Беззащитные потребители

22 июля 2016  13:47 Отправить по email
Печать

Генеральная прокуратура вдруг обнаружила, что потребителей незаконно отключают от электроснабжения. В2015 году и в первой половине 2016 года было выявлено 32,7 тыс. нарушений в сфере электроэнергетики, -констатирует прокуратура. Увеличение количества нарушений в сфере электроэнергетики заметилапредседатель комитета Госдумы по вопросам ЖКХ Галина Хованская. Многие энергетические компании свои расходы, не имеющие отношения к основному производству закладывают в свои тарифы, -говорит ведущий юрисконсульт Фонда Института экономики города Дмитрий Гордеев. Впрочем, вфедеральной Антимонопольной службе комментировать ситуацию пока не готовы...

Так, что же на самом деле волнует Российские власти? Они проявляют заботу о благосостоянии населения?Или их в большей степени беспокоит дальнейшее обогащение монополистов? И что власти намерены предпринять в связи с тем, что монополисты сплошь и рядом оставляют потребителей без коммунальных ресурсов?

Государство, казалось бы, позаботилось о защите прав потребителей: они, эти права, достаточно полно описаны в соответствующем Законе. Хуже обстоит дело с обязанностями, которые, впрочем,и так очевидны: потребители должны платить: продавцам — за приобретаемые товары, апроизводителям и поставщикам — за потребляемые ресурсы и услуги.

Охотно допускаю, что продавцы, производители и поставщики или, одним словом, исполнители невсегда бывают удовлетворены сроками и суммами платежей потребителей. И как же они должны поступать в подобных случаях? В условиях правового государства у них есть один только способ разрешения возникающих конфликтов. Это обращение в суд. Ну, а если государство не правовое,конфликт, например, поставщика с потребителем электроэнергии разрешается путем отключения непонятливого потребителя от системы электроснабжения.

Теоретически потребитель может обратиться в Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей (ЗПП) и благополучия человека. Но ей заниматься потребителями недосуг,потому что на это ведомство государство возложило две, достаточно разнородные, функции. Это санэпиднадзор и это ЗПП.

Но разве не очевидно, что каждая из этих функций заслуживает отдельного ведомства. Впрочем, идея разделения Роспотребнадзора на две службы заслуживает отдельного обсуждения. Провести такое обсуждение можно в рамках Отдела судебной аналитики информационного агентства REX.

Потребители и исполнители, казалось бы, равны перед судом и законом (ст. 19 Конституции РФ), а равенство сторон представляется одним из важнейших принципов договорного права. Но, с другой стороны, потребитель не обязан иметь специальную подготовку, например, в сфере электроснабжения. А вот поставщик электроэнергии обязан быть экспертом в этой сфере.

Как это следует из теории договорного права, стороны сделки в равной мере обременены подготовкой соответствующего соглашения. Однако потребитель не обязан разрабатыватьсоглашение соглашение с поставщиком об условиях их сделки, включая цену, критерии качестве и другие существенные условия. А суд должен отдавать предпочтение потребителю как «слабой»стороне договора.

Государство наделило потребителя привилегиями и, в том числе, правом на произвольный выбор исполнителя (если, конечно, он не монополист). А исполнителям оно запретило отказывать потребителю в продаже того или иного товара из имеющихся в его ассортименте или в поставке необходимого потребителю ресурса.

Государство также запрещает исполнителям оказывать давление на потребителя. И если исполнитель все-таки нарушает его права, например, на свободный выбор необходимогопотребителю товара, услуги или ресурса, то суд — в условиях правового государства, естественно,обязан взыскать с нарушителя убытки, причиненные потребителю.

Как это декларирует Конституция, Российская Федерация есть правовое государство (ст. 1). Но если так, то почему исполнители игнорируют судебный порядок разрешения споров с потребителями? И куда смотрит прокуратура, которая, казалось бы, для того и была учреждена, чтобы служить оком государевым, не допускающим беззакония?

Вот уж не знаю, куда именно она смотрит, но, судя по своему горькому опыту, смею утверждать, чтозарвавшихся исполнителей прокуратура не пресекает. Да и суд предпочитает защищать исполнителей, самым бессовестным образом выламывающими руки потребителю.

Разрешая споры коммунальщиков с потребителями, суд основывается на так называемых «конклюдентные действиях». Дескать, если сделка может быть совершена устно, то она и считается совершенной, если из поведения потребителя явствует его воля совершить эту сделку (ст. 158 ГПК РФ).

Да, автор этих строк потребляет электроэнергию. Но явствует ли из этого факта воля автора заключить договор именно с местной управляющей компанией (УК)? Нет, конечно! Автор предпочел бы заключить договор с ОАО «Татэнергосбыт». Но, как разъясняет названный монополист, потребитель, проживающий в многоквартирном доме (МКД) лишен права взаимодействовать с поставщиком электроэнергии напрямую: только через посредника. В моем случае — это УК «Заречье», захватившая практически весь Кировский район Казани.

Эта коммерческая структура официально уведомила автора этих строк о возможном «приостановлении коммунальных услуг». Впрочем, судиться со мной она не решается, предпочитая тихой сапой отключать электроснабжение моей квартиры. Несмотря на то, что потребление электроэнергии я оплачиваю сполна.

Казалось бы, никто, кроме суда, не может установить достаточность и своевременности техплатежей, которые у граждан, проживающих в МКД, выкручивают УК. Хотелось бы понять, каким образом суд может разрешить спор потребителей с УК, если стороны не связаны договорными отношениями?!

И почему права жителей МКД должен защищать только суд? На мой взгляд — председателя Общественного совета по вопросам развития городского хозяйства, бездействующего при исполкоме Казани вот уже пятый год, и за состояние МКД, расположенных на территории муниципального образования, и за качество жизни населения этого «образования» должны отвечать органы местного самоуправления.

При желании власти без труда могли бы «построить» поставщиков коммунальных ресурсов. Но в том-то и дело, что такого желания у них нет. А ведь зарубежные потребители рассчитываются с поставщиками напрямую. Почему же у нас, в России, все не как у людей? Да, потому что ситуация, сложившаяся в отечественном ЖКХ, устраивает и чиновников, и тех кто при их попустительстве делает свой бизнес, зарабатывая и на жилищных услугах, и на перепродаже коммунальных ресурсов.

И всех все устраивает. Естественно, кроме самих потребителей, до которых никому нет никакого дела. Причин здесь много. И, по крайней мере, одна из них заключается в том, что постперестроечное российское государство не удосужилось создать специальное ведомство, на которое оно и могло бы возложить ответственность за соблюдение прав потребителей.

Но, как бы там ни было, действующий Закон о ЗППП в полной мере охватывает правоотношения,возникающих в связи с потреблением услуг и ресурсов гражданами, проживающими в МКД. На этот закон, как я думаю, и надо опираться судам, разрешая споры, возникающие у потребителей с исполнителями.

P. S. ведущий Отдела судебной аналитики выражает признательность редактору Осы — Евгению Абрамову за критические замечания, которые и были учтены при подготовке настоящего материала.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть