18+
МГИМО имени Чуркина: память о герое-современнике следует увековечить
«Привлечение АП госкомпаний и бизнеса для мониторинга экономической ситуации в регионах - обычная практика»
«Вот он был звезда»: как вспоминают Чуркина выпускники МГИМО и коллеги по государственной службе
Турция - второй эшелон Азербайджана в борьбе за Арцах
От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества. Часть III

«Ай да культура! Ай да сукина дочь!»

Григорий Ванин
14 февраля 2017  01:45 Отправить по email
В закладки Напечатать

Не подумайте, дорогой читатель, что в заголовке написано преднамеренное оскорбление в адрес нашей российской культуры. Это перефразированное выражение А. С. Пушкина, известное из его письма другу и поэту Петру Вяземскому «Поздравляю тебя, моя радость, с романтическою трагедиею, в ней же первая персона Борис Годунов! Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!». Великий поэт был в восторге от своей законченной работы и нахваливал сам себя, восхищаясь подобным образом.

Нечто похожее происходит у нас в России с людьми творческого цеха, которые называют себя и свою деятельность культурой. Правда, трагедия иная и Борис другой, и смутные времена не история.

 

«Культура — это я!»

 

Узнаёте Людовика XIV Бурбона? Ему приписывают выражение «Государство — это я!». Он также известен как «король-солнце», правил 72 года с 1643 по 1715 гг. в эпоху абсолютизма и был убеждён в божественном праве королей царствовать, безусловно наделенных божественным даром для этого тонкого политического искусства.

Вот и культура у нас это нечто обособленное интеллигентское, недоступное простому обывателю и не его ума это дело вообще. Обывателю до культуры расти и расти. Все чаще слышится расхожее самомнение «Без культуры Россия погибнет!». Будто культура свалилась на Россию, как манна небесная, как некая духовная милостыня от способных к художествам людей, что-то вроде благодати на усердно молящихся.

Однако, чтобы не пустить творческую деятельность на самотек и полную самоокупаемость, как основу независимости культуры, демократической властью учреждено Министерство культуры Российской Федерации по примеру СССР, где оно исполняло особую роль в советской системе воспитания нового человека и идеологической пропаганды. В каждом регионе в региональных правительствах тоже есть по такому министерству. Штат чиновников министерств полностью укомплектован на всех уровнях и называют чиновники себя так же культурой.

Творцы творят культуру, а министерство управляет бюджетными расходами на поддержку их творчества и содержание недвижимого и движимого имущества, без которого творцы и сама культура обойтись не могут. Также деньгами и директивами можно влиять на творчество. Такая вот у нас культура или культурная отрасль по устоявшемуся определению, которое следует из речей творцов и политических докладов в СМИ. Культура делится на две части — свободную творческую и чиновничью министерскую.

Но разве может русский пытливый ум с этим согласиться? Не так давно нас учили, старые люди еще помнят, что народная культура это самовыражение народа во всей его многогранной деятельности, в том числе в искусстве, которое является частью культуры. Частью культуры считаются обычаи и этика. Культура бывает национальная, личная, политическая, правовая, производственная и прочая в зависимости от ее носителя, хранителя, исповедника, если хотите, и от той сферы человеческой деятельности, где она проявляется.

Культурным человеком всегда считался грамотный благовоспитанный человек. Это и был образец личной культуры. А самыми яркими образцами общей народной, национальной культуры были мастера своего дела, будь то художественное искусство или штучное производство мебели. Культурный человек бережно относится к тому, что считается святым, неприкосновенным. Прежде всего, это «любовь к отеческим гробам» по Пушкину, к отцам и предкам по Библии.

А что проповедуют обществу теперь? Неужели ремесленники от искусства и чиновники на самом деле представляют собой культуру России? Или это новая отрасль спекулятивного рынка и монетаристской экономики, как цех по выхолащиванию души в процессе формирования общества толерантных потребителей? Спекулянт Джорж Сорос называет такое общество открытым. Открытым для его загребущих рук, разумеется. И ничего святого.

 

Свободные художества

 

Каждый творческий человек ревниво относится к свободе самореализации своей личности. Поэтому творческие люди бывают не всегда удобными в общении, неустроенными в личной жизни, потому что не допускают какой-либо зависимости от других даже в мелочах. Они максималисты. Никто не смеет, по их мнению, вмешиваться в замысел художника. А вся жизнь художника — сплошной замысел. И это правило стало абсолютным, незыблемым в артистической интеллигентской среде, как признак зрелой демократии. А интеллигенты, всем известно, большие знатоки демократии: знают, как жить другим, но сами живут, как хотят. Если такому творцу неуютно в обществе, то он либо его покидает и находит себе другое общество, либо начинает упорно перестраивать общество под себя. Так он борется по своим понятиям за свою личную независимость, а на самом деле борется с собственной тенью, сам с собой. И в ход идут любые приемы. Как говорят, «интеллигент психует», если он не на виду и не востребован.

Философы давно вывели универсальную формулу, по которой человек не может быть свободным от человеческого общества. Потому что общество, а не стадо, делает человека человеком. Эта зависимость есть особое свойство сознания, определяющего волю человека, его личность и место в обществе.

Наибольших успехов в творчестве, как и в жизни, достигает тот человек, который реализует свои способности при их востребованности обществом, что справедливо на любом поприще, включая политику. Это не стадная зависимость, а гармония человеческого существования. Нарушение этой гармонии и приводит к тому, что называется «интеллигент психует». И тогда за творчество и высокое искусство выдается нечто непотребное, откровенная халтура. При этом отсутствие аплодисментов со стороны обижает творцов до глубины души. Психоз обостряется.

В перестройку особым шиком у творческой интеллигенции стало очернение и препарирование истории, осквернение обычаев, языка и самой культуры. При этом все так называемые свободные художники присвоили себе право на подобные художества, не спрашивая согласия у самого носителя культуры — у народа. Если его величество зритель перестал посещать какой-то театр или выставку, они тут же винят власть, апеллируют к минкульту, вымогая деньги на содержание обезлюдевшего «храма искусства», а не то разведут такую политику с демократией, поминая Сталина, что хоть святых выноси.

Господа обиженные творцы, если вы, с ваших слов, такие важные непревзойденные мастера, то ставьте спектакли и делайте выставки, снимайте кино такого качества и духовного уровня, чтобы на них стояли очереди не меньше, чем в Третьяковскую галерею на выставку картин Айвазовского. Тогда вы будете независимыми и при деньгах. Другого подтверждения ваших талантов в природе нет. Есть! - возражают творцы, - Высокое искусство для избранных быдлу не понять! — А как же тогда Айвазовский? — Время другое, говорят они, и искусство теперь другое. Дохлые кошки в Эрмитаже — высокое искусство, достойное Лувра, а уж для какого-то старомодного музея в Зимнем дворце тем паче. Общественность протестует? Так протестуют невежды. Музейную политику должны определять исключительно профессионалы, знающие толк в культуре. Занавес!

И вот тут возникает заковыка. Чиновничья часть культуры не хочет оплачивать расходы творческой части культуры, которая требует абсолютной свободы творчества за государственный счет, иначе «Россия погибнет». Чиновники же настаивают на том, что «кто платит, тот и заказывает музыку». Ведь Минкульту тоже надо выполнять информационные идеологические задачи, хотя идеологии как бы и нет, она запрещена Конституцией. Но как по-другому без идеологии воспитать потребителя, без которого спекулянты разорятся и рыночная Россия тоже погибнет? В общем, России без культуры никуда, как ни гадай. Погибнет некультурной.

 

Сага о квадрате

 

Посол США в РФ, известный мастер политических технологий и интриг, Джон Теффт после посещения выставки авангардистов в Новой Третьяковке на Крымском валу написал в Живом журнале в Интернете 26 марта 2015 года следующее.

«Я думаю, что невероятный творческий потенциал русского авангарда – от ошеломляющего «Чёрного квадрата» Малевича до абстрактного экспрессионизма Кандинского и раннего блеска конструктивистов – был самым важным событием русского искусства в ХХ столетии, которое так хорошо представлено в новой Третьяковке. На мой взгляд, искусство должно вести общество за собой, а свобода от идеологических пут способствует творческому вдохновению. Как только государство начинает вмешиваться в работу художника, равно как и писателя, музыканта или журналиста – качество и влияние их работы идёт на спад. И вот, некоторым художникам, чьё творчество расцветало в бурные годы раннего этапа русской революции (?!), пришлось немало претерпеть при сталинском режиме, осудившим абстракционизм как «буржуазное» искусство. С созданием в 1915 году «Чёрного квадрата» и «Красного квадрата» Малевич стал основателем направления, которое он назвал «супрематизм». Оно радикально сводило живопись к простым формам и цветам».

Далее он пишет о влиянии супрематизма Малевича на Западе в искусстве и архитектуре. Но совершенно не пишет о влиянии Запада на современных творцов культуры России. Хотя подчеркивает лидирующую роль искусства для России и важность «свободы от идеологических пут» для вдохновения. Оказывается, при вмешательстве своего государства в работу художников, писателей, музыкантов и журналистов «качество их работы и влияния (на общество) идёт на спад». А чужому государству вмешиваться можно? Другими словами, на кой ляд нужно Министерство культуры, когда есть прогрессивный Запад с фондом Сороса и Госдепом? При Сталине и культуры-то не было, влияние деятелей искусства, писателей и журналистов было нулевым — похвалиться нечем.

После таких лицемерных откровений эстета Теффта становится понятным тренд в нашей культуре по увековечиванию памяти Маннергейму и Колчаку, по примирению белых и красных или двух исторических эпох в кино и публицистике. Говорил же Ленин, что из всех искусств важнейшим является кино. Но он тогда не знал, что такое телевидение с его возможностями по охвату масс и что такое «зомбоящик».

Спустя год 11 феврала 2017 года под русским репостом Теффта был написан комментарий с ником «shaherezada», который приводится ниже в оригинальной редакции.

«ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ - это не картина. Это первая в истории искусства инсталляция. Для современников в 1915 году не трудно было понять её смысл: Бог умер (Ницше), ренессансный индивидуальный человек, подобие бога - умер. Малевич не случайно выбрал для своего Квадрата формат стандартной иконы, на которой даже не пустота, а адская тьма. В этом смысле работа Малевича оказалась пророческой - массовое уничтожение людей промышленными способами и атомным оружием - главная инновация ХХ-го века (чем Запад может похвастаться — Г.В.).

Но Чёрный квадрат символизирует не только смерть бога и человека. Он - метафора смерти Художника и Искусства. С изобретением фотографии и кино традиционное миметическое искусство тоже умерло. Потому что оно не может конкурировать с техническими способами воспроизведения действительности.

Квадрат Малевича стоит как разделительный знак между историческим, традиционным искусством и искусством будущего, которое будет не отражать существующую реальность, а создавать свою».

Вот и сравните с действительностью два приведенных комментария к супрематизму Малевича. Да, искусство супрематизма будет создавать свою реальность и уже стремится к этому. И не только в архитектуре. Женщины рожать детей не будут — чай не «рожальные машины», как слышится иногда сейчас. Людей будут выращивать в пробирках и биобоксах в нужном количестве, с заданными физиологическими, психологическими качествами и зачатками определенного характера личности. Генная инженерия уже на подходе к освоению этих технологий. Бога нет. Технологи заменят Бога. Половые различия женщины и мужчины, как и природное их предназначение, уже теряют смысл на продвинутом Западе. От них остается лишь функция поставщиков половых клеток для биомашин, оснащенных процессорами, да чувственные рудименты любви. Такая видится перспектива по Теффту, поклоннику супрематизма, предсказанная предметно в одном из комментариев на его умозаключения. Люди — простой биоресурс и только.

Что касается «Черного квадрата» Малевича, то он повторяет подобный шедевр француза Альфонса Алле «Битва негров в пещере глубокой ночью», выставленным на публику в 1882 году. Только тот шедевр представлял собой не квадрат, а черный прямоугольник. Француз подобными произведениями эпатировал снобов и делал себе имя. Так что супрематизм пришел в Россию из Европы, а не наоборот. Малевич впервые использовал черный квадрат в декорации к футуристической опере Михаила Матюшина и Алексея Кручёных «Победа над Солнцем», поставленной в 1913 году. Опера была необычной. Черный квадрат изображал солнце в карикатурных декорациях, а либретто было насыщено заумью — намеренными искажениями речи, принятой за литературный стиль у футуристов.

Картина Малевича «Черный квадрат» на выставке 1915 года располагалась на традиционном месте для икон в святом углу выставочного зала. А вокруг на всех стенах были развешаны подобные произведения в стиле супрематизма. Это был год упадка и начала революционного разложения Российской Империи. В стране нарастали юдофобские и антинемецкие настроения. Не до творчества было, но выставка состоялась. Наверное, это время посол Теффт и назвал «ранним этапом русской революции».

Нынешняя культура, как отрасль, тоже находится в таком же точно состоянии оптимизации, в какое реформаторы поставили экономику и финансы. Тут свой супрематизм. То же стремление к простым или упрощенным формам выражения идеи, так же простой до примитивизма, с доминирующим простым цветом рекламы, бьющим в глаза — обогащайтесь! Та же выраженная асимметрия с отсутствием ориентации в социальном пространстве и, самое главное, минимизация расходов на создание произведений искусства — пипл и так схавает. Вот и вся та двудольная культура, без которой «Россия пропадет».

Но Россия об этом пока не знает и все еще ломится на выставки Айвазовского, Поленова, Куинджи, умиляется талантами самодеятельных артистов, в которых еще не вытравлено стремление к высокой духовности и народному признанию, предпочитает классическую русскую и советскую литературу и музыку. Истеричность любовной и полицейской драмы в «бюджетных» продюсерских сериалах, предвзятость исторических блокбастеров изрядно надоела. А другого нынешняя культура не предлагает и не обещает. От порыва души и страсти русского крепостного театра нет и следа, зато под видом страсти прижился показной голливудский поцелуй взасос, говоря аллегорическим языком драматургов о культуре, и поселился супрематизм в головах некоторых ее деятелей. Вместо иконы искусства — черный квадрат из декорации.

 

Информация для масс

 

До мая 2008 года в России существовала Федеральная служба по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (Россвязьохранкультура). По существу, ведомство управляло всеми коммуникациями и потоками массовой информации в России, кроме образования. Такая централизация управления информацией была закономерной для форматирования общественного сознания под требования рынка. О социализме и советской истории массы должны были забыть. Или изменить ностальгические оценки прошлого на удовлетворение от настоящего. Именно в то время из Кремля редакторы получили установку «Информации должно быть много, мысли — ни одной». То есть, СМИ ориентировались на рекламу, развлечения и ток-шоу, как на Западе, и на обтекающую политологию вместо политики. То же самое предлагалось двудольной культуре — чиновничьей и творческой, ставшей наполовину коммерческой.

Президентским указом в 2008 году ведомство разделили на Федеральную службу по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций (Россвязькомнадзор) в ведении Минсвязи и на Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура) в структуре Минкульта. В том же году Россвязькомнадзор был преобразован в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Но после ведомственного раздела культуры и СМИ ничего в сущности не изменилось. Надзор остался прежним и даже усилился в части СМИ, так как в массовой информации журналисты и авторы требуют для себя еще большей творческой свободы, чем артисты, галеристы и музейщики. Но рыночное государство все же ясно себе представляет, что информацией, особенно массовой, надо управлять. Если в отсутствие идеологии концептуальное сознание формируется в системе образования, то мировоззрение находится под прямым влиянием СМИ и массового искусства. Тут могут натворить таких бед, которые потом не исправить.

Сейчас много говорится об информационной войне. Но это слишком общо. Правильнее было бы обратить внимание на информационную диверсию, целью или мишенью которой является концептуальное сознание ведущих специалистов и лидеров в экономике, системе управления, а также мировоззренческая основа активной части населения. Приемы известны с древности и модернизированы, приспособлены к современным условиям, и направлены на разложение конкурирующего государства и общества. Последние 30 лет нашей истории дали множество примеров такого системного разложения.

Главным орудием диверсии является массовая общественная информация, а каналами и средой ее распространения — СМИ, искусство, система образования, общественные организации. Причем, не обязательно полностью контролируемые и прямо управляемые из-за рубежа. Например, Фонд Сороса «Открытое общество» слишком много и глубоко наследил в общественном сознании России. Законом его деятельность на территории РФ запрещена.

Но возникает вопрос, а при чем тут культура и СМИ? Да при том, что во многих случаях гипертрофированная так называемая творческая свобода, не ограниченная нравственными нормами и обычаями, законами, образует своего рода информационный шлюз для доступа к массовому сознанию. Через этот шлюз госдеповские специалисты и доморощенные политтехнологи формируют у населения «критическое мышление» или бунтарский дух, как говаривали в старину, насаждают ядовитые образцы западного либерализма с сомнительными ценностями, заражают элиту опасным вирусом саморазложения. Разве не показательны и не очевидны процессы такого разложения на Украине, в Европе, в арабских странах?

Наши любезные творцы, ослепленные самоцелью свободного творчества, порой отказываются признавать, что приносят вред, а не пользу своей свободой безоглядной критики истории и пропаганды чуждых идеалов. Народ в своем консерватизме гораздо мудрее самых мудрых творцов и образованных чиновников. Театр не только начинается с вешалки, и не только представляет собой талантливую труппу. Театр не существует без Его Величества Зрителя. В этой аллегории театр взят за образ культуры во всех ее проявлениях. Источником и носителем культуры является сам народ, а не Минкульт с московской пропиской и бюджетом.

Россия богата талантами. Но для божественных голосов не написаны песни. А для ярких актерских талантов нет ролей. Зато есть культура и ее деятели.

Источник: ИА REX
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
К чему приведёт освобождение Алеппо от террористов?
78.2% Война в Сирии продолжится, Запад не остановится на достигнутом
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
Новости партнёров