Ислам Каримов – основатель Узбекистана, как отцы-основатели США

Часть 1
14 сентября 2015  14:11 Отправить по email
Печать

Во время недавнего обсуждения в Facebook моей статьи, опубликованной под заголовком «Ислам Каримов – основатель узбекского государства», читатели задавали мне ряд вопросов, кроме тех на которые я отвечал там же. Например, они просили ответить на следующие вопросы: Кем мы были вчера и кем мы стали сегодня? Как вы можете прокомментировать статью одного из оппозиционно настроенных экономистов, которая была опубликована таджикским Информационным агентством «Озодагон», где он утверждает, что уровень жизни населения Узбекской ССР в 1990 году будто бы был намного выше, чем в независимой Республике Узбекистан в 2011 году? Каким образом Ислам Каримов, пришедший к руководству Узбекской ССР только лишь в 1989 году, может быть основателем узбекского государства, если эта республика была создана в 1924 году, во время национально-территориального размежевания в СССР? Были и другие очень серьёзные вопросы, касающиеся социально-экономического развития Узбекистана. Поэтому я на эти вопросы решил ответить в данной статье.

1. Кем мы были вчера и кем мы стали сегодня?

Отвечая на этот вопрос, который содержится в тексте выступления Президента Ислама Каримова, посвященного 22-летию независимости Республики Узбекистан, главный редактор Uzmetronom Сергей Ежков, возможно заразившись бактериями бациллы, поэтому приходя к выводу, что и демократию можно распространить как споры такой бактерии, свою статью, посвященную 24-летию независимости нашей страны, озаглавив «Бацилла демократии нас не коснулась», решил поделиться с читателями следующими своими неадекватными размышлениями:

«Предполагали ли мы, что через четверть века придем не к желанной демократии и рыночной экономике, а к обычному феодализму с элементами рабовладения и фактической приватизацией узкой группой лиц территории страны, её недр и населения? Нет, конечно…

Так на что же мы надеялись и к чему пришли? Кем мы были и кем стали, если использовать итоговую фразу президента Узбекистана? Мы были и остались рабами (выделено – Р.А.), добровольно променявшими свободу на кусок хлеба. Мы сами выбрали свой путь. Свое настоящее и свое будущее. Бацилла демократии нас не коснулась».

Но я, учитывая тот факт, что С. Ежков за годы государственной независимости Республики Узбекистан (говоря его же языком), заразился не только бациллой, но еще заболел и шизофренией. Для того чтобы ответить на вопрос, выведенный в заголовок первого пункта настоящей статьи, переформулировал его содержание так: 1.1. Кем мы были вчера или какой статус имели узбеки и Узбекская ССР в составе СССР? 1.2. Кем мы стали сегодня или что дало узбекам и современному узбекскому государству обретение государственной независимости?

И, на первый из этих вопросов, отвечу на основе понятий и определений, содержащихся в соответствующих советских конституциях 1936 и 1977 годов, а также и в других законодательных актах, разработанных на основе рекомендаций общественных наук того периода. Ибо я считаю, что мы – узбеки, в отличие от предков и самого С. Ежкова, никогда не были рабами, уж тем более не являемся таковыми сейчас. Поскольку пункт 1 статьи 1 действующей международной Конвенции о рабстве, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 года гласит, что: «Под рабством понимается положение или состояние лица, в отношении которого осуществляются некоторые или все полномочия, присущие праву собственности», что Сергею Ежкову не было известно и невдомек, также как и определения такого понятия, как феодализм.

Но я начиная свой ответ на поставленный вопрос, в первую очередь хочу особо подчеркнуть, что создание Узбекской ССР в качестве союзной республики, входящей в состав СССР, было великим историческим событием, вернувшим части территорий, где обитали и обитают этнические узбеки, исторического названия (топонима) узбекских государств – Узбекистанов XIV и XV веков,  о чем я писал в ряде других статей, опубликованных множеством интернет-изданий постсоветских стран и посвященных моей новой теории происхождения узбеков и узбекских государств.

Однако в соответствии со статьей 33 Конституции СССР 1977 года, также как и в предыдущей Конституции этого государства, в нем было установлено единое союзное гражданство. Поэтому основания и порядок приобретения и утраты советского гражданства определяли Законом о гражданстве СССР. При этом статья 36 этой Конституции СССР 1977 года гласила, что граждане СССР различных рас и национальностей имеют равные права. Но когда советские граждане по тем или иным причинам или в качестве, скажем, туристов, оказывались за рубежом, там, из-за того, что вовсе не знали, что граждане СССР относились более чем 130 нациям и народностям, всех их, без разбора, называли именем их старшего брата – Russian (ращн, т.е. русскими). Отчего они неслыханно «радовались», «восхищались» и «гордились»…. Ибо на своей Родине им внушали, что их гражданскую идентичность олицетворяет не этническая принадлежность, а такое понятие, как «советский народ». «Советский народ» ─ понятие, которому в Большой советской энциклопедии (БСЭ) давалось определение, что он якобы является исторической, социальной и интернациональной общностью людей, имеющих единую территорию, экономику, социалистическую по содержанию культуру, союзное общенародное государство и общую цель  ─ построение коммунизма. «Советский народ», официальным языком которого был, в соответствии со статьей 4 Закона СССР «О языках народов СССР» — русский язык.

Значит, несмотря на то обстоятельство, что в строке паспорта гражданина СССР, принадлежащего, например, узбекской нации, и записывали, что «Национальность:  узбек», однако в его загранпаспорте, принадлежность к какой либо национальности и вовсе отсутствовало. Ибо в нем указывалось только лишь то обстоятельство, что обладатель такого паспорта является гражданином СССР – значить русским. Поэтому, отрицая мнение некоторых политических организаций, солидных политиков и писателей РФ о том, будто бы «многие граждане СССР, оказавшиеся за рубежом, называли себя русскими. Причем считали себя таковыми независимо от этнической принадлежности» [1-2], хочу особо подчеркнуть следующее:

Все граждане СССР, попавшие в зарубежные страны по тем или иным причинам, назывались не иначе, как русскими (Russian), не потому, что они сами этого хотели, поэтому так себя и называли, а потому, что их так называли официальные представители и простые люди тех зарубежных стран, где они находились. И, это происходило несмотря на то обстоятельство, что ни тогда и не сейчас нет, и никогда в прошлом не было национальной республики граждан, считающих себя этническими русскими; причем ни до создания, ни во время Российской империи, ни в СССР и не в современной Российской Федерации. Поскольку Россия (Russia ─ раша) ─ это не Русия (Rusia). Именно таким обстоятельством и было обусловлено мое предложение, озвученное в статье «Предлагаю создать Русскую Республику РФ и назвать евразийский союз Узбекистаном», опубликованной множеством интернет-изданий РФ и других постсоветских стран СНГ, в ответ на предложение Владимира Путина о создании Евразийского союза.

А что касается Узбекской ССР, образованной 27 октября 1924 года, в результате национально-территориального размежевания в СССР и других союзных республик, то они в соответствии со статьей 70 Конституции СССР 1977 года, по своей форме считались находящимися в составе единого союзного многонационального государства, образованного на основе принципа социалистического федерализма. Но фактически находились в составе унитарного государства ─ Союза Советских Социалистических Республик, имевшего централизованную систему управления союзными республиками и их эканомиками. Несмотря на это в Основном законе страны утверждалось, что якобы СССР являлся единым союзным многонациональным государством, образованным в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения равноправных Советских Социалистических Республик.

Значит Узбекская ССР в составе СССР, не имела абсолютно никакого государственного суверенитета. А являлась всего лишь субъектом федеративного государства под названием СССР, так же как, скажем, современная Республика Дагестан или Чеченская Республика, в составе Российской Федерации (или РСФСР того периода). Российской Федерации, обретшей свою государственную независимость от СССР в том же 1991 году, как и Узбекская ССР, переименованная в Республику Узбекистан 31 августа 1991 года.

Несмотря на то обстоятельство, что во время СССР имело место такое историческое явление как «Парад суверенитетов», в Заявлении т.н. Народного Движения Узбекистана (НДУ) по поводу 20-летия независимости Узбекистана утверждается, что якобы «20 июня 1990 года депутаты Верховного Совета (не Узбекской ССР, а) Республики Узбекистан торжественно объявили Декларацию Независимости. Это было великим историческим событием». Поэтому, несмотря на существование фразеологизма «история не терпит сослагательного наклонения». Здесь, у читателей может возникнуть очень серьезный вопрос: как бы руководство СССР поступило, если бы в Узбекской ССР, после принятия подобной декларации, так же как в свое время в Чечено-Ингушской АССР, произошла бы революция на подобие «Чеченской революции», объявившей независимость Ичкерии?

Полагаю, что руководство СССР поступило бы точно также как руководство Российской Федерации, времен Первого Президента РФ Бориса Ельцина. То есть и руководство СССР, объявило бы войну против Узбекской ССР, также как руководство Российской Федерации сделало это против Чечни в 1991 году, назвав такую войну, скажем: «Восстановлением конституционного порядка в Узбекской ССР». А это привело бы в Узбекской ССР того периода, численность населения которого была в десятки раз больше, чем численность населения Чечни, огромной катастрофе, что даже трудно себе представить...

Именно поэтому первый Президент и Узбекской ССР Ислам Каримов, прекрасно знавший, к чему могут привести такие события и следующие за ними беспорядки, организуемые со стороны обезумевшей толпы реакционных и экстремистских сил, на основе исторических фактов, связанных, например, такими:

1) крупными беспорядками, возникшими в результате объединения районов, проведенных, например, в Наманганской и Ташкентской областях в 1988 году;

2) межнациональным конфликтом между турками-месхетинцами и местным населением, произошедшим в Ферганской области в июне 1989 года и повлекшим за собой человеческие жертвы с двух сторон;

3) межэтническими конфликтами между кыргызами и узбеками в Ошской и Джалал-Абадской областях на Юге Кыргызстана, унесшие жизни не менее 1200 человек в 1990 году;

4) вылазками религиозных экстремистов, захвативших в 1991 году административные здания обкома КП Узбекистана и городской власти Намангана и схожих со сценариями, которые предшествовали гражданской войне в Таджикистане; ибо они объявляли в г. Намангане о создании какой-то мусульманской власти, символом которой служил водруженный ими над зданием городской администрации «исламский флаг»; не мог и не должен был допускать ход развития событий по такому пути или сценарию, на подобие «Чеченской революции», за что ратуют руководители аппозиционных сил, спровоцировавшие, впоследствии ─ в 1992 году, крупные беспорядки и погромы в Ташкенте, осуществленные с их стороны при участии незрелых студентов.

Так, возникает следующий вопрос:

1.1. Как можно оценить тот социалистический строй, который был построен в СССР, на основе коммунистического учения и трудовой теории прибавочной стоимости Карла Маркса?

Я на этот и другие подобные вопросы отвечал в своей книге «Интеллектуальный мир, модель экономического пространства и законы идеальной экономики», опубликованной издательством Санкт-Петербургского университета экономики и финансов еще в 1995 году [3]. Поэтому ниже я, в качестве ответа на поставленный вопрос, приведу только лишь небольшой отрывок из своих размышлений по этому поводу, изложенных на страницах 19-20 этой книги. Вот что я писал в этой своей книге:

«Когда не совсем искушенные научными знаниями простые рабочие люди, знакомились с популярными изложениями коммунистического учения К.Маркса в целом и его трудовой теорией прибавочной  стоимости, в частности (…),  у них обязательно возникали и видимо до сих пор еще продолжают возникать ассоциации и впечатления,  об  их  полном соответствии тем идеалам о счастье и светлом будущем, о которых они неустанно думали и мечтают. Отсюда и сформировалось мнение,  что «Капитал» является чуть ли не «Библией рабочего класса».  Однако такие впечатления обманчивы,  не только потому, что мы на опыте собственной истории в этом убедились,  но еще и потому что они, приобретая партийный, классовый  характер,  превратили  их в одно из самых безнравственных, диких и варварских учений, сродных с фашизмом и воздвигнутых на общегосударственный уровень;  разделивших общество на два непримиримых класса, в виде капиталистов и рабочих-пролетариев,  и  цинично  указывающих на обязательное уничтожение пролетариатом другого класса, презрительно названного К.Марксом ─ «эксплуататорским».

По этому поводу не помешает вспомнить и о том, что в свое время  и  национал-социалистическая партия Германии во главе с Гитлером, исповедующая фашистскую идеологию оболванила немецкий народ, обещаниями возможности достижения именно того идеала, о котором мы здесь ведем речь. Однако и она после прихода к  власти затеяла Вторую Мировую Войну,  и цинично уничтожила миллионы жизней других  народов,  ради  достижения  счастья  и светлого будущего только своей нации, предварительно объявленную ― высшей (арийской) расой,  т.е.  гегемоном всех наций на Земле. А находя какие-то общие черты в их деяниях с деяниями большевиков, невольно задаешься вопросом: чем же тогда отличались большевики от фашистских варваров, если и они, устанавливая свою диктатуру, оболванивали народ теми же самыми обещаниями, что и последние; и предварительно объявив пролетариат гегемоном,  ради достижения его «счастья и  светлого  будущего», цинично уничтожали на гражданских войнах и ГУЛАГахни только свет всех наций, но и самих пролетариев бывшей  огромной  Российской Империи и близлежащих государств?  Практически ни чем.  И это является  историческим фактом и огромной трагедией народов бывшего социалистического лагеря, не имеющего исторических аналогов и которых ни как невозможно не отрицать и под каким-либо предлогом оправдать.  Но при этом мы должны подчеркнуть и то обстоятельство, что нынешние  коммунисты  не являются соучастниками преступлений и грехов,  совершенных большевиками,  в  пылу  острой  политической борьбы на фоне кровавых революционных переворотов тех времен. Да и многие простые большевики,  в  какой-то  мере,  искупали свои грехи на поле брани с фашизмом, во время Великой Отечественной Войны. Однако не следует забывать и то, что они  все равно  являются  их наследниками, и в особенности реакционной коммунистической идеи…. 

И как же здесь не вспомнить слова Платона,  приведенные в эпиграфе  и  слова первого Президента США Дж.Вашингтона о том, что:  «Вера, религия и нравственность ― это необходимые опоры всяческого благосостояния и строя. Не является другом отечества тот,  кто подкапывает эти столбы человеческого счастья. Разум и опыт показывают нам, что нравственности без веры существовать не может».  И вникнув в смысл этих высказываний Дж.Вашингтона,  невольно  приходишь  к мысли,  что народ у которого президенты рассуждают такими категориями, обязательно  должен был  достичь  благополучия  и счастья в своем обществе и государстве. Практически так оно и случилось. А социалистический строй  изначально не имевший таких опор, неминуемо должен был уйти и поэтому исчез из мировой политической арены».           

 

1.2. А как же жил советский народ в своей стране – в СССР и, узбеки – в Узбекской ССР? Каков был их уровень жизни, если сравнить их с уровнем жизни населения Западных стран, когда идеологи КПСС их строй называли “загнивающим капитализмом” и т.д.?

 

И на такие вопросы мне приходилось отвечать в советское время, когда я читал свои лекции в УМЛ при Наманганском ОК КП Узбекистана. Поэтому я решил и здесь привести отрывок из одной своих лекций, опубликованной впоследствии к качестве статьи под заголовком “Рынок – свобода экономики” в одной из местных газет, поэтому включенную и в сборник моих статьей под названием «Диктатура рынка»  [4].

Так вот что я писал в той своей статье, написанной в советское время и поэтому отражающей в моем лице мнение советского человека, того перестроечного периода в СССР:

«Если экономика развитых Западных стран строится на основе разнообразия собственности (в т.ч. частной), то наша экономика на 90 процентов состоит исключительно из государственной собственности. Это привело к зарождению Административно-командной системы и его негативным последствиям: к отчуждению людей от собственности, бесхозяйственности и как результат – огромному ущербу, потерям, растрате ресурсов и теневой экономике. Выдвинув лозунг – «Все для человека и во имя его блага», мы трубили всему миру о том, что: «Все наше богатство принадлежит народу». Однако народ кроме незначительной своей личной собственности не имел ничего. Он не стал ни собственником и ни хозяином. А многие, как были, так и остались нищими. Ладно, если бы только это. Но поражает то кощунство с которым это государство осуществляло немыслимую эксплуатацию своих граждан. На этой основе воскресло и патриархальное отношение граждан к государству. При котором вместо того, чтобы государство служило людям, наоборот, люди по принуждению служат ему. Невольный труд, в результате принуждения, привел к стагнации производства.

Мы не ошибемся если скажем, что в развитых странах, которых мы привыкли называть капиталистическими, и по этой причине эксплуататорскими, нет такой государственной эксплуатации. Однако, когда нам говорили об этих странах, долгие годы умалчивали об их преимуществах и ничего не говоря о совершенно новых – индустриальных и постиндустриальных странах и государствах благосостояния, рассуждая на основе теории созданной в прошлом веке (здесь имеется в виду теория, созданная в XIX веке и изложенная в «»Капитале» К.Маркса), нам просто врали и вводили нас в заблуждение. Чтобы убедиться в этом, давайте обратимся к экономическим цифрам и попробуем взглянуть на уровень их жизни и благосостояния, и сравним эти показатели с нашими показателями.

По официальным данным, средний годовой доход среднего гражданина Западных стран составляет в: ФРГ – 23.000, Японии – 21.000 и США – 19.000 долларов США. А этот показатель у нас не достигает даже 500 долларов. Или средний годовой доход среднего гражданина СССР, равен по своему размеру всего лишь месячному пособию безработного в Голландии. Если кто-то, сомневаясь в этих цифрах, скажет, что: «Там ведь цены значительно выше, чем у нас», то таким нашим согражданам можно ответить так. Хотя, например, граждане США употребляют такие продукты как мясо, фрукты и овощи в несколько раз больше, чем мы, но их расходы на продовольственные товары составляют всего лишь 20 процентов от их общих потребительских расходов. А у нас этот показатель никогда не был ниже 45-50 процентов, а сейчас составляет не менее 80 процентов.

Если обратить внимание на то, что в супермаркетах США ассортимент продовольственных товаров достигает 30.000 видов (в наших универсамах они никогда не были более 200), и учитывая, что из-за изобилия граждане там расходуют на приобретение продовольственных товаров в 2-2,5 раза (а ныне в 4 раза) меньше чем у нас, то не трудно прийти к выводу о том, что у них все в столько же раз дешевле, чем в нашей стране. Одна из причин такого изобилия и дешевизны в США связана с производительностью труда. Например, производительность труда в сельском хозяйстве США почти в 7 раз выше, чем в СССР. Значит, изобилие и благосостояние связаны не только с ценами, как утверждают некоторые, а в первую очередь с доходами и долей в составе этих доходов потребительских расходов, а также производительностью труда.

Говоря об уровне жизни граждан нельзя не останавливаться и на других показателях этой категории. Например, если обеспеченность жильем по Союзу достигает 15,5 кв. метра на одного человека, а по Узбекистану всего лишь – 11,5 кв. метра, то по США этот показатель значительно выше, и составляет 48 кв. метра. Наша страна отстает от многих западных стран и по вводу в эксплуатацию жилья. Например, если у нас на каждые 10.000 человек ежегодно вводится 78 квартир, то в Японии  вводят – 137, ... квартир.

У нас и потребление продовольственных товаров по своему качеству и количеству значительно ниже, чем в развитых западных странах...

И в сфере медицины наше положение выглядеть плачевным. В этом вопросе, наверное, и одного примера достаточно. У нас очень высока детская смертность. Если на каждые 1000 новорожденных в первом году жизни в Японии приходиться всего лишь 5, ФРГ – 8 и США – 10 смертных случаев, то по союзу этот показатель достигает 23, а по Узбекистану – 43...

Проблемы нашей экономики удивляют, наверное, не только нас. Занимая одну шестую честь земной суши, наша страна имеет столько природных ресурсов, которыми не располагает ни какая другая страна в мире. По производству нефти, газа, угля и железной руды никто в мире не может с ней сравниться. Однако продукции их переработки никогда не удовлетворяли наши нужды. По производству зерна мы занимает 2-е место в мире после Китая, но вынуждены ежегодно закупать из-за рубежа еще не менее 40 млн. тонн. Самое большое лесное богатство у нас, но всегда нас мучает дефицит лесоматериалов. А обуви производим больше, чем многие Западные страны вместе взятые. Однако заходя в магазины, всегда ищем импортную обувь. Таких примеров очень много.

У нас доля национального дохода на душу населения в 6 и производительности общественного труда в 4 раза ниже, чем в США. Может быть, именно поэтому у нас потребление и расходы на социальные нужды в столько же раз меньше, чем у них? Как бы там ни было, так больше жить нельзя!».

Именно вывод о том, что  «…так больше жить нельзя!» заставил меня, еще в то время, когда еще почти, что никто в СССР не отказывался от идеи «Диктатуры пролетариата», написать и опубликовать на страницах газеты «Правды Востока» № 50 (21916) от 28 февраля 1989 года, статью под заголовком «Диктатура рынка». Статью, в которой я выдвигал не только идею о необходимости перехода к рыночной экономике, но и о необходимости перехода нашей республики к территориальному хозрасчету – предтече, государственной независимости.

Однако для того чтобы ответить на вышеприведенные вопросы 1.2, выведенные в заголовок данного раздела настоящей статьи, среди специалистов принято сравнивать уровень жизни граждан постсоветских стран, в т.ч. современного Узбекистана, с уровнем жизни граждан СССР, проживавшими в союзных республиках, в т.ч. в Узбекской ССР, в 1990 году, на основе данных Статистического ежегодника «Народное хозяйство СССР в 1990 г.» [5]. То есть с тем временем, когда численность населения Узбекской ССР составляла не 31.025.500 человек, как в Республике Узбекистан в 2015 году, а всего лишь 20.322.000 человек, как в 1990 году. Ибо численность населения Республики Узбекистан в 2015 году выросла по сравнению с 1990 годом на 10.703.500 человек или почти, что на 52,7%.

Однако один из оппозиционно настроенных «экономистов», как Алишер Таксанов постоянно несет всякую чепуху при анализе макроэкономических показателей Узбекистана из-за того, что он ничего не смыслить в вопросах макроэкономики. Поэтому мне был задан и такой вопрос:

 

1.3. Как вы можете прокомментировать статью оппозиционно настроенного экономиста Алишера Таксанова, опубликованную таджикским Информационным агентством «Озодагон», где он утверждает, что уровень жизни населения Узбекской ССР в 1990 году будто бы был намного выше, чем в независимой Республике Узбекистан в 2011 году?

 

Ибо этот, сбежавший на Запад «экономист», имеющий даже ученую степень кандидата экономических наук, абсолютную некомпетентность, которого в макроэкономических вопросах мне приходилось доказывать и раньше, в своей статье «Информационная война обиженных против Узбекистана» [6], теперь, цитируя следующие слова Ислама Каримова, произнесенные им на торжественном заседании, посвященном 21-й годовщине Конституции Республики Узбекистан о том, что: «Экономика Узбекистана за этот период выросла в 4,1 раза, в расчете на душу населения – не менее чем в 3 раза, при том что население Узбекистана за этот период увеличилось почти на 9,7 миллиона человек и составляет сегодня около 30,5 миллиона человек» [7], несмотря на то обстоятельство, что он не знает абсолютно ничего о макроэкономических показателях Узбекской ССР за 1990 год из-за того, что они отсутствуют в Статистическом ежегоднике «Народное хозяйство СССР в 1990 г.» [5]. Еще к тому же он не зная: чем отличаются такие макроэкономические показатели, как реальный и номинальный ВНП (Валовый национальный продукт), а также ВВП по ППС (Паритет покупательной способности) за 1990 год от аналогичных ВВП (Валового внутреннего  продукта), например, за 2011 год. Причем ведя речь в своей статье, опубликованной таджикским Информационным агентством «Озодагон» [8], не о прогнозных макроэкономических показателях Республики Узбекистан за 2013 год, о которых говорил Ислам Каримов в своем выступлении от 6 декабря 2013 года [7]. А о номинальном ВВП Узбекистана за 2011 год. При этом путая показатель номинального ВВП с ВНП и, говоря о статистических данных, приведенных в выступлении Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова от 6 декабря 2013 года [7]. Но приведя, в качестве примера, размер такого макроэкономического показателя, как ВНП Узбекистана за 1990 год, не из какой либо статистической отчетности, а «с потолка». И далее явно показывая, что он не владеет и экономической терминологией, нагло и беззастенчиво врал, утверждая следующую ложь, чтобы ввести читателей в заблуждение:

«Это далеко не так. ВНП Узбекистана в 1990 году составлял 32 млрд. рублей, что по курсу ЦБ СССР было 52 млрд. долларов, иначе говоря, на 1 жителя приходилось 2500 долларов ВНП. В 2011 году ВНП уже равнялся 36 млрд. долларов, что ниже уровня 1990 года более чем в 1,5 раза, а в расчете на душу населения – всего 1200 долл» (выделено – А.Р.).

Ибо он, во-первых, вовсе не знал и до сих пор не знает тот неопровержимый факт, что 26 октября 1990 года был издан Указ Президента СССР от № УП-943 «О введении коммерческого курса рубля к иностранным валютам и мерах по созданию общесоюзного валютного рынка» [9]. Поэтому ему не было известно и о том, что в соответствии с пунктом 1 этого Указа Президента СССР, с 1 ноября 1990 года 1 доллар США перестал стоить 63 копейки, как он думает. Поскольку был введен новый коммерческий курс рубля, в соответствии с которым 1 доллар США стоил, с вышеуказанной даты, уже не 63 копейки, а 1 рубль 80 коп. (1,8 руб.). Поэтому, если даже и согласиться с этим некомпетентным «экономистом» по поводу того, что размер номинального ВНП Узбекской ССР в 1990 году составлял 32.000.000.000 (Тридцать два млрд.) советских рублей, то эта сумма по новому коммерческому курсу ЦБ СССР составлял бы не 52.000.000.000 (Пятьдесят два млрд.) долларов США, как утверждает он. А почти в три раза меньшую сумму – только лишь 17.777.777.778 (Семнадцать млрд. 777 млн. 777 тыс. 778) долларов США. Тогда показатель номинального ВНП на душу населения в Узбекской ССР в 1990 году составит не 2.500 долларов США, как утверждает он, а на 2,9 раза меньшую сумму или всего лишь 858 долларов США. Но фактически этот макроэкономический показатель, как об этом говорят данные Всемирного банка [10], был еще меньше – всего лишь 657 долларов США, при котором размер ВНП Узбекской ССР достигал всего лишь 13.360.633.788 (Тринадцать млрд. 360 млн. 633 тыс. 788) долларов США. А эти факты подтверждаются и другими источниками данных [11].

Кроме того, учитывая, что некомпетентный «экономист» А.Таксанов на 42% занизил и показатель номинального ВВП Республики Узбекистан за 2011 год, приравняв его к сумме в 36.000.000.000 (Тридцать шесть млрд.) долларов США, что, по данным Всемирного банка составлял 45.324.319.955 (Сорок пять млрд. 324 млн. 319 тыс. 955) долларов США, если произвести соответствующие расчеты, то можно узнать следующее.

За двадцать лет независимости номинальный ВВП Республики Узбекистан возрос по отношению к номинальному ВНП Узбекской ССР 1990 года в 3,4 раза или на 340%; и, в 2013 году – в 4,28 раза или на 429%; а в 2014 году – в 4,68 раза или на 468%. Именно поэтому ожидается, что в 2015 году рост номинального ВВП Республики Узбекистан будет – в 5,1 раза или на 510% больше, чем номинальный ВНП Узбекской ССР 1990 года. При котором рост номинального ВВП, приходящийся на душу населения Республики Узбекистан за 2015 год будет в 3,34 раза или на 334% больше, чем номинальный ВНП на душу населения Узбекской ССР 1990 года.

Здесь хочу отметить и следующий факт. Некоторые экономисты, со ссылкой на данные интернет ресурса TheGlobalEconomy, использующего для подготовки своих материалов данные Всемирного банка, но освящающий их на основании мнений студентов, утверждают, что ВВП на душу населения Узбекистана по ППС в 1990 году якобы составлял около 3.000 долларов, а в 2014 году – 5.319,5 долларов США. И, поэтому считают, что рост этого показателя по итогам 2015 года будет в среднем всего лишь, примерно в 2 раза или на 200% больше, чем в 1990 году. Однако среди материалов Всемирного банка, опубликованных на его собственном сайте, вовсе нет данных о ВВП на душу населения Узбекистана по ППС за 1990 год. А данные этого макроэкономического показателя за 1992, 1994, 1995 и 1996 годы в среднем, почти, что в 2 раза меньше, чем за 1990 год, указанный на сайте TheGlobalEconomy и составляют: 1.740, 1.620, 1.610 и 1.630 долларов США, соответственно. А это указывает на тот факт, что на сайте TheGlobalEconomy, опубликованы данные, очень далекие от истины, возможно для того, чтобы ввести читателей в заблуждение...

Теперь учитывая тот факт, что безграмотные в вопросах экономики и безответственные оппозиционно настроенные эмигранты, в отличие от таких некомпетентных «специалистов», как Алишер Таксанов, являющиеся только лишь несостоявшимися поэтами и писателями, довольно часто сравнивая подобные макроэкономические показатели Узбекистана с аналогичными показателями России и Казахстана, подвергают необоснованной и неконструктивной критике руководство Узбекистана. Ибо, они это делают, вовсе не утруждая себя изучить вопрос: почему экономическое развитие нашей страны отстает от экономического развития этой соседней с нами республики и что надо сделать, для того, чтобы преодолеть это отставание? Поэтому я, ниже, обращая внимание читателей на некоторые экономические и другие показатели Казахстана и России, приведу данные сравнительного анализа основных макроэкономических показателей наших стран за 1990-2015 годы, чтобы ответить и на вопрос:

 

1.4. Почему уровень жизни в Казахстане и России значительно выше, чем в Узбекистане?

 

Так, территория Казахской ССР в 1990 году составляла 2 724 902 кв. км, а Узбекской ССР – 447 400 кв. км, что в 6,1 раза меньше, чем территория нашего соседа. А  численность населения Казахской ССР в 1990 году составляла 16.691.000 человек. Но в то время, если этнические казахи составляли всего лишь 37%, то русские – 36% общей численности населения этой республики. В то же время в Узбекской ССР 78% общей численности населения составляли этнические узбеки, а численность этнических русских не превышало 6,0%. Именно поэтому рост численности населения Узбекистана в 2015 году вырос по сравнению с 1990 годом на 10.703.500 человек или почти, что на 52,7 процентов. По этой причине общая численность населения Республики Узбекистан в 2015 году и составила 31.025.500 человек. А рост численности населения Республики Казахстан за этот период составил всего лишь 726.447 (Семьсот двадцать шесть тысяч 447) человек или 4,35%. Но при этом доля этнических казахов – титульной нации Казахстана, в общей численности населения возрос с 37% в 1990 году до 65,8% в 2015 году (!).

Однако номинальный ВНП Казахстана в 1990 году при общей численности населения 16.793.000 человек составлял 26.932.728.899(Двадцать шесть млрд. 932 млн. 728 тыс. 899) долларов США, что было в 2,02 раза больше, чем номинальный ВНП Узбекской ССР того же года. Но общая численность населения Узбекской ССР в 1990 году была на 22% больше чем в Казахской ССР. Несмотря на это номинальный ВНП Узбекской ССР на душу населения в 1990 году был в 2,56 раза или на 256% меньше, чем в Казахской ССР. А такое положение, на мой взгляд, имело место в связи с доминирующим положением русскоязычного населения в этой республике. Именно поэтому в Казахской ССР в 1990 году производили: стали в 6 раза, лесоматериалов в 3 раза, электроэнергии в 1,55 раза и цемента – 1,3 раза больше, чем в Узбекской ССР. А капитальных вложений в экономику Казахской ССР было вложено за этот же год в 1,53 раза больше, чем в Узбекской ССР.

Именно с таким обстоятельством и связан тот факт, что по данным Международного валютного фонда ожидается, что размер номинального ВВП Казахстана за 2015 год составить 225.600.000.000 долларов США, что в 3,3 раза больше чем аналогичный макроэкономический показатель Узбекистана [12]. Но если сравнить этот рост с 1990 годом, то окажется, что эта разница совсем не большая и, составляет, всего лишь (330% – 202% =) 128%.

Но здесь мои оппоненты могут возразить, указав мне на то обстоятельство, что ожидаемый номинальный ВВП Казахстана на душу населения в 2015 году может быть в 5,87 раза больше, чем такой же макроэкономический показатель Узбекистана. Однако в этом вопросе, если учесть, что рост численности населения Узбекистана за 1990-2015 годы было в (10.494.774 : 726.447 =) 14,44 раза или на 1.444 % больше, чем  рост численности населения Казахстана, то все становиться абсолютно ясно...

Примерно схожие результаты можно установить, если сравнить макроэкономические показатели Узбекистана и России. Ибо по уровню жизни населения (номинальный ВНП или ВВП на душу населения)  Узбекистан и в 1990 году отставал от России в 5,29 раза или на 529%. А к 2015 году этот показатель изменился незначительно. Поскольку уровень жизни населения России в 2015 году может стать на 6,52 раза или на 652% выше, чем уровень жизни в Республике Узбекистан. А разница этого макроэкономического показателя по сравнению с 1990 годом может составить всего лишь (652% – 529% =) 123%.

Однако и в этом вопросе следует учесть и такой фактор, что за 1990-2015 годы если численность населения Узбекистана вырос на  10.703.500 человек или почти, что на 52,7%, то численность населения России уменьшилась на 2.275.712 человек или на 1,53%.

Эти сравнения макроэкономических данных, что касается уровня жизни населения, являются одними из доказательств того факта, что Узбекская ССР была отсталой аграрной республикой СССР,  основу экономики которой составляли хлопководство и первичная переработка хлопка-сырца. Иначе номинальный ВНП, приходящийся на душу населения Узбекской ССР в 1990 году не должен был быть в 3,75 раза или на 375% меньше, чем аналогичный показатель самой СССР, характеризующий: как мы жили вчера, при социализме. Ибо мы в Узбекской ССР в то время жили по уровню жизни почти в 2,02 раза хуже, чем население Казахской ССР, в 5,29 раза хуже, чем население РСФСР и в 3,75 раза хуже, чем в среднем по СССР. Не говоря уж о наших мучениях, связанных с хроническим товарным  дефицитом в СССР, сильно влиявшим на уровень и качество жизни населения Узбекской ССР, вынудив перевести его продовольственное обеспечение в 1989-1991 годы практически на карточную систему, как во время войны.

Значит, отвечая на вопрос, выведенный в заголовок данного раздела настоящей статьи, можно сказать, что: мы вчера в Узбекской ССР, жили значительно хуже, чем граждане в России, Казахстане и в среднем по СССР. Потому, что в них доминировали этнические русские и русскоязычное население, о более высоком уровне жизни и благополучии, которых заботилось руководство КПСС и Советского Союза, состоящее после Сталина, являвшегося этническим грузином, в основном из этнических русских. А Узбекская ССР была, практически, мононациональной республикой, в которой доминировали узбеки, с чем руководство Советского Союза никак не могло согласиться. И, поэтому, с помощью следственных органов СССР, занималось фабрикацией уголовных дел под общим названием «Узбекское дело», намекая на то, что, якобы узбеки по своему менталитету склонны к коррупционным преступлениям. И, что Узбекская ССР ─ одна из немногих, если ни единственная республика СССР, которая целиком поражена коррупцией...

 

1.5. Что можно сказать о государственном долге Республики Узбекистан?

 

Такой вопрос был задан в связи с тем обстоятельством, что абсолютно некомпетентный «экономист» Алишер Таксанов в своей вышеупомянутой статье, цитируя далее, из того же выступления Ислама Каримова [7], следующие слова: «Государственный внешний долг страны не превышает 16 процентов к ВВП, а внутренний долг имеет нулевое значение, растут объемы экспорта и золотовалютных резервов», и задав следующие глупые вопросы: «Вопрос в том, откуда взялся внешний долг? Кто и за счет каких решений он был сформирован? Как правительство его обслуживает и намерено погасить? Куда пошли финансовые ресурсы, которые потом были оформлены в государственный долг?», дает на них еще более глупые ответы, чем это он делал выше.

При этом он, на 14% или на 1.233.000.000 долларов США завышая размер внешнего долга Узбекистана, пишет, что:

«16% ВВП – это 10 млрд. долларов – огромная сумма для нашей экономики. Почему не спрашивали народ, прежде чем брать что-то в долг, ведь расплачиваться за него придется не лично Исламу Каримову, а всему народу».

Именно поэтому, если на основе данных ЦРУ США [13] и других источников, приводимых в популярных энциклопедиях, проанализировать внешние долги стран мира и сопоставить их с внешним долгом Узбекистана и долю этого долга, приходящуюся на душу населения  с таким же макроэкономическим показателем, того же самого Казахстана, то можно узнать следующее.

Хотя самый большой внешний долг в мире и имеют США (уже около 18,364 триллионов долларов США). Однако по внешнему долгу, приходящемуся на душу населения в 2013 году первое месте в мире занимал Люксембург – 4.552.700 долларов;  второе место Сингапур – 210.874 долларов; третье место Великобритания – 157.640 долларов. И, далее, если остановиться на данных только лишь некоторых стран, например, США, то внешний долг, приходящее на душу населения этой страны составляет – 53.851 долларов; Казахстана – 7.315 долларов, а Узбекистана – 301 долларов США.

Значит, внешний долг Республики Узбекистан, приходящийся на душу ее населения составляет всего лишь 301 (Триста один) долларов США. А этот размер не только в сотни и тысячи раз меньше, чем аналогичные макроэкономические показатели ряда развитых стран мира, но и в 24,32 раза или на 2.432% меньше, чем внешний долг, приходящийся на душу населения Республики Казахстан. Поэтому все это доказывает не только абсолютную некомпетентность «экономиста» А.Таксанова в макроэкономических вопросах, но и абсурдность его утверждений по вопросам внешнего долга Узбекистана и необоснованность хвалебных отзывов «узбекской оппозиции» и др. наших оппонентов по поводу экономического развития Казахстана.

Ибо недавнее кризисное явление, выразившееся в обрушении национальной валюты Казахстана – тенге на 26% (на самом деле на 36%), только лишь за 20 августа 2015 года [14-16], показало несостоятельность положительных отзывов по поводу успешного развития экономики этой республики, содержащихся в высказываниях не только представителей «узбекской оппозиции». Но и самого Н.Назарбаева и других специалистов Казахстана. Поэтому один из авторов Федерального интернет-издания России «Капитал страны» в своей статье, посвященной этому событию, написал:

«С мая, когда Казахстан метил в сингапуры и преподавал идеологический урок России, нефтяные цены возобновили поиски дна и снизились к августу на 37%. Пока в Астане декларировали, что надо бы довести долю не сырьевого экспорта до 70% ВВП, Нацбанк продолжал подкидывать валютные резервы страны в топку стабильности. Курс тенге удерживался в четко очерченном коридоре и раздражал экспортеров: выручка «слонов» казахской экономики падала, а расходы росли и прирастали сильной национальной валютой. Стабильность – такая же основа основ, как и в России – была для казахской элиты важнее финансового состояния экспортеров и резервов платежеспособности государства. Но – до поры до времени.

28 млрд. долларов – столько Нацбанк Казахстана потратил из своей кубышки на поддержание курса тенге в 2014-2015 годах. «Спрашивается, для чего?» – задал риторический вопрос Назарбаев. И ответом ему была тишина…».

Однако этому вопросу Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ответил в несколько развернутой форме во время своей встречи с представителями бизнеса республики так [17]:

«В этих условиях у нас было три выбора: либо ничего не предпринимать, сидеть и ждать, держать курс и ждать улучшения ситуации. Однако, ценой такой политики было бы сокращение собственного производства в стране, потеря рабочих мест и жечь валюту, т.е. наши резервы, национальный фонд. Уменьшали бы золотовалютные резервы, и государство двигалось бы к краху».

При этом следует обратить внимание и на тот неопровержимый факт, что Казахстан, в отличие от Узбекистана, несмотря на неоднократные заявления руководства этой страны о том, что эта республика развивается на основе долгосрочных программ, рассчитанных до 2030 года. Долгосрочных программ, которых я подвергал критике в своих статьях, посвященных этой республике, не имел и пока еще не имеет своей собственной модели развития. А об этом свидетельствуют следующие слова Н.Назарбаева, высказанные им в ходе совещания в Акорде:

«В предыдущие годы мы много строили, увеличивали штаты и уровень заработной платы. Однако сейчас наблюдается недостаток средств, в этой связи расходы на новые проекты будут строго ограничены возможностями расширения доходной базы. Поэтому необходимо установить мораторий на различные инициативы до 2018 года. Это вынужденная мера, вызванная сегодняшней реальностью…

Важным моментом реализации поставленной задачи является изучение практического опыта стран, прошедших аналогичный путь развития и схожих с нами по экономическому укладу. Это опыт Австралии и Канады за последние 30 лет. Казахстан имеет хорошие возможности в ближайшие десятилетия для встраивания в глобальные цепочки поставки товаров» [18].

По этим причинам следует признать достойным внимания сообщение журнала WorldPipelines, сделанное им в 2014 году со ссылкой на прогноз Азиатского банка развития (АБР). А в этом сообщении говориться о том, что успешное развитие Узбекистана обусловлено с тем фактором, что «… четырехкратно увеличившаяся за последние 12 лет (…) экономика Узбекистана будет расти еще быстрее, и, опередив Казахстан, Узбекистан станет ведущей экономикой в Центральной Азии к 2035 году».

В связи с этим прогнозом возникает и такой вопрос:

 

1.6. Еще, какие данные могут подтвердить обоснованность прогноза АБР о том, что к 2035 году Узбекистан станет ведущей экономикой в Центральной Азии?

 

На этот вопрос можно было бы ответить очень коротко: рейтинг самых быстрорастущих экономик мира. Ибо 16 июня 2015 году Узбекистан занял 5-е место в этом рейтинге. В рейтинге, который ежегодно составляется со стороны Международной организацией «Всемирный экономический форум» (WorldEconomicForum, WEF) [19], на основе данных ЦРУ США. Именно поэтому Президент Ислам Каримов во время своего выступления на торжествах, посвященных 24-летию государственной независимости Республики Узбекистан, и говорил, что:

«Наша страна сегодня занимает пятое место в мире среди государств с ускоренно развивающейся экономикой, в последние одиннадцать лет, несмотря на продолжающийся мировой экономический кризис, темпы роста валового внутреннего продукта составляют свыше 8 процентов, что, естественно, вызывает у многих восхищение» [20].

Однако узбекская служба ВВС, выразив сомнение такому достижению Узбекистана,  за разъяснением обратилась не к какому-то известному на Западе экономисту, а к некоему КамолиддинуРаббимову ─ «аналитику», проживающими в эмиграции во Франции, задав ему следующий вопрос:

«…Насколько близко к истине то, что Узбекистан находиться в числе наиболее быстро развивающихся стран мира?» [21].

На этот вопрос КамолиддинРаббимов, из-за своей абсолютной некомпетентности в экономических вопросах и, поэтому, не понимая, что он не знает: Во-первых, тот факт, что существует рейтинг самых быстрорастущих экономик мира, которого составляет  такая Международная организация, как «Всемирный экономический форум» [19]. Во-вторых, тот факт, что быстроту или ускорение развития национальной экономики характеризует не абсолютный размер роста валового внутреннего продукта (ВВП) или рыночной стоимости всех конечных товаров и услуг, произведённых за год во всех отраслях экономики страны для потребления, накопления и экспорта. А темп его роста, определяемый в процентах к ВВП предыдущего года, утверждает белиберду, о том, что будто бы:

«Очень сложно найти подтверждения словам Каримова. Потому, что есть несколько направлений по определению экономического роста. Если взят Узбекистан по объему валового внутреннего продукта, или измерить его по паритету покупательной способности, или измерить его по росту годового валового внутреннего продукта, узбекскую экономику трудно включить ни к первой пятерке, ни к десятке и ни к двадцатке мира».

 

1.7. Что можно сказать по поводу легальных и нелегальных курсов валют в Узбекистане?

 

В то время как многие СМИ РФ и зарубежных стран выступали со статьями о том, что 25 августа 2015 года был «Черным понедельником» для экономики РФ, при котором курс рубля упал до рекордного минимума – 71,9 рублей за 1 доллар США. Такие интернет-издания как, например, LENTA.RU, опубликовали и такие заметки, которые были озаглавлены так: «В Госдуме рассказали о преимуществах обвала рубля». Заметки, в которых, со ссылкой на главу комитета Госдумы РФ по экономической политике Анатолия Аксакова утверждалось: «Девальвация рубля ведет к дополнительным поступлениям в бюджет», что нашло свое подтверждение и словами Председателя Правительства РФ Д. Медведева, произнесенными на заседании Правительства РФ.  Поэтому, с точки зрения такого же подхода, если проанализировать реальные, теневые, рыночные и биржевые курсы национальной валюты Узбекистана; причем с учетом сведений, регулярно публикуемых на сайте Uzmetronom, согласно, которого, например, 25 августа 2015 года, при официальном курсе $1 = 2.595 сумам, реальный курс валюты был: $1 = 4.630-4.730 сумам, а биржевой ─ $1= 5.750 сумам, то на поставленный вопрос можно ответить следующим образом.

Узбекистан имеет свою национальную валюту – сумы, введенные в 1994 году в соответствии с Указом Президента Республики Узбекистан «О введении в обращение национальной валюты Республики Узбекистан» № УП-870 от 16 июня 1994 года. Так, что с 1 августа 1994 года сум является единственным законным платёжным средством на всей территории Республики Узбекистан. Поэтому в Узбекистане зарплата, пенсии и пособия выплачиваются населению исключительно в сумах. Значит, в Узбекистане запрещается свободное обращение любой иностранной валюты, в т.ч. долларов США. Граждане Узбекистана и иностранные граждане на территории Узбекистана могут осуществлять покупку и продажу товаров и услуг (кроме автомобилей, выпускаемых GM-Uzbekistsn) только лишь на сумы. Именно поэтому иностранцы и граждане Узбекистана свою национальную или иную валюту, должны обменивать в официальных обменных пунктах соответствующих банков.

При этом следует особо подчеркнуть, что в Узбекистане нет проблем с конвертацией валюты гражданам (резидентам), выезжающим за границу. Ибо они без всякого разрешения могут обменять в банках по официальному курсу национальной валюты до 2.000 долларов США 1 раз в квартал. Но для проведения таких операций на сумму свыше 2.000 долларов США, если требуется разрешение только лишь руководства коммерческих банков, то для обмена национальной валюты, эквивалентной 5.000 долларов США, требуется специальное разрешение Центробанка Республики Узбекистан [22]. Такой вид обмена валюты в Узбекистане можно назвать не конвертацией, а конверсией (по кросс-курсам). Поскольку такой обмен валюты можно осуществлять только лишь через отделы конверсионных операций соответствующих банков, путем перечисления обмененной иностранной валюты на такие пластиковые карточки, как, например, VisaVirtualcard, с условием их использования, исключительно за рубежом.

Раз так, то наличие неофициальных обменных курсов национальной валюты Узбекистана и их обмен по таким курсам на базарах и других, не установленных для таких целей, местах, являются незаконными. Однако наличие таких неофициальных курсов валют и их обмен играют на руку или же приносят определенную пользу не только валютным торговцам, в нелегальной форме занимающимся обменом иностранной валюты и другим представителям теневой экономике. Но и иностранным гражданам (не резидентам) и трудовым мигрантам из Узбекистана, работающим за его пределами и получающим зарплату за свой труд в иностранной валюте.

Таким образом, если в условиях дефицитной экономики советских времен всегда в Узбекской ССР, как и в других союзных республиках, существовали нелегальные и спекулятивные рынки товаров, в т.ч. отечественных автомобилей, а также некоторых видов услуг, как, например, такси. А в таких крупных городах СССР, как Москва, Ленинград и т.д., и нелегальный рынок обмена валют, то в Республике Узбекистан и ныне продолжает существовать нелегальный валютный рынок, который не только наносит определенный ущерб экономике Узбекистана, но приносит и существенную пользу иностранцам, приезжающим в нашу страну из-за рубежа официально и в качестве  туристов, а также нашим трудовым мигрантам, работающим вближнем и дальнем зарубежье.

Ибо, если туристы, приезжающие в нашу страну из заграницы и пользующиеся услугами таких рынков, реально ощущают, что в нашей республике имеет место дешевизна товарных рынков и рынков услуг, отличающиеся от рынков, торгующих на основе официального курса национальной валюты, скажем, на 25 августа 2015 года почти, что до 78-82%, то трудовые мигранты в таких условиях получает дополнительный, не облагаемый налогом, доход. Доход, возникающий из-за разницы между официальным и неофициальным обменными курсами валют, например, долларов США к суму. А этот доход на 25 августа 2015 года достигал до (4.730 – 2.595=) 2.135 сумам на 1 доллар США или до 82% стоимости 1-го доллара США в сумах по официальному курсу, установленному Центробанком Республики Узбекистан.

 

1.8. Международная трудовая миграция – это добро или зло?

 

Чтобы ответить на этот вопрос здесь же следовало бы подробно остановиться и проанализировать вопросы, что касается трудовой миграция части населения Узбекистана, например, в Россию и Казахстан, о чем наши оппоненты постоянно отзываются как о зле [21]. Однако, учитывая тот факт, что я эти вопросы подробно освящал в ряде других своих статей, опубликованных множеством интернет-изданий стран СНГ [23-26], здесь порекомендовав читателям прочитать эти мои статьи, хочу обратить их внимание только лишь на следующую выдержку из первой из них [23], в которой я писал о следующих фактах нашей жизни в советское время:

«В то время, когда в сельской местности развитых стран проживало всего лишь от 2 до 5% общей численности населения, в сельской местности Узбекистана проживало около 60% населения, которое в 1990 году составляло 20,71 млн. человек  [6, с.72 – здесь: 5, с.72 и т.д.]. Но из этих 60% сельского населения (12,3 млн. человек) было занято только лишь 15,5% (1,9 млн. человек). Но эти цифры советской статистики, ориентированные на восхваление той социалистической системы хозяйствования и ее экономики, даже тогда, когда она у всех на глазах разрушалась, скрывали огромное количество безработных (избыток трудовых ресурсов) среди сельского населения Узбекской ССР. По моим приблизительным расчетам число безработных в Узбекистане в 1990 году, т.е. за год до распада СССР, составляло  округленно 4 млн. человек, а эта цифра всего лишь на 22,4% меньше, чем число самих занятых во всем народном хозяйстве республики того периода, ибо число всех занятых в Узбекской ССР оставляло 5,2 млн. человек [5, с.102]. Но в официальных источниках показывали, будто бы в том же году в Узбекской ССР с просьбой о трудоустройстве в государственные органы обратилась всего лишь 321 тыс. человек [5, с.98]. А эта цифра составляет всего лишь около 8% от общего числа незанятого населения!

На мой взгляд, существованию такой огромной армии безработных (избытка трудовых ресурсов) в Узбекской ССР в советское время скрывали по той простой причине, что в соответствии с господствовавшей тогда идеологией безработицы не должно было быть. Поэтому такое явление, как безработица трактовалось как уклонение от общественно полезной деятельности и даже паразитический образ жизни, подпадая под уголовно наказуемые деяния, а именно, к «тунеядству».

 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть