18+
Почему Дональд Трамп зовет Россию обратно в «восьмерку»?
О чем сигнализирует расширение торговых и санкционных войн?
Главная задача Путина: риски и шансы
Белоруссия: первые осужденные за Русский мир

Мусульмане Дагестана требуют от Москвы жесткой линии в отношении ваххабизма

Выдвижение в президенты России жены муфтия Дагестана стоит рассматривать как желание публично заявить и поддержать на уровне федеральной повестки жестко антиваххабитскую линию
Владислав Мальцев
27 декабря 2017  12:42 Отправить по email
В закладки Напечатать

30 декабря в Махачкале состоится собрание по выдвижению в президенты России Айны (Патимат) Гамзатовой – создателя и главного редактора медиахолдинга «Ислам», жены председателя Духовного управления мусульман Дагестана Ахмада Абдуллаева.

В прошлом у Гамзатовой – работа в СМИ. «На государственном телевидении (ГТРК «Дагестан». – Прим. авт.) я начала работать в общественно-политической редакции, где мне поручили делать женский тележурнал «Очаг». Эта получасовая передача выходила в эфир на канале «Россия». А затем я стала делать религиозную передачу «Мир вашему дому» (первоначальное название «Ислам и женщина». – Прим. авт.), которая по сей день (выпуск передачи прекратился в 2013 году. – Прим. авт.), уже много лет, имеет своего постоянного зрителя. В то время она занимала в эфире двадцать минут. Я попала туда после четвёртого курса университета. Была тогда светским журналистом, но с первых же шагов на телевидении у меня стали получаться именно исламские передачи», – рассказывала Гамзатова в интервью, опубликованном в августе 2010 года.

Параллельно было издание республиканской исламской газеты «Ас-Салам», которую в муфтияте начали выпускать в 1994 году. В какой-то момент ее издание (газета вскоре выросла до 16 цветных полос, с острыми материалами о событиях в республике, тираж составлял десятки тысяч экземпляров и распространялся и за пределами республики) целиком «упало» на плечи Гамзатовой, продолжавшей одновременно работать на телевидении. Позже она регистрирует журнал «Ислам», который сама характеризовала так: «Журнал «Ислам» – полноцветный, глянцевый, где мы вообще таких «кровавых» тем стараемся не касаться, а говорим только о позитивном, истинном, гуманистическом».

Все это происходило на фоне роста влияния ваххабизма в регионе, с которым Гамзатова, по ее словам, начала сталкиваться уже в начале работы на телевидении. Позже ее съемки войдут в фильм «Обыкновенный ваххабизм», выпущенный Абдуллой Алишаевым в 2005 году. Все это происходило, по ее словам, на фоне отсутствия внятной позиции властей в отношении религиозных радикалов: «До того, как в Дагестан вошли боевики, власть воевала с духовенством из-за тех двадцати минут (ее передачи. – Прим. авт.) в телеэфире, а в 1999 году добавили нам ещё десять минут с напутствием, что «нужно говорить о традиционном исламе, чтобы ваххабизма не было!». К этому времени-то уже и Борис Ельцин, и Владимир Путин, и весь федеральный центр про этих «ваххабистов» заговорили открыто. Но прошло два – три года… и они (республиканские власти. – Прим. авт.) снова начали делать всё, чтобы эти десять минут эфира, политых кровью, у нас отобрать. Забыли и про традиционный ислам и про его поддержку – всё вернулось на круги своя».

Ее позиция к ваххабитам (сейчас их принято называть салафитами) – непримиримая. Как говорила в том же интервью 2010 года Гамзатова: «Когда мне сейчас говорят: «Почему вы ко всем ваххабитам относитесь, как к потенциальным боевикам?», я отвечаю, что они и есть потенциальные боевики. Не раз на моих глазах происходили эти метаморфозы с молодыми людьми: их сбивали с правильного пути, меняли жизненные ориентиры, и они, в конечном итоге, всё равно приходили туда – в лес». В то же время власти региона с 2011 года под давлением либералов из Москвы сделали ставку на диалог с салафитами, к которому принуждали и официальное духовенство Дагестана, духовных лидеров которого в лице суфийских шейхов тогда же начали одного за другим убивать радикалы.

Ситуация достигла высшей степени накала в середине 2010-х годов, когда советником нового главы Дагестана Рамазана Абдулатипова – и одним из главных публичных критиков официального духовенства, идеологом необходимости борьбы властей с ним и лоббистом сотрудничества с так называемым «мирным салафизмом» – стал Деньга Халидов, 4 октября 1992 года участвовавший в съезде Конфедерации горских народов Кавказа в Грозном, где выступал и лидер Ичкерии Джохар Дудаев. «С точки зрения Дудаева, республиканские правительства потеряли право на власть, став проводниками колонизаторской политики России, – описывал происходящее на съезде журналист «Коммерсанта». – Вслед за чеченским лидером свое видение проблем Северного Кавказа предложил съезду президент Конфедерации горских народов Муса Шанибов, который настаивал на необходимости «пересмотра федеративного договора с Россией»… Выступивший вслед за ним заместитель председателя парламента Конфедерации Деньга Халидов подчеркнул, что заключенный в марте федеративный договор с Россией ущемляет права народов Кавказа и поэтому должен быть объявлен «не имеющим правовой силы». В этот момент, по мнению экспертов «Коммерсанта», антироссийские настроения на съезде достигли своего апогея».

Весной 2016 года в Дагестане начала активно действовать партия «Народ против коррупции», республиканское отделение которой возглавил Магомедхабиб Тажудинов – помощник ректора Дагестанского гуманитарного института, до 2014 года называвшегося Институтом теологии и международных отношений. В Народное собрание (парламент) Дагестана от «Народа против коррупции» выдвинулись заместитель муфтия республики Мухаммадрасул Саадуев, ректор Дагестанского теологического института имени Саида-афанди Чиркейского (и сын этого убитого в 2012 году салафитами суфийского шейха) Абдулла Ацаев, заведующий отделением нейрохирургии в Республиканской клинической больнице Шамиль Садиков (сын расстрелянного в 2011 году террористами ректора Института теологии и международных отношений Максуда Садикова), врач-психиатр Хасмухаммад Абубакаров (отец убитого в 1998 году террористами муфтия республики Сайидмухаммада Абубукарова). Духовный авторитет Хасмухаммада Абубакарова особенно высок в республике, и в партии его неформально называли «нашим главнокомандующим» и идейным вождем.

Также от партии выдвинулся в парламент целый ряд силовиков (ФСБ, МВД, ФСКН), например, подполковник центрального аппарата ФСБ России Эльдар Гаджиев, ранее занимавший пост начальника республиканского оперотдела погрануправления ФСБ. Что объединяло этих людей и представителей исламского духовенства? Желание навести порядок в республике, охваченной террором и коррупцией. При этом все они ощущали себя, как можно было понять по общению, державниками и сторонниками Путина.

Перспективы партии оценивались достаточно высоко, учитывая высокий авторитет среди жителей Дагестана духовенства и полное падение авторитета местных властей, чистить коррупцию среди которых в итоге пришлось федеральным силовикам (вспомним арест мэра Махачкалы Саида Амирова). На заседании 7 мая 2016 года махачкалинского клуба «Игры журналистов» главный редактор газеты «МК в Дагестане» Юсуп Хапизов отметил, что делегаты «Народа против коррупции» на выборах в сентябре 2016 года «могут занять до половины кресел в парламенте» республики. Неудивительно, что республиканские власти приняли все меры, чтобы не допустить «партию муфтията» до выборов.

Таким образом, выдвижение в президенты России жены муфтия и главы исламского медиахолдинга Дагестана стоит рассматривать не в контексте клерикализма или попытки мусульман создать конкуренцию Владимиру Путину, а как желание публично заявить и поддержать на уровне федеральной повестки жестко антиваххабитскую линию, которую на протяжении последних лет старательно старались «притушить» как местные власти, так и ряд представителей федеральных ведомств, курирующих регион. Яркий пример – после громких терактов в декабре 2013 года депутат Государственной думы от Чеченской Республики Шамсаил Саралиев выступил с инициативой федерального антиваххабитского закона (такие ранее были приняты в Чечне и Ингушетии, однако позже их отменили из-за «несоответствия федеральному законодательству»), но не нашел поддержки в Москве.

При этом в Дагестан и Ингушетию при поддержке федерального Центра регулярно привозили генерального секретаря Всемирного совета исламских ученых Али аль-Карадаги. Последний его визит состоялся в мае 2015 года в Ингушетию, и вскоре после этого подбодренные им местные салафиты устроили массовые нападения на суфиев (включая муфтия республики), для предотвращения которых к мечети Насыр-корта были стянуты спецназ и бронетехника. А с началом в сентябре 2015-го операции российских Военно-Космических Сил в Сирии Карадаги и возглавляемый им совет выступили с публичным призывом к «противостоянию российскому нападению» и к поддержке «моджахедов» в Сирии, как делал ранее в 2000 и 2004 годах по отношению к боевикам в Чечне президент того же совета Юсуф аль-Кардави.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
Россия начала вывод средств из Казначейских бумаг США. Этот процесс стоит продолжить:
88.4% до полного вывода всех средств
Подписывайтесь на ИА REX


Новости партнёров
Видео партнёров