Brexit: «Точка невозврата» или «разведка боем»?

Существует ли в Британии «защита от дурака»?
Владимир Павленко, Владимир Штоль
1 июля 2016  11:24 Отправить по email
Печать

Новые информационные поводы, связанные прежде всего с восстановлением российско-турецких отношений, существенно затмили «сенсационные» итоги британского референдума, который большинство экспертов «списали» на нечаянность и «субъективный фактор» хронического «неудачника» Кэмерона («хотели как лучше, а получилось…»). Дескать, «дергал-дергал тигра за усы, вышибая из Брюсселя привилегии, сначала в Шотландии дергал – отскочил. Затем вот на всю страну дернул… И додергался». Доигрался, стало быть! И никто другой будто бы к этому не причастен.

Интересно, сами комментаторы-то, например, присно памятный Сванидзе, который в среду вечером витийствовал в эфире «Вестей-24» (http://www.vesti.ru/doc.html?id=2770560), в эту лабуду верят или как? В стране, где у власти монарх и отнюдь не декоративный, как внушается наивному обывателю, а вполне себе властный, не подлежащий списанию в «импичмент», способный, например, завернуть любой закон, просто не подписав его... В стране с сильнейшей в мире «концептуальной» теневой властью, сросшейся с королевским двором более четырех столетий назад… В стране, «подарившей» миру имперско-парламентскую модель, продвигавшуюся в качестве универсальной глобальной модели, а также социал-дарвинистскую, собранную из кальвинизма и католичества, квазидуховную систему англиканского масонского протестантизма… В стране, где находятся штаб-квартиры ведущих «глобальных партий» - Либерального и Социалистического интернационалов, фактическими филиалами которых является значительная часть правых и левых партий двухпартийного «либерально-социалистического» консенсуса по всему западному миру… В стране, которая всего десятилетие назад (по Техасским соглашениям 2005 г.) рассматривалась новым «мировым ядром»… Столица которой и по сей день является признанным финансовым центром, с центробанком, контролирующим по разным оценкам то ли до, то ли более 70% «американской», а на самом деле олигархической Федеральной резервной системы (ФРС)… В такой вот стране – и отсутствует пресловутая «защита от дурака»?

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Кому рассказываются все эти сказки? Горбачев – и тот, действуй он не в рамках злокачественно переродившейся системы, а против нее, ничего бы не сделал. Слетел бы с должности, как Хрущев, и доживал бы свой век в Петрово, только не Дальнем, а скажем, «Ближнем». Или «Среднем». А Кэмерон – такой вот «герой»: пришел, увидел, проиграл – и ему все это позволили, спустили с рук, широко ими разведя: «А что, дескать, мы можем?»… Судьбу принцессы Дианы позабыли?

Так что же произошло на самом деле, и что это за знак?

Давайте вспомним только некоторые, наиболее важные вещи, имеющие к обсуждаемой теме самое непосредственное отношение:

- например, что Британия так и не вошла в еврозону, ибо, по тем же Техасским соглашениям, рассматривала евро «промежуточной» валютой, срок жизни которой истекал с формированием Трансатлантического союза (именно союза, а не партнерства; партнерством союз заменили через три года после того, когда «Техас» приказал долго жить в связи с провалом рукотворного олигархического кризиса 2008-2009 гг.);

- что британская власть традиционно и тесно, через «святая святых» - Банк Англии, связана с семейством Ротшильдов. Контролируя это «заведение» с 1815 по 1946 годы официально, клан затем сохранил этот контроль фактически, через систему олигархических альянсов (сегодня – с помощью Кезуиков и Сазерлендов, потомков опиумных дельцов Уильяма Джардина и Джеймса Матесона; унаследованная ими Jardine Matheson Holdings Ltd. владеет 20% всего бизнеса ротшильдовского клана);

- что еще с начала 2010 годов началась игра на подрыв зоны евро и Германии, как ее лидера, и что эту игру начал Сорос – «правая рука» Ротшильдов. После июньского саммита ЕС 2012 года, аккурат к которому к власти во Франции был приведен Олланд - креатура этого олигархического клана, именно этот старый биржевой махинатор выдвинул Берлину ультиматум. И предложил либо взять на себя долги еврозоны, согласившись на выпуск евробондов, либо покинуть ЕС (http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-evropy/germany/entry1008159348.html).

 

И наконец главное: что традиционная геополитика Британии столетиями определялась ее островным положением, поэтому главной задачей считалось, чтобы в Европе не сформировалась антибританская коалиция. После Второй мировой войны, когда запад континента оказался под фактической англо-американской оккупацией, Вашингтон и Лондон переоформили эту максиму британской внешней политики на глобальный уровень. Отсюда и появилась уточненная Бжезинским в «Великой шахматной доске» формула «необританской», заморской, глобально-имперской «блестящей изоляции». А именно: недопустимость создания в Евразии страны или коалиции стран, способных бросить вызов США (М., 2002. С. 235). Ну а для этого «аборигенов» требовалось «разделять и ими властвовать», не мытьем - колониальным подчинением, так катаньем, с помощью перекрестного распространения глобализации и «управляемого хаоса».

Из описанной В.И. Лениным арены конкуренции различных «национальных империализмов» Европа превратилась в некий «задний двор» англосаксонского Запада, вотчину глобально-американского «ультраимпериализма», предсказанного еще в 1914 году Карлом Каутским. Теперь этот опыт принялись распространять на весь мир. Как и предлагал еще в середине второй половины XIX века Сесил Джон Родс, идеолог британского имперского идеализма, требовавший «возврата США в Британскую империю», которое произошло, разумеется иносказательно, в 1913 году, с созданием ФРС, этой масштабнейшей спецоперацией, многоходовой и многоэтапной, занявшей не одно десятилетие и разыгранной буквально «как по нотам».

Стратегия и политика США к остальному миру – то же самое, что и Британии – к Европе. Увеличенная до глобальных размеров копия трансрегионального доминирования. Прочная, устоявшаяся, жизненно важная и необходимая сверхолигархической верхушке англосаксонского олигархического правящего класса. И раз сейчас эта модель «дает сбой», значит, к ней у этой верхушки этого класса изменилось отношение. Не больше, но и не меньше, потому что это влечет за собой очень большие последствия.

Как изменилось и почему?

Ряд соображений.

Первое. Британский референдум состоялся через десять дней после завершения важнейшей закулисной «тусовки» - ежегодной Бильдербергской конференции в Дрездене. В повестке дня, размещенной на официальном – подчеркиваю это – сайте форума, значились два вопроса, касающиеся Запада - Европы и США:

- вопрос 3-й. Европа: миграция, рост, реформы, видение, единство;

- вопрос 6-й. США: политический ландшафт, экономика, рост, долг, реформа (http://www.bilderbergmeetings.org/press-release.html).

 

Ясно видно, что, во-первых, повестки обоих вопросов практически совпадают и тесно связаны с американским политическим ландшафтом, то есть с президентскими выборами, которые, как мы прекрасно понимаем, не могут не влиять на Запад в целом. И не только на Запад. Региональная специфика имеется (миграция в одном случае и долг в другом), но она лишь дополняет общие вопросы. Во-вторых, обсуждалось европейское единство, и отдельно вопрос ни о Британии, ни о референдуме, ни тем более о Brexit, не ставился. Но не обсуждать его за десять дней до голосования не могли. Следовательно, делалось это в общем контексте, то есть в контексте глобального политического планирования. Как с этим обсуждением связано состоявшееся 16 июня, через четыре дня после того, как «тузы» разъехались из Дрездена, убийство лейбористского депутата Джо Кокс, и в какой «план» оно вписывалось (или не вписывалось), пусть каждый решит для себя сам.

В-третьих, о подлинной роли и удельном весе США и их англосаксонских и «около» сателлитов. Из 126 «великих высших», прибывших на обсуждение бильдербергской повестки, США представлял 31 участник, еще 10 – саму Великобританию, 7 – исторически и геополитически тесно связанные с ней Нидерланды (включая короля и премьер-министра), 4 – Канаду и еще 6 – международные институты (http://www.bilderbergmeetings.org/participants.html). Какие именно институты? Приведем их, чтобы читатель сам рассудил, в какой мере они связаны (или не связаны) с англосаксонскими центрами и, следовательно, интересами:

- европейское командование НАТО (экс-командующий американский генерал Бридлав);

- исполнительный комитет Европейского центробанка (ЕЦБ);

- Европейская комиссия;

- Европейский парламент;

- МВФ (лично Кристин Лагард);

- Всемирный экономический форум (давосский).

 

Итого: 52 участника непосредственно представляли США, Британию и тесно связанные с ними страны, еще 6 имеют с ними прямую или опосредованную связь. Всего – 58 из 126-ти, то есть практически половина. Если добавить к этому руководство тесно связанного с британскими Ротшильдами германского Deutsche Bank (2 участника), получается суммарное представительство в 60 человек.

Из корпоративного же в этом секторе внимание привлекают несколько ТНК. Голландская, точнее, совместная с Британией, нефтяная вотчина Ротшильдов - Royal Dutch Shell, глобальный банк HSBC (Hong Kong & Shanhai Banking Corp.), сеть Linkedin, алюминиевый гигант Alcoa (к слову, «партнер» фонда «Русский углерод», входящего в олигархическое «Российское партнерство за сохранение климата» и лоббирующего в России «парижский» климатический лохотрон).

Достаточно, чтобы избежать «сенсаций» на референдуме? Или «находчивый британский народ» всех их обвел вокруг пальца во имя светлого будущего всего прогрессивного человечества?

В-четвертых, посмотрим поподробнее бизнес-расклады, и сделаем это на примере перекрестно связанной с Бильдербергом американо-европейской TPN – Transatlantic Policy Network (Трансатлантической политической сети), составляющей «ось» создаваемого Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP). Сеть состоит из трех групп членов – коллективно-корпоративных, парламентариев и «ученых» из «мозговых центров». Из 37-ми ТНК, что представлены в ее корпоративном блоке, 4 имели представительство и в Дрездене – Deutsche Bank, HSBC, Siemens, Honewell (http://www.tpnonline.org/organisation/business-members/). (Двое первых из этого списка входили в приказавшую долго жить в феврале 2015 г. «золотую пятерку» банков, с помощью которых Ротшильды контролировали мировую цену золота, которая сейчас контролируется иначе и пошла в резкий рост – верный признак ожидаемых глобальных перемен). Carnegie Endowment for International Peace (фонд Карнеги) и европейские филиалы Aspen Institute (Аспенского института из штата Колорадо) представлены и в TPN, и в дрезденском списке Бильдерберга; кроме того в перечне «мозговых» членов «сети» находятся Chatham House (лондонский Королевский институт международных отношений), его французский фактический филиал IFRI, американские Council on Foreign Relations (Совет по международным отношениям) и Atlantic Council (Атлантический совет). А также множество институтов, включая американские Брукингс, Германский фонд Маршалла (финансирование Римского клуба), Международную торговую палату (еще один участник упомянутого «Российского партнерства за сохранение климата» с функциями «смотрящего» за российскими олигархами) и т.д. (http://www.tpnonline.org/organisation/cooperating-institutions/).

Не будем углубляться в дальнейшие детали, но надо четко понимать, что в «партнерах» у всех этих «гуманитарных» структур – множество компаний и представителей бизнеса, политики, СМИ, профсоюзов и пр. Это – система западного управления миром через сеть глобальных институтов, значительная часть которых встроена в структуру ООН. Все переплетено, повязано, надежно «схвачено» и контролируется на каждом квадратном сантиметре. Мышь не проскочит, муха не пролетит! А вы говорите, Brexit. «Globexit» это на самом деле! В управляемом режиме.

И совершенно очевидно, что в подготовке британского референдума весь этот конгломерат деятельно участвовал, контролируя каждый шаг. Поэтому случайности были исключены, и нам в качестве результата предъявили оформленное «народным волеизъявлением» решение «тусовки», только и всего.

Чтобы поставить в этом всем точку, обратим внимание еще на один важный и показательный момент. Результат референдума на островах такой же «скользкий» (процент туда – процент сюда), как и недавнего голландского плебисцита об евроассоциации с Украиной. Это говорит, что и в том, и в другом случаях ситуацию управляемо «подвешивали», чтобы можно было в зависимости от конкретных потребностей заказчиков быстренько ее переиграть. И вариантов масса: на шотландском и/или североирландском уровне, с выходом из Британии и/или новой сборкой. С перепроведением британского референдума и без такового. 2 млн подписей под петицией за него уже собрано, но никто внимания не обращает: «разводом» заняты. Команда поступит – не то что обратят это внимание, но сразу же, наперегонки, «затрещат» о «переигровке» по всем СМИ. Что, впервой разве?

Просим также обратить внимание на то, о чем в уже упомянутом Аспене буквально на днях заявил госсекретарь США Дж. Керри (цитата настолько важна и характерна, что необходимо привести ее полностью, без купюр). «Все будет зависеть от того, какими будут договоренности между ЕС и Великобританией. Это очень сложный развод. Британские власти не хотят официально объявлять о задействовании 50-й статьи Лиссабонского договора, потому что если они пойдут на такой шаг, начнется обратный отсчет: у них будет два года на то, чтобы выйти из ЕС, - рассуждает госсекретарь. - В Лондоне опасаются, что за эти два года они так и не смогут заключить с Брюсселем сделку на приемлемых условиях. Фактически они уже застряли в этой ситуации. По итогам референдума Британии необходимо соглашение, согласно которому они формально выходят из ЕС, но при этом остаются в общеевропейском рынке. Или же британские власти могут решить не выходить из ЕС. Я не знаю, какой из этих вариантов будет реализован. Уже сейчас в Англии идут разговоры о том, чтобы провести еще одно голосование. Дэвид Кэмерон заявил, что нового референдума не будет. Возможно, в ближайшее время референдума и не будет, но через год – кто знает? На мой взгляд, здесь есть несколько способов, для того чтобы отыграть назад эту ситуацию. Но я бы воздержался от того, чтобы называть эти способы сейчас» (http://www.vestifinance.ru/articles/72421).

Все понятно? Как «порешают» и «договорятся» – так и «отыграют» ситуацию. Или не «отыграют». А общественное мнение? Ну, организуют убийство еще одного-двух депутатов. Или мигрантский погром с бойней в каком-нибудь пабе на окраине Лондона или Манчестера. И в деталях покажут по телевизору. Будет вам общественное мнение – какое закажут.

Второе. Британский референдум очевидным образом тесно скоординирован с процессом создания Трансатлантического партнерства, «осью» которого является упомянутая TPN-сеть.

Выше уже говорилось о Техасских соглашениях 2005 года, по которым США, Канада и Мексика к 2010 году объединялись в Северо-Американский союз, а он, в свою очередь, к 2015 году вместе с ЕС образовывал бы Трансатлантический союз. Не прошло – по причине проигрыша западными элитами кризиса 2008-2009 годов, который ими же самими и был затеян для создания такого союза. Помешали Китай и Россия. К 2012 году созрел новый план - Трансатлантического не союза, а партнерства, которое сейчас и реализуется. Но формат партнерства, в отличие от союза, - не объединение двух берегов Атлантики, а новая сборка Европы вокруг англосаксонского, англо-американского ядра. И чтобы это осуществить, ЕС должен потерпеть крах и рассыпаться на осколки. Большее не может «нанизываться» ни на меньшее, ни на равное, коим пока являются США. Поэтому Сорос в своих нападках на Германию и активизировался именно после 2012 года. И совсем не случайно именно тогда в разных странах ЕС начали появляться сценарии распада еврозоны (http://www.jus.ee/news/1/604/etyre-stsenariya-raspada-evrozony/).

С кого в этой ситуации должен был начаться этот процесс, если Германия упрямо гнет свою «объединенно-европейскую» линию? Конечно, с Великобритании, которой Берлин не может помешать. Вот он и начался; сразу заговорили и о Frexit (выходе Франции), хотя и трудно утверждать, что все будет гладко и безвозвратно. Не случайно Керри на определенный «реверсивный» ход намекает, но конкретные формы такого «реверса» называть отказывается.

Третье. Тесная взаимозависимость Британии с США не оставляет сомнений в том, что вопрос об ее членстве в ЕС связан с президентской кампанией. И итог референдума однозначно качает «весы» в сторону Дональда Трампа. Не случайно, что он отреагировал на новую ситуацию из проголосовавшей против Brexit Шотландии, чтобы поддержать противников ЕС в стремлении к «свободной» (по его словам), Великобритании. Британцы, по Трампу, «вернули себе страну» (http://www.mk.ru/politics/2016/06/24/tramp-o-referendume-po-brexit-britancy-vernuli-sebe-stranu.html). «Brexit - еще одно доказательство того, что следующим президентом США будет Трамп», - отреагировали на это в соцсетях англоязычные комментаторы (http://www.kp.ru/daily/26546/3563156/).

Зачем Трампу «свободная от ЕС Британия»? И почему Керри в таком случае хочет «отыграть» назад?

Одному из авторов этих строк уже приходилось разбирать этот сюжет, который можно свести к следующему тезису: Трамп – это сценарий войны в Европе, в то время, как Хиллари Клинтон, за которую «играет» ее сменщик на посту госсекретаря, – сценарий такой же войны в АТР, а также, разумеется, на Среднем Востоке, где у нее не случайная репутация «главкома ИГИЛ». Оба этих сценария – часть большой, глобальной по масштабам «игры» США, НАТО и Запада в целом против России и Китая. И сейчас, в рамках американских выборов, идет геополитический «кастинг», на каком из этих театров военных действий (ТВД) начинать, а на каком – подхватить и продолжить (https://regnum.ru/news/polit/2138097.html).

Случайно ли после первого информационного «проброса», когда с получением от Эрдогана поздравления с Днем России (12 июня) вопрос о российско-турецкой нормализации из гипотетической плоскости «если» перешел в практическую «когда», перевозбудился именно Керри. Причем, настолько, что организовал в госдепе скандальную акцию «неповиновения» официальной миротворческой «генеральной линии» сотрудников, потребовавших срочно бомбить Асада. То есть, если называть вещи своими именами, воевать с Россией. И сам же этих «бунтовщиков» ожидаемо и поддержал (https://rg.ru/2016/06/17/mid-otvetil-na-prizyv-gosdepa-k-obame-nachat-bombit-sirijskie-vojska.html).

И не нужно сказок про «разногласия» Хиллари с Керри! У Обамы с ней тоже были разногласия, и он предпринял немало усилий, чтобы протащить в противники Трампу ее главного оппонента в стане демократов Берни Сандерса. Но как только Сандерс проиграл, и вопрос встал ребром, афроамериканец мигом «взял под козырек». А куда денешься? Тот-то и оно!

В том, что продолжение последует в любом случае, убеждает тот же Сорос, который опять-таки еще на заре появления этого плана, в конце 2012 года, разбирая варианты «контролируемого распада еврозоны», высказал своим оппонентам в Берлине следующее, далеко идущее, пожелание. «Германия сделает все необходимое, чтобы спасти единую валюту. Это неизбежно приведет к превращению Европы в новую империю с единым центром принятия решений в Берлине. Это, конечно, бесконечно далеко от идеала, который представляли себе европейцы, создавая ЕС. Но Германия может, если захочет, выступить в духе немецкого идеализма. Это, конечно, потребует от нее самопожертвования и отказа от части интересов» (http://www.russianelectronics.ru/leader-r/review/doc/59795/).

Нужно ли объяснять, что «новая европейская империя с центром в Берлине» - это не что иное, как четвертый рейх? Идеализм – не столько немецкий, сколько неонацистский, пусть и с другой, космополитической, идеологической начинкой. Но тогда следует признать, что Brexit – гигантский шаг именно в этом направлении.

Возразят: сколько воды утекло!

Во-первых, не так уж и много, и нет сомнений, что тот вариант остается на столе принятия решений. Во-вторых, даром ли Сорос продает акции и скупает золото, которое как по команде резко возрастает в цене? (https://goldenfront.ru/articles/view/dzhordzh-soros-snova-pokupaet-zoloto-prodaet-akcii). Так что нет у Керри и Клинтон никаких принципиальных разногласий. Как и у Клинтон с Трампом. Борьба обуреваемых амбициями «нанайских мальчиков». И «девочек». Борьба, предваряющая запуск по-видимому уже принятых «больших» решений. Хиллари в этой борьбе, судя по социологическим опросам, пока впереди, но, подобно завершающей фазе праймериз, терпит поражение за поражением. Brexit – ее ощутимый провал №1 за последние дни; провал №2 – замирение с Москвой Реджепа Эрдогана, который тут же в отместку получил теракт у себя дома, в момент возвращения в Стамбул одной делегации, которая по информации ряда Интернет-ресурсов, выполняла деликатную миссию, подкреплявшую его извинения (http://pravosudija.net/article/izvineniya-erdogana-i-napadenie-na-aeroport). Если Эрдоган удержится у власти, оставаться «главкомом ИГИЛ» Хиллари станет все труднее и труднее. Если вовсе не невозможно… И вот тогда весь сценарий «большой войны», невзирая на то, какой ТВД попытаются поджечь первым, может накрыться «медным тазом».

Тот же «таз» ожидает его в случае последовательного укрепления российско-китайского стратегического взаимодействия.

Поэтому четвертое. Может, случайно, а может и нет, но британский референдум совпал с еще одним знаменательным событием – ташкентским саммитом ШОС. В преддверие этого события, 16 июня, Президент России Владимир Путин выступил на Петербургском экономическом форуме с проектом «большого евроазиатского партнерства», не скрывая при этом, что формулой такого объединения может стать «Евразийский экономический союз + ШОС» (http://www.kremlin.ru/events/president/news/52178). Плюс возможно еще АСЕАН – весьма прозрачный намек на это содержался в самом факте проведения сочинского форума Россия – АСЕАН, состоявшегося во второй половине мая (http://www.kp.ru/daily/26532.7/3548588/). Хотя за АСЕАН, как и за Индию, которая одной половиной входит в ШОС, а другой - в укрепляющийся союз с США и Японией – еще предстоит побороться.

Предложение в Петербурге было сделано и Европе. «Для ЕС вызов технологической революции и структурных изменений стоит не менее остро, чем для России, - уверен Путин. - Также хорошо понимаю наших европейских партнеров, которые говорят о непростых решениях для Европы в ходе переговоров по созданию Трансатлантического партнерства. Очевидно, что Европа обладает громадным потенциалом, и ставка лишь на одно региональное объединение явно сужает ее возможности. В такой ситуации трудно удержать баланс и сохранить пространство для выгодного для Европы маневра» (http://www.kremlin.ru/events/president/news/52178).

Насколько это предложение реалистично? В нынешней ситуации объединенного, даже без Британии, ЕС, нет, не реалистично. Но если Европа начнет распадаться на «национальные княжества», то далеко не факт, что американцы всех подомнут под себя, хотя стараться конечно же будут. Возврат к расколу Европы?

Никто не говорит и, разумеется, никогда не скажет, что это – цель. Но такой исход может оказаться результатом как бы «естественных» процессов. Вот вам сразу три европейских проекта:

- Трансатлантика;

- «четвертый рейх»;

- «берлинская» (или, скажем, «варшавская») стена.

 

Какой победит?

Еще раз: мы обсуждаем британский референдум. Но при этом очень хорошо понимаем – должны понимать, что Brexit перевел эти сценарии из категории чисто гипотетических умствований в плоскость больших или меньших вероятностей. А между тем и другим – дистанция гигантского размера: десятилетия обыкновенного, инерционного развития.

Пятое. Набор вариантов существует и в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Европа в Евразии – такой же геополитический лимитроф, оконечностный буфер между российской сушей и англосаксонским морем, как и Корейский полуостров, Юго-Восточная Азия (АСЕАН), Индия, прибрежные арабские страны Персидского залива, часть тюркского мира – от Стамбула до Средней Азии. И далее - Афганистан и Пакистан.

Полным ходом идет та самая «Большая Игра», которая в XIX и первой половине XX веков была российско-британской, во второй половине минувшего столетия – советско-американской, а в XXI веке стремительно превращается в российскую и китайскую с одной стороны и американскую с другой. Объединяющаяся Евразия конкурирует, если не сказать уже дерется, с англосаксонским миром за лимитрофы, которые одними рассматриваются как инструмент выдавливания заклятых «партнеров» с окраин континента, а другими – как средство за него зацепиться. Иначе почему в другое американское партнерство – Транстихоокеанское – включены Тайвань и Гонконг, пользующийся в КНР определенной экстерриториальностью? И сделано это в канун назначенных на 2017 год выборов в этом мегаполисе, итоги которых вполне могут повлиять на возможные сценарии XIX съезда КПК, намеченного на позднюю осень того же 2017 года.

И зачем за три месяца до Сочи лидеров АСЕАН собирали в Калифорнии, на встречу с американским президентом?

Да и на российские выборы – парламентские и особенно президентские – в западных столицах делаются свои ставки. 20 млрд «зеленых» на подрывную деятельность американскими заказчиками выделены – «интеллектуальные штабы» их активно осваивают. Разумеется, с помощью «инициированной» и вновь нанятой внутренней агентуры влияния.

Для чего?

Шестое. Что объединяет Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерства? Соглашение TISA – «Trade In Services Agreement» (http://www.world-psi.org/sites/default/files/documents/research/ru_report_tisa-good-friends_lr.pdf).

Подписанное втайне в 2012 году США с членами Европейского союза и еще с 21-й страной остального мира, которые либо входят в лимитрофные зоны, либо уже вовлечены в Транстихоокеанское партнерство, оно получило огласку лишь в 2015 году. И то по инициативе отнюдь не организаторов – крупнейших транснациональных банков и корпораций, заинтересованных в переоформлении межгосударственных границ в административные. А сайта «WikiLeaks» (подробнее здесь: http://www.iarex.ru/articles/51834.html; http://www.iarex.ru/articles/51846.html; http://www.iarex.ru/articles/51851.html). Есть сомнения в том, чем вызван такой режим секретности? Ведь и Путин, выступая на Петербургском форуме, как помним, рассказал о жалобах европейцев на «непростые решения …в ходе переговоров по созданию Трансатлантического партнерства».

Соглашение TISA не включает ни Россию, ни Китай, ни пока Индию. Его членами стали и далеко не все участники АСЕАН. Так в какую сторону двинется процесс? К расширению списка участников TISA? Или к вступлению стран, уже в нем оказавшихся, например, Пакистана, в «большое евроазиатское партнерство» - через членство в ШОС?

Это и есть предмет борьбы, которая проявляет себя в целом ряде эпизодов, в том числе в фактическом старте глобального переустройства, которое запущено британским референдумом. Чрезвычайный саммит ЕС со всеми его противоречиями, маневры Сороса, удорожание золота, ход президентской кампании в США, расстановка сил во внутренней политике России и Китая – все это одновременно:

- и факторы противостояния,

- и ставки в нем,

- и «лакмусовые бумажки» того, как развивается и обстоит ситуация, как говорится, «в моменте».

 

«В моменте» же наибольшее впечатление пока производят метания Керри между продолжением или остановкой выхода Британии из ЕС. Особенно они показательны на фоне шотландской «одиссеи» Трампа, извинений Эрдогана и по-настоящему сильных, еще ожидающих своей аналитики, итогов визита российского президента в КНР.

На другую чашу весов пока положим очевидное и отнюдь не неожиданное, с переворотом в Бразилии, расползание БРИКС, на глазах уменьшающегося до евразийского РИК. Да еще, опять-таки, ввиду крайней важности, «золотую» проблематику, «накачивание» которой с участием Сороса вызывает к жизни призраки кризисного 2008 года.

И осмысливая все это, внимательно наблюдаем за политической «розой ветров» в Туманном Альбионе. А также в Берлине, Брюсселе, Париже и Анкаре. Она на многое укажет.

Чересчур сложно? А никто, кроме либералов, и не обещал, что будет легко!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть