США и Китай после 8 ноября: политику сдерживания никто отменять не станет

5 ноября 2016  12:00 Отправить по email
Печать

Президентские выборы в любой стране - это период, когда экспертно-политологическое сообщество старается определить, каким будет внешнеполитический курс нового руководства, изменятся ли приоритеты, союзнические контакты и общий характер проводимой политики. В отношении США этот тезис особенно актуален: так, на протяжении последних нескольких месяцев российские СМИ практически ежедневно передают сводки с американского предвыборного «поля боя».

Помимо перспектив отношений США с Россией, которая неожиданно стала немаловажным фактором президентской гонки-2016, в Америке обсуждается и вопрос взаимодействия с другими центрами силы, в частности, с Китаем. За неделю до выборов авторитетный The Wall Street Journal задается вопросом, какой будет политика Вашингтона в отношении Пекина при новой администрации. И сам же отвечает - она будет ужесточена.

Оба кандидата в президенты США допускали далеко не лестные комментарии в адрес Китая. Например, критикуя торгово-экономические позиции КНР, Хиллари Клинтон пригрозила закрыть американский рынок для китайских товаров (что само по себе представляется крайне маловероятным) [4]. В этом Клинтон поддерживает Дональд Трамп, призывавший остановить «грабеж» Америки Китаем [3]. Можно, конечно, указать на то, что это - лишь риторика, которая обостряется, а иной раз и переступает грани разумного в предвыборный период. Однако и характер американо-китайских отношений дает немного поводов для оптимизма в вопросе улучшения диалога Вашингтон - Пекин.

Вспомним, что еще Джордж Буш-младший, будучи кандидатом в президенты, заявлял, что «Китай - это соперник, а не стратегический партнер. Мы должны относиться к нему без иллюзий» [2]. После отказа Пекина от формирования предложенной в 2009 году американским дипломатом Збигневом Бжезинским «Большой двойки» (имевшей целью не столько вовлечение Китая в орбиту американского влияния, сколько установление возможного контроля над действиями КНР на мировой арене) Вашингтон перешел к тактике «сдерживания» Китая.

С точки зрения попыток США удержать глобальное доминирование, у американского руководства не было иного выбора: Китай выдвинулся на позиции одного из ключевых центров силы, что заставило Вашингтон выбрать более жесткий курс, направленный на максимальный контроль за своим геополитическим соперником. И здесь США пытаются действовать по нескольким направлениям, из которых наиболее болезненными для КНР являются следующие.

Во-первых, это активная поддержка Америкой негативно или насторожено относящихся к Китаю региональных игроков, в частности, Тайваня. Хотя Вашингтон дипломатично отвечает согласием на призывы Пекина придерживаться политики «одного Китая», на деле США никогда не отворачивались от крайне выгодно расположенного партнера. Так, например, в 2013 г. Вашингтон осуществил поставку тайваньским ВМС противокорабельных ракет «Harpoon», аргументируя это необходимостью укрепления обороноспособности острова, а не направленностью против Китая [1]. Всего же за период президентства Б. Обамы США продали Тайваню вооружение на сумму около 12 млрд долларов. Военное сотрудничество имеет и политическое значение: борьба стран Азиатско-Тихоокеанского региона за территории и влияние не утихает, и потери сторонников чреваты потерей позиций. Стоит вспомнить резкий антиамериканский «разворот» Филиппин, еще недавно бывших одним из ближайших партнеров Вашингтона и обладавших статусом «основного союзника США вне НАТО», сопровождаемый скандальными высказываниями президента Родриго Дутерте и его планами по ликвидации американских военных баз с территории государства. Несмотря на сложность китайско-филиппинских отношений, прагматизм возобладал: Манила получает инвестиции в развитие инфраструктуры, Пекин подрывает стратегию США в регионе Южно-Китайского моря.

Во-вторых, военное сотрудничество США с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, нацеленное на сдерживание быстро растущих вооруженных сил КНР. Несмотря на то что по количеству ядерных боезарядов Китай официально существенно уступает России и США, Пекин стабильно наращивает этот тип вооружений, чему способствует неучастие его в каких-либо ограничительных договорах (как СНВ-3). Таким образом, потенциал КНР в этой сфере огромен и поддерживается он убедительной аргументацией: причины, «вынуждающие» Пекин наращивать свои ВС, заключаются не столько в конфликтности региональной системы международных отношений, сколько в мощном военном присутствии США в регионе, носящем антикитайскую направленность. США в свою очередь исходят из схожих позиций: усиления американского военного присутствия в АТР требует усиление же военной мощи Китая. Получается замкнутый круг.

США по-прежнему выступают гарантом безопасности ряда стран АТР, выстраивая с их помощью Азиатско-Тихоокеанский сектор глобальной системы противоракетной обороны. А это является своего рода стимулом для технологического развития китайского ВПК, поскольку повышение возможностей по нивелированию системы ПРО США - одна из ключевых задач китайской военной политики.

В-третьих, экономическое сотрудничество Америки со странами АТР, не предусматривающее вовлечение Китая. Речь идет о заключенном договоре о Транс-Тихоокеанском партнерстве (ТТП) и создании зоны свободной торговли между США и 11-ю странами региона. Данный проект был одним из ключевых в международной повестке администрации Б. Обамы, и его заключение глава Белого дома записал в число своих достижений. Стоит отметить, что Хиллари Клинтон критично высказывалась о соглашении, а Дональд Трамп, являющийся скорее изоляционистом, нежели глобалистом, назвал его «плохой сделкой». Вместе с тем, логику, которой руководствовался Вашингтон при формировании договора о ТТП, объяснил Б. Обама: «Более 95% потенциальных потребителей нашей продукции живут за границами США. В этих условиях лишь при помощи соглашения (о ТТП) мы сможем переписать правила рынка в интересах США. Если этого не сделаем мы, то сделают такие страны, как Китай, не разделяющие наши ценности. Этого мы допустить не можем» [6].

Причину заключения соглашения можно найти в геоэкономических процессах: перемещение глобального финансово-экономического центра в АТР, экономический рост Китая, выражающийся в стратегических проектах («Новый шелковый путь»). Поэтому Транс-Тихоокеанское соглашение можно рассматривать как попытку США переломить региональные интеграционные процессы в свою пользу, поставив под максимальный контроль участвующие в нем страны. Интерес последних же заключается в нежелании усиливать и без того экономически мощный Китай посредством создания с ним зон свободной торговли: в этом случае очевидные преференции в виде открытого доступа на местные рынки получают китайские компании, в то время как рынки самого Китая «прозрачными» не становятся.

Стоит, впрочем, отметить, что устойчивость этого объединения не однозначна: огромный внешний долг и напрямую связанный с ним потенциальный финансово-экономический кризис - факторы, создающие серьезные риски для американского рынка, а следовательно, и для рынков партнеров по ТТП. Но о рисках говорится мало: анонсированные США преимущества от указанного соглашения (увеличение ВВП стран-участниц примерно на 10% к 2025 году) выдвигаются на первый план.

Геополитическое противостояние США и Китая можно рассматривать с позиций соперничества двух центров «мега-проектов» - Транс-Тихоокеанского соглашения (США) и концепции «Один пояс, один путь» (КНР). Последний состоит из двух взаимосвязанных направлений - сухопутного «Экономического пояса шелкового пути» (ЭПШП) и «Морского шелкового пути» (МШП) [5]. С точки зрения геополитики, это - цивилизационное противостояние, основывающееся на традиционном столкновении двух противоположных сил - «талласократии» (или государства Моря) и «теллурократии» (или государства Суши). И хотя в воззрениях классиков геополитических школ (К. Риттера, Ф. Ратцеля, К. Хаусхоффера, А. Мэхэна, Х. Маккиндера и других) Китай не занимал ключевых позиций, его можно отнести к «цивилизации Суши», что априори делает его антиподом «цивилизации Моря» и одного из ее главных представителей - США.

Политика «мягкой экспансии» США и Китая в регионе АТР - классическая борьба за обеспечение и расширение жизненного пространства за счет «поглощения» (в данном случае - установления влияния) более мелких государств. Под такой «мягкой экспансией» можно рассматривать оба - американский и китайский - «мега-проекта». При этом Китай подчеркивает различную природу этих объединений: если проект США нацелен на переформатирование правил международной торговли, то проект КНР представляется Пекином как реализация взаимовыгодной концепции «взаимосвязанности», при которой страны-участницы получают не только финансово-инвестиционные выигрыши, но и улучшение коммуникационной и инфраструктурной систем.

В любом случае, объективных предпосылок для кардинальной смены вектора проводимой США в отношении Китая политики не просматривается. Причины экономического, военного, политического характера, а также различное видение мирового устройства Китаем и Вашингтоном дают возможность утверждать, что вне зависимости от того, кто станет новым главой Белого дома, США не откажутся от политики «сдерживания» основных стратегических противников.

 

[1] Тайвань впервые запустил ракеты Harpoon с подводной лодки. 20 октября 2014. [Электронный ресурс] http://lenta.ru/news/2014/10/20/harpoon/

[2] Тимофеев О.А. Сорокалетие отношений Китая и США: подтверждение тенденций // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. № 18, 2013. [Электронный ресурс] http://cyberleninka.ru/journal/n/kitay-v-mirovoy-i-regionalnoy-politike-istoriya-i-sovremennost

[3] Donald Trump and China: A complex relationship. URL: http://www.bbc.com/news/world-asia-china-35839782

[4] Hillary attacks Sanders, China in speech to union. URL: http://www.cbsnews.com/news/hillary-attacks-sanders-china-in-speech-to-union/

[5] Vision and Actions on Jointly Building Silk Road Economic Belt and 21st-Century Maritime Silk Road. Issued by the National Development and Reform Commission, Ministry of Foreign Affairs, and Ministry of Commerce of the People`s Republic of China, with State Council authorization. March 2015. http://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/zxxx_662805/t1249618.shtml

[6] Weekly Address: Writing the Rules for a Global Economy. Remarks of President Barack Obama. The White House October 10, 2015. https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2015/10/10/weekly-address-writing-rules-global-economy

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть