Мухаммад Али Джинна – отец-основатель Пакистана

19 февраля 2015  15:56 Отправить по email
Печать

1904 г. – молодой, 28-илетний адвокат из Бомбея впервые принимает участие в 20-м ежегодном собрании Индийской национальной лиги. К тому времени он был единственным адвокатом-мусульманином в городе и имел блестящую карьеру. Кто знал, что именно ему предначертано стать основателем и лидером будущей страны, под названием Пакистан?

Мухаммад Али Джинна Бхай, а именно так назвали его при рождении, провел свое детство в Карачи. День его рождения – 25 декабря – в настоящее время официальный праздник в Пакистане, выходной день, что повергает многих незнакомых с пакистанскими реалиями европейцев в ступор. Они начинают думать, что Пакистан отмечает католическое рождество. Отец Пунджа Джинна Бхай и мать Митхи Бхай Мухаммада Али происходили из деревни Панели княжества Гондар, и принадлежали к народности гуджаратцев. Традиционным занятием для их семей было ткачество. Однако, у отца Джинны довольно скоро прорезался недюжий талант предпринимателя и он, вместе с семьей переезжает в город больших возможностей – Карачи. На карте Британской Индии этот город был практически незаметен, однако, свою вторую жизнь он обрел после открытия в 1869 году Суэцкого канала. Поскольку переезд состоялся в 1875 году, то будущий лидер родился уже в Карачи, в 1876. Он был вторым ребенком в семье. Всего в семье было семеро детей – 4 сына и 3 дочери. Изо всей семьи хорошие отношения у него сложились видимо только с сестрой Фатимой, которая была младще его на 17 лет и тоже впоследствии по стопам брата пошла в политику.

В раннем возрасте Джинна проживает в Бомбее (современный Мумбай) у родных тети и дяди. Там же он начал посещать начальную школу Гокал Дас Тедж. К тому времени он уже разговаривает на гуджрати, качи, синдхи, урду и английском. После завершения начального образования он поступает в христианскую школу The Cathedral & John Connon School, которая будучи основана 1860 году до сих пор продолжает свое существование. Об отличном качестве образования свидетельствует то, что более 50 ее учеников стали известными в Индии и даже на мировом уровне людьми.

Через некоторое время он возвращается в Карачи. Здесь он поступает и оканчивает Sindh Madrasa-tul Islam (Синдская исламская школа) с 1887 по 1892г. Это была в то время одна из первых мусульманских школ в Британской Индии, которую открыл в 1885г Хассан Али Эффенди – индийский мусульманин турецкого происхождения, он же – дед недавно покинувшего пост премьер-министра Пакистана Асифа Али Зардари. В настоящее время эта школа продолжает свое существование в качестве исламского университета, который в свое время закончил и Шах Наваз Бхутто – отец премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто и дед премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто и сам был довольно известным политиком тогда еще Британской Индии, боровшимся за независимость Синда.

Кроме этого Джинна заканчивает Christian Missionary Society High School (высшая школа при христианской миссии в Карачи). Заслуга открытия комплексов этих школ в 1846г (не только в Карачи, но и других городов Британской Индии) принадлежит Генри М. Преди. Эта школа также существует и поныне, только в 1971 году была национализирована.

Таким образом Мухаммад Али получает отличное образование, как исламское, так и европейское. По результатам аттестации его зачисляют в Бомбейский университет. Однако, его судьба складывается иначе. В 1892г его отец, уже известный и богатый бизнесмен решает отправить сына в Англию к своему деловому партнеру бароннету сэру Фредерику Лей Крофту. Для обучения в его компании Graham’s Shipping and Trading Company в Глазго, которая в основном занималась перевозкой текстильной продукции и портвейна.

До его отъезда родители решают женить сына. На роль его жены выбирается молодая девушка из родной деревни родителей Эмибай. После свадьбы Джинна ее никогда более не увидел. Его мать и его жена умерли до его возвращения в Индию. Детей в этом браке также не было.

Прибыв в Британию и ознакомившись с компанией Мухаммад Али вопреки воле отца предпочитает поступить на юридическое отделение Линкольн’с Инн (Lincoln’s Inn). Родители в шоке, однако – непреклонная позиция Мухаммада Али вынуждает отца пойти на мировую. Он выделяет сыну деньги на три года проживания и учебы в Лондоне. А сам в это время сворачивает деятельность компании в Карачи и переезжает с семьей в Бомбей.

Именно во время учебы Мухаммад Али сокращает свою фамилию с Джинна Бхай до более благозвучного для британцев варианта Джинна. Жизнь в Англии не могла не повлиять на мысли и идеи молодого индийца. Именно здесь он впервые задумался о политике, увлекся английским либерализмом, познакомился с будущими лидерами движения за независимость Индии Дадабхай Наороджи (который только что стал первым членом парламента Великобритании индийского происхождения) и Фирузшахом Мехта. Также поменялись и бытовые привычки, в частности Джинна меняет традиционную индийскую одежду на европейское платье.

Закончив учебу в 19 лет он поступает на работу в Shakespearean company в качестве адвоката, однако, письмо отца разбивает его радужные перспективы и вынуждает вернуться в Индию. Проведя некоторое время в Карачи (улаживая остатки дел отца) он выезжает в Бомбей. Его приезд произошел в весьма удачное время. С 1896 года он – единственный адвокат-мусульманин в городе. Да, ему всего только 20 лет, но первые же процессы выявили его недюжий ум и талант. В 1900 году генеральный адвокат Бомбея Джон МакФерсон приглашает Джинну работать в свою коллегию. Однако, в этом же году П.Х. Дастур покидает пост магистрата в Бомбейском президентстве и Джинна получает этот пост. Через 6 месяцев ему предлагают занять это место на постоянной основе с оплатой 1500 рупий ежемесячно, однако он отказывается, говоря, что желает зарабатывать такую сумму ежедневно.

В 1901 году умирает его отец. Джинна получает не только богатое наследство, но и груз ответственности за младших братьев и сестер. В частности, его самой младшей сестре Фатиме в это время было только 8 лет. Тем не менее, несмотря на свою занятость семейным делами он не оставляет практику. Более того, с 1904 года он начинает свою политическую карьеру.

Именно в 1904 году проходит 20-е юбилейное собрание Индийского Национального конгресса. Он становится членом умеренной группы. Однако, в этом году он себя не проявил. Эта возможность представилась два года спустя. В 1906 году делегация индийских мусульман, которую возглавлял Ага-хан (Султан Мухаммад-шах Ага-хан III – духовный лидер и 48-ой имам шиитской общины исмаилитов, член Совета при предыдущем вице-короле Индии), обратилась к новому назначенному вице-королю Британской Индии лорду Минто, уверяя его в своей лояльности в обмен на защиту индийского мусульманского меньшинства. Однако, молодой адвокат Джинна пишет письмо в газету «Гуджарати» в котором спрашивает: «По какому праву самоназванные лидеры говорят от лица всех индийских мусульман»? Большого резонанса это письмо не вызвало, однако, уже в декабре того же года вышеназванные лидеры встречаются в Дакке, где движение индийских мусульман оформляется в виде Всеиндийской мусульманской лиги. Ее председателем становится Ага-хан. Джинна оказывается в оппозиции. Однако, вице-король Минто отказывается признавать Лигу в качестве выразителя интересов всех индийских мусульман.

В 1907 году Джинна как адвокат проводит свое самое громкое дело, «Дело о фракции». Полагалось, что во время выборов в Бомбее были сфальсифицированы голоса индийцев, чтобы не допустить вхождения в Совет Фирузшаха Мехты. Джинна берется за защиту интересов Фирузшаха, который и сам был неплохим юристом, однако дело проиграно. Но даже несмотря на это популярность Мухаммада Али непрерывно растет, и всего через 2 года он пробует и свои силы на выборах.

Несмотря на то, что Джинна являлся ярым противником раздельных выборов для мусульман и индуистов, он воспользовался этим правом и в 1909 году и был избран в качестве представителя бомбейской мусульманской общины в Имперском законодательном совете. Однако, он был членом Совета без права голоса. Богатый юридический опыт помог Джинне оформить свою первую законодательную инициативу. В 1911 году он создает Акт об обосновании вакхов, который дал законодательную основу для основания мусульманских религиозных фондов. Всего через 2 года Акт прошел через Совет и был подписан вице-королем. Так Джинна стал первым членом Совета без права голоса, котором удалось провести свой закон.

С 1912 года Джинна начинает участвовать в работе Мусульманской лиги. Вступает в нее на следующий год, но остается верным и Индийскому национальному конгрессу, роль которого считает первостепенной. В апреле 1913 года он вместе с индуистским лидирами посещает Великобританию, чтобы встретиться с официальными лицами в качестве представителей Конгресса. Переговоры особых результатов не дали, над Европой уже навис призрак войны. Аналогичная поездка в 1914 году вообще никаких результатов не принесла, началась Первая Мировая война. Разочарованный Джинна в 1915г возвращается в Индию.

В 1915 году закончилась эра первых борцов за независимость Индии, которые считаются воспитателями как Джинны, так и Ганди. Умирают Мехде и Гокхале, Наороджи переезжает навсегда в Лондон (где и умер чуть позднее в 1917г). Умеренное крыло Индийского национального конгресса угасает. И Джинна тоже решает сделать перерыв. Тем более, что политика «ненасильственного сопротивления» (сатьяграха) проводимая Махатмой Ганди его не устраивает.

Одно время Джинна пытался объединить Индийский национальный конгресс и Мусульманскую лигу в одну организацию, и встать во главе последней, но этот план потерпел фиаско. И хотя в 1916г подписывается Лакхнауский пакт, который обеспечивает фиксированные пропорции на выборах между индусами и мусульманами в каждой провинции, необходимого перемирия он не приносит. Хотя именно в этот период могло было быть достигнуто так необходимое сотрудничество между мусульманами и индусами. Однако, история пошла по другому пути.

В период Первой Мировой войны Джинна, как и другие умеренные члены Конгресса оказывают посильную помощь и не прекращают сотрудничество с британскими властями. Они надеялись, что добровольное сотрудничество будет способствовать признанию британской стороной независимости Индии. Однако, Британия, крайне нуждаясь после войны в восстановлении потраченных ресурсов, на соглашение не идет.

В 1916 году создается Всеиндийская лига гомруля (All India Home Rule League), совместно усилиями Джинны, Анни Безант и Тилаком. Которая требует установления для Индии статуса частично независимого доминиона с возможностью самоуправления, такого же, который в тот момент имели Канада, Австралия и Новая Зеландия. Однако, премьер-министр Великобритании отказывает им и в этом.

В 1918 году 41-летний политик наконец решает устроить свою личную жизнь. Он делает предложение Раттанбай Петит (Рути, как ее называли в семье) – дочери текстильного магната из парсианской элиты сэра Диншоу Петит. Невеста была младше Мухаммада Али на 24 года. Первое их знакомство произошло еще в 1916 году в Дарджилинг, куда Мухаммад Али приезжал по приглашению ее отца. Против этого брака были все: родители и родственники Рути, парсианская община Бомбея, даже мусульманские лидеры Конгресса. Однако, Рути самостоятельно порывает родственные связи, переходит в ислам (парсы исповедуют зороастризм и являются потомками переселенцев из Ирана, которые мигрировали на территорию Индии после прихода туда ислама) под именем Марьям Джинна и выходит замуж. Поступок, который сложно объяснить исходя из времени и ситуации. Хотя позднее выяснилось, что кроме любви (у нее по ранней молодости) в браке не было ничего, что бы связывало этих двух людей. Все-таки 17 лет – это пора возвышенной влюбленности, а не трезвого расчета.

Первое время пара жила в Бомбее, периодически совершая поездки по Европе и Англии. В Англии же в 1919 году у них родилась единственная дочь – Дина Джинна. Безоблачные отношения продлились ровно 4 года. Начиная с 1922 года на семейном горизонте начали сгущаться тучи. Марьям упрекала мужа в том, что он предпочитает работу семье. В какой-то степени это было правдой, хотя в это время Джинна и неактивен политически, но очень сильно занят адвокатской практикой.

Не сумев переубедить мужа Марьям уезжает с дочкой в Лондон. И это стало роковой ошибкой, семья начала распадаться. Она возвращается и ищет пути к примирению, но Мухаммад Али к этому времени слишком занят выборной компанией и не находит времени даже просто встретиться с женой и поговорить. Некоторое потепление отношений наметилось в 1925 году, когда Джинна отправился в поездку по Европе и Северной Америке и Марьям отправилась с ним. Но то было их последнее совместное путешествие и последняя, неудачная попытка наладить отношения. С 1927 года года они уже фактически живут раздельно. А в 1929 году Марьям умирает, оставляя 10-илетнюю дочь отцу. Несмотря на то, что похоронена она была по мусульманским обычаям и на мусульманском кладбище в Бомбее, на данный момент остается загадкой – насколько она вообще принадлежала к исламу.

Дело в том, что единственная дочь Мухаммада Али Дина видимо воспитывалась матерью далеко не на исламских идеалах. Есть вероятность и того, что несмотря на то, что семья Марьям от нее отказалась, видимо после охлаждения отношений между ней и мужем, контакты постепенно стали налаживаться. Попытка отца после смерти Марьям заняться ее исламским воспитанием и образованием (в частности сестра Джинны Фатима пыталась научить ее читать Коран) оказалась провальной. В Англии, куда она переехала вместе с отцом в 1930 году она знакомится с выходцем из богатейшей парсианской семьи Невилем Вадья, за которого через некоторое время и выходит замуж. Отец Невиля живя в Англии перешел из зороастризма в христианство, однако его сын совершает обратный переход, начинает исповедывать зороастризм и переезжает в итоге в Индию. При этом она, подобно своей матери, приняла религию супруга и его фамилию. Джинна рвет с ней отношения. А пара благополучно переезжает в Бомбей, где у них в 1944 году рождается сын Нусли Вадья. В настоящее время он является председателем и владельцем огромнейшей международной корпорации Вадья Групп (Wadia Group), женат и имеет двоих сыновей: Несс Вадья и Джахандир Вадья. Оба женаты, у последнего тоже есть двое детей. Косвенным подтверждением того, что дочь Марьям (Раттанбай Петит) Дина была принята и в семье матери (бабушки и дедушки по материнской линии) служит тот факт, что одним из компаньонов Вадья является семья Петитов.

Последняя попытка примириться с дочерью была предпринята Джинной в год отделения Пакистана от Индии и обретением страной независимости. Он пригласил ее с семьей переехать в новообразованный Пакистан. Однако, она отказалась. Видимо детская обида на то, что папа постоянно был занят на работе и отказ принять ее брак оказался сильнее любви к отцу. В Пакистане она все же побывала в 2004 году, когда проводился матч по крикету между командами Индии и Пакистана. В поездке ее сопровождал сын (муж к тому времени уже скончался), она посетила также несколько мемориалов, связанных с именем отца и тети, а также его мавзолей. В настоящий момент она проживает в США.

Что же касается политической карьеры Джинны в это время. В 1919 году Имперский законодательный совет продлил действующие в Индии законодательные ограничения военного времени на гражданские свободы. Эти ограничения были введены по причине Первой Мировой войны, и должны были окончиться с моментом ее окончания, что логично. Но правительству Британии нужно было срочно восстанавливать свою подорванную экономику и ни о каких компромиссах с колонией речи идти не могло.

В знак протеста против нарушения гражданских свобод Джинна выходит из состава Имперского совета. А в апреле этого же года происходит расстрел мирной демонстрации британскими войсками, получившее название «Бойня в Амритсаре» или «Бойня на Джаллианвала-багх». В этот день, 13 апреля, в парке Джаллианвала в самом центре города проходило мирное собрание граждан, значительную часть из которых составляли женщины и дети. Это был день Вайсакхи – сикхийского нового года, одного из важнейших праздников для последователей гуру Нанака. Однако, бригадному генералу Реджинальду Дваеру оно показалось подозрительным и 50 солдат под его командованием без предупреждения открыли огонь по собравшимся. Мирные жители не оказывали сопротивления и их просто добивали, всех, кто не успел убежать. Английское правительство заявило о 379 убитых и 1100 раненых, Индийский Национальный конгресс приводит другие цифры: 1000 убитых и 1500 раненых.

Никто не взял на себя ответственность за происшедшую бойню, никто не объяснил причин нападения на мирных граждан. В таких условиях полного британского беспредела Махатма Ганди призывает своих сторонников к началу акции гражданского неповиновения. Которое активно развертывается с декабря 1919 года. Сам Джинна не признает методов борьбы Ганди и в 1920 году он подает в отставку со всех постов, исключая членство в Лиге. С этого же времени он более активно начинает заниматься адвокатской практикой, которой у него всегда было в избытке.

Однако, через некоторое время он возвращается в политику. В сентябре 1923 года он избирается от мусульман Бомбея в состав Центральной Законодательной ассамблеи. Он показал себя активным и деятельным членом ассамблеи, сумев, в частности, примирить индийских членов ассамблеи с членами партии свараджа (индийская политическая партия, базирующаяся на идеях самоуправления под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь»). Также он выступал за создание ответственного перед Ассамблеей правительства Индии. Его заслуги в этот период были столь высоко оценены, что уходящий в отставку вице-король Индии лорд Рединг предложил Джинне рыцарское звание, от которого тот отказался со словами «я предпочитаю быть просто господином Джинна». В это же время была отменена «программа несотрудничества», также при заметном участии Джинны.

С 1927 года правительство Стэнли Болдуина начало задумываться об отмене Акта 1919г, по которому до сих пор управлялась Индия. И в марте 1928 года Комиссия Саймона прибывает в Индию, однако – ее встречают бойкотом, поскольку британская сторона отказалась включить в комиссию индийских представителей. На очередной сессии Мусульманской Лиги Джинну утверждают в качестве постоянного президента Лиги и он заявляет, что «Великобритания объявила Индии конституционную войну».

В 1928 году государственный секретарь по делам Индии лорд Бёркенхед предлагает индйицам выдвинуть свои собственные предложения по государственному устройству Индии. Индийский национальный конгресс под руководством Мотилала Неру выдвигает план по разбивке избирательных округов по географическому принципу. Резон в этом предложении был, вполне вероятно было, что такой путь поможет примирить индусов и мусульман, однако – Джинна против и требует выделения квот для мусульман в законодательных и исполнительных органах страны. Переговоры заходят в тупик.

А в 1929 году Стэнли Болдуин проигрывает очередные выборы и новым премьер-министром Великобритании становится гораздо более активный Джеймс Макдональд. Он организовывает в Лондоне Конференции Круглого стола для обсуждения будущего Индии. На них приглашаются как индуистские, так и мусульманские лидеры. Следующие 4 года своей жизни Джинна проводит в Англии. В 1931 года к нему присоединяется и его сестра Фатима.

О ней стоит рассказать несколько подробнее. Закончив школу в 1919 году она поступает в Университет Калькутты в стоматологическую школу доктора Р. Ахмеда. После ее окончания в 1923 году она возвращается в Бомбей и открывает частную стоматологическую клинику. После смерти Марьям Джинны она закрывает свою больницу и прекращает навсегда медицинскую практику, предпочтя ей политическую карьеру. Начиная с 1929 года – она постоянная спутница своего брата, активный политик и библиограф, борец за права женщин. Фатима Джинна так никогда и не вышла замуж и после смерти брата также оставалась политически активным человеком, основала Всепакистанскую Женскую Ассоциацию, которая и поныне работает, и принимала участие в президентских выборах в 1965 году. Однако, не была поддержана ортодоксальной частью общества, считавшей, что женщине не место в высшей политической власти страны. Однако, ее до сих пор вспоминают под именами Mader-r-e Millat (мать нации) и Khatun-e Pakistan (Леди Пакистана).

Вообще, об этих 4-5 годах в Лондоне ходят легенды. Дело в том, что после этой поездки резко изменяется политический курс Джинны. Если ранее он основывал свои политические шаги исходя из «Теории двух наций» Сэра Саида, и первоочередным требованием выдвигал независимость страны от англичан. То после нее он более стал опираться на высказывания исламского поэта Мухаммада Икбала, который и предложил создание независимого государства индийских мусульман – Пакистана. Т.е. об отчуждении части индийских территорий с преимущественно мусульманским населением и объединении их в отдельную независимую страну.

Существуют мнения о том, что эти изменения были не случайны, а являлись договоренностями между британцами и Джинной, которым было удобнее существование не единой сильной и независимой Индии, а двух ослабленных противоречиями и взаимной враждой доминионов. Так что англичанам было выгоднее заплатить Джинне за лояльность и движение по британской линии, чем потом получить большую проблему в лице независимой Индии. К середине 30-х годов ситуация в мире складывалась так, что обретение независимости бывшими колониями стало только делом времени. И на данный момент стало главным то, на каких условиях они ее обретут, и насколько смогут стать действительно независимыми от «стран-колонизаторов».

Впрочем, это легенды. Документов подтверждающих такого сговор до сих пор не обнаружено.

Факты в том, что Джинна возвращается в 1934 году в Бомбей полный новых идей. Процент доверия у него и популярность максимальные. Любые инициативы находят отклик в сердцах сторонников. И уже в октябре того же 1934г он избирается от Бомбея в состав Центральной Законодательной ассамблеи.

Акт о правительстве Индии дал большие полномочия провинциям по сравнению с довольно слабой властью в Дели. Лига согласилась на подобную схему, поскольку Джинна считал, что раздельные выборы автоматически обеспечат победу мусульманским кандидатам в провинциях с преимущественным мусульманским населением. Однако, вероисповедание, как фактор, оказалось недостаточным. Индийский Национальный конгресс уделил проведению выборов гораздо больше внимания, и в итоге, индусы победили даже во многих провинциях с преимущественно мусульманским населением. Избиратели-мусульмане оказались не готовы к объединению. Поэтому Джинна все больше и больше времени посвящает внутреннему устройству Лиги и укреплению ее авторитета.

И постепенно действительно значение Мусульманской Лиги в жизни страны усиливается. Частично это было связано с изменениями ее собственной структуры, частично с тем, что индуистские политики, пришедшие к власти в регионах, не могли (а иногда и не особо хотели) решить проблемы мусульманского населения.

3 сентября 1939 года – правительство Великобритании извешает об объявлении войны Германии, а значит, Британская Индия, как ее колония, тоже вступает во Вторую Мировую войну. Это стало возможным, поскольку на следующий же день, вице-король Индии лорд Линлитгоу заявляет, что Индия поддерживает Британию в войне. Однако, это он сделал без консультации с политическими лидерами самой Индии, что вызвало массу протестов по всей стране. После встречи с Джинной и Ганди Линлитгоу заявил, что все переговоры о самоуправлении откладываются до окончания войны.

Лидеры индуистской и мусульманской сторон отнеслись к этому заявлению по-разному, что и решило их судьбу вперед на несколько лет. Ганди продолжал требовать немедленного освобождения Индии, что естественно было отклонено. Джинна же отнесся к требованию подождать лояльнее, надеясь, что на уступки с его стороны британцы тоже проявять уступчивость и признают его лично и Мусульманскую Лигу в качестве единственных выразителей воли всех индийских мусульман. Так что, Лига активно не поддерживала британскую военную компанию, но и не препятствовала ей.

Иногда смотря на политику, которой следовали Ганди и Джинна и вспоминая о том, что в общем-то учителя у них были общие и сами они долго двигались единым курсом, можно начать думать, что они «сговорились» и применяют по отношению к Британии политику «кнута и пряника» - если один занимает более жесткую позицию, то другой делает уступки. И наоборот, пока не достигнут запланированного.

Окончательно идеи о сформировании Пакистана, как отдельного доминиона, находящегося в сотрудничестве с Великобританией оформился в 1940 году в так называемой Лахорской резолюции. Предистория ее создания такова. Вице-король Индии убедившись в лояльности мусульман предложил Лиге выработать четкую позицию по самоуправлению. Лига сформировала активный комитет, который в течении четырех дней выработал основные направления деятельности и принципы организации. О чем Джинна и доложил вице-королю 6 февраля. А заодно проинформировал последнего и о том, что Лига будет требовать полной независимости доминионов, хотя раньше речь шла о создании федерации (от Акта 1935г).

Окончательно эти требования были оформлены на ежегодной сессии Всеиндийской Мусульманской Лиги проходившей в Лахоре с 20 по 24 марта 1940г.

Во время речи Джинна заявил о полных противоречий отношениях между мусульманами и индуистами и невозможностью их сосуществования в рамках одного государства. Со слов Джинны: «Индуисты и мусульмане принадлежат к двум различным религиям, философиям и социальным обычаям. Они не могут между собой заключать браки, обедать в одном заведении, соответственно они принадлежат к двум разным цивилизациям, которые основаны на различных идеях и концепциях. Их представления о жизни различны. Совершенно ясно, что индусы и мусульмане черпают вдохновение из разных источников истории».

В окончательной принятой версии резолюции было установлено разделение территорий Индии по религиозному принципы, т.е. отчуждению провинций Запада и Северо-Запада, а также Восточных (из которых первоначально был образован Восточный Пакистан, который затем самоопределился как государство Бангладеш). Наибольшие споры вызывал вопрос о принадлежности Панджаба и Бенгалии, в которых преимущество мусульманского населения было не столь высоко.

Также в ней прямо отвергалась концепция Единой Федеративной Индии и указывалась необходимость создания независимого мусульманского государства из Синда, Белуджистана, Северо-Западной территории и Панджаба на Западе, и Бенгалии и Ассама на Востоке. Будущее государство по идее Чаудхури Рахмата Али – студента Кембриджа (предложенной еще в 1933году и поддержанной Икбалом) должно было получить название Пакистан, по названиям вошедших в него территорий (П – Панджаб, А – афганцы, население Северо-Западной провинции, К – Кашмир, С – Синд, Тан - Белуджистан), а также со смысловым значением «земля чистых».

Резолюция была принята на третий день конгресса 23 марта 1940 года. С тех пор Пакистан отмечает как праздник этот знаменательный день. А в честь 20-илетия подписания резолюции в лахорском Икбал-парке был построен Минар-е Пакистан – Башня Пакистана, как раз напротив Королевской мечети и Лахорского форта (резиденции падишахов из династии Великих Моголов). В настоящее время в связи с глобальной перестройкой центра Лахора эти три объекта (и видимо еще и сикхийская Гурдвара, которая расположена в непосредственной близости от Королевской мечети) войдут в единый историко-культурный комплекс с исключительно пешими зонами для передвижения.

Т.о. Лахорская резолюция вобрала в себя как идеи Сэра Саида Ахмед Хана (теория двух наций) и Алламы Икбала (отдельное государство для индийских мусульман).

Руководство Всеиндийского Конгресса отреагировало на резолюцию по-разному. Ганди, видимо разочаровался в давнем друге и соратнике, назвав резолюцию «раскольнической», но добавив, что мусульмане, как и все прочие имеют полное право на свое собственное мнение. Джавахарлал Неру отозвался о ней как о «фантастическом предложении Джинны», и не поверил в возможность ее осуществления на практике. А Чакраварти Раджгопалачария вообще усомнился в целостности душевного здоровья Мухаммада Али.

В декабре 1941 года во Вторую Мировую войну вступает Япония, и для того, чтобы привлечь Индию к более активному сотрудничеству с британцами организуется миссия Криппса. В частности он предлагает на время войны вывести некоторые провинции из прямого подчинения Дели, которые могут или стать отдельным независимым доминионом или образовать иную конфедерацию. Джинна отказывается от довольно-таки заманчивого предложения, поскольку не уверен в победе мусульман в Панджабе и Бенгалии, а также – неполном признании свобод мусульманского населения. Всеиндийский Конгресс полностью несогласен с такой постановкой вопроса и стоит на принципах Единой Незавимисой Индии.

Провал Миссии Криппса – означал начало нового витка борьбы за независимость. И Индийский Национальный конгресс в 1942 году требует полной депортации британцев с территории страны, угрожая в противном случае массовыми непорядками. Британском властям было совершенно не до мирного урегулирования индийских кризисов, так что еще до начала акций неповиновения все лидеры конгресса арестованы, Ганди находится под домашним арестом. Отсутствием оппонентов виртуозно воспользовался Джинна, который продолжал продвигать идею независимого Пакистана в массы и укреплять структуру Лиги. По состоянию здоровья в 1944 году Ганди освобождается от домашнего ареста и встречается с Джинной в его доме в Бомбее для согласования дальнейшей политики. Однако, двухнедельные переговоры результатов не принесли. Джинна продолжал настаивать на создании и отделении Пакистана до ухода британцев, Ганди предполагал, что разделение стран должно произойти после обретения независимости. В позициях обоих был резон. Джинна, находясь в дружественных отношениях с британской властью, полагал, что после обретения независимости и ухода британцев раздела может вовсе не произойти. А Ганди предполагал, что британцы, недовольные его политикой ненасилия, могут после разделения предоставить полную независимость только пакистанским территориям, и оставить остальную Индию под своим контролем.

В начале 1945 года между Лигой и Конгрессом ведутся переговоры о создании переходного правительства после окончания войны. С согласия Джинны со стороны мусульман выступает Лиакат Али Хан (будущий первый премьер-министр Пакистана), со стороны Конгресса – Бхулабхай Десай (едва ли не единственный активист Когресса, который к тому времени был на свободе). Пакт, заключенный между ними предполагал, что в состав переходного правительства войдет равное количество мусульман и индусов. Однако – он был дезавуирован уже в июне 1945 года, когда из тюрем были выпущены остальные лидеры Конгресса, который были с пактом не согласны и объявили о превышении полномочий Десаем.

В связи со сменой правительства в Британии переговоры несколько затянулись, однако уже осенью 1945 года проходят новые выборы в Индии на национальном и региональном уровне. Джинна победил, пробил его «звездный час»: Лига получила все места предназначенные для мусульман в Индийской конституционной ассамблее и голоса 75% мусульман на провинциальных выборах.

В феврале 1946 года Британия отправляет в Индию совет с задачей создания единого индийского государства в форме конфедерации, т.е. с центральным управлением по вопросам обороноспособности и внешней политики, и с провинциальным управлением по всем остальным вопросам. Далее предполагалось, что провинции могут группироваться между собой по личному выбору или вообще не группироваться. Причем, о создании нового правительства британцы позаботили самостоятельно и заявили, что даже если Лига и Конгресс откажутся от его формирования, оно все равно будет сформировано.

Конгресс чуть раньше, Лига чуть позже – но обе организации вошли во временное правительство Индии. При этом Джинне пришлось отказаться от ряда требований, таких как равное число представителей от мусульман и индусов и права вета при принятии законов, касающихся мусульман. В полной мере переходное правительство начинает работать с октября 1946 года.

В это время в Индии происходят массовые беспорядки, особенно в этом отличилась Калькутта. Конгресс требовал немедленного начала написания конституции, Лига – противилась этому. Переговоры в Лондоне, на которые пригласили Джинну, Лиаката и Неру результатов почти не принесли. Британия настоятельно рекомендовала написать конституцию, однако предоставила каждой провинции самой решать – принимать ее или нет. Члены Индийского конгресса полностью удовлетворены и немедленно начинают приступать к написанию конституции, представители Лиги в этом не участвуют, Джинна считает, что в данный момент тактика выжидания наиболее оправдана.

Окончательный план раздела Индии был представлен 2 июня 1947 года новым вице-королем Индии лордом Маунтбеттеном. В частности он прописывал, что 15 августа Британия полностью передает власть двум доминионам. Каждая из провинций вправе решить – принимать ей конституцию Индии, или отвергнуть ее (а значит войти в состав Пакистана). Также отдельные полунезависимые княжества должны были определиться к кому присоединяться. Относительно данной ситуации были сделаны заявления по радио как лидерами мусульман, так и индусов, кроме того – также присутствовал и представитель сикхийской общины. Одним из спорных вопросов был вопрос о разделе армии, решить который Джинна требовал до ухода британцев из Индии.

4 июля Лиакат рекомендует лорду Маунтбеттену Джинну на пост первого генерал-губернатора Пакистана и просит передать эту рекомендацию королю Георгу VI. Однако эта просьба была воспринята в штыки, Маунтбеттен сам планировал стать генерал-губернатором одновременно и Индии, и Пакистана. Джинна же понимал крайнюю важность этой должности и не собирался ее уступать никому и в конце концов своего добился.

Также крайние сложности вызвало проведение линии раздела Панджаба и Бенгалии. Обе провинции считались более мусульманскими, однако преимущество мусульман было минимальным. Поэтому было решено провести линию раздела, так, чтобы часть от этих провинций отошла Индии, часть Пакистану. Особые разногласия вызывал Панджаб, поскольку являлся сильной и стабильной экономической зоной, а также местом проживания большого количества представителей сикхизма, отличавшихся активной военной подготовкой.

Работа по проведению линии раздела еще не была закончена, но уже начали возникать вспышки насилия. Часть населения, узнавшая что проживает «не на той стороне» начала активно перемещаться. Джинна оставляет Бомбей и покупает дом в Карачи, куда и переселяется с сестрой 7 августа 1947 года. Его дочь и внук последовать за ним отказались.

Уже 11 августа созывается новая конституционная ассамблея в Карачи (следует напомнить, до начала постройки Исламабада с конца 60-х гг Карачи был столицей страны) и начинает разработку конституции Пакистана. На самом первом заседании Джинна заявил: «Вы - свободны: свободны ходить в свои храмы, свои мечети или другие места поклонения в государстве Пакистан. Вы можете принадлежать к любой конфессии или касте – это все не имеет никакого отношения к государству». Как выяснилось позднее – этих свобод население не получило. Государство официально стало исламской республикой, в которой до сих пор имеют место национальные и религиозные конфликты, в котором даже представителям другой ветви ислама – шиитам – живется совсем не сладко. Джинна этого не хотел, он действительно мечтал о свободной стране, в которой каждый может быть собой. Однако, на реализацию этого плана у него совсем уже не осталось времени.

14 августа 1947 года была провозглашена независимость Пакистана, с тех пор этот день – официальный день независимости страны. С учетом того, что документ стороны подписывали одновременно и в Индии и в Пакистане, а между Дели и Карачи разница в 1 час времени и время подписания было так подобрано, что в Индии уже наступило 15 августа, а в Пакистане было еще 14 число. Так, день Независимости Индии отмечается на один день позднее, чем в Пакистане.

Несмотря на то, что Джинне уже за 70 и он болен туберкулезом он лично объезжает весь Западный Пакистан следя за тем, чтобы помощь переселенцам в страну была оказана вовремя и в достаточном объеме. Несмотря на то, что наибольшее количество переселенцев было из индийской части Панджаба – именно им было легче адаптироваться, поскольку они изначально принадлежали в общем-то к этой же самой культуре и сменилось только их место проживания. Гораздо более болезненно прошло переселение из других штатов Индии, когда люди вырывались из привычной обстановки и культуры, переезжали на новое место, часто даже не зная местного языка. Кроме этого, и те и другие приезжали практически без имущества, дома и вещи просто бросались, собирались самые необходимые вещи и драгоценности. Комитет по расселению беженцев как правило предлагал переселенцам несколько мест для проживания, для этого оперативно собиралась информация о том, в каких населенных пунктах какие дома оказались покинутыми в результате переселения уже местных жителей в Индию.

Это «Великое переселение» - катастрофа, по потерям сопоставимая с потерями во время войн. Погромы и убийства с обеих сторон, потерянные дети, разорванные семейные связи, утрата корней. Голодный кризис, который вынудил в скором времени правительство ввести продуктовые карточки и нормировать получение продуктов на душу населения. Но это было позднее, а сейчас люди толпились на пограничных переходах, ехали в переполненных вагонах и заполняли дороги стремясь начать новую жизнь в свободном Пакистане или свободной Индии.

Однако, главный конфликт разгорелся из-за Кашмира. Полуавтономное княжество было населено в большей степени мусульманами, однако – сам князь исповедывал индуизм. Это и стало источником конфликта. После разделения Британской Индии князь Кашмира вообще предполагал остаться в качестве независимого государства, однако в княжестве вспыхнули волнения мусульман, которые требовали от правительства присоединиться к Пакистану. Правитель, испугавшись возможного восстания подписывает документ о присоединении к Индии и правительство Индии немедленно вводит свои войска в Кашмир. Однако Джинна заявляет, что Кашмир по волеизъявлению населения должен войти в состав Пакистана. Этот конфликт, несмотря на несколько войн и множество мирных переговоров не урегулирован до сих пор.

В январе 1948 года Индия выплачивает Пакистану его долю финансов бывшей Британской Индии. В марте этого же года, несмотря на ухудшающееся состояние здоровья Джинна совершает свою первую и единственную поездку в Восточный Пакистан (современный Бангладеш), где совершил довольно большую оплошность, заявив перед 300-тысячной толпой о том, что единственным государственным языком Пакистана будет урду (в то время как население восточной части говорило исключительно на бенгальском), что любви и популярности ему, а также лояльности к новому государству в Бенгалии не прибавило.

В июне 1948 года по состоянию здоровья Джинна переезжает в Кветту. Однако, уже 1 июля он вынужден вернуться, чтобы принять участие в церемонии открытия государственного банка Пакистана. Это стало его последним выступлением на публике. 6 июля он возвращается в Кветту, врачи подтверждают наличие у него запущенной формы туберкулеза и начинающийся рак легких, он перебирается еще выше – в маленький поселок в горах Зиарат. Отдых в горах, и даже лечение новым препаратом стрептомицином не помогло.

Правительство Пакистана настаивает на переезде Джинны в Карачи, где врачи и больницы на порядок лучше. И он 11 сентября вылетает из Кветты. Однако – его срок закончился, он умирает в это же день в своем доме в Карачи. В настоящее время его тело покоится в мавзолее этого города.

Как видим, со времени создания Пакистана и до смерти его первого лидера и главного инициатора проекта прошло чуть более года. Существует легенда, приписывающая его противникам из Индийского конгресса такую фразу: «если бы мы знали, что до смерти Джинны остался только год, мы бы подождали этот год с провозглашением независимости страны».

А в Пакистане Мухаммад Али Джинна – самый известный человек, получивший огромное народное признание, в связи с чем его часто называют не по имени, а почетному прозвищу Каид-и Азам (Quaid-i-Azam) – Великий Лидер или Баба-и-Каум (Baba-i-Qaum) – Отец Нации. А его день рождения публично празднуется всей страной.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
32.8% Путин Владимир
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть