В грузинском зазеркалье, или Батуми таков, каков он есть

Часть I
19 июля 2017  10:49 Отправить по email
Печать

Причиной написания этой статьи стал нижеследующий пост и последовавшее за ним эмоциональное обсуждение в фейсбуке:

«По данным Всемирного банка, Грузия опережает по показателю бедности Армению, Македонию, Молдову и Турцию, причем в Грузии показатель бедности в 15 раз выше, чем в Турции. Особенно удручающая ситуация в регионах страны, где фактически каждый второй живет в крайней бедности. В столице положение чуть лучше: здесь не доедает лишь каждый пятый. Главными факторами сложившегося положения эксперты называют инфляцию и рост цен на внутреннем рынке, обвиняя в этом правительство…»

За этим вот ньюсом с хэштегом #გარეთკაია («на улице хорошо», что направляло читателя к переосмыслению городской кампании по привлечению туристов на кою давеча были выброшено полмиллиона) последовала реакция высокопоставленного сотрудника батумской мэрии. Имена и фамилии не называю умышленно, так как личностные качества их нивелированы, да и важны в этой статье не имена и фамилии, а психотипы, пути их прихода на должности, а также методы их работы (ну, за исключением, может быть, нескольких ключевых фигур). Так же, подчеркиваю во избежание кривотолков - статья не о народе в целом, о группе лиц, уже годы насилующей мой народ и, по иронии судьбы и из-за внешних факторов, представляющих политическую элиту Грузии, в данном случае города Батуми.

Почему это должно интересовать здравомыслящего и неравнодушного к судьбе своей страны человека… Да потому что, если он обобщит, то увидит цельную картину тех препятствий (одновременно и возможностей), которые нужно искоренить в первую очередь, чтобы восстановить, например, добрые отношения между Россией и Грузией; увидит к чему может привести вырождающееся, бездуховное общество, которое всуе своей разучилось видеть добро и зло, разучилось различать гражданина между референтными группами, и в погоне за голосами или наживой научилось подменять факты мифологией; вникнет в природу первопричины, а далее будет действовать точечно, как хирург (имея знание причин, технологии и ресурсы, исправление всего этого при наличии соответствующей воли не составит труда), чтобы в конце концов не податься искушению ультра либерализмом в своей собственной стране.

Есть на свете город, без которого мир станет лучше... / Догвилль

Цель – лечить общество, которое вывернулось наизнанку, и которым правят торговцы и ростовщики (в правительстве), а тон задают женщины легкого поведения (в медиа средствах и НПО) - гниющий высокопарный социум, придумавший правила для собственного удобства, господствующая группа, которая выдает за вечные истины конъектуру, общность, которая формализовалось до такой степени, что перестала ощущать собственный распад. И спасать это общество нужно быстро и со знанием дела. «Дьявол кроется в деталях». Чтобы гниль не распространилась, её не только надо резать по живому, но и знать, где резать. Не легкая цель, но интересная и вполне осуществимая.

- Давид, - далее прокомментировал высокопоставленный сотрудник батумской мэрии – разве рекламная кампания не принесла городу прибыль, хотя бы посмотрел статистику… и т.д. и т.п.

К слову сказать, статистики как таковой у нас не существовала ни во времена Саакашвили, ни, тем более, сейчас: дело имеем с копиями копий и имитацией деятельности, наспех свернутой после 2012 - ого. Из многофункционального города с огромным потенциалом времен Союза (машиностроительная, судостроительная, чае обрабатывающая отрасли, университетский центр - всё сведено к нулю еще при правлении Абашидзе) Батуми, как раз при помощи таких вот кадров-временщиков, превратился в город, поклоняющийся нескольким казино и борделям, двум-трем не функциональным небоскребам, в отстойник, тонущий в дерьме (с каждым сезоном дождей)… Да и с кого спрашивать…. Со «статистов» в батумской мэрии, которых более чем предостаточно, со «статистов», получающих от 500 до 2000 лари, сделавших из этого широко разрекламированного саакашвилевскими СМИ китча тренд, и готовых продать родную мать?..

Люди везде одинаково жадны. В маленьких городках они еще и неудачливы. Если им дать много еды, они обожрутся. / Догвилль.

Знаковое здесь следующее: со сменой центрального руководства они (с завидным постоянством и, каждый раз, с легкостью ночных бабочек) находят новых патронов и служат им до того самого момента, пока не назревает новая смена власти: сами оценивают деятельность предыдущей власти, сами планируют деятельность следующей, в буквальном смысле копируя старые заготовки, и, тем не менее, говорят о растратах и нецелевом расходовании бюджетных средств, будто бы сами и ни причем, позиционируя себя этакими винтиками Левиафана. Стиль их поведения всегда одинаков: и во времена Абашидзе, и при Саакашвили, и сейчас. Пройдя все левелы, они поднаторели в мимикрии до такой степени, достигли такого совершенства, что случись смена формации, умудрились бы остаться в первых рядах. Главный признак таких вот кадров - это быть тише воды, ниже травы на начальном этапе перемен во властных структурах. Они скромно мелькают где-то позади новых фигур, заискивают, представляются этакими «технарями», всю жизнь только и служившими городу, региону или стране. Они, как муравьи, различающие собрата по запаху слизи, узнают друг друга по пройденному пути, по мэмам и смыслам (о них чуть ниже) и обслуживают матку (часто это просто имитация, так как часто они - трутни). Что их разъединяет, так это стремление выжить любой ценой. А самое гнусное в них - постоянная готовность при первом возможном случае сдать сослуживцев, лишь бы еще раз доказать и показать верхам свою благонадёжность. Не важно, крестили ли они вместе детей, дежурили ли сутками при ЧП или ночами напролет пировали.

В индустрии грузоперевозок главное – сохранять беспристрастность. / Догвилль.

Мы подошли к чрезвычайно важному компоненту: как вы знаете, «стол» и вино у нас культ. Но здесь мы, конечно же, не о той туристической картинке, которую все привыкли видеть, благодаря (в прямом смысле) миллиардной рекламной кампании (деньги, щедро выделяемые Госдепом для Саакашвили, шли, в первую очередь, на строительство «потемкинских деревень» и далее - на их рекламирование, представляя грузин в глазах европейцев этаким богатым, инновационным и счастливым народом, с утра до ночи распевающим бетховенскую «Оду радости»). Мы говорим о деградированном средне статистическом грузине-чиновнике, способным на все и примерившим роль государственной шлюхи в противовес «быдлу», которое верит всему, что ему транслируют, благо оно, люмпенизированное и дезорганизованное, отдает голоса на выборах тем, кто больше заплатит. Нет, не от веры – от безысходности, верить-то, по большому счету, нечему: программ, как таковых, у наших партий по факту и нет. Выпестованные за общим «столом с тостами» мысли и становятся впоследствии программой действия – гротеск на т.н. «фабрике мысли», апробированной в иных странах.

Помните роман "Дата Туташхия" (русскому читателю более известный по сериалу «Берега»)? Там была история, как в Грузии 19-го века выводили крысолова. Крысоловы были очень ценными и стоили хороших денег. В бочку сажали пару десятков крыс, через какое-то время, стая сжирала самую слабую крысу, потом следующую. И так до победного конца. Оставшаяся крыса, привыкшая уже пожирать своих собратьев, становилась крысоловом и могла уже сама находить и сжирать бывших своих сородичей. Они, «статисты» - как те крысы - оправдываются кредитами, взятыми обязательствами, многодетной семьей и нужностью их персоны городу, но при этом еще строят из себя граждан и мужчин (театральность и фарисейство в крови - благо и черкески имеются в наличии для праздников, и зазубренные тосты, да и несколько стихов, а иногда и гитара), являясь, на самом деле, не более чем крысоловами, впрочем, и конъюнктура по стране в целом, увы, пока такова.

Но продолжим про «стол»… Это, в обязательном порядке, биение кулаками в грудь, когда дело касается родины, это более чем почтенно-скромное опускание глаз, когда разговор касается религии (христианства), это восторг, когда говорят о восстановлении территориальной целостности и обязательное подчеркивание своего превосходства над другими народами.

Нет, не то чтобы какая-либо ненависть к ним, грузины, по природе своей, не злой народ, но народ - «лучший», чем турки, армяне, осетины, русские и т.д. (ну, может быть, кроме англо-саксов, перед ними раболепие иного рода). Ирония состоит в том, что если они замыкаются по местечковому признаку, то вместо иных наций акцент делается на различные грузинские субкультуры, не представленные за «столом». Не то, чтобы все так (конечно же нет), но трайбализм и местечковость мы так и не смогли преодолеть. Особо ярко это выражается при назначениях на высокие должности. В Гурии - гурийца, Аджарии - аджарца, в Мегрелии - мегрельца и т.д., что немыслимо в других сильных и процветающих странах, в той же России к примеру, которую грузины строили вместе с русскими и другими народами наравне, временами - и во главе.

Когда речь заходит о русских, включается иной механизм - запевалы - как раз из числа тех, кто за 500 - 2 000 лари служит любой власти («левые» деньги - это отдельная тема, зная «ходы» старой власти, они учат этому и новых). Почему они? У них семьи, карьера, «любовь к стране» и ненависть к России. Подонки ищут прибежище в национализме, дабы оправдать и все остальное. Это их объединяет, создает этакое алиби их деятельности при прошлых властях и месседж нынешним: «Разве, если вы с нами, все те обвинения, которые до вашего прихода во власть мы вам предъявляли (типа агенты Кремля и т.д. и т.п.), не сняты?.»

Я считаю, разбить эти мерзкие фигурки меньшее зло, чем их создать. / Догвилль.

Логика процесса следующая: перед лицом общего врага, партийные разногласия не в счет. Теперь они как бы говорят новым властям: «мы с вами, а вы с нами и против них, а чем мы занимались, как не этим раньше….» И новые, вышедшие из подобной среды также становятся на одну позицию с ними, благо и делить, и делать деньги они умеют. А новые также любят деньги, да и, в отличие о старых, голодны. Тем более они вроде и сдали, и отреклись от нескольких старых одиозных партийных лидеров, и даже публично выразили готовность мочить их, бывших соратников и друзей (хотя год-два назад точно также сидели за одним «столом» с теми бывшими и создавали программу действий, а то и глумились или гоняли нынешних).

Мемы – это антироссийская риторика, к примеру коллективный плач по безвинно убиенным детям Сирии и, конечно же, Украина (западенцы). На нее наши крысоловы смотрят с надеждой, что при случае оттуда триумфатором вернется Михаил Саакашвили (ведь отказавшись от него из меркантильных соображений, они верны идее или делают вид, что верны идее, ведь надо же выглядеть относительно достойно даже крысолову в глазах людей). Не принимаешь этих мэмов (более того, транслируешь обратное), ты агент российских спецслужб, тебе не светит продвижение и топят тебя всей толпой.

В какой-то момент это надоедает, каким бы волевым не был человек, он уходит, как лев, бросающий свою добычу перед стаей шакалов… Не то, чтобы он боялся их, он уходит от омерзительного воя, который те поднимают, чтобы изгнать его.

Вы думаете, а как же Бидзина Иванишвили…. Ведь пришел же он на этой волне, да и столько новых, светлых, смелых и лиц, и возможностей появилось в освободившейся от режима Саакашвили Грузии. Но это далеко не так. В отличие от других, предшествующих ему анти саакашвилевских волн, он привлек к себе людей голодных и обездоленных, наобещал с три короба, увлек массы утопией и деньгами. Этот сброд, до того молчавший в буквальном смысле, растоптал первые ряды: тех, кто знал за что и для чего боролся; тех, кто отказался от работы, привилегий ради идеи; тех, кто хотел изменить систему и не удовлетворился бы сменой декораций. Голодные шакалы в буквальном смысле «ушли» львов. Им было все равно с кем, как, куда и зачем – деньги источали умопомрачительный запах, да и стремились они во власть ради денег (так как сотрудничество с саакашвилевскими у них просто не получилось). Не знаю, может я немного категоричен в оценке происшедшего, но слова Столыпина как нельзя лучше подходят данной конфигурации: «Народ, не имеющий национального самосознания — есть навоз, на котором произрастают другие народы», что в Грузии частично и происходит. Превратив своих женщин в гейш, а самих себя в обслуживающий персонал, грузины временами будто бы пробуждаются, устраивая «грузинские марши», и возмущаются засильем иностранцев, но на следующий же день, как ни в чем не бывало, идут на работу по своим борделям и казино, или, под те же цели, сдают свои квартиры им же (иностранцам), тем самым, кого перед этим столь яростно изгоняли из страны. С тем же пафосом продолжают говорить об европейском выборе, членстве в НАТО и «историческом друге - Турции»... В общем похожи на гулящих девок, которые волокутся из одного ресторана в другой то с одним мужиком, то с другим, а далее возмущаются по поводу исковерканной жизни и подмоченной репутации вместо того, чтобы просто вникнуть в причину и изменить стиль жизни!.. Повторюсь, здесь я не о народе в целом, о группе лиц, уже годы насилующей мой народ и, по иронии судьбы и из-за внешних факторов, представляющих политическую элиту Грузии, в данном случае города Батуми. М-да…, почти по Шварцу: «это хуже народа, это лучшие люди города». Но это, конечно же, не лучшие люди, лучшие просто не у дел, их гоняли толпой, их «ушли», их не подпускал Госдеп. И не вина в том народа, не народ выбирал их (подробнее см. «О выборе которого у Грузии нет» http://www.iarex.ru/articles/29421.html)

Как написал недавно один известный кобулетский блогер Гия Гогитидзе: «Вот уже почти тридцать лет как нас изгнали из дома и живем в свинарнике, и может многим это нравится, но не мне…» О чем он, чтобы и непосвященный читатель разобрался в его, и таких как он, боли - двумя абзацами: В период между 1913 и 1975 годами национальный доход Грузии вырос почти в 90 раз, экономика страны изменилась от аграрной к индустриальной и постиндустриальной. В 1990 - ом Республика Грузия произвела 0,2% всей мировой промышленной продукции, примерно столько же, сколько Норвегия. В апреле 1991 Грузия провозгласила независимость и в тот же миг впала в мракобесие, в буквальном смысле её затянуло в омут гражданской и этнических войн. В итоге - экономика практически развалилась. Уже в 1992 году объём грузинского промышленного производства сократился на 40%, ну а к середине 1994 года кризис охватил все отрасли. Инфляция составила около 9000% в год, а безработица достигла 30%. Средняя реальная зарплата упала примерно в 10 раз, шла массовая эмиграция населения в Россию (в основном), Турцию и в страны Евросоюза, всего из страны выехало более 1 млн. человек. Вот так процветающая "колония" Грузия в одночасье превратилась в «свободную", но нищую Георгию, но об этом периоде говорят у нас разве что в контексте средневекового мракобесия, сравнивая наши перипетии с выводом Моисеем из пустыни евреев. До «Земли обетованной», как известно, шли 40 лет, грузины идут лишь тридцать (этот мэм, брошенный в массы еще Звиадом, все еще успешно работает в определенных кругах).

Гия Гогитидзе - из города Кобулети, бывшей цитрусовой житницы всего Союза, поэтому и продолжает он под следующим углом: Мы экспортировали цветы, цитрусы, а также другие продукты, и эта деятельность была настолько доходной, что могли позволить себе всё, положение же изменилось настолько радикально, что 80% всех пищевых продуктов, которые потребляет ныне население Грузии, поступает из-за рубежа. Мы стали банановой республикой, только без своих бананов, бананы нам тоже приходится завозить, и это в Грузии, где даже воткнутая палка расцветает по весне…, а более миллиона грузин находится за рубежом». Но свиньи во власти живут своей жизнью, в своем свинарнике, где их щедро подкармливает Патрон, и не до таких им, как Гия Гогитидзе, влюблённых в свою страну граждан, ведь для них Грузия - не более чем потасканная девка, которую можно и нужно поматросить, да и поторговать её телом не грех, если что.

Вот что пишет другой грузинский блогер, писатель Гоги Лорткипанидзе: «Вспоминается как оправдывали наши, так называемые «либералы», бомбежки Белграда еще в 90-х, «освобождение» Косово от Сербии, как жестоко критиковали диктатора Милошевича… Позже, как дети радовались и бомбежкам Ирака с Ливией, свержению Каддафи с Саддамом, получали оргазм оттого, что эти страны «опустили». Еще позднее вспоминаем как эти же люди подняли визг из-за взятия Алеппо, плакали по невинным жертвам, представляя российских солдат и Асада этакими каннибалами... Сегодня они молчат, молчат до первого приказа из посольства США. А потом еще скажут, что Америка не при чем.»

Таким образом, мы подошли к ключевым мэмам, к тому, что вроде незаметно в официальной жизни, но проскальзывает в твитах и постах и что, как и почерк, выдает с потрохами, и чего не изменить. Мэмы (единица культурной информации) или то, что группирует наших «героев», несмотря на осмотрительность и способность к мимикрии. Да, они надевают синие майки с эмблемой мечты (партийный цвет «Грузинской мечты»), носят её знамена, маршируют под её песни (песни также особого рода: нравится или не нравится рэп, слушал или в жизни не слушал, НО!!! слушать и танцевать с восторгом под песни репера - сына Иванишвили, Беры - требование руководства и этакий тест на лояльность). Они публично ненавидят Саакашвили, но в фейсбуке, к примеру, постят построенные им здания (и ни слова о том, сколько на них затрачено и что они - не функциональны), болеют за «западенцев» в гражданской войне на Украине, поддерживают «украинского патриарха», при этом понятия не имеют, что такое к примеру «униаты», совсем не знают историю Украины, размахивают патриотическими лозунгами на границе, а при первом же выстреле бегут (если вдруг что-то… в ответе будет конечно-же Иванишвили, провокации у крысоловов в крови). Разглагольствуют об авторитарной природе путинского режима, но и словом не заикаются об Эрдогане, вроде молятся Богу, но одна часть секуляризирована настолько, что любое их действие в этом направлении отдает лицемерием, а другая имеет в друзьях таких попов, кои всем существованием предстают насмешкой над христианством (это близкие к Саакашвили и лоббируемые им «святые отцы» - русофобы, или другая крайность – такие как некий Мамаладзе, известный по «делу о цианиде», поп-уголовник). Прогнило в их мире все и настолько, что не существует, как таковой, четкой платформы, с которой можно было бы возвестить, что новое и нужное. Дом их стоял на фундаменте безнравственности, поэтому и разъело его правдой, которую не видят уже только самые упертые в их вере.

Понимаете ли в чем дело, конструкция, на которой держался мир грузинской политической элиты, лестница, по которой эти конъюнктурщики взбирались вверх, рушится на их же глазах, их мечты превращаются в кошмар, материализуясь на Украине, с изгнанием Саакашвили, в Сирии - со взятием Алеппо, от сближения Турции с Россией, в Штатах - с избранием Трампа… и они это видят, и огрызаются. Грузия же, последний их форпост.

Насильники и убийцы сами жертвы, как ты говоришь. Но я называю их псами, и если они жрут собственную блевотину, то единственный способ остановить их — плеть. Псов можно научить многим полезным вещам, но не в том случае, если ты прощаешь их каждый раз, когда они следуют своим природным склонностям. / Догвилль.

Включается подсознание полное архаичных образов и страхов, а кошмары, как известно, порождают монстров. Монстры же, считая последние дни, сделают все возможное, чтобы не уйти, а если и уйти, то так, чтобы радость от победы другого лагеря (в свою очередь также поделенного на сегменты), который они на протяжении 25 лет старательно, всеми правдами и неправдами расчленяли, выставляли на посмешище и загоняли в андерграунд - максимально поблекла!

Ну, а что если не быть таким упертым, проявить хоть каплю благородства перед уходом в вечность… Если, к примеру, обратиться к нации так же, как президент России, не делить более историю на эпизоды, за круглым столом отмежевать мифологию от фактов и найти новый путь, независимый от мнения ложных «исторических друзей и стратегических партнеров» типа Турции и США, построить «суверенную демократию», нейтральную к тектоническим сдвигам в остальном мире – нет, им это не нужно.

Они выбирают кардинально другую модель поведения: С 2012 - ого из-за форс-мажора, Грузия фактически получила следующий винегрет: в свое время изгнанные из «националов» (большей частью коррупционеры, знающие толк в современных технологиях), оставшиеся не при власти после прихода «националов» сторонники Шеварднадзе и Абашидзе (реликты, лицемеры и коррупционеры) и «голодранцы» (не нужные ни Шеварднадзе, ни Абашидзе, ни Саакашвили люди с улицы, кроме как для расклеивания плакатов, ничему не наученные), и конечно же, перебравшиеся после поражения Саакашвили в 2012 (большей частью из силовиков с компроматами на всех и вся). Из этой вот «элиты» нынче состоит грузинская власть, точнее иванишвилевская рать (и каждый круг власти со своим маленьким Иванишвили, напрямую связанным с большим).

В тебе сидит предубеждение, что никто, никто не может достичь столь высокого уровня нравственности, которого достигла ты. Поэтому ты и оправдываешь других. И очень трудно представить себе большее высокомерие. / Догвилль

Так, к примеру - мэр города Батуми, бывший высокопоставленный чиновник при режиме Саакашвили, всю жизнь служил в финансовых силовых структурах (если кто не знает, то одним из основных обвинений к Саакашвили было как раз то, что он терроризировал бизнес посредством этих органов), в буквальном смысле остановил развитие города. В силу недалекости, неимения видения и неумения управлять таким публичным институтом, как городская мэрия, перенеся милицейский опыт (точнее обэхэешный) на отношения с сотрудниками мэрии и жителями города, он довел город до состояния стагнации. Если что-то и работает, то только по инерции, а, оставив старые кадры, которые в большинстве своем представляли саакашвилевский партийный актив, он подорвал веру жителей города на хоть какое-то восстановление справедливости. На втором полюсе городской власти, как вы знаете, законодательная – здесь катастрофическая ситуация иного порядка.

По стечению обстоятельств партийным лидером оказалось существо, просто изгнанное из «национального движения» за чертовский некрасивый поступок. Существо до того ничтожное, что подпускать его к себе не хотела ни одна оппозиционная саакашвилевской партия, ни сами входящие в коалицию «Мечта», ни иные партии. Кроме одной - самой «прозападной» – способной на любые гадости покуда Иванишвили попросту не купил её лидера.

Вскоре эту партию «ушли» из коалиции, но члены её, самые беспринципные, способные на все, достались уже «Грузинской мечте». Таким образом, остался там и наш «герой», заговоривший от имени партии. Все последние годы, эти два человека только и делали, что назначали на должности своих – нет, не единомышленников (единомышленники имеются у тех, кто имеет идею, или мысль – эти, пришедшие ниоткуда, назначали своих друзей), так же пришедших из ниоткуда. Вошли в мечту они «заразой», транслируя все те мэмы, о которых мы говорили выше, заражая в буквальном смысле каждую здоровую клетку организма, они проникли в организм настолько, что невозможно исправить это изнутри. Но об этом и подробнее в следующей части.

Теперь свет высвечивал все огрехи и изъяны домов и людей. И внезапно она нашла ответ на вопрос, который сама себе задавала: Поступая, так же как и они, она не смогла бы не оправдать свои действия и ни в какой-то степени осудить их. Ей показалось, что печаль и боль, наконец-то заняли в ее душе подобающее место. Нет, то, что они сделали было нехорошо и что человек, обладающий властью должен попытаться восстановить попранную здесь справедливость во имя других маленьких городков, во имя всего человечества и в последнюю очередь во имя конкретного человека, а именно - ее. / Догвилль.

 

Продолжение следует

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть