США и Венесуэла: возродится ли «доктрина Монро»?

18 июня 2016  02:11 Отправить по email
Печать

Отношения США и Венесуэлы носят весьма непростой характер. В 2006 году на сессии Генеральной Ассамблеи ООН известный своими антиамериканскими взглядами экс-президент Венесуэлы Уго Чавес назвал главу Белого дома Джорджа Буша-младшего «дьяволом», а в 2008 году выдворил из страны посла США, попутно обвинив Вашингтон в планировании государственного переворота. При этом популизм бывшего президента не вытеснил рационализм и прагматизм из внешней политики Венесуэлы: приход к власти в США Барака Обамы был расценен как «историческое событие», дающее надежду на улучшение двусторонних отношений. Впрочем, надежда вскоре была разрушена: обвинения Вашингтона в несоблюдении прав человека и вмешательство во внутренние дела Венесуэлы вернули Каракас на путь антиамериканской риторики. Формированию нового диалога между США и Венесуэлой не способствовало и официальное признание Б. Обамой окончания эпохи «доктрины Монро» [4].

Представляется, что эта доктрина все же сопутствует внешнеполитическому курсу Белого дома на латиноамериканском треке. Если вспомнить историю, то доктрина Монро, озвученная в 1823 году, являла собой панамериканистскую концепцию, расширявшую зону влияния США. Еще более экспансионистской она стала при президенте Теодоре Рузвельте, который под влиянием теории «подвижных границ» американского историка Фредерика Тернера стал автором «поправки доктрины Монро», обосновывавшей право США на превентивное вмешательство во внутренние дела латиноамериканских стран. Так, выступая в Конгрессе в декабре 1904 года, Т. Рузвельт заявил, что США не стремятся «приобрести какую-то территорию и не строят какие-то планы в отношении других государств Западного полушария, за исключением тех планов, которые касаются их [США] благополучия... В Западном полушарии следование Соединенными Штатами доктрине Монро может вынудить их, возможно и против своей воли, в вопиющих случаях нарушений законности или проявления бессилия к выполнению обязанностей международной полицейской державы» [2]. Очевидно, что указанное «благополучие» может трактоваться в самом широком смысле. При этом нетрудно отметить определенную преемственность внешнеполитической стратегии США: спустя столетие право Вашингтона на нанесение превентивных ударов «подтвердил» Джордж Буш-младший.

Оснований для применения США превентивных мер в отношении какой-либо страны Латинской Америки, конечно, не просматривается, однако Белый дом стремится сохранять свое доминирование в регионе. В этом контексте Вашингтон активно применяет, в частности, информационное давление и вмешательство во внутренние дела латиноамериканских стран. Например, в 2015 году США фактически причислили Венесуэлу к странам, представляющим потенциальную угрозу национальной безопасности Америки, ввиду дружественных отношений Каракаса с Тегераном и Дамаском, высоким уровнем коррупции и якобы причастностью ряда высокопоставленных лиц к наркобизнесу, что, по мнению Вашингтона, способствует сохранению Венесуэлы в качестве перевалочной базы наркотрафика из Южной Америки в Соединенные Штаты. В том же 2015 году были введены, а в 2016 - продлены американские санкции против Венесуэлы, обоснованные несоблюдением руководством страны прав человека, в том числе преследованием политических оппонентов и насилием при подавлении антиправительственных демонстраций [5]. В конце мая текущего года Госдепартамент США намекнул на возможную поддержку Венесуэлой террористических организаций. В ответ на это МИД Каракаса заявил, что Америка «не уполномочена каким-либо образом оценивать суверенные государства ни в каких областях, включая терроризм» [1]. Интересно, однако, то, что уже 14 июня президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил о готовности наладить отношения с США, восстановив для начала дипломатический диалог в полном объеме (посредством назначения послов).

В целом внешнеполитический курс Венесуэлы в последние годы выглядит не вполне последовательным. С одной стороны, риторика Н. Мадуро не отклоняется от риторического пути У. Чавеса: глава Венесуэлы в традиционно резкой форме критикует политику США. Но вместе с тем, Каракас, как представляется, ставит прагматизм выше популистских речей. Под прагматизмом в данном случае стоит понимать стремление Н. Мадуро не только минимизировать серьезный экономический и, как следствие, социальный кризис, но и сохранить «кресло президента».

Действительно, по мнению многих экспертов, Венесуэла столкнулась с серьезным системным кризисом и стоит на грани коллапса. Так, на экономику нефтедобывающей Венесуэлы (доходы от продажи нефти составляют около 90 % экспорта страны) существенно повлияло падение цен на нефть: еще в первом квартале 2016 года Каракас был вынужден продавать нефть по цене ниже себестоимости ее добычи. По уровню инфляции Венесуэла установила мировой «рекорд»: по официальным данным за 2015 год он достиг отметки в 180 % и продолжает стремительно увеличиваться. Во внутриполитической сфере страны наблюдается раскол: в результате парламентских выборов, прошедших в декабре 2015 года, две трети мест в Национальной ассамблее получила оппозиция. Президент Н. Мадуро, в отличие от своего предшественника, не так популярен в военной и гражданской среде: по разным данным его поддерживает от 22 до 25 % населения. Участники регулярных демонстраций и протестных акций, поддерживаемые оппозицией, требуют отставки президента, обвиняя власть в кризисной ситуации, сложившейся в стране.

Вероятно, на фоне сложной внутриполитической обстановки анонсирование руководством Венесуэлы готовности возобновить полноценные контакты с США преследует цель нивелировать негативное внешнее влияние. Это тем более актуально в силу того, что, во-первых, Вашингтон по-прежнему остается ведущим экономическим партнером Венесуэлы (на долю США приходится порядка 50 % экспорта нефти, что в свою очередь покрывает почти 18 % потребностей Соединенных Штатов), во-вторых, в причастности к политическим событиям в Аргентине и особенно в Бразилии многие политологи обвиняют именно США.

Латинская Америка все больше выходит из-под, казалось бы, забытой доктрины Монро и становится активным игроком, объектом интереса мировых лидеров. Что же до Венесуэлы, то она уже на протяжении многих лет выступает своего рода барьером для установления широкого американского контроля в Латинской Америке. Нарочито независимый, самостоятельный курс Каракаса, подчеркивающий приоритет суверенности во внутренних и внешних отношениях, да к тому же поддерживающий дружественный диалог с «опальными» и «опасными» [для США] режимами Ирана, Сирии, Китая и России не может не волновать Вашингтон. Последнее, а именно тесное (в том числе военно-техническое) сотрудничество Каракаса с Москвой и Пекином, которое воспринимается Вашингтоном как попытка проникновения этих глобальных игроков в латиноамериканский регион и, таким образом, угроза нивелирования влияния США, является одним из ключевых (наряду с нефтяным) факторов заинтересованности Белого дома в Венесуэле.

В этом контексте совершенно очевидно, что США заинтересованы в более лояльном руководстве латиноамериканской страны. По информации ряда СМИ, Вашингтон может сделать ставку на ведущих оппозиционеров Дьосдадо Кабельо (Председателя Национальной ассамблеи) и/или Энрике Каприлеса, с которыми проводили встречи американские представители [3]. Кроме того, стоит также отметить, что Венесуэла находится в потенциальном «кольце» проамериканских стран: если ситуация с Бразилией еще не достаточно ясна, то полностью поддерживающая Вашингтон и резко критикующая Каракас Колумбия выступает также объектом активного вооружения со стороны США.

В целом это отвечает традиционной схеме «разделяй и властвуй»: проведение двусторонних линий с отдельными странами вкупе с дипломатическим и информационным давлением на третье государство (в данном случае - Венесуэлу) может способствовать выведению этого государства на обочину межрегиональной политики и «заключению» его в «зону изоляции». Это, в свою очередь, является одним из вариантов внешнего вмешательства с целью смены государственного режима. Венесуэла, очевидно, находится в области пристального внимания США, что, как показывает политическая практика, может быть чревато нестабильностью и десуверенизацией этой страны.

 

[1] Венесуэла осудила доклад Госдепартамента США о террористической угрозе. http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3343897

[2] Поправка Т. Рузвельта к Доктрине Монро. http://www.grinchevskiy.ru/1900-1945/popravka-ruzvelta.php

[3] США не смогут отвернуть Венесуэлу от России. http://vz.ru/world/2015/7/2/753955.html

[4] Kerry Makes It Official: ‘Era of Monroe Doctrine Is Over. Nov 18, 2013. http://blogs.wsj.com/washwire/2013/11/18/kerry-makes-it-official-era-of-monroe-doctrine-is-over/

[5] White House steps up sanctions against Venezuelans. https://www.washingtonpost.com/world/the_americas/white-house-steps-up-sanctions-against-venezuelans/2015/03/09/da84c062-c68f-11e4-b2a1-bed1aaea2816_story.html

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть