Киберполитика США: Почему в американских провалах «виновата» Россия

25 декабря 2016  12:30 Отправить по email
Печать

Информационная, или кибер-, сфера из года в год приобретает все большее значение. В XXI веке немаловажное значение получили такие понятия, как «информационное оружие» (или «кибероружие») и «информационные (или «кибер-») войны». Стоит отметить, что единой международно-правовой трактовки этих понятий не выработано, что в значительной степени осложняет разработку контрмер и системы противодействия в данной сфере.

Понятие «информационная война» (равно как и «информационное оружие») было разработано в США. После окончания «холодной войны» американское руководство утвердилось в понимании значимости информации как эффективного средства воздействия, что нашло отражение в официальном введении термина «информационной войны» в директиве министра обороны США в 1992 году.

Информационные войны, несмотря на кажущуюся на первый взгляд иллюзорность и неопасность, обладают рядом характеристик, которые отличают их от других форм ведения военных действий и ставят проблемы перед акторами международных отношений.

Во-первых, незначительные затраты на разработку и применение информационного оружия, что делает информационные войны намного более привлекательным средством борьбы для значительного круга субъектов, и не только государственных, чем традиционные войны.

Во-вторых, прозрачность границ перед информационными потоками, в силу чего информационные войны могут выступать мощным средством манипуляции восприятия.

В-третьих, сложности в предупреждении и оценке ущерба от потенциальной информационной атаки в рамках информационной войны.

В-четвертых, уязвимость конкретного государства, против которого проводится информационная война, в силу возрастания зависимости ключевых элементов государственной инфраструктуры от информационных систем.

В-пятых, взаимосвязанность государств на мировой арене друг с другом в условиях глобализации приводит к незащищенности остальных при атаке на одно из них.

Это, а также отсутствие четко обозначенных признаков разрушительного воздействия, характерных для традиционных войн, делают информационные войны не менее опасными, а их последствия не менее негативными.

С середины 1980 годов Вашингтон осознал значимость информации как оружия и средства влияния и стал уделять информационной сфере повышенное внимание. Именно Соединенные Штаты стали первым государством, которое определило свою уязвимость перед новыми средствами информационной борьбы как одну из основных проблем национальной безопасности и приняло официальную доктрину информационной войны в качестве важнейшей составляющей общей военной стратегии. Так, по мнению руководства Белого дома, главной целью информационной войны на государственном уровне является воздействие на структуру органов власти страны-конкурента, доступ к закрытым источникам информации и принуждение ее правительства принимать выгодные США решения. В начале «нулевых» годов в США стала дополняться и развиваться законодательная база в информационной сфере. В значительной степени это соответствовало стремлению Вашингтона к мировому доминированию, в том числе и в области информации.

При Бараке Обаме руководство страны стало уделять информационной сфере еще более пристальное внимание. Так, объявив информационную сферу таким же потенциальным полем боя как землю, море и воздух, Вашингтон официально оставил за собой право отвечать на кибератаки всеми имеющимися у него средствами, вплоть до применения ядерного оружия. Это, в частности, было зафиксировано в докладе министерства обороны США, посвященном политике в киберпространстве и представленном Конгрессу США в ноябре 2011 года: «Соединённые Штаты оставляют за собой право применения военной силы в ответ на любую значительную кибератаку, направленную против американской экономики, правительства или военных <…> По приказу мы будем отвечать на враждебные атаки в киберпространстве, так же как мы должны реагировать на все иные угрозы нашей стране» [5].

В конце 2009 года Россия и Соединенные Штаты договорились о начале переговоров в сфере укрепления безопасности интернета и ограничения использования киберпространства в военных целях. Продолжением этой договоренности стало принятое в начале 2012 года решение обеих сторон о создании канала экстренной связи, нацеленного уменьшение риска начала кибервойны [6]. Такая инициатива Москвы и Вашингтона, безусловно, отражала возрастающую важность киберпространства как сферы потенциального конфликта между странами и необходимость противостоять этому. Однако общий кризис в российско-американских отношениях неизбежно отразился и на информационной сфере.

Президентские выборы в США подняли вопрос, не дающий покоя американским политикам и журналистам, - вопрос кибер- (хакерских) атак, в первую очередь на штаб Демократической партии. При этом об «авторстве» этих атак, якобы принадлежащем России, американские официальные лица (в том числе президент Барак Обама) заявляли безапелляционно и бездоказательно. Б. Обама также объявил о готовности осуществить масштабную «скрытую» кибероперацию в ответ на действия Кремля [4]. Иными словами - перейти к объявленной кибервойне.

Обвинения России, равно как и последующие угрозы ответных шагов носят скорее популистский характер и призваны найти причину провала курса Демократической партии. Учитывая, что в предвыборной гонке-2016 фактор России оказался одним из ключевых, неудивительно, что вина за кибератаки была возложена именно на Москву. При этом, реальность действий в киберпространстве на деле намного сложнее: нельзя с абсолютной уверенностью назвать истинного заказчика той или иной кибератаки, в первую очередь потому, что сама атака может осуществляться несущими вирус машинами, расположенными совсем в другой стране. Кроме того, серьезную угрозу могут представлять многочисленные негосударственные структуры, в том числе и террористические организации.

Позиция Вашингтона в целом соответствует «политике двойных стандартов». Так, обвинения в кибершпионаже не мешают США сотрудничать в информационной сфере с Китаем, который весьма активен в этой сфере (например, в начале 2013 года широко обсуждалась новость о том, что хакеры из КНР получили доступ к чертежам американских самолетов, кораблей и систем противоракетной обороны [1], а в октябре 2016 года стало известно, что в Пентагон были «успешно» внедрены представители китайской разведки). Кроме того, сами Соединенные Штаты также активно используют информационные ресурсы в своих интересах. Так, согласно ряду источников, в Агентстве национальной безопасности существует засекреченное подразделение под названием Отдел специализированного доступа. Согласно доступным данным, в его задачи входят: сбор информации об иностранных объектах, тайное проникновение в их компьютеры и телекоммуникационные системы, взлом паролей, кража данных с жестких дисков, копирование информации из почты объектов и их систем обмена текстовыми сообщениями, отслеживание трафика данных. Таким образом, можно сделать вывод, что все государства, имеющие возможности кибершпионажа, не пренебрегают ими, однако далеко не всегда они становятся серьезным препятствием на пути двустороннего сотрудничества, как в случае США и России.

В контексте заявления Барака Обамы о возможной масштабной кибератаки против России, обращают на себя слова Директора ЦРУ Джона Бреннана (John Brennan), заявившего, что США не стоит предпринимать тактику атак в киберсфере против России. С одной стороны, слова Бреннана могут быть расценены как конструктивный тезис уходящего главы разведуправления. Вместе с тем, примечателен «контекстуальное сопровождение» его заявления: «не думаю, что нам стоит прибегать к тактике и технологиям, используемым против нам нашими противниками» [3] (adversary - противник, неприятель). Таким образом, можно уловить своего рода игру слов, с одной стороны демонстрирующую некую «благожелательность намерений», но с другой, не упускающей возможность указать на то, что Россия - не друг.

Остается надеяться, что при администрации Дональда Трампа, на сегодняшний день демонстрирующего стремление к налаживанию диалога с Москвой, официальный Вашингтон будет более объективным в высказываниях и конструктивным в действиях.

 

 

[1] Китайские кибершпионы украли американские военные чертежи. 28 мая 2013 г. http://www.kommersant.ru/doc/2199229

[2] Секретные документы Пентагона стали добычей китайской разведки. http://www.vesti.ru/doc.html?id=2815331

[3] CIA Director Urges Caution In U.S. Response To Russia Hacking. http://www.npr.org/sections/thetwo-way/2016/12/22/506658492/cia-director-urges-caution-in-u-s-response-to-russia-hacking

[4] CIA Prepping for Possible Cyber Strike Against Russia. http://www.nbcnews.com/news/us-news/cia-prepping-possible-cyber-strike-against-russia-n666636

[5] Department of Defense Cyberspace Policy Report to Congress. November 2011. http://www.defense.gov/home/features/2011/0411_cyberstrategy/docs/NDAA%20Section%20934%20Report_For%20webpage.pdf

[6] In U.S.-Russia deal, nuclear communication system may be used for cybersecurity. 26.04.2012. http://www.washingtonpost.com/world/national-security/in-us-russia-deal-nuclear-communication-system-may-be-used-for-cybersecurity/2012/04/26/gIQAT521iT_story.html?sub=AR

 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Кукушонок
Карма: 434
31.12.2016 01:24, #30960
Ну, уж если пошла такая пьянка, то могу высказать такое предположение :

той же АНБ ничего не стоит организовать "кибер-атаку" на какой-нибудь медийно важный объект Штатов с адресов РФ и потом долго размахивать и этим жупелом.

Хотя признаю, просто кричать о таких "атаках" без затрат времени, сил и средств на такую "тонкую игру" это дешевле, проще и быстрее. Особенно в условиях абсолютной монополии в средствах массовой дезинформации. Поражает другое : ответственные лица РФ, от МИД-а и до президента, совершенно напрасно используют какие-то интеллигентские формулировки вроде "недостоверная информация", "выдумка" и т.п., вместо того, что бы характеризовать такие действия в терминах "ложь", "наглая/беспардонная/откровенная ложь", "брехня" по прямым адресам, как журналистов "ведущих" дезинформационных агентств, так и официальных "спикеров" уходящей (жаль, что не в вечность) администрации Штатов. Мне кажется, что такие характеристики у многих с той стороны (а слабонервных и слабоумных там достаточно) могли бы спровоцировать с их стороны "бурю возмущения" (и очень непродуманную "бурю"!), по результатам которой появилось бы очень много поводов прихватить их за языки и раскрутить их глупость и брехливость.
Кстати, такое провокативное поведение в чем-то напоминает казацкий тактический прием "помаячить".
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть