18+
Блокировка «Белпартизана» - это удар по информационной сети Макея
Сделка с ОПЕК: Россия дополнительно заработала 16,5 млрд. долларов
Операция «Олимпиада»
Неожиданная русская военная победа в Сирии
В Белоруссии заблокирован первый русофобский новостной портал

Диктатура «тотальных инвесторов» вместо «золотого проекта»: Окончание

Соглашение TISA как манифест и дорожная карта установления частной олигархической власти
Владимир Павленко
23 июня 2015  23:15 Отправить по email
В закладки Напечатать

«…Бенефициар известен – глобальная олигархия, и поскольку это понятие мы пока ограничили суммой влиятельнейших мировых кланов Ротшильдов, Рокфеллеров и Ватикана, то настала пора перейти к конкретным, скрытым за всеми этими эвфемизмами, получателям прибыли. И, по “скромному” совместительству, соискателям мирового господства», - этим завершилась вторая часть статьи (http://www.iarex.ru/articles/51846.html).

Вот и переходим к третьей, завершающей.

Итак, появление проекта TISA автором было связано с провальными для олигархии итогами мирового финансового кризиса 2008-2009 годов. Почему, и что тогда случилось?

В марте 2005 года в Техасе произошло событие, которое широкой огласке не предавалось. И потому не было по достоинству оценено экспертным сообществом. Тогда президенты США и Мексики Джордж Буш-младший и Висенте Фокс вместе с премьер-министром Канады Стивеном Мартином подписали соглашение «Партнерство ради безопасности и благосостояния в Северной Америке». Им предусматривалось создание нового межгосударственного объединения с единой валютной системой – Северо-Американского союза («The Union of North America» или «The North-American Union» – NAU).

Спустя два месяца, в мае, аналитический центр американского Совета по международным отношениям (СМО) – влиятельнейшего концептуального объединения верхушки американских элит, - распространил доклад «Построение североамериканского общества». Предлагалось ограничить суверенитет США в вопросах торговой и иммиграционной политики, подчинив его интересам полного и окончательного надгосударственного объединения зоны NAFTA. Еще через месяц, в июне 2005 года, вице-президент СМО Роберт Пастор, выступая в комитете Сената США по внешней политике, предложил структуру североамериканского надгосударственного органа, аналогичного Европейской экономической комиссии (ЕЭК): 15 членов – по пять «заслуженных участников» от каждой из сторон – США, Канады и Мексики.

Именно СМО, таким образом, и принадлежит идея введения в NAU единой валюты, аналогичной евро, - «амеро» или «североамериканского доллара». И эта валюта должна была заменить собой американский и канадский доллары и мексиканский песо.

Закрытость «техасского процесса» объяснялась включением в него положения о последующем объединении NAU с ЕС в некий «Трансатлантический союз» (также с собственной валютой – уже не «амеро» и не евро). На эту сверхзасекреченную часть проекта тогда указал профессор Пьер Илляр из французской Высшей школы внешней торговли в книге «Разрушение европейских наций. Евро-Атлантический союз и мировое государство» (http://www.apn.ru/publications/article21896.htm). Иначе говоря, готовилось полное переформатирование мира. Начальной фазой его рассматривался долларовый дефолт.

Однако заявленные сроки того проекта - NAU предполагалось запустить к 2010 году, а «Транс-Атлантику» – к 2015 году - уже минули, а ничего подобного так и не случилось.

Что же представлял собой проект «Трансатлантического союза», и почему он провалился?

На скромный взгляд автора этих строк, очень велика вероятность того, что соединиться два берега Атлантики могли только в Великобритании. И если это так, то валютой «Транс-Атлантики» становился бы фунт стерлингов, весьма предусмотрительно сохраненный отказом Туманного Альбиона от участия в валютном союзе в рамках еврозоны при вхождении этой страны в ЕС. Иначе говоря, в образе «Техасских соглашений» 2005 года миру была явлена важная, но отнюдь не решающая часть некоего закрытого проекта по объединению Запада путем фактического воссоздания Британской империи, причем, в глобальном масштабе. Как это и предсказывалось более чем за столетие до этого крупным идеологом глобализма Сесилом Родсом, основателем южно-африканских колоний, а также алмазной империи «De Beers» (1888 г.) и закрытого концептуального центра британской элиты – «Общества Круглого стола» (1891 г.). Именно вокруг него сложилась затем международная система подобных институтов, включая СМО (http://www.lt90.org/reviews/783-britanskaya_imperiya_ideologiya_globalnogo_dominirovaniya_ot_dzhona_di_do_sesila_rodsa.htm).

В плане, раскрытом «Техасскими соглашениями», имелось только одно «узкое место» - весьма рискованный переход от «амеро» и евро к фунту стерлингов. Подобная «переправа» всегда представляет собой пресловутую «точку бифуркации». Процесс в ней на короткое время, которое в исчислении «техасского проекта» было ограничено максимум пятью годами – между созданием NAU и «Транс-Атлантики», - становится неуправляемым и чувствительным к любым внешним воздействиям. А они, эти воздействия, способны были направить его совсем не в ту сторону, куда планировалось авторами проекта. И потому англосаксы решили «подстраховаться», обеспечив переход от связки доллара или сменившего его «амеро» с евро к фунту стерлингов через китайский юань, который потребовался им как раз на эту «пересменку». Именно под это, в соответствии с договоренностями, достигнутыми с Китаем времен «четырех модернизаций» Дэн Сяопина, под китайский суверенитет в 1997 году вернули Гонконг, оговорив его экстерриториальность внутри КНР известной формулой «одна страна – две системы».

Маленький нюанс: чтобы заменить доллар, обеспечив «транзит» от него к фунту стерлингов, юань должен был стать золотым, а золото в условиях отсутствия доллара – превратиться в новую единую меру стоимости (ЕМС). То есть в мерило всех материальных ценностей и эквивалент, по которому пересчитывались кросс-курсы всех валют. Иначе говоря, планировалось возвращение к золото-валютному стандарту, служившему стержнем глобальной финансовой системы до разрушения в 1971 году Бреттон-Вудской системы, когда при президенте Ричарде Никсоне доллар «отвязали» от золота и отпустили в «свободное плавание». Именно с тех пор и началось бурное развитие так называемого «финансового капитализма», породившего «мыльные пузыри» пустых финансовых обязательств – деривативов.

Только стандарт предполагался не «золото-долларовый», а «золото-юаневый».

Для контроля над всеми этими манипуляциями, получившими название «золотого проекта» Ротшильдов, решили задействовать механизм упоминавшейся в первой части статьи. А именно: «золотую пятерку» привилегированных банков, управляющих ценой золота, и замкнутые на нее, переплетенные между собой и с «пятеркой», частные (олигархические) и частно-государственные банковские сети в Европе и США (Inter-Alpha Group of Banks, European Financial Services Roundtable, Financial Services Forum). Напомним, что в эту «пятерку», включавшую два британских, канадский, французский и немецкий банки, контролировавшиеся Ротшильдами, входил банк HSBC (Hong Kong & Shanhai Banking Corporation), созданный во времена Опиумных войн при непосредственном участии ближайших партнеров этого клана из компании «Jardine Matheson Holdings». Сегодняшние преемники колониальных «банкстеров» XIX века Уильяма Джардина и Джеймса Матесона – Кезвики и Сазерленды – в интересах этого олигархического клана держат под фактическим контролем Банк Англии. Кроме того, они занимали ведущие позиции в ведущих финансовых компаниях, например, Goldman Sachs, и ключевых ТНК, скажем, в королевской British Petroleum. А еще возглавляли в свое время ВТО и закрытые глобалистские концептуальные структуры, например Трехстороннюю комиссию, где Питер Сазерленд директорствовал в европейской группе и т.д.

Кроме HSBC, на место в «пятерке» вместо Deutsche Bank одно время претендовал другой британский колониальный банк, имеющий прочные позиции в Южной Африке и том же Гонконге, - Standard Chartered. Не сложилось, однако…

Китаю под этот проект дали «зеленый свет» на быстрое расширение золотого запаса. В решающую фазу развитие событий вошло в 2008 году, с оглушительным обрушением банка Lehman Brothers, американские активы которого перешли к еще одному британскому члену «золотой пятерки» - банку Barclays, заменившему в ней в 2004 году ушедший «в тень» головной ротшильдовский банк N.M. Rothschild & Sons. Развязанный в управляемом режиме кризис по-видимому и должен был привести к глобальным изменениям в виде долларового дефолта, создания NAU и временного переноса «глобального финансового центра» в Юго-Восточную Азию – в Гонконг, Шанхай и Сингапур. Именно туда ближайшие соратники Ротшильдов - Джордж Сорос и его партнер Джим Роджерс - спешно вывели тогда из США активы своего спекулятивного фонда Quantum.

После этого и планировалось, не торопясь, обстоятельно, обезопасив себя экономической, финансовой и военной мощью КНР, начать воссоздание глобальной Британской империи.

Аналогичные «игры» велись и с Россией, правда, не так активно, как с Китаем. Доверия к Москве у Запада изначально было меньше, и взаимодействие планировали по «остаточному» принципу – «танцевали» от китайской «печки», исходя из того, что получится с Пекином. Если бы все «нормально» и «золотой проект», как говорится, «прокатывал», Россию собирались расчленить. И именно об этом от имени западных элит, уверенных в успехе на китайском направлении, в Москве в 2006 году поведал упоминавшийся в первой части статьи правящий князь Монако Альбер II.

Если же с «золотым проектом» возникали проблемы, тогда на «пересменку» вместо Китая готовили Россию. И уже именно на это клюнули в 2012 году многочисленные внутренние апологеты слияния с Западом, с энтузиазмом воспринявшие авторский подвох про «стратегический альянс» с Рокфеллерами. Для справки: расчленение нашей страны на ЕТР и Сибирь с Дальним Востоком в глобалистских планах именовалось проектом «Сотовый мир III тысячелетия»; сохранение единства России с частичным воссоединением постсоветского пространства и переносом сюда олигархических интересов – проектом «Синдикат». Можно сколь угодно изощряться в юродстве относительно «склонности автора к конспирологии». Только нужно будет при этом объяснить хотя бы одно - существование в США характерного издания «Project Syndicate», в котором за прошедшие несколько лет были опубликованы очень многие интересные вещи. Например, статья североамериканского директора той же Трехсторонней комиссии Джозефа Ная-младшего «Проигрышная ставка Китая против Америки» (http://www.inosmi.ru/fareast/20100311/158553411.html). В ней матерый глобалист, с трудом сдерживая крайнее раздражение, балансируя на грани ненормативной по дипломатическим канонам лексики, пенял Пекину за отказ от предложенного ему двухпартийным американским консенсусом (Бжезинским и Киссинджером) проекта G2 – «большой двойки», смысл которой заключался в разделе советского наследства.

Происходило это в марте 2010 года, как раз тогда, когда до концептуальных инстанций и кругов США и ЕС, наконец, в полной мере дошло, что «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». И что одним махом «навернулись» обе «промежуточные» ставки – и китайская, и российская. Предложение Альбера II обернулось в феврале 2007 года памятной мюнхенской речью Владимира Путина. В Китае же вслед за ней очень скоро «завернули» американскую инициативу G2. Ибо не готовы были плясать под американскую «дудку». И, кроме того, прекрасно отдавали себе отчет в том, что возвысить Поднебесную США собирались отнюдь не бесплатно, а также:

- во-первых, под жестким внешним контролем олигархии,

- во-вторых, лишь на короткое время,

- в-третьих, ликвидация Россия оставляла Китай один на один с Западом,

- в-четвертых, пользуясь этим, олигархи, с последующим уходом на Британские острова, собирались разделить на части и саму КНР.

 

На Интернет-портале Фонда братьев Рокфеллеров (Rockefeller Brothers Fund) об этом сказано по сути открытым текстом: в число «пилотных регионов» фонда включен «южный Китай» (http://www.rbf.org/program/pivotal-place-southern-china). Именно существование этого проекта и побудило нового Председателя КНР и Генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина сразу после прихода к власти жестко заявить, что он никогда «не станет китайским Горбачевым».

На фоне этих знаковых тенденций и событий и началось сближение России и Китая, спасительное для наших двух стран и возможно фатальное для Запада. Когда в США и ЕС дали «отмашку» кризису, Москва и Пекин сделали мощный ответный ход, повергший в шок, отрезвивший и спутавший все планы их оппонентов. В середине марта 2009 года, за две недели до важнейшего саммита «Группы двадцати» в Лондоне, президенты России и Казахстана предложили ввести новую мировую резервную валюту. При этом Нурсултан Назарбаев обратил внимание на предложение главы Народного банка Китая Чжао Сяочуаня взять за основу такой валюты юань (http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/94176/; http://baursak.info/?p=673).

Если не углубляться в детали официального российского предложения саммиту «двадцатки», то инициатива сводилась к превращению в такую валюту электронной валюты МВФ – SDR (Special Draw Rights). Или, по-русски, «специальных прав заимствования». С дополнением образующей их «корзины валют» - доллара, евро, фунта стерлингов и иены еще и рублем, юанем и, главное, золотом (http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/03/213992.shtml). Иначе говоря, Россия и Китай сами предложили глобальным олигархам в лице США и ЕС запустить тот самый «золотой проект», ради которого те разжигали кризис. И олигархи сначала задумались, причем настолько крепко, что стали лихорадочно проводить незапланированные закрытые встречи и совещания, решая, что делать и как не угодить в ловушку. А затем, почуяв недоброе, так и не решились сделать шаг «навстречу своей мечте». Вместо этого струсили и отползли. 23 марта, через неделю после российско-китайской инициативы, все три основные американские властные инстанции – президент Обама, министр финансов Гайтнер и глава ФРС Бернанке – ответили на российское предложение решительным отказом, после чего оно, сыграв уже свою роль, было отозвано. А 1 апреля, на лондонском саммите «двадцатки», «полпреды» олигархов из числа западных лидеров решали уже не вопрос американского дефолта, а совсем другой: какие институты создать, чтобы заблокировать и спустить на тормозах ими самими же и раздутый кризис. Тогда в структуре G20 и появился Совет по финансовой стабильности (FSB – Financial Stability Board), в адрес которого Владимир Путин отпустил в те судьбоносные дни ехидную, но остроумную шутку, что «без ФСБ – никуда».

Кризис олигархи в итоге залили деньгами – вместо официальных 700 млрд долларов «плана Полссона» и 4 трлн признанных, что они были выплачены на самом деле, банкам на льготных условиях ссудили, ни много ни мало, 16,1 (!) трлн долларов (http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/slyshali_li_vy_o_16-ti_trillionah_dollarov_vbroshennyh_federalnoj_rezervnoj_sistemoj_v_slishkom_bolshie_chtoby_razoritsya_banki/). Кроме того, под «заливание кризиса зеленой наличностью» также создали еще и пул «системно важных» («слишком больших, чтобы лопнуть») олигархических институтов и банков, оформив его в рамках FSB с помощью соответствующих, ежегодно обновляемых, списков претендентов на финансовую помощь (G-SIFIs и G-SIBs). По сути, еще двух глобальных банковских сетей, дополняющих упомянутые автором выше.

ФРС, а затем и ЕЦБ в связи с этим поэтапно приступили к длительным «программам количественного смягчения», то есть попросту запустили на полную мощь свои «печатные станки», сначала США, затем Европа.

Значительный рост цены на золото, которая контролировалась «золотой пятеркой», тем не менее продолжился: олигархи еще на что-то надеялись. На что именно? Под «это дело» они попытались нажать на Китай, используя внутренние расклады в партийно-государственном руководстве в преддверии состоявшегося в ноябре 2012 года XVIII съезда КПК. Но когда за три месяца до этого, в сентябре того же года, стало ясно, что и эти надежды не оправдались, цена золота просто-таки в одночасье обрушилась. И стабилизировалась на несравненно более низком, далеком от прежних пиков, уровне, долгое время затем пребывая в состоянии неустойчивого равновесия. Не желая более «накачивать» золото-валютные резервы КНР, олигархи явно «чесали репу», думая, что делать дальше в условиях, когда ни Китай, ни Россия с ними сотрудничать не стали, использовать себя не позволили и, кроме того, начали конструировать на основе объединения БРИКС реальную глобальную альтернативу олигархическому господству.

Думали-думали – и придумали. Несостоявшийся «золотой проект» и заменило обсуждаемое нами соглашение TISA. Разрабатывать его стали в 2012-2013 годах, в привязке к упомянутым Транс-Тихоокеанскому (TPP) и Трансатлантическому (TTIP) партнерствам. С их помощью решили минимизировать последствия провала 2009 года, переформатировав мир несколько иначе, чем ранее предполагалось. В частности, сохранив, по крайней мере пока, центр в США и подтянув к нему и укрепив олигархическое влияние в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и ЕС. Жесточайший режим секретности в этих соглашениях, оформляющих вроде бы скромные зоны свободной торговли, и указывает на стратегический характер этого нового проекта. Именно под него в феврале 2015 года «приказала долго жить» превратившаяся в «четверку» с обрушением цен на золото «золотая пятерка». И именно поэтому к участию в переговорах по TISA, с одной стороны, не пригласили ни одну из стран БРИКС, а с другой, - пытаются «офлажковать» Китай включением в этот проект Гонконга и Тайваня.

Не будет преувеличением назвать соглашение TISA «Техасом №2» или реинкарнацией «техасского проекта». Разница геополитическая: не берега Атлантики соединяются в Лондоне, а Атлантический и Тихий океаны – в Вашингтоне. Точнее, в Нью-Йорке – этом «городе желтого дьявола», где расположен центр настоящей, финансовой власти США, а не находящейся у нее на подхвате квазиполитической. И поскольку «техасский процесс» одним только Западом ограничиваться явно не собирался, есть подозрение, что олигархи просто пытаются перепрыгнуть этот этап строительства «глобальной империи», сразу предъявляя претензии на полноценное мировое господство.

Является ли соглашение TISA самостоятельным проектом или перенос мирового центра в Лондон остается в повестке дня? Дать точный прогноз сейчас сложно. Можно лишь предположить, что это возможно, ибо все перечисленные маневры никак не сняли и не могут снять главную проблему, ради решения которой и затеяны. А именно: многотриллионный государственный долг США, который давно уже превратил эту вотчину глобальной олигархии в банкрота, избегающего дефолта только потому, что на территории этой квазистраны находится «печатный станок». И проблема эта олигархию обещает похоронить, поэтому попытку разрешить ее, и возможно еще не одну, она, олигархия, несомненно предпримет. Фокус, однако, в том, что сама Америка как государство «станок» не контролирует и своей национальной валюты не имеет: нет доллара США, есть доллар ФРС, то есть не американский, а глобально-олигархический. И США потому «плыли по ветру», плывут, и впредь будут плыть в ту сторону, куда олигархия дует.

А куда она дует? Это стало по-настоящему заметно лишь на рубеже 2014-2015 годов и вряд ли случайно совпало с крахом «золотой пятерки». Именно в это время появилась, точнее, была вброшена в СМИ и начала интенсивно раскручиваться в информационном поле тема узкого круга управляющих компаний, контролирующих огромные активы. Началось все раньше, с исследования специалистов Швейцарского федерального технологического института (ШФТИ), которые в 2011 году выявили интересные детали управления мировой экономикой. Подвергнув анализу взаимные связи и зависимости 43-х тыс. ТНК, они выявили «ядро» в составе 1318 корпораций. Копнув еще глубже, нашли в этом «ядре» некое «суперядро» - 147 крупнейших компаний, тесно связанных и переплетенных между собой взаимным участием в акционерном капитале. Оказалось что участниками этого «субъекта-147» контролируются 40% мировой экономики, в том числе 90% (!) банковского сектора (http://www.fondsk.ru/news/2013/01/15/o-supersubekte-ili-komitet-147-18680.html). Занимавшийся, как видим, поиском и анализом швейцарских материалов известный экономист Валентин Катасонов (отдадим ему должное за высокое качество проделанной работы, давшей интереснейшие результаты) выяснил, что швейцарцы нашли еще много занимательного. В частности, расставили компании этого «списка 147-ми» по ранжиру. Вот первая десятка:

1. Barclays plc;

2. Capital Group Companies, Inc;

3. FMR (Fidelity Management Research) Corporation;

4. AXA;

5. State Street Corporation;

6. J.P. Morgan Chase & Co;

7. Legal & General Group plc;

8. Vanguard Group, Inc;

9. UBS AG;

10. Merrill Lynch & Co, Inc.

«Важное обстоятельство: все 10 строчек швейцарского списка занимают организации финансового сектора, - подчеркивает Катасонов. - Из них четыре – банки, названия которых у всех на слуху, одного из них – Merrill Lynch – уже не существует (в ходе кризиса поглощен Bank of America, и этот конгломерат с тех пор носит название Bank of America Merill Lynch. – Авт.). Особо отметим американский банк J.P. Morgan Chase & Co. Это не просто банк, а банковский холдинг, участвующий в капиталах многих других американских банков. …J.P. Morgan Chase участвует в капитале всех других банков “большой шестерки” за исключением банка Goldman Sachs. В банковском мире США есть еще один примечательный банк, который формально не входит в “большую шестерку”, но который невидимо контролирует некоторые из банков “большой шестерки”. Речь идет о банке The Bank of New York Mellon Corporation. Указанный банк являлся держателем акций в Citigroup (доля 1,24%), J.P. Morgan Chase (1,48%), Bank of America (1,25%).

А вот шесть строчек швейцарского списка, - продолжает В. Катасонов, - принадлежат финансовым компаниям, редко фигурирующим в открытой печати. Это финансовые холдинги, которые специализируются на приобретении по всему миру пакетов акций компаний разных отраслей экономики. Многие из них учреждают различные инвестиционные, в том числе взаимные, фонды, осуществляют управление активами клиентов на основе договоров траста и т.д. В этом списке мы видим три финансовые компании из “большой четверки”…: Vanguard Group, Inc, FMR Corporation (Fidelity) и State Street Corporation. (Добавим сюда еще одну – Capital Group Companies, Inc; и не только потому, что в швейцарском списке она занимает вторую позицию. – Авт.). Эти финансовые холдинги, а также компания BlackRock (сильно укрепившая свои позиции с 2007 года) и образуют ядро банковской системы США», - резюмирует В. Катасонов

Как осуществляется этот контроль?

Вот так, например: http://finance.yahoo.com/q/mh?s=MSFT

Или, скажем, так: http://finance.yahoo.com/q/mh?s=GD+Major+Holders

Заметим, что в первой из приведенных ссылок показана структура акционерного капитала Microsoft Corporation – ведущей ТНК в сфере IT-технологий; во второй ссылке фигурирует такая же структура General Dynamics – ключевой ТНК военно-промышленного комплекса. И так все сектора и корпорации по порядку, без исключения.

«Top Institutional Holders», указанные в этих и любых других таблицах, - это крупнейшие институциональные инвесторы; «Top Mutual Fund Holders» - крупнейшие ПИФы – паевые (взаимные) инвестиционные фонды.

Видно, что на всех ведущих позициях – те самые, «не светящиеся» в СМИ, управляющие компании и связанные с ними фонды, что перечислены в «швейцарской десятке» и детализированы В. Катасоновым (с дополнением к этому списку Capital Group Companies, Inc). Поверьте автору на слово, что точно так же обстоит дело и с остальными ТНК. Всеми – по крайней мере из ведущих нескольких сотен, а не только «ядра» из 147-ми компаний. Не верите – загляните на порталы Yahoo Finance, Nasdaq или Morningstar.

Об этом же самом свидетельствуют и другие исследователи, занимающиеся этой темой. Например, известный блогер Татьяна Волкова (http://pravosudija.net/article/piramida-vanguard). И неважно, что она не вполне обоснованно, на авторский взгляд, ставит во главу угла Vanguard Group; увидим, что среди перечисленных «особых» компаний есть кое-кто и покруче. Здесь важен сам принцип и подход, исходя из которого якобы «рыночная» экономика, оказывается, – совсем не рыночная. А самая, что ни на есть, планово-распорядительная. И организована она по вертикально-иерархическому, административно-командному принципу, а ни по какому «демократическому» горизонтально-сетевому (только администрирование осуществляется НЕ ГОСУДАРСТВОМ, а БИЗНЕСОМ, это и позволяет успешно заплетать и промывать мозги общественности). И очень может статься, что контроль над такой «рыночной» экономикой, причем в мировых масштабах, принадлежит ограниченной группе даже не юридических, а физических лиц. Какова вероятность того, что конечными бенефициарами как раз и являются представители переплетенных между собой «институциональными инвесторами» и «ПИФами» ведущих олигархических кланов?

Говорят, одну из крупнейших управляющих компаний – BlackRock - негласно контролирует Уоррен Баффет (банк Wells Fargo), тесно связанный с кланом Рокфеллеров. Зампредом совета директоров этой компании является Филипп Гильдебрандт (однофамилец или «наследник» казненного в советском плену обегруппенфюрера СС Рихарда Гильдебрандта?). До этого Ф. Гильдебрандт входил в совет директоров базельского Банка международных расчетов (БМР) – этого «центробанка центробанков», обеспечивающего олигархам контроль над выведенными из-под влияния своих правительств центральными банками якобы суверенных государств (до войны и в войну этот банк служил инструментом финансирования олигархами гитлеровской Германии). Одновременно Ф. Гильдебрандт работал зампредом того самого FSB «двадцатки», то есть составлял списки получателей дармовой печатной продукции ФРС и ЕЦБ. А еще он входит в «Группу тридцати». Это объединение влиятельных финансистов тесно связано с Бильдербергским клубом, в заседании которого в австрийском Тельфс-Бюхене, прошедшем 11-14 июня 2015 года, Ф. Гильдебрандт участвовал одним из «супертузов» (http://pravosudija.net/article/scofield-bilderbergskiy-klub-opredelil-zony-interesov-vpk). Так личные судьбы и биографии отдельных «иерархов» глобальной олигархии служат путеводителями по ее структурам; мы это уже наблюдали на примере Питера Сазерленда.

Но вернемся к раскладам ведущих управляющих компаний в акционерном капитале ключевых ТНК. Вас, читатель, удивляет, что сумма их процентов в этом капитале не дотягивает и до контрольного пакета?

Так ведь и не надо. «Количество институциональных инвесторов на начало 2015 года в отдельных банках было следующим: Bank of America – 1410; J.P. Morgan Chase – 1795; Morgan Stanley – 826; Goldman Sachs – 1018; Wells Fargo – 1729; Citigroup – 1247», - констатирует В. Катасонов (http://www.fondsk.ru/news/2015/05/12/banki-pravjat-mirom-a-kto-pravit-bankami-i-33300.html). И уточняет: «…Акционер может иметь долю в капитале банка, равную 5%, но при этом (за счет “выпадения” долей не голосующих, привилегированных акций. – Авт.) его доля в общем количестве голосов может быть 10, 20 или даже 50%» (http://www.fondsk.ru/news/2015/05/13/banki-pravjat-mirom-a-kto-pravit-bankami-ii-33312.html). «Курочка по зернышку клюет – и сыта!». При таком количестве «инвесторов» на каждого по 0,05% - и у тебя контрольный пакет, про существование которого никто и не догадывается!

Итак, констатируем, что внутри «суперядра» мировой экономики существует «сверхсуперядро» в составе буквально нескольких компаний (назовем их «ТОТАЛЬНЫМИ ИНВЕСТОРАМИ»). Попытка разобраться с тем, кто и что за ними стоит, привела автора этих строк к следующим примечательным выводам.

Первое. Лидерство в списке «тотальных инвесторов» по объему активов в управлении принадлежит упомянутой компании BlackRock – около 4,8 трлн долларов. За ней следуют State Street Corporation и J.P. Morgan Chase - по 2,3 трлн (JPM при этом - крупнейший показатель среди банков), затем Vanguard Group - примерно 2 трлн, потом - Citigroup - 1,9 трлн и, наконец, Capital Group Companies - 1,15 трлн.

Список этот неполный. Не удалось найти данных по Fidelity Investments, а также по ведущим из европейских банков – французскому AXA и британскому Barclays.

Второе. Помимо предыдущего показателя, важен и другой – система партнерств. Здесь вне конкуренции оказывается Capital Group Companies, Inc.

Для нас наиболее интересны зарубежные для западных корпораций, прежде всего российские партнеры «тотальных инвесторов». Кто они? У Capital Group самый внушительный список таких партнерств, в который входят более десятка российских компаний. В том числе крупнейшие московские строительные корпорации, большинство из которых основано в 1994 году, то есть после расстрела Дома Советов. С подачи торжествующих правительственных либералов гайдаровского розлива эти «ребята» явно решили, что «игра сыграна», настал «их час» и они ухватили бога за бороду. Помимо либералов, явно «при чем» здесь и тогдашняя московская власть, без которой «строители» в таких масштабах явно бы не развернулись. Случайно ли Юрий Лужков – автор неприметной, но хорошо известной в «узких кругах» книжки с претенциозным названием «Россия-2050 в системе глобального капитализма. О наших задачах в современном мире», выпущенной в 2007 году издательством «Московские учебники» (!). И невдомек экс-мэру-пчеловоду и его сохраняющимся «почитателям», что капитализм, если станет по-настоящему глобальным, первым делом уничтожит Россию, и, кроме того, до 2050 года не доживет. Сгинет вместе с планетой, которую добьет гораздо раньше этого срока.

Но в партнерах Capital Group не только стройбизнес, но и ряд более знаковых компаний – Альфа-банк, Федеральная сетевая компания ЕЭС (привет от приватизации электроэнергетики «по Чубайсу»), а также Сбербанк, партнерами которого является еще целый ряд «тотальных инвесторов»: Citigroup, UBS, Morgan Stanley, J.P. Morgan Chase (в котором Г. Греф с 2013 г. устроился членом Международного совета, сменив того же Чубайса [http://www.business-gazeta.ru/article/85594/]). А также Deutsche Bank, партнером которого также является Европейский центробанк (ЕЦБ), и Bank of America вместе с Merill Lynch, тесно связанные с ФРС и группой Всемирного банка. Еще Сбербанк состоит в партнерстве с банком Barclays, причем, вместе с Банком Англии. Альфа-банк, помимо Capital, еще и партнер тех же Barclays и Deutsche Bank. В «партнерских» списках состоит и целая группа компаний-страховщиков - партнеры немецкой группы Allianz.

Зададимся сакраментальным вопросом: вот сейчас, в условиях уже объявленного ужесточения антироссийских санкций, такая вовлеченность российского бизнеса, особенно государственных и окологосударственных структур, включая Сбербанк и фигурирующие в «партнерских» списках ВЭБ, ВТБ, «Газпром» и «Роснефть», в международные связи – благо? Или все-таки инструмент и рычаг внешнего, причем, враждебного влияния на нашу экономику и, в целом, на внутреннюю политику?

Пусть каждый ответит себе на этот вопрос сам, особенно в свете участия в этих связях со стороны Запада всех ведущих глобалистских финансовых институтов, осуществляющих и контролирующих «чистоту» и «эффективность» объявленной нашей стране санкционной войны, - Банка Англии, ФРС, ЕЦБ, Всемирного банка. (Не хватает только МВФ, но его вес в последнее время упал настолько, что Кристин Лагард уже не приглашают на ежегодную конференцию Бильдербергского клуба, причем, несмотря на то, что ведущей «фракцией» на ней в 2015 г. оказались финансисты). С Capital Group Companies тесно связаны и еще две специфические структуры - Комиссия по торговле товарными фьючерсами (США) и Федеральное управление финансового надзора (ФРГ). Сам факт пребывания последнего под американской «крышей» - яркое подтверждение фундаментальной несуверенности Германии, вассалитет которой по отношению к заокеанскому хозяину подкреплен не только знаменитым «Канцлер-актом» (от 21 мая 1949 г.), позволяющим США не просто вмешиваться, но и по сути контролировать немецкую внешнюю и внутреннюю политику, но и структурой акционерного капитала ключевых субъектов экономики ФРГ. Вот список компаний и размеры долей, которые, например, находятся в собственности той же Capital Group, явно опережающей по напористости остальных «тотальных инвесторов», даже тех, что имеют под контролем больший объем активов:

- Bayer AG - 10,018%;

- Böwe Systec AG - 5,10%;

- Continental AG - 5,10%;

- Fraport AG - 5,07%;

- GEA Group AG - 4,985%;

- Infineon Technologies AG - 4,10%;

- SAP AG - 3,19%;

- Siemens AG - 3,02%;

- Volkswagen AG – от 4,1% до 5,6% (разные источники приводят различные данные);

- Linde AG (около 10%).

Впрочем, еще с гитлеровских времен американцы контролировали значительную, если не решающую, часть немецкой экономики. Только раньше преимущественно делали это через I.G. Farbenindustrie, а также с помощью «дочек» крупнейших монополий Нового Света. А также через «кружок Кеплера», объединявший американских «инвесторов» с «друзьями рейхсфюрера СС». Сейчас такие же «настоящие друзья», благодаря соглашению TISA, появились и у сферы услуг.

А еще Capital контролирует крупные доли в швейцарском Geberit AG (5,0518%), австрийском Telekom Austria Group (10,01%), китайском BYD Co LTD (9,92%) и российской поисковой системе Rambler (3,29%) (http://yandex.ru/search/?lr=213&clid=40316&text=The%20Capital%20Group%20Companies&csg=3467%2C15390%2C22%2C21%2C1%2C0%2C0&nomisspell=1&ento=0oEhBydXcyMjEyOTczLWFzc29jGAKGx87g).

Третье. Далеко не все «тотальные инвесторы», «институционалы» и «ПИФы» которые в массовом порядке оккупировали акционерный капитал ведущих мировых ТНК, имеют прозрачную структуру собственных долей и активов. Попробуйте отыскать на том же портале Yahoo Finance сведения по таким управляющим компаниям, как Capital Group Companies, Vanguard Group, BlackRock, Fidelity Investments, и вас ждет горькое разочарование. При запросе по первым двум, случайно или нет, открываются данные по Halliburton, тесно связанной с неоконсерваторами и их «патроном» Диком Чейни (его супруга Линн Чейни трудится в главном «мозговом центре» этого влиятельнейшего республиканского внутрипартийного течения - American Enterprise Institute). BlackRock либо «пробивается» как J.C. Penney Company - крупнейший в США оператор мегамаркетов, либо, если удается «открыть» эту компанию под своим названием, то без списка «институциональных инвесторов» и «ПИФов», только индивидуальные владельцы, на долю которых суммарно приходится всего чуть более 1,5% акций. Данные по структуре Fidelity не «пробиваются» вообще, эта компания, судя по всему, – какая-то terra incognita, начиная от «всевидящего ока» на логотипе и кончая упомянутым отсутствием данных по объему контролируемых активов.

Четвертое, самое интересное, непосредственно связанное с соглашением TISA, проливающее свет на его происхождение.

Помимо структуры акционерного капитала, в сети имеются сведения и о так называемом секторальном контроле: кто именно из «тотальных инвесторов» контролирует те или иные отраслевые сферы, например в США. И выясняется вот что.

Та же Capital Group Companies, разделенная на две взаимосвязанные компании – Capital Research Global Investors и Capital World Investors, явно делает упор на сфере услуг, субъекты которой составляют (sic!) 42,72% ее активов. Контролем здравоохранения «заняты» 31,22% активов, технологий - 29,57%, финансов - 24,77%, энергетики - 12,72%, недвижимости - 10,94%, транспорта - 7,54% и т.д., и много чего еще (http://www.nasdaq.com/quotes/institutional-portfolio/capital-research-global-investors-767200; http://www.nasdaq.com/quotes/institutional-portfolio/capital-world-investors-767199).

Другие «тотальные инвесторы» по удельному весу услуг и других сфер, к ним отнесенных, отстают от Capital, порой существенно. Тем самым подтверждая «аванс» лидера по части управления определенными активами, выданный ей автором в первой части статьи (http://www.nasdaq.com/quotes/institutional-portfolio/vanguard-group-inc-61322; http://www.nasdaq.com/quotes/institutional-portfolio/blackrock-fund-advisors-110937; http://www.nasdaq.com/quotes/institutional-portfolio/state-street-corp-6697; https://www.transamerica.com/images/vfbal_tcm73-23656.pdf). Но если найти другой «удельный вес» этих компаний – не в структуре собственного бизнеса, а в экономике США в целом, и суммировать все эти данные по секторальному контролю, уверен, получится умопомрачительная картина. Скорее всего, по самым общим прикидкам, как минимум половина, а то и более этих отраслей наверняка окажутся в руках основных «тотальных инвесторов» - Capital Group Companies, Vanguard Group, BlackRock, State Street и Fidelity Investments.

Поэтому не будем цепляться к конкретным цифрам. Ясно одно: контроль над сферами, отнесенными к соглашению TISA, имеющийся у «тотальных инвесторов» в США, побуждает их расширить подобную, откровенно монопольную, точнее монополистическую, модель на весь мир. В этом, только в этом, и ни в чем другом – суть и смысл обсуждаемого соглашения. И это должно быть понято всеми и каждым. Как и то, что для России ни это, ни другие подобные либеральные «штучки», категорически неприемлемы. Ибо они противоречат коренным национальным интересам, в центре которых стоит Его Величество СУВЕРЕНИТЕТ, покушение на который - преступление. Попыткам увести в сторону от этого вывода с помощью либеральной «общечеловеческой» демагогической риторики, необходимо давать бескомпромиссный отпор. И относиться к ним как к отчаянным потугам политических и идеологических банкротов приобрести себе «билет в будущее» ценой тотального национального предательства. И спасти себя от неминуемой политической, а для некоторых, «особо отличившихся», - и от уголовной ответственности.

И последнее. Инициативу американской Coalition of Services Industries (CSI), расширенную под видом и в рамках Global Services Coalition (GSC) на англосаксонский мир и его вассалов из Европейского союза и ряда других стран, помимо членов ЕС, поддержала еще 21 страна. Вот их список, приведенный авторами упомянутого доклада «“Настоящие друзья…” соглашения о транснациональных корпорациях»: Австралия, Канада, Чили, Тайвань, Колумбия, Коста-Рика, Гонконг, Исландия, Израиль, Япония, Лихтенштейн, Мексика, Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Панама, Парагвай, Перу, Южная Корея, Швейцария, Турция, США (http://www.world-psi.org/sites/default/files/documents/research/ru_report_tisa-good-friends_lr.pdf, С. 7, 30).

Страны БРИКС, от участия в переговорном процессе отстраненные, авторы соглашения TISA, видимо, намереваются подвергнуть давлению потом, поставив перед свершившимся фактом. Следовательно, единственным выходом из создавшегося положения является последовательное и неуклонное, без оглядки на политическую конъюнктуру и внутренних компрадоров, оформление на базе БРИКС, а также ШОС, подлинной ГЛОБАЛЬНОЙ АЛЬТЕРНАТИВЫ уготованному нам миропорядку. Ждем от предстоящего саммита этих уважаемых организаций в Уфе самых решительных шагов в этом направлении.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

БРИКС, ШОС и «Новый шелковый мировой порядок»/ Александр Тимофеев

Попытки Запада сдерживать Россию и Китай привели к обратному эффекту - Москва и Пекин стали сближаться, вопреки внешнему давлению и невзирая на попытки противодействия со стороны части внутренних прозападных элит

«Золотая лихорадка 2.0»: как Россия и Китай атакуют доллар / Саркис Цатурян

Международная финансовая система реформируется вопреки США

Чему учит суд / Ефим Андурский

На правах пояснительной записки к заявлению о возбуждении уголовного производства

Грузия станет потенциальной целью России / Арно Хидирбегишвили

Министр обороны Грузии Тина Хидашели подписала договор о размещении в стране системы ПРО, в результате чего Грузия окажется между США и РФ

Комментарии читателей (4):

Илья
Карма: 23
24.06.2015 10:32, #28904
когда при президенте Ричарде Никсона доллар «отвязали» от доллара и отпустили в «свободное плавание».

- наверное всё же следует читать "отвязали от золота"
Pavlenko.V
Карма: 132
24.06.2015 14:50, #28907
В ответ на комментарий Илья #28904 (24.06.2015 10:32)
Спасибо, Илья! Разумеется доллар отвязали от золота. Сколько не вычитывай, а без очепяток никуда. Только газета "Правда" без них обходилась. Пользуясь случаем, уточню еще и "выключившуюся" за последнее время ссылку - про 16,1 трлн, выданных ФРС в кризис банкам. Нашел работающую ссылку: http://aftershock-1.livejournal.com/326474.html
An
Карма: 6
25.06.2015 09:30, #28914
Спасибо за статью! Теперь многие пазлы собрались в общую картинку нынешних событий.
Альварос
Карма: 7
28.06.2015 22:22, #28934
Отличная статья! Интересная и главное полезная.
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
Позорно ли выступление российских олимпийцев под нейтральным флагом?
81.7% Да
Новости партнёров