18+
Москва сняла вопрос о Нагорном Карабахе с повестки дня Турции и России
Сирийское государство спасли, что дальше?
За копеечку: Брюсселю понравился отход официального Минска от Москвы
Патриоты — Лукашенко: Авторы ИА REGNUМ не заслуживают уголовного наказания
Принимать ли главу МИД Британии в Москве?

Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть V

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»
Тони Рокки
10 сентября 2017  00:01 Отправить по email
В закладки Напечатать

Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. Если будешь слушать заповеди Господа Бога твоего, которые заповедую тебе сегодня, любить Господа Бога твоего, ходить по всем путям Его и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его, то будешь жить и размножишься, и благословит тебя Господь Бог твой на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею; если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им, то я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете и не пробудете долго на земле, которую Господь Бог дает тебе, для овладения которою ты переходишь Иордан. Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие.   Втор. [30:15-19]

1878 год открыл первую волну терроризма в Российской империи. «Народная воля» была доминирующей организацией занимавшей терроризмом между 1879 и 1894 годами. Действия «Народной воли» заставляли многих социалистов, либералов, консерваторов, реакционеров и представителей других идеологических течений делать выбор целей и направлений терроризма. Эта первая волна терроризма вынудила и многих представителей правительствa делать свой выбор в методах борьбы с терроризмом. В совокупности выбора направлений терроризма и способов борьбы с ним -- особый русский путь революции.

Волна терроризма началась 24 января 1878 года, когда революционерка Вера Засулич совершила покушение на жизнь петербургского градоначальника Федора Трепова. Засулич ранила Трепова признав, что совершила покушение в качестве мести за приказ Трепова выпороть политического заключенного Архипа Боголюбова (Емельянова) 13 июня 1877 года. Министр юстиции Константин Пален решил передать дело окружному суду с присяжными вместо Особого присутствия Правительствующего Сената, судебной инстанции ответственной за политические процессы. Пален не хотел дать дело Засулич политическую окраску особенно после больших политических процессов в 1877 году. Итак, дело Засулич трактовалось уголовным делом покушением убийства. Пален тоже оказал давление на А. Ф. Кони, председательствующего на суде, гарантировать обвинительный приговор.

Процесс Веры Засулич состоялся в петербургском окружном суде 31 марта 1878 года. Присяжные были из средних слоев и судебный зал был переполнен министрами, высшими сановниками, аристократическими дамами и представителями высшего света. Защитник Засулич, адвокат Петр Александров, превратил Трепова и правительство в обвиняемых. Александров делал упор на политическую сторону дела и Кони не возражал. Также адвокат подчеркнул, что правительство имело ложное представление о политических преступлениях.

«Характерные особенности нравственной стороны государственных преступлений не могут не обращать на себя внимания. Физиономия государственных преступлений нередко весьма изменчива. То, что вчера считалось государственным преступлением, сегодня или завтра становится высокочтимым подвигом гражданской доблести. Государственное преступление нередко — только разновременно высказанное учение преждевременного преобразования, проповедь того, что еще недостаточно созрело и для чего еще не наступило время». [2, 136]

Присяжные признали Засулич невиновной, и великосветские зрители громко аплодировали оправданию террористки.

Процесс Веры Засулич был поворотным моментом в отношениях между правительством и обществом. Оправдание и широкое одобрение судебного приговора показало, что многие представители общества не считали преступлением убийство чиновников по политическим причинам. Это одобрение получило свое место в общеевропейской эпохе динамита и явилось мощным вкладом в особый путь русской революции. Со временем, представители политических классов всего спектра признали полезность поддержки политического терроризма. Через поддержку терроризма либералы могли оказывать давление на правительство для дарования конституции. Социалистические противники террористов поняли полезность терроризма и ограничились формальной критикой терроризма средством борьбы. Ведь все социалисты могли использовать политическую свободу распространять антиправительственную пропаганду и вызвать социалистическую революцию. [3, 265]

Левый терроризм, конечно, способствовали возникновению правого терроризма начиная с организации Священной дружины в 1881 году и заканчивая организацией черносотенных боевых дружин в 1905 году. Многие правые думали, что правительство было неспособно подавить левый терроризм из-за мнимого преобладания в нем тайных либералов. Терроризм левых тоже имел полезность для консерваторов и реакционеров с претензиями к правительству. Через сохранение поддержки правительства, правые элементы могли оказывать на него давление, чтобы идти на уступки в интересах консерваторов: например, возвращение Земского собора или укрепление роли дворянства в управлении империи. Неудивительно, что многие представители правительства подозревали правых элементов в тайном союзе с революционерами или видели в лоялистских элементах тайных дворянских конституционалистов, желающих ограничения самодержавной власти. 

Терроризм также обострило конфликты между умеренными и традиционалистскими элементами в правительстве, императорской семье и придворных группировках. Важно заметить, что народные массы обычно были пассивными наблюдателями борьбы правительства и политических классов.  

В бурные месяцы между выстрелом Веры Засулич и возникновение «Народной воли» летом 1879 году, «Земля и Воля», организованная в 1876 году, переживала огромный кризис терроризма. Организация старалась уделять максимум усилий распространению социалистической пропаганды среды крестьян. Однако, Земля и Воля также допускала «дезорганизацию правительства» – убийства шпионов и жестоких чиновников. Из-за дряхлой организационной структуры Земли и Воли, многие революционеры совершали теракты и в ассоциации, и без всякой связи с землевольцами. Участилось вооруженное сопротивление революционерах при аресте и теракты против шпионов и чиновников. Независимый революционер Александр Соловьев совершил покушение на жизнь Александра II второго апреля 1879 года. Теракт Соловьева обострил конфликты среди землевольцев между «политиками» (сторонниками политического терроризма) и «деревенщиками» (сторонниками пропаганды в селе, хотя и они часто поддерживали экономический терроризм против дворянства и буржуазии). Также имело место возникновение мнимой всемогущей организации в Киеве «Исполнительного комитета социал-революционной партии».

Даже террористы в 1878 году имели туманное представление о цели терроризма. Сергей Кравчинский, убийца 4 августа 1878 года Николая Мезенцева, шефа жандармов и председателя Третьего отделения, предупредил правительство против вмешательства в классовой борьбе.

«Вы – представители власти; мы – противники всякого порабощения человека человеком, поэтому вы наши враги и между нами не может быть примирения. Вы должны быть уничтожены и будете уничтожены! Но мы считаем, что не политическое рабство порождает экономическое, а наоборот…. Вот почему мы как нельзя более склонны оставить в покое вас, правительствующие. Наши настоящие враги — буржуазия, которая теперь прячется за вашей спиной, хотя и ненавидит вас, потому что и ей вы связываете руки. Так посторонитесь же! Не мешайте нам бороться с нашими настоящими врагами, и мы оставим вас в покое…». [4]

Правительство было другого мнения. Участились политические процессы, но процессы обычно проходили в военных судах для терактов и дел о вооруженном сопротивлении. Военный уголовный кодекс предусматривал смертную казнь за многие преступления по сравнению с гражданском уголовным кодексом, ограничивающимся делами о цареубийстве и антиправительственных заговорах. Правительство дало разрешение губернаторам высылать людей без суда. В прецедентном шаге в августе 1878, правительство призвало общество поддерживать его в борьбе с революционерами. Однако долгая традиция правительственного недоверия к обществу дала себя знать. Некоторые земские собрания ответили на призыв требованиями конституции в обмен за поддержку. [5, 295]

Разногласия среди землевольцев о направлениях террора привели летом 1879 году к расколу организации. Сторонники политического терроризма организовали Народную Волю и приняли решение о цареубийстве. Их противники организовали Черный Передел и решили уделять внимание пропаганде среди крестьян и рабочих. Однако они поддерживали экономический терроризм – фабрично-аграрный терроризм. Черный Передел прекратил свое существование после 1881 года. Некоторые члены – Георгий Плеханов, Вера Засулич и другие – эмигрировали и в 1883 году основали первую русскую марксистскую организацию «Освобождение Труда».

«Народная воля» сосредоточила свои основные усилия на подготовке цареубийства, но ее члены тоже старались понять природу российского государства, разрабатывать теоретические концепции, описывающие это государство и средства свергнуть его.

1878 год открыл первую волну терроризма в Российской империи. Многие представители политических классов приняли решения за или против политического терроризма. Их решения предопределили ход событий во второй волне терроризме и в революциях 1905 и 1917 годов. Однако, мало историков обращают внимания на самое главное значение выбора политических классов по отношению к терроризму. Поддержка терроризма означала, что многие людей порвали со традиционными моральными, религиозными и законными преградами перед убийством. Антиномианизм – беззаконие (пер. с греческого) – стал широким явлением в российской политической жизни вплоть до свержения самодержавия в февральской революции 1917 года. Антиномианизм –представление о том, что люди уже не связаны традиционными нормами морали и законности. Приверженцы всех религиозных и идеологических эсхатологических движений думают, что преграды старого мира перестали существовать для них и что они могут действовать, как будто новый мир уже пришел. Возникновение антиномианизма в Российской Империи гарантировало особый русский путь революции.

 1878 год открыл в России эпоху политической вседозволенности .

 

Продолжение следует…

 

Тони Рокки – магистр в области исторических наук (Торонто, Канада), специально для REX

 

Примечания 

  1.  Кони, А. Ф. «Дело Веры Засулич».
  2. Ulam, Adam. «In the name of the people: prophets and conspirators in pre-revolutionary Russia».
  3. Степняк-Кравчинский, Сергей. «Смерть за смерть»
  4. Ulam
Источник: ИА REX
Рубрики: История

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть IV

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»

Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть III

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»

Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть II

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»

Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть I

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров