18+

Социально-инженерный подход к организации международных отношений

Павел Барсегян, Эрнест Григорьян
20 марта 2017  11:28 Отправить по email
В закладки Напечатать

Специфика социально-инженерного подхода – в его стремлении воплотить в жизнь ту или иную теоретическую идею, практически организовать жизнь на началах, предлагаемых социальной теорией. Многие теоретические понятия и идеи часто используются в полемике и идеологических баталиях, но редко кто предлагает в качестве аргумента опытный образец жизни, построенный на выдвинутом тезисе. Ведь известно, что многие прекраснодушные теории, соблазнявшие целые поколения, порождали общественных монстров, от которых в ужасе отшатывались даже сами их авторы. Можно много рассуждать о роботах, а можно его и построить. Именно последним качеством практического воплощения и отличается социально-инженерный подход к организации общественной жизни.

Можно ли и в области международных отношений (МО) найти применение социальной инженерии? И если да, то как, каким образом одни субъекты МО будут реализовывать алгоритмы и технологии социальной инженерии на огороженном заборами и пограничными столбами пространстве иных субъектов МО? И что собственно можно трансформировать при таком дистанционном воздействии? Хотя, если вспомнить предыдущий период истории, нам всем памятна та настойчивость, с которой Запад пытался внушить всем идею о достигнутом западной цивилизацией торжестве идеи свободы. И немало преуспел в этом. По крайней мере, часть стран и народов резко изменила траекторию своего развития.

Рассмотрим, как могла бы помочь в анализе этого понятия социальная инженерия.

Свобода - это выражение естественного стремления людей к лучшей жизни, к реализации своих планов и способностей, к обеспечению своей материальной и духовной жизни, к повышению своего статуса и влияния в обществе. Но это естественное стремление людей часто используется элитами, в том числе представляющими иные страны, в своих экспансионистских планах. Для них свобода - это только одно из средств в вечной борьбе между различными частями элиты (или верховодящих групп) за власть и богатство. Использование подобного оружия для достижения определённой цели возможно только с помощью народа и при определенном уровне его развития. Поэтому необходим предварительный этап распространения идей свободы, внедрения их важности в сознание народа, указания на то, «кто» и «что» препятствует их свободе, подготовка лидеров ( а возможно, и провокаторов), наивных и преданных идеям свободы последователей и т.д. Но такие люди нужны будут только в течение короткого времени, пока невидимые управляющие силы, обладающие реальной властью и богатством, заняты продвижением своей цели. После этого смелые лидеры, провокаторы, наивные и преданные идеям простаки не нужны и превращаются в ненужную амбициозную массу, подлежащую ликвидации. Этот процесс позже увенчивается афоризмом: «революция пожирает своих детей».

Таково приблизительное проектное рассмотрение свободы как инженерного инструмента. Каков же опытный образец?

Начиная, приблизительно, с эпохи с французской революции в западных обществах высокую ценность приобретает понятие свободы. О ней поют восторженные песни и за нее идут на смерть. Но странным образом, те, кто энергичней всего провозглашал свободу и приближал ее ценой жизни, самыми первыми и шли на эшафот. В результате почти вся французская аристократия и интеллигенция так и не увидели свободы. Они были беспощадно истреблены. То же самое повторялось почти во всех последующих революциях. Так что же это за коварное понятие, отправляющее на тот свет прежде всего своих сторонников?

При близком рассмотрении оказывается, что эта свобода была предназначена для самых низких слоев общества. Она предоставляла им свободу инстинктов, свободу поквитаться с уступившей власть частью элиты, свободу от человеческой культуры и социальных норм. Но сегодня эта технология свободы крепко засела уже и в современных западо-ориентированных странах и плодит от поколения к поколению почитателей культа свободы как новой формы идолопоклонничества.

Проясним четче международный и инженерный аспект этого культа. Чем более получат свободу в той или иной стране наиболее невежественные сообщества, тем менее устойчиво это общество во всех своих решениях, тем легче будет возбудить страсти и свалить это конкурентное или неудобное государство парой-тройкой соблазнительных идей свободы, обещающих им материальный рай, или минимум, социализм. А главным препятствием к этому раю объявляется, как правило, государство, правительство, руководство, и просто начальник, а на худой конец, сгодится даже мигрант. Поскольку рай ожидается уже на следующее утро, к вечеру люди взвинчены и начинают рычать на всех. Так, ночью волк поднимает голову и начинает выть на луну.

Человечество долгим тернистым и отчаянным путем, через многие жертвы продвигается к разуму, к культуре, к самосовершенствованию,... и вдруг так легко дичает на протяжении нескольких лет, опускаясь в глубины животной алчности. Сдобренные свежевыпеченными понятиями с цивилизационной начинкой, эти технологии возбуждения свободы вносятся в арсенал международной политики, и преподносятся студентам, прилежно изучающим методы … провоцирования дестабилизации в обществе. Не пора ли осознать эти методы как ведущие к взращиванию неуемного варварства, коварно используемого в своих целях международными элитами?

Понятием свободы сегодня кормят уже детей в садах и школах. Что оно дает детям, не успевшим еще вобрать в себя необходимые постулаты этики и морали? Оно дает право огрызаться на каждый упрек в нарушении социальных норм, право мстить за «нарушенную» свободу, право игнорировать права других. Не имеем ли мы дело с подготовкой к очередной дестабилизации? Так куда движется человечество с ростом свободы? Вперед, или назад? Кто ответственен за эту технологию и всемерное поощрение животного начала в людях, потенциально не вызывающих сначала опасения? Всем известно, что попытки государственного переворота всегда сопровождаются освобождением заключенных. А им не надо указывать, кто виноват в их неволе.

Эта технология действует всюду в западо-зависимых странах. Чем более то или иное учреждение или вуз подпадает под влияние западных идей, тем большую дозу свободы получают малообразованные слои и с большей непреклонностью лезут на высокие позиции. Через некоторые время обнаруживается, что эксперты, профессора и ученые становятся расходным материалом для администраторов – а последние становятся местной элитой – это всякие завбюро, завхозяйством, ключники, все секретарши и т.д. Даже учебный процесс начинает вершиться так, как им удобней. А поскольку вершины разума им неведомы, они по простоте уверены, что все только спят и видят, как украсть лишнюю копейку. Поэтому они окружают преподавателей тройным кольцом соглядатаев, записывают их слова и лекции в надежде на компромат, перегружают их посторонними мелочными и пустопорожними отчетами и рады, что им удалось унизить этот высоколобый «профессорат». Профессора уезжают за рубеж, качество образования падает, студенты обходят этот вуз стороной, а неуемная администрация льет в платочек слезы – нет денег, все перестали учиться.

Поставим проблему шире – речь идет о понятии «свободы», его роли в МО, их воздействии на формирование обществ и возможности дозирования этого понятия в социально-инженерных целях. Не отвергая позитивное содержание понятия свободы, поставим акцент на конкретном его использовании. Предположим, что у вас есть свобода, как вы ее используете? И здесь социальная инженерия четко отвечает, что чем менее образован человек, тем большую дестабилизацию общества повлечет расширение его свободы в таком формате. На этот вывод наводят развитые в этой сфере математические модели и формулы. Если у человека узкий кругозор и минимальный набор реакций и присущих ему действий, тем меньше получит общество от повторения того, что у него уже есть и проявлено. Большая свобода ему и не требуется, поскольку на нее у него нет адекватных ответов. И наоборот, если человек широко развит, у него есть непроявленные еще, но проработанные в индивидуальном ключе потенциальные степени свободы, которые могут благотворно сказаться на расширении круга возможных взаимодействий, а значит и на развитии общества. Дерево должно долго расти, прежде чем принесет свои плоды. Чтобы обогатить общество новым полезным начинанием, не один десяток лет приходится учиться. Если подойти к этому вопросу с точки зрения внутренней напряженности общества, то несвободное состояние, прежде всего, людей образованных и созидательных, а иногда и только их, является серьёзным источником бедности и конфликтов между слоями, вследствие чего растет и нестабильность в обществе. Сначала надо привить эти качества созидания людям, а потом предоставлять им свободу. В ином случае поведение социальной системы соответствует следующей цепочке переходов: экономическая свобода без дополнительных социальных ограничителей порождает индивидуальное богатство, которое может быть сохранено только при протекторате власти, а потому становится потенциальным конкурентом власти, и по этой причине эквивалентно власти, и со временем и становится и самой властью. Но если не было социальных и культурных ограничителей вначале, то откуда они возьмутся потом? Если экономически богатые не образованы и некультурны, то и власть становится такой же. В этих условиях, основная проблема общества заключается в том, чтобы гармоничным образом согласовать между собой две основные тенденции, связанные с либерализацией жизнедеятельности людей: то есть, с целью повышения благосостояния народа дать людям больше свободы и прав, научить их созиданию, но в то же время с помощью законов регулировать риски, связанные с политическими свободами.

Помимо того, множество социальных и исторических фактов свидетельствуют, что избыток свободы и открытости в определенных условиях и для некоторых обществ приводит к напряжённости и неустойчивости общества. Более точно, и с позиций социальной инженерии, можно констатировать, что те народы или общества, которые имеют более высокий уровень агрессии во внутренних взаимоотношениях, должны довольствоваться меньшими свободами для обеспечения относительного минимума напряжённости внутри общества. Или, что то же самое, в целях обеспечения относительного максимума устойчивости общества, они должны быть ограничены в ряде свобод. Это означает, что сокращение либо уменьшение свободы и открытости в некотором неустойчивом обществе может привести к повышению его стабильности и улучшению его общественного порядка. Понятие свободы обретает этим путем, как минимум, свою степень, некую дозированность и адресность вместе с сопутствующим качеством объекта приложения. Таким образом, мы приходим к необходимости разработки шкалы свободы, ее операционализации во множестве конкретных исследуемых контекстов, ее измерения при помощи количественных формул и фиксации последующих изменений в изучаемой области.

Естественно, все подобные заключения должны учитывать контекст и должны сочетаться с разнообразием стран, их размеров, культур, разными менталитетами живущих в этих странах народов, их традициями и многими другими факторами. Таким образом, первым вкладом социальной инженерии выступает то, что она помогает переформулировать классическую проблему общественного развития. Связанная с повышением благосостояния людей она, оказывается, не столь однозначно подразумевает повышение свободы и открытости общества как самоцель развития. Скорее, она влечет нахождение в соответствии с ментальностью людей данного общества, той рациональной степени его свободы и открытости, при которых качество жизни людей и устойчивость общества достигают максимума. Т.е., проблема переходит из теоретической социологии в сферу социальной инженерии с ее методами нахождения экстремумов и последующей оптимизации социальной, организационной и иной энергии.

Необходимость комплексного анализа такой ситуации выдвигает целый ряд научных проблем, решение которых крайне необходимо для поиска ответов на нынешние вызовы геополитического, экономического, религиозного и морального характера. Это прямо касается и международных отношений.

Имеются страны, в которых совместно проживают народы с разными культурами, ментальностью, привычками и традициями, и при этом они отмечены цветущей государственностью, благополучным состоянием и высоким качеством жизни. В иных странах завязла неустойчивая государственность в режиме выживания, сопровождаемая низким качеством жизни и острыми противоречиями. С точки зрения параметров социальной инженерии, можно сказать, что эти разные страны в течение длительного времени опирались при организации своей жизнедеятельности на существенно различающиеся уровни свободы, уровни образования, стабильности общества, качества жизни и социальной напряженности. При этом многое в их поведении различно, несмотря на схожие антропологические или этнические признаки происхождения их народов. Более того, даже одинаковые действия людей, например, противоречащие интересам других, в разных обществах порождают разные уровни зависти, агрессии и враждебности, что существенным образом влияет на общий фон напряжённости в обществе. В свою очередь, зависть, агрессия, враждебность и другие подобные характеристики поведения человека тесно связаны с социальным умонастроением людей, или точнее, они являются отчасти следствием продуцируемых в обществе (например, с помощью СМИ) «усреднённых» нравов ( менталитета общества), а отчасти – реакцией на сопутствующие обстоятельства.

Помимо того, имеются страны, которые сознательно ограничивают свободу и открытость своего общества, с тем, чтобы избежать ненужной дестабилизации. Чаще всего это происходит через интенсивные и целенаправленные МО. Одним странам и народам, живущим в условиях устойчивой свободы, но сравнительно низкого ее уровня, искусственно навязывается высокий уровень свобод и прав, и тем самым запускается технология целенаправленной дестабилизации общества и нанесения ему урона. В условиях неготовности общества к такому, более высокому уровню свободы, происходит высвобождение инстинктов от социального контроля, что, в свою очередь, ведет к возникновению индустрии удовольствий, со многими побочными эффектами типа алкоголизма, наркомании и преступности, которые сами по себе являются очень реальными и серьезными источниками повышения напряженности в обществе. Таким образом, первоначальная конструктивная сущность этого принципа свободы приобретает разрушительный смысл и расширяет преступность во всех ее проявлениях.

Мы рассмотрели только один из параметров – понятие свободы и его социально-инженерное воздействие на общество со стороны других субъектов МО. Но таких параметров десятки, если не сотни. Жизнь общества - это не только свободы и права человека, но она характеризуется ещё и такими важными параметрами как качество жизни, внутренняя напряженность и стабильность общества, статус права и законности, степень справедливости, уровень морали и отношение к преступности, степень коррупции и безнаказанности нарушителей, наличие этнической дискриминации и карьерной селекции, элитный или анти-элитный отбор, например, в учреждения МИДа, преобладание частной или общественной собственности, компрадорское или национальное чиновничество, специфика социальных субъектов и их социальных идеологий, взаимоотношения с другими странами и отчужденность от мира и многое другое. Все эти параметры связаны друг с другом и образуют единое целое. Все они подвержены количественному исчислению и последующей их гармонизации.

Например, можно вычислить меру необходимого соотношения частной или общественной (государственной) собственности, с точки зрения оптимизации расходов социальной и иной энергии. Хотя, конечно, важнее не субъектность, собственности, а то, что делает с этой собственностью субъект. Аналогично, проблема очерёдности экономических или политических преобразований в обществе может быть проанализирована с помощью математических методов и фундаментального социально-инженерного подхода, и эти методы смогут обеспечить необходимую глубину рассмотрения вопроса.

Аналогично, количественной квантификации можно подвергнуть рассмотрение таких вопросов МО как: а) поляризация мира - временное равновесие как переходной процесс к консолидации сил противников и образованию нового полюса в виде коалиции из лидеров остального мира; б) баланс сил между лидерами второго порядка и доминирование совпадений их интересов над их противоречиями; в) секторное равновесие с основным полюсом (военное равновесие или равновесие между величинами взаимных опасностей); г) уравнения состояния сил и равновесие между полюсами силы и т.д.

Центральная проблема при таком квантифицированном анализе это вопрос баланса между ожидаемыми общественными или общечеловеческими выгодами и возможными рисками при принятии или приоритетности того или иного решения. Голый чистоганный интерес обезумевшего от алчности полукриминального субъекта никого уже не устраивает, в отличие от времен колониальных захватов. Такая ситуация не выгодна ни правительству, ни людям, потому что в таких условиях трудно осуществлять какую-либо деятельность и, соответственно, генерировать богатство для себя и для государственной казны. По этой причине и власть, и общество вынуждены будут вступать в компромисс по поводу дозированной либерализации некоторых аспектов своих взаимоотношений и с помощью изменений в сопутствующих законах предоставлять людям возможность жить и действовать более производительно и энергосберегающим образом. Так или иначе, огромное количество решений, которые сопровождают жизнь человека на каждом шагу, являются компромиссом между параметрами системы и инвариантны относительно времени. Отсюда исключительная важность разработки методов количественного описания общественных явлений, сочетание которых с индивидуальными и коллективными целями позволяет найти компромиссные решения, как для самых простых повседневных нужд человека, так и для судьбоносных проблем государственного и цивилизационного уровня.

Именно здесь социальная инженерия может быть полезна как внутри, так и вне страны.

Такие разработки могут сопровождаться созданием соответствующей нормативной базы, введением нужных ритуалов и универсализацией общественной жизни человечества. Таким образом, несмотря на то, что в соответствии с новым подходом, каждый народ или общество имеет свою собственную индивидуальную траекторию жизни, которая отражает психологические особенности людей, их образ жизни, природные и климатические условия, географическое положение, а также силу, мощность и ментальность соседей и многие другие факторы, в целом начинает вырисовываться более мощная, научно ориентированная общечеловеческая цивилизация.

Наиболее плодотворным методом развертывания этих идей мы считаем международное сотрудничество вузов различных стран, организацию специализированных групп студентов или научно-исследовательских лабораторий, координирующих свои исследования в рамках единого проекта. Одновременно, по мере роста научных результатов, эти методы и математические теории могут стать чрезвычайно полезными для всех форм государственного строительства и организации международных объединений. Они помогают сберечь нужную нам всем человеческую ( и не только) энергию. И тем самым расширяют фундаментализм известного нам всем экономического, а точнее, бухгалтерского учета до учета космических сил.

Барсегян Павел Левонович - доктор технических наук, профессор математики, 

Григорьян Эрнест Рубенович - доктор философских наук, профессор социологии, специально для REX

Комментарии читателей (0):

К сожалению, возможность добавить коментарий к данному материалу отключена.
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров