Россия на пороге начала идеологической войны

Любой прогноз на 2018 год пройдет мимо кассы, если ему не будет предшествовать адекватная оценка ключевых событий года уходящего
Владимир Лепехин
1 января 2018  19:36 Отправить по email
Напечатать

2017 год, как известно, прошел под знаком 100-летия Великой русской революции. Однако же адекватной и объективной оценки этого события (не юбилея, а ВРР как величайшего мирового события 20 века) в России не случилось — а значит, будут хромать и прогнозы. Они уже хромают. Так, диванные политологи, которых накануне выборов 2018 года спустили с поводка многочисленные недруги России, утверждают, что в феврале Запад арестует заграничные счета друзей Путина (о, ужас!), после чего страну ждут госпереворот (или майдан — тут разницы особой нет) и развал России. В свою очередь, прокремлевские политологи-пропагандисты дружно скандируют — «не дождетесь!» и называют главным событием предстоящего года в РФ президентские выборы, которые, на самом деле, носят технический характер, не имеют никакого отношения к сущностным процессам и ровным счетом ничего не меняют ни в нашей стране, ни в мире.

«Аргумент» в пользу утверждения, что после переизбрания на очередной президентский срок Владимир Путин начнет в России перезагрузку системы, не выдерживает никакой критики, поскольку ничто не мешает главе государства начать масштабную реновацию в Российской Федерации в любой момент, в любом направлении и по любому поводу.

Словом, пора отойти в сторону от публицистической шумихи и обратиться к анализу СУЩНОСТНЫХ процессов — того, что на самом деле происходит сегодня в самой структуре российского общества и в сознании большинства россиян.

Только объективный анализ — без пропаганды и шапкозакидательства -позволит понять, что ждет Россию и каждого из нас в 2018-ом году и после него. В конечном счете, главным адресатом наших попыток всерьез разобраться с настоящим и будущим являются не янки или бандеровцы, но мы сами — неуверенность граждан России в завтрашнем дне.

Напомню, что ключевые события в России в уходящем году официозные политические эксперты сводят преимущественно к действиям власти в дальнем зарубежье — к победе РФ в Сирии, хотя, в сущности, главные события на Ближнем Востоке только начинаются, поскольку в 2017 году закончилась лишь первая четырехлетка объявленной в конце 2013 года, то есть в момент создания запрещенной в РФ группировки ИГИЛ (организация, запрещённая в России — прим. ред.) и начала майдана на Украине, так называемой «Битвы конца» (в нашей терминологии — глобальной войны Запада против конкурентных цивилизаций). И в ближайшие годы эта война будет только нарастать.

Словом, основные мировые события в 2017 году происходили вовсе не в Сирии: успех российских ВКС в этой стране — лишь следствие тех планетарных процессов, которые как-то не принято замечать. Следствием, а не причиной этих процессов является и «главное мировое событие» уходящего года — избрание президентом США Дональда Трампа.

Отмечу еще раз (автор этих строк зафиксировал нижеприведенный тезис в полутора десятках статей), что главным мировым событием 2017 года стала смена мирового гегемона: ровно через 100 лет после Великой русской революции, в октябре 2017-го им стал Китай в союзе с теми мировыми олигархическими группами, которые за год до этого привели в Белый дом нового хозяина. 

В этом смысле Россия в течение последних четырех лет вела арьергардные (по геополитическим меркам) бои на «дальних подступах» к РФ за право не вывалиться из числа участников нового передела мира. Главные же битвы происходили между ведущими транснациональными олигархическими группами, приступившими к названному переделу.

В таком вот контексте главным событием уходящего года в России очевидно стал официальный переход правящего класса РФ с неолиберальных на охранительные позиции в союзе с новым мировым гегемоном — и теперь в 2018 году нас ждет решительное закрепление этого тренда, а вовсе не реновация страны и, увы, не смена элит и модели экономического развития.

Все сколько-нибудь резонансные события 2017 года в России, носящие идеологическую нагрузку (конфликты вокруг Исаакиевского собора и фотовыставки Джока Стерджеса, скандалы с Гоголь-центром, фильмом «Матильда» и балетом «Нуреев», установка Стены скорби в Москве, бенефис мальчика из Уренгоя, беснования в Ельцин-центре, наезд «Конгресса интеллигенции» на главу ФСБ, унизительное решение МОК по российской сборной, etc.) — следствие этого перехода.

Все эти и другие подобные события в современной России вписываются в рамки трех взаимосвязанных и искусно направляемых (в том числе — из-за рубежа) процессов: десоветизации, дерусификации и дехристианизации.

Всякий раз итогом искусственно вызываемых противостояний в российском обществе в уходящем году становилось поражение государственников во власти, а левых, русских и православных — в обществе. На это, собственно и направлен усиливающийся в современной России охранительный тренд — на усиление прямо противоположных былому мейнстриму тенденций и закрепление доминирующего положения в РФ правых атеистов-коллаборационистов (условных «февралистов»), умело прикрывающихся патриотической риторикой.

Отмечу попутно, что под «охранительством» в современной России следует понимать не сохранение традиций, общества, нации, семьи и государства, но стремление постсоветских элит (пришедших к власти на волне разрушения СССР и распродажи государственных активов) сохранить свое привилегированное положение со всеми его атрибутами: сверхполномочиями, вотчинами, тотальной коррупцией, безответственностью, продажностью, аморальностью и проч.

Вот эта, новая охранительная политическая сила, поддерживаемая конкурентными по отношению к России субъектностями, к настоящему времени в массе своей сменила неолиберальную шкуру на государственно-патриотическую и проникла во все поры российского общества, разлагая его изнутри.

Эта сила настраивает власть против русских и православных, а русских и православных пытается заставить любить начальство и презирать народ. Охранители лишают россиян права на революцию «здесь и сейчас» рассказами об «ужасах» вековой давности и, возводя стены скорби по поводу безвинно погибших в годы «красного террора», на самом деле озабочены только одним — как бы кому-то на самом верху не пришла в голову мысль пересмотреть итоги приватизации 90-х годов или же ввести прогрессивный налог на доходы и имущество.

Охранители обложили со всех сторон президента России, патриарха и всех тех российских политических и духовных лидеров, кто ещё удерживает нашу страну от гражданской войны и окончательного разграбления. Так что при всех российских успехах в области возрождения отечественного ВПК, противостояния Госдепу на ведущих международных площадках и поддержания высокого рейтинга главы государства, разрушительные тенденции в современной России столь сильны, что противостоять им без смены модели управления обществом и государством невозможно.

При этом под возможным разрушением РФ я понимаю не банальный распад страны, а её социокультурную деградацию, превращение некогда мощной державы в территорию «вчерашнего дня», в периферию нескольких, граничащих с Россией цивилизаций — западно-европейской, американской, китайской, исламской…

Вот цель российского гибридных противников России, и они пока что со своими задачами справляются, уж поскольку в 2017 году — при всех успехах России на внешнеполитическом фронте — им удалось переломить ситуацию внутри России в свою пользу.

В 2012 году российское общество смогло отразить атаки сторонников известного панк-молебна в Храме Христа Спасителя, в начале 2015 года — остановить «Тангейзер» в Новосибирске, а в 2016 году — добиться демонтажа памятной доски в честь Маннергейма в Санкт-Петербурге. Но уже в 2017 году оно не устояло перед целым валом атак по всему культурному фронту (я уже не говорю про социальный фронт). Разложение и деструктив стали нормой не только в театре и кино: в минувшем году «грязные трусы» стали визитной карточкой Третьяковки, а гомоэротические спектакли Фабра — Эрмитажа.

Разрушение самих оснований российской цивилизации путем организации против неё новых и мощных идеологических атак — при одновременных отчаянных попытках отдельных социальных групп как-то противостоять им — вот что ждет Россию в 2018 году.

Цивилизационные основания Русского мира, увы, уже почти разрушены, дело за малым: за легитимацией в РФ новой девиантно-потребительской морали и основанных на ней деструктивных стандартов поведения. Вот вам и столетие с момента начала гражданской войны в России. Она снова начнется, уже в 2018 году и на сей раз — гибридная. И атакующей стороной вновь будут «белые», жаждущие установления в РФ режима по типу «Директории пяти» Александра Керенского. И тут 100-летие со дня рождения Александра Солженицына (празднование запущено еще несколько лет назад на правительственном уровне) «белым» в помощь.

Здесь я должен сделать одно отступление и пояснить, что в минувшем году Россия действительно устояла во внешнеполитическом поле и даже усилила свое военно-политическое влияние в мире. И это стало ответом, например, бандеровским кликушам, их мантре, что «Россия вот-вот развалится». Вместе с тем нужно понимать, что РФ как государство может существовать бесконечно долго, а вот народ России и то, что мы называем Русским миром, могут в довольно краткие сроки измениться до неузнаваемости. Так, Украина за какие-то 20 с небольшим лет превратилась из процветающей советской и русской, по своей сути, республики в фашиствующее марионеточное русофобское квазигосударство. И если Россия в будущем из державы цивилизационного типа, тысячу лет исполнявшей роль государства-якоря христианского мира, превратится в некий аналог современной Украины с февралистской, а то и власовской идеологией, — будет ли это означать, что наша страна сохранилась?

Нет, это будет принципиально другая страна. Чужая страна с не нашим Крымом, аннексированная враждебными исторической России смыслами и ценностями.

Украина была захвачена быстро и жестко — с госпереворотом и последующими карательными операциями против несогласных, с пытками и расстрелами. Россия захватывается постепенно — через введение в её социальное тело токсичных идей и ценностей. Вот почему гражданская война в РФ разворачивается, в первую очередь, в сферах образования и культуры. Сегодня Россию троллят содомистскими шоу, чтобы завтра заменить праздник Победы 9 мая на День памяти и примирения 8 мая, а послезавтра выбросить на свалку истории российскую цивилизацию как таковую.

Вот в этом и будет поражение нашей державы — в утрате ею своих цивилизационных сущностей, то есть самой себя.

Легитимацию любых процессов, в том числе и деструктивных, призвана обеспечивать идеология. В свою очередь, идеология охранительства — такая хитрая штука, при которой совершенно не обязательно требовать от власти вынести тело Ленина из Мавзолея. Для начала деструктивным силам достаточно натравить группу либеральных академиков РАН на главу ФСБ, после чего вынос тела вождя мирового пролетариата будет рассматриваться властью уже как абсолютно органичный ход по «примирению» сторон.

Но какие идеологические тренды и, соответственно, политические силы представлены в преддверии 2018 года на арене грядущей борьбы в России?

Основные идеологические группы обозначены автором этих строк в приведенной ниже таблице.

Социальная группа

Базовая

идеология, идеологическое направление

Прозападная ориентация («5-я и 6-я колонны»)

Пророссий-ская ориентация

Примерная доля в населении страны

 

1

2

3

4

5

 

правящий класс

 

 

ультралибералы-«прогрессисты»

 

либералы-охранители

(февралисты)

 

консерваторы-охранители

(в т.числе – монархисты)

все

 

 

ок. 80 %

 

 

ок. 30 %

---

 

 

ок. 20 %

 

 

ок. 70 %

1-2 %

 

 

ок.5%

 

 

ок.10%

1

 

 

2

 

 

3

средний класс

 

 

 

 

4

неимущее большинство

левые традиционалисты (сторонники СССР)

 

новые левые

 

русские патриоты

 

не русские национал-ориентированные

 

космополиты

 

православная ориентация

 

 

другие религии

 

атеисты

 

не более 10 %

 

 

30 %

 

----

 

разные вектора

 

 

разные вектора

 

не более 5 %

(экуменисты)

 

разные вектора

 

ок.30 %

до 90 %

 

 

до 70 %

 

все

 

???

 

 

----

 

95 %

 

 

20-30 %

 

до 70 %

50-60 %

 

 

ок. 5 %

 

50-60 %

 

20-30 %

 

 

ок.10 %

 

50-60%

 

 

20-30 %

 

15-20 %

5

 

 

6

 

7

 

8

 

 

9

 

10

 

 

11

 

12

Что дает нам эта таблица? Какого рода знание/понимание может извлечь из нее тот, кто способен отличать ультралибералов от либералов-охранителей или представителей КПРФ от новых левых? Для начала дам некоторые пояснения.

Во-первых, следует учесть, что если цифры в колонке 5 опираются на результаты социологических опросов то данные, приводимые в колонках 3 и 4 — это экспертная оценка.

Во-вторых, среднего класса в России не существует ни как социальной группы, ни тем более идеологически: то, что называется средним классом, размазано тонким слоем по всем идеологическим группам.

Далее: в третьей и четвертой колонке указаны примерные доли одной из двух основных политических ориентаций (прозападная или пророссийская) внутри каждого из названных идеологических течений. А в пятой колонке приводятся примерные доли приверженцев того или иного течения среди населения РФ в целом. При этом доли колонке 5 могут пересекаться. К примеру, идентичности президента России Владимира Путина сосредоточены в основном в пп. 2 и 3 (колонка 4), а, например, «красного олигарха» Павла Грудинина размазаны преимущественно по пунктам 3, 5 и 7 (колонка 4).

Главные же выводы из этой таблицы сводятся к следующему.

Основным итогом продолжения идеологической войны в России в 2018 году станет уменьшение объема трех основных большинств: левых традиционалистов (п.5), русских патриотов (п. 7) и людей православной культуры (п.10).

Такова идеологическая цель нынешнего правящего в РФ класса. Цель вполне объяснимая, но ошибочная, поскольку в случае её реализации Россию ждет катастрофа. Основой постановки названной цели является эгоистический инстинкт охранителей (сохранить свою власть и собственность), но не логика и не забота о благе России. В отличие от охранителей, разрушители (внешние кураторы российского «февральского» проекта) руководствуются логикой и хорошо понимают, что к чему. Поэтому и поддерживают в России любые проекты, кроме тех, что направлены на сохранение традиционных большинств.

Нынешние российские охранители исходят из тех банальных соображений, что если где-то что-то убудет, то в другом месте прибудет. Они рассчитывают, что уменьшение объемов трех основных большинств даст прирост их сторонников (см. пп. 2 и 3). К сожалению, социология и знание российских реалий подсказывают нам, что если сегодня в России будет падать число левых традиционалистов, русских патриотов и людей православной культуры, это автоматически приведет не к росту числа сторонников охранительной идеологии, но к упрочению позиций тех, кто обозначен мной в пп. 6, 8, 9, 11 и 12.

В нынешней России с её безумно высоким децильным коэффициентом объем охранителей — константа. И прочными позиции этого «довольного меньшинства» могут сохраняться только в случае установления консенсуса с «недовольным большинством».

Сегодня российская власть взяла курс на как бы «примирение» как бы красных с как бы белыми. Однако же примирить полярности невозможно, и за навязываемым обществу квазипримирением на самом деле стоит даже не «белый», а именно февралистский реванш: тотальное очернение советской истории и всяческое обеление всех, кто против «красных», с последующим выносом на мировые задворки России как таковой.

Так что думать сегодня нужно не о примирении «красных» (которых уже почти не осталось) с мифическими «белыми», а о достижении реального консенсуса между элитами и традиционными большинствами. И этого вполне можно достигнуть, но не посредством демагогии о том, что «в России нет бедных пенсионеров», а, к примеру, путем введения в стране — для начала — грамотной налоговой системы (введения прогрессивных шкал на зарплаты и некоторые налоги), чему сегодня яростно сопротивляется правящий класс, вновь создавая предпосылки для нового массового народного сопротивления.

Соответственно, если и дальше вести политику на минимизацию влияния в РФ названных мной традиционных большинств (в интересах, на самом деле, ультралибералов и их кукловодов из-за рубежа) и всячески прессовать народ социально и в культурном смысле — подсовывая ему «матильд» и однополые эксперименты за государственный счет, то правящий класс получит в итоге в качестве контрагента принципиально новые социальные группы. И это будут не только школьницы в розовых шапочках; это будет абсолютно деструктивная масса сторонников разного рода экзотических левых (как на Западе), антирусских националистов, радикальных исламистов, различных тоталитарных сект и т. п. Это будут «новые городские маргиналы» и прочие дауншифтеры, с которыми смогут справиться, увы, только принципиально иные — жесткие и антинародные — элиты (проамериканские, происламские или прокитайские), которые естественным образом заменят у власти нынешних либерально-вялых постсоветских охранителей.

Вот когда кончится нынешняя Россия. И это произойдет, когда в пунктах 5, 7 и 10 количество сторонников сократится до 30% и менее, в то время как в пунктах, например, 8, 9 и 11 число апологетов вырастет до процентов 40.

Осуществится ли в 2018 году февралистский план? Не уверен. Во всяком случае, гражданская война в России в начале 20 века заняла несколько лет. Гибридная гражданская война наверняка будет идти дольше. Но этот план точно не осуществится, если каждый русский, православный и левый будут этому противостоять.

Есть на что опереться в своем сопротивлении компрадорам-февралистам и квазимонархистам русскому и православному народничеству? Да, конечно. Но это — предмет другой статьи и, скорее всего, не завтра.

Не будем раскрывать формулу альтернативы раньше времени.

И последнее. С точки зрения ряда российских аналитиков, в 2018 году начнется следующая четырехлетка «Битвы конца», во время которой Россия должна однозначно стать на сторону нового гегемона. Тем более, что Китай (как составная часть нового гегемона) в период до 2021 года планирует закрепить свою лидирующую роль, а с 2021 по 20124 гг. намерен реализовать в полном объеме доктрину «великого шелкового пути на козырях китайской мечты».

Аналитики Московской концептуальной группы, к примеру, всерьез полагают, что Владимир Путин сразу же после своего переизбрания президентом России развернет страну в сторону от феврализма в пользу названного выше прокитайского мегатренда, и знаковым в этом смысле станет 9 мая 2018 года, когда «лидер страны взойдет на трибуну мавзолея Ленина и со словами „братья и сестры“ открыто заключит священный союз со своим народом».

С моей точки зрения, такого не случится ни в 2018-ом, ни в последующие годы. Причина — все в той же нынешней российской социологии… Впрочем, и эта тема — предмет отдельного разговора.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Новости партнёров

Комментарии читателей (1):

Алекс
Карма: 70
02.01.2018 19:08, #31837
Спасибо автору за материал.
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Образ России в СМИ Белоруссии, по Вашему мнению:
53.4% Не знаком с белорусской прессой.
Если бы сейчас состоялись выборы президента РФ, Вы проголосовали бы за Владимира Путина?
Видео партнёров