Общественный контроль как средство против коррупции

30 августа 2014  20:55 Отправить по email
Печать

Борьба с коррупцией – дело нужное, но бесполезное, если только не будут вскрыты глубинные причины этого недуга. Коррупция или, сказать по-русски, разложение в той или иной мере существовала везде и всегда. В нашей стране она приобрела особый размах потому, что произошла перестройка, сориентировавшая российское общество на безудержное обогащение, когда практически любые вопросы решаются на коммерческой основе.

У коррупции есть альтернатива. Это духовность, которая, как я думаю, в большей степени это зависит от государства и проводимой им политики. Устраивает ли нас – членов общества эта политика? Как утверждает лукавый «Левада-центр», тех, кто поддерживает политику Владимира Путина, стало меньше по сравнению с предыдущим опросом. В итоге рейтинг главы государства, упав на три процентных пункта, составил 84%. Усомнившись в результатах исследования, проведенного Левада-центром, автор этих строк запустил опрос в социальной сети. Оказалось, что политику Путина поддерживает 50% участников опроса; 42% эту политику не поддерживает, а 8% рейтингом Путина вообще не интересуется. Всего в этом голосовании приняло участие почти 4 тысячи человек. А на Ньюсленде, где этот опрос был продублирован, недоверие Путину выразило большинство проголосовавших.

В норме государство играет роль станового хребта, придавая должную устойчивость общественному организму. Эта устойчивость определяется совокупностью институтов государства. Например, армией, ослабленной коррупционной политикой предыдущего руководства министерства обороны. Одним из важнейших институтов государства является суд, также пораженный коррупцией, о чем свидетельствует, в частности, дело Игнатьева.

Нет сомнений в том, что при желании Владимир Путин мог бы предпринять меры по очищению корпуса своей «галеры» от налипших не него коррупционных ракушек. Но уверенности в том, что он на это решится, у меня нет. Боюсь, что Путин не решится искоренить коррупцию даже притом, что это еще больше снизит рейтинг главы государства, просевший из-за его нерешительности по вопросу о взаимодействии с Новороссией.

«Писатель футуролог» Максим Калашников пишет, что после невнятной ялтинской речи обнаглевший Анатолий Чубайс выдвинул требование Путину прекратить войну в Донбассе и – экономическую конфронтации с Западом. Однако, прежде чем продолжить разговор, приведу справку о шакалах. Эти вредные и попросту противные животные обладают чутьем, которое у шакалов намного острее, чем у собак. И это вполне естественно, ведь шакалам нужно издалека чуять всякую дохлятину. Ведь на то они и шакалы.

Вернемся к Чубайсу, обладающего тонким ощущение политической конъюнктуры. Не потому ли он и выставляет условия Путину? И, как полагает г-н Калашников, останется безнаказанным, потому что «ВВП просто не знает, что делать». Но что же мешает Путину, условно говоря, являющемуся кшатрием, прислушаться к советам брахманов, роль которых в России играют интеллектуалы? И разве наша страна не располагает гигантским интеллектуальным потенциалом, позволяющим намечать пути разрешения тех или иных задач?

Взять, к примеру, коррупцию, о которой сегодня в России не говорит только ленивый. Государство на словах демонстрирует полную готовность к борьбе с этой заразой. А российские граждане, наблюдающие повсеместное проявление коррупции, государству не доверяют. Они совершенно убеждены в том, что коррупция неискоренима. Так, неужели Россия уступит Сингапуру, обретшему успешный опыт борьбы с коррупцией?

Наиболее эффективным инструментом такого рода борьбы представляется общественный контроль. В нем отчаянно нуждается путинское государство в целом и все его институты, что в первую очередь, касается судебной системы. Вот с нее-то и следовало бы начать контрнаступление на коррупцию. Однако общественный контроль ничего не даст, если государство не станет оперативно реагировать на нарушения, выявляемые общественностью.

Так, не стоит ли провести эксперимент и обратиться к главе государства с просьбой принять меры по устранению недостатков, выявленных автором этих строк в ходе проведенного им журналистского расследования по делу Николая Игнатьева? Ведь черт, как известно, кроется в деталях.

Провозглашая бескомпромиссную борьбу с коррупцией, государство не предпринимает мер по пресечению конкретных коррупционных действий. Но почему бы Владимиру Путину не обратить внимания на дело Игнатьева? И, отложив важные государственные дела, посмотреть, что именно творят судьи, использующие закон как ширму для своих неблаговидных дел. Путин по своему обыкновению может сослаться на недопустимость вмешательства в отправление правосудия. Ну, так пусть оно себе спокойно отправляется. А мы – общественники проследим за тем, чтобы судейские не нарушали закон. Правда, если органы государства не станут реагировать на наши сигналы, коррупцию не истребить. Интересно, согласится ли с этой мыслью президент Путин?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

ВАК
Карма: 47
01.09.2014 09:08, #23817
"Общественный контроль как средство против коррупции" вполне возможен, потому что одним из доминантных механизмов социального взаимодействия парциального поколения 2011-2037 гг. является контроль. См. табл. 1 в ст. "Динамика самоизменения массового сознания, коллективного поведения и социального взаимодействия населения и власти в 1985-2011 гг. и прогноз на 2012-2037 гг." на cksi.org
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть