18+
«Госпрограмма подготовки к столетнему юбилею Великой Октябрьской революции полностью провалена»
«Введения миротворческого контингента ООН на Донбасс ограничит влияние Германии»
АТЭС-2017. Курс на Вьетнам
Экономические реформы в Саудовской Аравии - туфта
«Неформальное лидерство – ключевая характеристика власти в России»

Особенности и возможности применения технологий интернет-пропаганды в политическом управлении. Часть II

Сергей Володенков
9 сентября 2017  00:00 Отправить по email
В закладки Напечатать

Новые площадки коммуникации в интернет-пространстве также рождают и иные эффекты. Так, в новых информационных условиях общественность имеет возможность не только наблюдать за общественно-политическим процессом, но и активно участвовать в его обсуждении: на таких ресурсах как Wikipedia, Facebook, YouTube, Twitter, в результате чего новые медиа создают сильнейший психологический эффект идейного единства, в первую очередь, в протестных движениях, что придает протестующим гражданам уверенность в своих силах. 

Как пишет Ф. Говард: «Тебе нужно знать, что ты не будешь один, если выйдешь на площадь» [6]. Таким образом, пропагандистское воздействие многократно усиливается за счет существования массовых носителей мнений, идей, ценностей, символов и смыслов, а также за счет формирования социального одобрения носителей «независимых» точек зрения.

В прошлом революционные и протестные движения ставили перед собой принципиально иные задачи: максимально широкое распространение посредством СМИ уже имеющихся материалов для пропаганды своих взглядов и моделей поведения масс. Традиционные СМИ являлись единственным способом сформулировать общественный протест, сформировать определенные способы противостояния существующему порядку. 

Новые медиа, основанные на принципах интерактивности и демократичности, стали современной площадкой для агрегации, артикуляции и трансляции интересов и приоритетов различных общественно-политических групп как внутри страны, так и во внешнем пространстве. 

Революционная волна демонстраций и протестов, которая прокатилась по странам арабского мира и Восточной Европы, была проявлением гражданского сопротивления, которое было сформулировано и сформировано в пространстве социальных медиа. Несмотря на то, что не все протестное движение имеет представительство в социальных медиа, это не помешало ему организованно выступить против действующей власти.

Принято считать, что пропагандистская деятельность в новых медиа является не причиной революции, а только катализатором, который агрегировал существующие оппозиционные настроения. 

Однако следует заметить, что данная точка зрения не раскрывает подлинного революционного значения новых медиа, которое заключается, прежде всего, в том, что новые медиа создают революционный дискурс, который создает общественно-политическую реальность и стимулирует пользователей новых медиа к активным действиям.

Так, теоретик структуралистского марксизма Луи Альтюссер отрицал факт того, что в дихотомии «базис - надстройка» первичное значение имеет экономический базис: с точки зрения Альтюссера надстройка первична, так как именно надстройка концептуализирует экономический базис, и только определенный таким образом экономический базис влияет на неэкономические отношения общества. 

Следуя этой логике рассуждений, можно утверждать, что первичной причиной арабской весны выступала пропагандистская деятельность новых медиа. 

В качестве примера использования методов пропагандистского воздействия на общественное сознание посредством применения технологий интернет-коммуникации приведем «цветную революцию» в Тунисе 2010-2011 гг. Одновременно мы проанализируем то, как аналогичные методы применялись на Украине осенью 2013 года в ходе уличных акций протеста на Майдане. 

Изначально большое значение в формировании протестного движения в Тунисе сыграл ресурс Wikileaks, так как именно на данном ресурсе были выложены основные коррупционные махинации лидера Туниса. Факты системной коррупции вызвали сильное негодование общественности и инициировали ее активные действия против «диктатора». В данном случае использование манипуляционного метода утечки секретной информации с последующим распространением необходимого контента в социальных медиа достигло необходимого эффекта.

При этом следует отметить, что присутствие в социальных медиа было обозначено исключительно протестующими и внешними политическими интересантами. Сторонники действовавшего в Тунисе режима не ставили перед собой целью осуществление пропаганды в интернетпространстве, административный ресурс правящего режима использовался лишь для блокировки распространения разоблачающих главу Туниса сообщений в интернете. 

Единственным ресурсом, который оказался вне зоны действия цензуры, стал YouTube, с помощью которого распространялись видеозаписи, а также выражался социальный протест оппозиции. Идентификационными параметрами протестующих как субъектов пропагандистской деятельности, стали ориентация на демократические права, политические свободы, противостояние коррупции, свержение диктатора.

Главным приемом пропагандистской деятельности оппозиции стал метод создания когнитивных схем. Ключевыми точками сконструированной когнитивной схемы выступили понятия «диктатор», «гражданское сопротивление», «борьба за свободу», «народное освобождение». 

В соответствии с данной схемой одно из самых популярных видео, размещенных на YouTube, позиционирует революционные события, как акт гражданского сопротивления. Видеоряд состоит из фотографий революционных протестов, на них видно, как граждане сражаются за свою свободу. 

Та же когнитивная схема использовалась и в описании революционных событий в Wikipedia, а также в Facebook и многочисленных комментариях к революционному контенту в интернет-пространстве. 

Аналогично данная когнитивная схема разыгрывались и в выступлениях президента США. 

Таким образом, пропагандисты транслировали в общественное сознание модель гражданского сопротивления, через призму которой население арабских государств и воспринимало актуальную общественнополитическую реальность. 

В комментариях популярного блогера SAMSamy2012 используется тот же самый прием пропаганды, когда SAMSamy2012 заявляет о том, что М. Буазизи является посланником Аллаха, чтобы освободить Тунис от диктатуры. В интернете размещаются многочисленные комментарии о том, что М. Буазизи является мучеником и героем. Данная тональность прослеживается так же в выступлениях президента США: Б. Обама признает, что акт самосожжения Буазизи, вызвавший революционное движение не только в Тунисе, но и во всем арабском мире, является поистине героическим. 

Таким образом, при помощи использования метода создания когнитивных схем формируется политическая картина освобождения арабского народа от диктатора со своими героями и врагами. Многочисленные комментарии в социальных медиа, которые призывают мусульманское общество объединиться в борьбе против диктаторов – «пробудиться ото сна», как это написал в комментариях пользователь TheMuslimantifa, лишь поддерживают данное представление о политической ситуации в Тунисе.

Мохаммед Буазизи представлен в новых медиа как национальный герой Туниса, который спровоцировал общественность сражаться за свои права и свободы и решительно выступил против диктатора. Общество получило пропагандистский стимул для восприятия М. Буазизи как героя мученика, с которого начинается освобождение не только Туниса, но всего арабского мира. 

Создание из М. Буазизи героя Туниса и дальнейшая интерпретация революционного процесса как акта гражданского сопротивления, инициированного самосожжением Буазизи, стали ключевыми направлениями пропагандистской работы в сетевом пространстве. 

В группе Facebook, посвященной революции в Тунисе, выложены фотографии, на которых запечатлено, как люди сражаются за свою гражданскую свободу. Комментарии от лица данной группы пропагандируют мотивы жертвенности ради свободы и приводят цитаты Че Гевары о невозможности совершить революцию без жертв, без тщательной и терпеливой работы над собой. Таким образом, участники данного сообщества обратились за поддержкой к авторитету популярного революционера. 

Заметим, что при разжигании революционных событий, в том числе в Тунисе, пропагандистский контент содержался во всех узловых точках политического пространства Интернета, в первую очередь – на площадках социальных медиа: Wikipedia, Wikileaks, Facebook, YouTube, Twitter. 

Неслучайно профессор Университета Вашингтона Филипп Говард пишет в своей статье «Arab Spring really was social media revolution»: «наши исследования свидетельствуют о том, что социальные медиа сформировали целую плеяду сообщений о свободе и демократии в Северной Африке и на Ближнем Востоке и обеспечили ожидание успеха политического восстания».

Как показали события в Тунисе, пропаганда в интернетпространстве имеет комплексный характер: а для осуществления повсеместного, постоянного и интенсивного пропагандистского воздействия на общественное сознание задействуются практически все имеющиеся популярные Интернет-ресурсы. При этом пропагандистские сообщения приобретают различные формы - от «фальшивой утечки» информации до высококачественных анимированных мультфильмов и демотиваторов. 

Анализируя пропагандистскую активность в интернет-пространстве во время событий 2013-2014 гг. на Украине, мы можем отметить, что аналогично с событиями в Тунисе практически идентичные идентификационные параметры имели и украинские протестующие, участвовавшие в работе группы – www.facebook.com/EuroMaydan, а ключевыми точками сконструированных когнитивных схем стали «борьба за свободу» и «гражданское сопротивление», а также «поддержка европейских ценностей». 

Кроме того, еще одним акцентом в пропагандистской борьбе стало продвижение антироссийской позиции и представление в качестве диктатора фашистского толка Президента России В.В. Путина (в случае революционных событий в Тунисе основной акцент делался на создании негативного представления о руководителе Ливии М. Каддафи).

В украинском варианте тема жертвенности ради свободы также активно использовалась при осуществлении пропагандистского воздействия в сети.

Как можно заметить, применявшиеся в Тунисе и на Украине пропагандистские методы и когнитивные схемы во многом сходны, что позволяет сделать вывод о внешнем инициировании данных событий и осуществлении пропагандистского влияния на общественное сознание в рамках единой универсальной модели.

Следует также отметить, что пропагандистское сопровождение в интернет-пространстве революционных событий в других странах арабского мира, а также в государствах Восточной Европы осуществлялось по аналогичной схеме с незначительными изменениями.

В качестве еще одного примера, в рамках которого используются аналогичные приемы и когнитивные схемы, мы можем привести пропагандистскую работу в интернет-пространстве, сопровождающую военные конфликт в Сирии.

На сегодняшний день мы видим активное продвижение подобного рода методов и сходного контента в российском сегменте интернетпространства, что позволяет нам говорить о наличии мощного пропагандистского давления извне на российских интернет-пользователей.

По итогам анализа практики использования пропагандистских технологий в интернет-пространстве применительно к осуществлению политического управления можно сделать вывод о том, что основными задачами пропагандистов являются:

  • дискредитация национальной политической элиты и руководства государств-мишеней в общественном сознании;
  • создание максимально реалистичного образа врага в лице государства и ключевых представителей власти;
  • конструирование одномерных и ограниченных когнитивных моделей политической реальности;
  • формирование моделей протестного поведения с их последующей радикализацией и мобилизация на основе данных моделей протестных групп населения для участия в революционных действиях;
  • популяризация ценностей, символов и смыслов, отличающихся от традиционных для данного государства и необходимых акторам пропагандистского воздействия для достижения поставленных политических целей;
  • распространение альтернативных существующему политическому режиму в государстве-мишени политических идей и их внедрение в общественное сознание; 
  • популяризация проводимой интересантами пропагандистского воздействия политики и формирование массовой поддержки осуществляемых ими действий населением стран-мишеней;
  • создание виртуальных образов противника для населения собственных стран с целью формирования псевдореальности, отвечающей потребностям и интересам государств – инициаторов пропагандистского воздействия;
  • обеспечение стабильности собственных политических режимов за счет внедрения устойчивых ценностей и смыслов, популяризирующих и легитимирующих политическую деятельность государства.

По итогам рассмотрения особенностей применения  методов и технологий интернет-пропаганды в современном политическом управлении, следует  сделать вывод о том, что пропаганда в сети стала широко использоваться в инструментальном аспекте для осуществления политических проектов по воздействию на общественное сознание как внутри стран, так и для реализации программ внешней информационно-коммуникационной агрессии в национальных информационных сегментах стран-мишеней.

Сама модель пропаганды в интернет-пространстве носит в большинстве случаев характер самоорганизующейся инженерии согласия: авторство пропагандистской деятельности размывается - каждый пользователь, используя сложившийся дискурс описания и объяснение общественно-политической реальности, сам становится пропагандистом политического действия. 

В этой связи на первый план выходят технологии создания когнитивных схем, которые позволяют навязать интерпретации, а при помощи информационно-коммуникационных интернет-технологий решается вопрос о способе подачи пропагандистского контента, сформированного в соответствии со сконструированными когнитивными схемами. 

При этом основной целью пропагандистских сообщений, а также коммуникативных и когнитивных технологий создания пропагандистского контента является трансляция представления о политической реальности с его когнитивными и эмоциональными составляющими, предполагающими определенный способ действия. 

Следует отметить, что когнитивные и коммуникативные технологии тесно связаны между собой. Если когнитивные технологии дают представление о том, каким образом субъекты пропагандистского воздействия обрабатывают информацию о реальности для создания необходимых коннотаций и интерпретаций, то коммуникативные технологии регламентируют эффективные способы трансляции пропагандистского сообщения в общем пространстве коммуникации. 

Характерной особенностью данных технологий является их универсальность и возможность многократного применения в процессе воздействия на общественное сознание, что обеспечивает их присутствие во всех каналах массовой коммуникации, как в традиционном информационно-коммуникационном пространстве, так и в интернете, а также обусловливает высокий потенциал интернет-пропаганды в процессах современного политического управления.

 

Сергей Володенков – политолог

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров