракта занималась команда «Русатом Оверсиз», компания в составе Росатом, ответственная за продвижение на зарубежных рынках интегрированного предложения проектов сооружения АЭС и центров ядерной науки и технологий. Что такое «интегрированное предложение» в исполнении Росатома? Не только строительство самих АЭС, но и развитие ядерной инфраструктуры, решения в области финансирования ядерных проектов, подготовка и переподготовка национальных кадров, локализация производства на территории стран-заказчиц, гарантированная поставка топлива, сервис, переработка и обращение с ОЯТ, комплексные решения в области вывода из эксплуатации. Сегодня нет ни одной ядерной энергетической компании, которая могла бы предложить вот такой комплекс – от проекта строительства к самой стройке, через обучение к работе на энергоблоках, решение вопросов с ОЯТ и вплоть до вывода из эксплуатации.

 

Визит египетской делегации на предприятие Росатома, Фото: atomic-energy.ruНыне едва не усопший, находящийся в реанимационном отделении Westinghouse и в годы своей активности не предлагал никаких решений по проблеме ОЯТ, французская AREVA не имеет компетенций по обучению персонала и по выводу АЭС из эксплуатации, потенциальные конкуренты в лице китайских и южнокорейских компаний не имеют собственных предприятий по производству топлива, с подготовкой специалистов не решен вопрос и у них. Даже если перечисленные компании решат наверстать упущенное, на это им придется потратить немало времени и усилий, а Росатом – вот он, готов работать уже сейчас. «Русатом Оверсиз» был создан в мае 2015 года, но отнюдь не «с нуля», и факт подписания контракта с Египтом убедительно доказывает, что это организационное решение было правильным.

Контракт с Египтом был вызовом для «Русатом Оверсиз», о чем подробно рассказал в интервью ведомственной газете «Страна Росатом» президент компании Евгений Пакерманов, один из профессиональных управленцев, о котором редко пишут «большие СМИ». Евгений Маркович Пакерманов руководителем «Русатом Оверсиз» стал в 32 года, но давайте коротенько пробежимся по страницам его биографии, чтобы понять, было это случайностью или закономерностью. 1996 – Евгений окончил обучение в Екатеринбурге, в Гуманитарном университете по специальности «финансы и кредит». 2003 – пост директора по экономике и финансам «Уралмаша», 2004 – финансовый директор «Ижорских заводов», 2006 – уже и генеральный директор «Ижорских заводов», с 2007 по 2015 – генеральный директор «АЭМ-технологии». АЭМ – это «атомное энергетическое машиностроение» и это то, что в советские времена никогда не входило в структуру легендарного Минсредмаша, а относилось к ведению министерства тяжелого машиностроения. Вот «АЭМ-технологии» в составе «Петрозаводскмаша», «Атоммаша» и «Атоммаш-сервиса» в Волгодонске – действительно с нуля, это то самое звено, «вишенка на торте», после появления которого предложения Росатома стали комплексными на все 100%. В общем, если в двух словах, Евгений Пакерманов как президент «Русатом Оверсиз» – профессионал, досконально знающий свою работу.2

«Внешние» задачи компании очевидны, но не мал и объем задач «внутренних» – «Русатом Оверсиз» является связующим звеном между странами-заказчицами и всеми предприятиями Росатома, он обязан уметь «подключать» к тому или иному проекту строительства АЭС определенные подразделения и предприятия корпорации в определенное время. А это тоже требует управленческого умения, ведь многие «запчасти» АЭС имеют длительный период производства. Корпус реактора, парогенератор, турбины – все это создается не один год, а готово должно быть в строго определенное время, когда на строительной площадке будет достигнута готовность к приему и монтажу такого оборудования. И вот то, что Пакерманов отлично знаком с «АЭМ-технологиями», в этом случае весьма полезно – объемы заказов только растут, работы меньше не становится.

Уникальность контракта с Египтом

Вот описание особенностей египетского контракта, данное Евгением Пакермановым в том же интервью.

«Это уникальный для Росатома опыт. Например, в Индии или Китае мы подписывали контракты о строительстве блоков парами, постепенно передавая значительную часть работы в зону ответственности заказчика. Здесь ситуация другая: мы взяли на себя полный объем работ, полную ответственность. Мы впервые в истории подписали пакет одновременно вступивших в силу контрактов, охватывающих весь спектр услуг, которые Росатом может предоставить при реализации такого проекта. Обычно сначала подписывается EPC-контракт (строительство и монтаж оборудования), через какое-то время топливное соглашение, а уже когда станция построена, начинаются переговоры о сервисе. У нас получился интегрированный эффект — когда и заказчику, и нам было выгодно договариваться с самого начала о таком комплексном подходе. Ни в одном контракте не осталось незакрытых приложений. В мельчайших деталях проработаны все вопросы и нюансы наших взаимоотношений на десятилетия»

Это и есть причины, по которым подписание пакета контрактов готовилось более двух лет – дело не только в сумме, а и в том, что в этот пакет входят договоры на строительство, сервис, обучение кадров, эксплуатация, решение вопросов, связанных с ОЯТ и на вывод АЭС из эксплуатации. К сожалению, конфиденциальность контракта не позволяет нам узнать полную продолжительность контракта, но точно известно, что ВВЭР-1200 рассчитан на 60 лет эксплуатации, что строительство должно завершиться к 2029 году, как известно и то, что наши атомщики уже имеют алгоритм действий, который способен продлить время работы станции еще на 20 лет. С учетом срока, который необходим для вывода станции из эксплуатации, очевидно, что полное исполнение контракта закончится в следующем веке.

«Контракты тесно переплетены, и было важно сбалансировать интересы наших компаний. Нам удалось сделать так, чтобы участники переговоров чувствовали ответственность не за защиту интересов своих компаний, а за проект в целом. Все знали, что мы начнем его только после вступления в силу всего пакета контрактов. Это было серьезным стимулом, в пиковые моменты более 60 человек одновременно вели переговоры. Сложная координация, нахождение баланса интересов — в этом и была суть нашей работы. За три года ни разу не возникло такого внутреннего конфликта, решение которого потребовало бы привлечения высшего менеджмента госкорпорации. В спорных ситуациях разбирались сами, договаривались. В итоге, по моему мнению, все остались довольны, контракты получились достаточно сбалансированные. Поэтому могу подтвердить: на проекте работала отличная команда!»

К этой цитате из сказанного Евгением Пакермановым, трудно что-то добавить – команда «Русатом Оверсиз» эту часть работы выполнила на «пять с плюсом».

Топливный контракт

Внутри общего контракта «прячется» топливный контракт, который по праву можно называть рекордным. Впервые в истории мировой атомной энергетики подписан топливный контракт длительностью 60 лет – традиционно он не превышает 10 лет. Референтным блоком для АЭС «Эль-Дабаа» станет первый блок Ленинградской АЭС-2 проекта АЭС-2006/491, для которого «Гидропресс» и ФЭИ (физико-энергетический институт) разработали топливо четвертого поколения – ТВС-2006, и оно уже работает в реакторе Нововоронежской АЭС-2.

И уже намечены следующие проекты топлива – с керамической оболочкой твэлов, есть и другие наработки, поэтому в выигрыше оказываются не только предприятия, входящие в состав ТВЭЛ, но и египтяне как будущие владельцы АЭС – они гарантированно будут получать новейшие образцы топлива. 60 лет – на такое время гарантированы заказами не только предприятия по производству топлива, но и «добывающий» дивизион Росатома – «Атомредметзолото». Это стабильная работа для рудников и шахт, для горнообогатительных комбинатов и для тех, кто разрабатывает новые методы добычи и переработки урановых рук. Комплексность услуг, предоставляемых заказчикам Росатомом, имеет и «зеркальное отражение» – комплексом заказов теперь обеспечены многие и многие наши специалисты. В том числе и те из них, которые обеспечивают безопасность всех операций, связанных с ОЯТ (отработанным или облученным ядерным топливом) – тем самым, которым так любят нас пугать псевдоборцы за экологию. Конечно, ОЯТ потенциально весьма опасно, но только в том случае, если пренебрегать при обращении с ним правилами безопасности, если есть нерешенные проблемы с оборудованием, которое при этом используется.

Короткое слово ТУК

«Для предприятий Росатома, работающих в сфере бэкенда, сделка тоже уникальна: наравне со строительством оговорено и обращение с ОЯТ. В рамках контракта ФЦЯРБ построит под ключ сухое контейнерное хранилище, оснащенное двухцелевыми ТУКами»

Это уже комментарий о декабрьском контракте от федерального центра ядерной радиационной безопасности. ТУК – это транспортно-упаковочный контейнер для облученного ядерного топлива (ОЯТ), две цели очевидны из названия: в этих контейнерах ОЯТ можно и хранить, и транспортировать к месту хранения или переработки. Короткая фраза хранит в себе бездну информации, часть из которой мы попробуем показать чуть подробнее.

Транспортно-упаковочный контейнер, Фото: fcnrs.ru

Транспортировка ОЯТ – проблема и задача, которую для ВВЭР-1200 решать необходимо как можно более качественно. Росатом будет строить энергоблоки на основе этого реактора одновременно в нескольких странах – не только в Египте, но еще и в Турции, в Бангладеш, в ближайшее время полностью войдет в строй первый блок Ленинградской АЭС-2, активно идет строительство в Белоруссии. Одно из конкурентных преимуществ Росатома – то, что наша атомная энергетическая корпорация предлагает заказчикам решение всех проблем, связанных с ОЯТ. Для этого Россия построила новое сухое хранилище ОЯТ в Железногорске, для этого постоянно модернизируются и расширяются технологические и производственные мощности «Маяка», но этот материал, одновременно ценный и радиоактивно опасный, нужно уметь доставить до места.

Представьте себе, как выглядит логистическая цепочка в случае Египта. ТВС с отработанным топливом нужно аккуратно извлечь из пристанционного бассейна выдержки, погрузить в ТУК, затем ТУК разместить на автотранспорте, чтобы довести его до порта. В порту – еще одна перегрузка и специализированное «атомное» судно отправится к берегам России. Где находится Урал и Красноярский край, можете поискать на карте, если вдруг забыли – это мы к тому, что потребуется еще одна перегрузка и железнодорожное путешествие на несколько тысяч километров. Мало рассказа про Египет – попробуйте сами проложить маршрут из Бангладеш. ТУК должен иметь все необходимые приспособления для перегрузок и транспортного крепления, должен выдержать поток радиации и тепла от ТВС, должен не бояться дорожной тряски и морской качки, случайных ударов. «Незаметная проблема», от тщательности решения которой зависит не только радиационная безопасность на протяжении всего времени хранения и маршрутов перевозок, но и «реноме» атомной энергетики – любая проблема ТУК будет мгновенно раздута радиофобствующими экологическими организациями до вселенского масштаба. Почему для ВВЭР-1200 требуется ТУК нового поколения, понять не трудно – глубже степень выгорания уранового топлива, больше времени ТВС проводит в активной зоне реактора, накапливая большее количество высоко радиоактивных осколков деления.

Транспортно-упаковочный контейнер, Фото: fcnrs.ru

Разработка нового поколения ТУК не подразумевает «мгновенного» решения – запас времени есть, поскольку зарубежные энергоблоки с ВВЭР-1200 пока только строятся, после ввода в эксплуатацию последует топливная компания продолжительностью 18 месяцев, потом ТВС будут лет пять «отлеживаться» в бассейнах выдержки. Но и особо медлить непозволительно – уже работает ВВЭР-1200 в Нововоронеже, уже загружено топливо в активную зону реактора на Ленинградской АЭС-2. Мало того – ТУКи весьма востребованы на мировом рынке: продолжают работать более 400 реакторов по всему миру, строятся новые. Если Росатом сможет разработать ТУК, отвечающий всем требованиям безопасности, при этом универсальный для АЭС нашего и западного дизайна – наши машиностроители и металлурги смогут получать новые заказы, продолжая увеличивать несырьевой, высокотехнологичный экспорт России.

Сейчас тон на этом рынке задают немецкие компании, освоившие выпуск ТУК из высокопрочного чугуна с шарообразным графитом. Чугун дешевле стальных сплавов, отливка не требует сварных работ, но есть свои преимущества и у металлических ТУК – они выдерживают более высокие температуры, в них ТВС можно хранить чуть дольше. Без конкуренции при разработке проектов ТУК не обошлось даже внутри Росатома, но это тот случай, когда конкуренция явно идет на пользу.

В соответствии с современными требованиями МАГАТЭ, ТУК должен выдержать:

падение с 9 метров при любых возможных положениях (плашмя, на крышку, под углами и т.д.);

падение на штырь с высоты в 1 метр;

пожар при 800 градусах в течение получаса;

затопление на глубину 200 метров;

хранилище с ТУКами должно выдерживать падение на него предметов весом до 10 тонн со скоростью до 160 м/с (576 км/ч).

ФЦЯРБ, РФЯЦ-ВНИИЭФ, ИЦЯК и другие аббревиатуры

Росатом дополнил этот список требований, исходя из особенностей реактора ВВЭР-1200 и из экономических соображений. Перечень небольшой, но жесткий. Срок службы ТУКа – не менее 60 лет, максимальное время хранения ТВС внутри ТУКа – 9 лет, вместимость – не менее 18 ТВС (при этом габариты должны позволять ж/д транспортировку), суммарное энерговыделение внутри ТУКа – до 40 кВт и температурный диапазон использования от -61 до +52 градусов.

Конкурсный отбор был поручен «Атомкомплекту», в общей сложности разными структурами Росатома было предложено 5 проектов, в «финал» в 2014 году вышло два – ТУК-141О от ФЦЯРБ и входящего в его состав ИЦЯК (инженерный центр ядерных контейнеров), и ТУК-137 от РФЯЦ-ВНИИЭФ (эта веселенькая аббревиатура, «российский федеральный ядерный центр – Всероссийский НИИ экспериментальной физики» – наследство времен секретности в комплекте с современной добавкой. Без использования аббревиатуры все звучит проще – Саров, НИИ, созданный Юлием Харитоном, разработчик всех наших ядерных боезарядов).

Несмотря на египетский режим конфиденциальности, можно сделать вывод, что победителем и, следовательно, участником контракта стал ФЦЯРБ и его ТУК-141О, с чем, мы надеемся, можно поздравить ФЦЯРБ и Петрозаводск, на котором будет разворачиваться серийное производство. Все испытания на соответствие всем вышеописанным требованиям проведены успешно – экспериментальный ТУК роняли, валяли, топили, поджигали, морозили и грели, в него швырялись тяжелыми предметами.

Специально для него изготовили железнодорожные контейнеры, была проведена и пробная доставка ОЯТ с Балаковской АЭС на «Маяк» – все прошло штатно, без нареканий. Получены все необходимые сертификаты и лицензии, проведены все дополнительные измерения и проверки. То, что в контракте должен фигурировать совершенно конкретный ТУК очевидно еще и по той причине, что эта информация необходима «Гидропрессу» при проектировании реактора – конструкторы должны точно знать, как организовать выгрузку ТВС из активной зоны. Если наше предположение верно, то «Петрозаводскмашу», в тесном сотрудничестве с которым ИЦЯК разрабатывал свой проект, предстоит освоить серийное производство этих изделий, вес которых превышает 100 тонн.

По оценкам руководства «Петрозаводскмаша», выход линии на полную мощность можно организовать в сжатые сроки, после чего не менее 15% производимой продукции предприятия будет составлять именно изготовление ТУКов. Почему так много? Эта модель может с успехом использоваться и для упаковки транспортировки ТВС реакторов ВВЭР-1000, которые сейчас перевозятся в ТУК предыдущего, 13-го поколения. 13-е поколение снимается с производства по двум причинам – в них можно было разместить только 12 ТВС, а в качестве радиационной защиты в них использовалась специальная жидкость. Менее технологично, больше затраты на транспортировку, больше времени отнимают планово-профилактические ремонты, во время которых АЭС не работает – вот причины, по которым переход на ТУКи нового поколения экономически оправдан. Унифицированный для ТВС реакторов разных типов, в свою очередь, позволяет бороться за снижение себестоимости, как в случае любого другого серийного производства. Заметим, что и проект саровцев может оказаться совсем не лишним – ряд особенностей ТУК-137 позволяет использовать его для хранения и транспортировки ОЯТ, полученного на АЭС западного дизайна. Контракт по «Эль-Дабаа» помог, таким образом, и Росатому сделать выбор между двумя проектами ТУКов.

Африканские перспективы ядерной дипломатии России

Мы постарались сделать анализ всего, что известно о содержании пакета контрактов между Россией и Египтом по строительству и будущей эксплуатации АЭС «Эль-Дабаа». Вероятнее всего, более полного раскрытия информации придется ожидать по мере реализации проекта, а нам остается только припомнить еще несколько интересных фактов и выразить надежду, что, рано или поздно, все они станут частями единого целого.

22 декабря 2017 года теперь уже лучше известная вам компания «Русатом Оверсиз» подписала в Москве соглашение с министерством водных ресурсов, ирригации и электроэнергии Судана о развитии проекта сооружения АЭС на территории Судана. Если бросить взгляд на карту Африки, то легко увидеть, что Судан – не только сосед Египта, но еще и страна, по территории которой протекает Нил. Активность Судана в проекте АЭС, на наш взгляд, говорит о том, что «атомная дипломатия» России продолжает развиваться – появление таких мощных генерирующих мощностей позволяют «соседям по Нилу» снижать напряженность двусторонних отношений. Подписание египетским заказчиком контракта с Росатомом демонстрирует растущий уровень доверия к нашей стране, увеличивает влияние России в регионе, связанное с технологиями высочайшего уровня. Судан, надеемся, свой выбор уже сделал, но маршрут вдоль Нила на этом, вероятно, пока и закончится – Эфиопия решает свои проблемы с энергодефицитом за счет строительства ГЭС.

Как будет развиваться “ядерная дипломатия” России на новом для нашего атомного проекта континенте – Африке, покажет время. Напомним, что достаточно хорошо продвигаются переговоры с Марокко, есть определенные намеки на развитие отношений с Саудовской Аравией, строительство центров ядерных технологий намечается еще в нескольких государтсвах континента.

И, напоследок хочется поздравить всех, кто любит путешествовать или отдыхать в Египте, с восстановлением авиационного сообщения между Россией и этой страной. То, что это событие совпало по времени с подписанием контрактов по АЭС «Эль-Дабаа» – разумеется, не более, чем случайное совпадение!

Комментарии читателей (1):

Elena
Карма: 0
14.01.2018 21:45, #31869
Очевидно выгодный обеим сторонам контракт: им современная АЭС, которая обязывает наши страны к сотрудничеству на долгие годы, что в свою очередь даст больше точек соприкосновения для поставок, более интересных предложений для наших туристов. Мы будем строить станцию, впоследствии обслуживать ее, поставлять на нее топливо, сколько жителей нашей страны будет вовлечено в этот процесс...
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
Позорно ли выступление российских олимпийцев под нейтральным флагом?
81.7% Да

Подписывайтесь в социальных сетях

Новости партнёров