Наследие Барака Обамы: Задачи и итоги внешней политики в фокусе обращений к Конгрессу

Часть I
20 ноября 2016  09:09 Отправить по email
Печать

Внешнеполитическое наследие пока еще действующего президента США, лауреата Нобелевской премии мира (которая в этот раз ушла «не в те руки») Барака Обамы оценивают неоднозначно. С одной стороны, ему удалось добиться определенных успехов, например, вывести войска из Ирака, хотя и оставив там несколько тысяч «военных советников», достичь консенсуса по иранской ядерной программе, не прибегая к вооруженной силе, сделать шаги по налаживанию отношений с Кубой. С другой стороны, изменить внутриполитическую и социальную ситуацию в США или укрепить их позиции на мировой арене ему не удалось: ликвидация «террориста № 1» Усамы бен Ладена, анонсированная как «победа над терроризмом», на деле таковой не оказалась, Аль-Каиду «подвинула» еще более жестокая террористическая организация - ИГИЛ; политика США в Ливии оставила страну в состоянии раскола, в Сирии - в состоянии гражданской войны; отношения с Россией достигли низшей точки своего развития за все годы после окончания «Холодной войны».

Шаги администрации Б. Обамы на мировой арене еще будут оценены и историками, и политологами, и администрацией будущего президента, как в свое время политика Джорджа Буша-младшего была оценена самим Обамой (в частности, называвшим войну США в Ираке ошибкой). Пока же можно судить о достижениях действующего президента и их соответствии его внешнеполитическим планам и задачам, которые выстраивала перед собой администрация Белого дома и которые анонсировал Б. Обама в традиционных ежегодных Посланиях президента Конгрессу «О положении в стране» (далее - Послание).

Ближний Восток. В первом выступлении - в 2009 году - вновь избранный президент сосредоточил внимание преимущественно на внутриполитических вопросах, оставив лишь несколько тезисов по внешней политике: во-первых, пообещал пересмотреть курс США в ведущихся ими войнах в Афганистане и Ираке, в том числе вывести войска из последнего [4]. Этот же вопрос был озвучен в Послании-2010, в котором Б. Обама заявил о постепенном выводе войск из Афганистана и завершении войны в Ираке при приверженности Америки курсу на «поддержку иракского правительства и народа для обеспечения мира и процветания в регионе» [8]. Интересно отметить, что в Послании-2011 вопрос Ирака был фактически закрыт: по словам Б. Обамы, в Ираке «остановлено насилие, сформировано новое правительство, <...˃ война завершена» [9]. Однако тональность упоминания ситуации в Ираке изменилась спустя пять лет: в выступлении 2016 года Обама заявил, что «нельзя перестроить государство, падающее в пропасть кризиса, даже если попытки этой “перестройки” осуществляются с наилучшими намерениями. <...˃ Этот урок мы должны вынести из войны в Ираке» [6].

Что касается Афганистана, то в 2013-м, как и в 2014-м году Барак Обама фактически указал на неготовность США уходить из страны «насовсем», отметив, что Вашингтон «выполнит свое обязательство [по выводу войск] перед объединенным и суверенным Афганистаном», но при этом ведет переговоры о сохранении на его территории определенных сил для тренировки афганской армии и помощи в контртеррористических операциях [7, 3].

События «так называемой «Арабской весны» не могли не найти отражение в выступлениях главы Белого дома. Так, в Послании-2011 Барак Обама, касаясь региона Ближнего Востока, выделил Тунис, однако подчеркнул позитивные изменения в этой стране: «воля народа оказалась сильнее власти диктатора. США и народ Туниса выступают с единых позиций, и Америка поддерживает его стремление к демократии» [9]. Ветер положительных перемен отметил американский президент и год спустя, указав на свержение «одного из самых долгоправящих диктаторов в мире, чьи руки обагряны кровью американцев» - Муаммара Каддафи, а также выразив надежду на скорое падение режима Башара Асада. Обама вновь подтвердил приверженность США проведению курса на «установление демократии, поскольку тирания не может сочетаться со свободой» [10]. Ближневосточные события, демонтирующие политические режимы, Барак Обама характеризовал как волеизъявление народов, стремящихся заставить свои правительства «уважать фундаментальные права и свободы». В этом же контексте американский президент в Послании-2013 вновь объявил о поддержке Вашингтоном сирийской оппозиции в борьбе с сирийским правительством [7].

Революционные события «Арабской весны» многие напрямую связывают со стратегией США по формированию так называемого «управляемого хаоса». Тезис небесспорен, однако с уверенностью можно утверждать, что Вашингтон постарался «поймать» эту «революционную волну», получив максимальные дивиденды от стремительно меняющейся ситуации. При этом политика США не была одинаковой для всех государств региона: если в Тунисе, Ливии, Египте, Сирии Вашингтон поддержал протестующую «улицу», то в Бахрейне, напротив, закрыл глаза на прямую военную помощь Саудовской Аравии руководству королевства в подавлении народных выступлений. Как оказалось впоследствии, оппозиционные движения, рассматриваемые США в качестве альтернативы политическим властям в странах региона, далеко не всегда вставали на путь построения демократии. В случае Сирии поддерживаемые Вашингтоном силы - так называемая «умеренная оппозиция» - трудно отличимы от радикалов, применяющих террористические методы борьбы против легитимной власти Башара Асада.

В целом даже американские политологи сходятся во мнении, что позиции США на Ближнем Востоке серьезно ослабевают, что в значительной степени вызвано политикой самих США. Американские СМИ называют войну в Сирии «катастрофическим наследием Обамы», говоря о том, что президент США «сдал Ближний Восток России». Полмиллиона жертв гражданской войны, миллионы беженцев в странах региона и Европы на фоне критики курса Белого дома даже со стороны близких союзников: первых лиц Саудовской Аравии, премьер-министров Израиля Биньямина Нетаньяху и Турции Реджепа Эрдогана - все это результат политики США по «установлению демократии», о которой Обама неоднократно говорил в своих выступлениях.

Вопросу терроризма (в лице Аль-Каиды) в Послании-2009 были посвящены лишь пара фраз в контексте «формирования новой комплексной стратегии для Афганистана и Пакистана с целью сдерживания Аль-Каиды и борьбы с экстремизмом». В Послании-2011 борьба с Аль-Каидой была выведена в число основных внешнеполитических приоритетов. Так, по словам Б. Обамы, «цель [США] проста: предотвратив установление Талибаном власти над афганским народом, мы лишим Аль-Каиду в убежищах, которые служили стартовой площадкой для организации терактов 11 сентября» [9]. В выступлении 2012 года американский президент в целом позитивно оценил действия США по борьбе с Аль-Каидой. Однако его речь год спустя (впрочем, как и в последующие годы) показала, что действия эти, по сути, оказались бесплодными: «приходится признать, что возникают новые ячейки Аль-Каиды, и угроза от этих группировок возрастает» [7]. В Послании-2015 Барак Обама в контексте борьбы с терроризмом заявил о сохранении за Америкой права на односторонние действия, указав, что именно «американское лидерство, поддержанное военной мощью, останавливает продвижение ИГИЛ (организация, запрещённая в России — прим. ред.) в Ираке и Сирии. Мы не стали втягиваться в очередную войну на Ближнем Востоке, а создали широкую коалицию, чтобы уничтожить эту террористическую группировку» [5].

«Успехи» в этой войне против ИГИЛ (организация, запрещённая в России — прим. ред.)  Б. Обама подчеркнул и в Послании-2016, заявив, что возглавляемая Америкой коалиция вот уже более года наносит удары по базам, нефтяным и оружейным хранилищам, по отдельным лидерам организации, предотвращая таким образом финансирование ИГИЛ (организация, запрещённая в России — прим. ред.), пополнение его рядов новыми боевиками и распространение идеологии. «Мы обучаем, вооружаем и поддерживаем силы, которые последовательно освобождают все новые территории в Ираке и Сирии» [6].

На деле военные действия США и возглавляемой ими коалиции оказались не такими успешными. На самом деле оттеснить боевиков с сирийской территории позволили удары авиации воздушно-космических сил России: по словам министра обороны Сергей Шойгу, «в ходе пяти с половиной месяцев активной фазы участия российских ВКС в сирийском конфликте было осуществлено более 9 тыс. вылетов боевой авиации, уничтожено более 2 тыс. боевиков, прибывших в Сирию из России и республик СНГ, а также «зачищено» 10 тыс. квадратных километров территории Сирийской Арабской Республики» [1].

Террористы «Исламского государства» как представителя международного терроризма являются объективной угрозой как для России, так и для США. Казалось бы, в этих условиях нет разницы, кто наносит удары по врагу, главное - чтобы он был повержен. Однако Вашингтон, изначально избравший курс на свержение режима Асада, выступил с категорическим осуждением военного вмешательства России в сирийский конфликт, уже на второй день после начала операции российских ВКС заявив, что «российские авиационные удары <...˃ ведут к гражданским разрушениям и не направлены против ИГИЛ (организация, запрещённая в России — прим. ред.), что приводит к дальнейшей эскалации и разжигает еще больший радикализм и экстремизм» [2].

Подлинного сотрудничества между Москвой и Вашингтоном так и не получилось, в том числе по причине невозможности (или нежелания) отмежевания последним «умеренной оппозиции», поддерживаемой США, от террористических структур. Таким образом, вопреки заявлениям Барака Обамы, можно отметить, что борьба США с терроризмом не столь успешна, а сами террористические организации нередко выступают в качестве инструмента внешней политики Белого дома.

Если в Послании-2009 вопрос распространения ядерного оружия был перечислен в ряду других угроз XXI века, то в Послании-2010 ему отводится больше внимания. Так, выступая перед Конгрессом в 2010 году, Барак Обама заявил, что разделяет взгляды Джона Кеннеди и Рональда Рейгана на вопрос ядерного оружия и стремится к установлению безъядерного мира. Указав на готовящееся соглашение о сокращении ядерных арсеналов с Россией, американский президент назвал и основные угрозы в ядерном вопросе - Северную Корею и Иран, подчеркнув, что «чем больше они будут игнорировать международные обязательства, тем более серьезные последствия их ожидают» [8]. Решимость не допустить вхождения Ирана в «ядерный клуб» Обама подтвердил и в выступлении в 2012 году, указав на то, что именно благодаря усилиям Америки «весь мир, который ранее был разделен по вопросу ядерной программы Ирана, теперь единодушен в своем негативном отношении» [10].

В следующем же году Иран не был упомянут в выступлении Барака Обамы, зато особое внимание американский президент уделил Северной Корее. По его словам, провокации со стороны КНДР будут лишь усиливать противоракетную оборону США и способствовать сплочению мира в вопросе еще большей изоляции северокорейского режима [7]. В Послании-2015 президент США продемонстрировал определенный политический разворот, прежде всего к Кубе и Ирану. В отношении последнего в целом наметилось потепление: несмотря на определенное недоверие к исходу переговоров с Тегераном и «сохранение за США всех вариантов действий для недопущения появления у ИРИ ядерного оружия», Обама все же указал на то, что любые новые санкции Конгресса в отношении Ирана подпадут под вето президента как «бессмысленные и угрожающие достигнутым успехам» [5].

Отношения США и КНДР, равно как и взаимные претензии и упреки, являются своего рода замкнутым кругом: (официально) Вашингтон наращивает свои военные силы и элементы региональной системы противоракетной обороны, чтобы создать надежную защиту для себя и своих союзников от ядерной Северной Кореи, в то время как Пхеньян постепенно увеличивает ядерный арсенал, чтобы обезопасить себя от наращивающих вооруженные силы в регионе Соединенных Штатов. При этом имеющая ядерное оружие КНДР - факт, данность, которую нельзя изменить санкциями или усилением изоляции, о чем ежегодно говорил Обама.

Что касается Ирана, то «дипломатический прорыв», который глава США связал с усилиями американской стороны, на деле является достижением всех участников переговоров и в существенной мере - российской дипломатии, всегда выступающей против военного решения «иранского вопроса», о котором нередко говорила американская сторона.

 

Продолжение следует

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть