Реализация «мирного плана Порошенко» была менее всего выгодна самому Порошенко

Эксперт ИА REX о новых назначениях в силовом блоке президента Украины
4 июля 2014  09:42 Отправить по email
Печать

Последние назначения, сделанные украинским президентом в силовом блоке, ещё раз свидетельствуют – реализация «мирного плана Порошенко» была менее всего выгодна самому Порошенко. А заявление о готовности вернуться к режиму прекращения огня, сделанное уже через сутки после официального возобновления военной операции – вполне логичная уловка в рамках стратегии главы Украины. 

На первый взгляд, в назначении министром обороны человека, ранее не связанного с военным ведомством, нет ничего необычного. Занявший этот пост Валерий Гелетей, напомним, ранее руководил Управлением государственной охраны Украины, а с 1988 по 2006 года работал в структурах МВД («милиционер, от полковника до генерал-полковника за полтора года» как ёрнически охарактеризовал его карьеру экс-министр обороны Анатолий Гриценко). У Петра Порошенко, пришедшего в политику из сферы бизнеса, явно дефицит своих людей в армии. Вполне реалистично было бы даже назначение на этот пост «куриного короля», олигарха от агропрома Юрия Косюка, которому СМИ прочили эту должность (в итоге, как известно, он всё равно получил назначение, связанное с силовым блоком – правда, в качестве замглавы Администрации Президента, курирующего эту сферу). 

Но, кроме желания Порошенко видеть на ключевых постах знакомых ему людей, есть и другое объяснение. Опыт показывает – в постсоветских странах люди, не связанные до этого с военным ведомством, назначаются министрами обороны в том случае, если намечается масштабная военная реформа. С кадровыми перестановками, изменением структуры, а главное - появлением дополнительного финансирования, распоряжаться которым политическое руководство страны не доверит военным. Собственно, в связи с назначением нового главы Минобороны Порошенко прямо заявил, что армия «нуждается в усилении и серьёзного, комплексного и системного реформирования» и пообещал «настаивать на очистке армии от воров и взяточников». Легко догадаться, что под предлогом борьбы с «коррупционерами в погонах» армия будет очищаться от нелояльного президенту генералитета. 

Однако военная реформа для Порошенко – не только предлог для кадровой чистки. Чтобы иметь противовес подразделениям МВД, ориентированным на Коломойского, а также «Правому сектору» и отрядам самообороны в регионах, Порошенко понадобятся собственные лояльные боеспособные части. Симптоматично, кстати, что назначение Валерия Гелетея главой Управления госохраны в 2007 году при Ющенко многие связывали именно с желанием последнего использовать силу в конфликте с внутриполитическими противниками.  

На прошлой неделе у военной реформы на Украине появились зарубежные спонсоры. Продолжением встречи министров иностранных дел стран НАТО, прошедшей 25 июня 2014 года в Брюсселе,  стало заседание Комиссии НАТО-Украина с участием главы украинского МИД Павла Климкина. Генсек Альянса Андерс Фог Расмуссен ещё до заседания озвучил идею создания трастового фонда для поддержки реформирования украинской армии, а затем было предложено создать сразу три таких фонда. 

В этих условиях, завершение военной операции на Луганщине и Донбассе (хоть быстрое подавление сопротивления, хоть мирный договор) Порошенко не выгодно. В обоих случаях в НАТО явно поубавится интереса к финансированию военной реформы на Украине. Как и интерес к военной сфере у избирателя. Военные действия – ещё один предлог для постоянной замены неблагонадёжных функционеров Минобороны на лояльных. Не говоря уже об очевидном – у Порошенко исчезнут аргументы в пользу усиления влияния на силовой блок (а если бы его соратники не надеялись это влияние повысить, вряд ли на пост замглавы администрации, курирующего этот блок, согласился пойти один из богатейших людей Украины). Пока идёт военная операция, украинский президент может претендовать на роль «твёрдой руки», без которой военные действия не завершить. Как только она закончится, противники Порошенко, скорее всего, путём уже своих конституционных поправок свести роль президента к чисто декоративной. Кстати, уже сейчас вокруг украинского силового блока разворачивается война информационная, с явным намерением дискредитировать кадровую политику Порошенко в этой сфере. Фото Валерия Гелетея, подписывающего присягу закрытой авторучкой, выложенное в Фейсбуке тем же Анатолием Гриценко, заявившем к тому же, что сравнивать нового украинского министра обороны с Сергеем Шойгу «нет смысла» - явно только начало.  

Порошенко в этой ситуации не нужен мир, но пока не выгодно и быстрое завершение операции, поэтому он снова говорит о режиме прекращения огня. Такое перемирие, правда, будет весьма условным (прошлое, напомним, нарушалось не менее 108 раз), но интенсивность военных действий после его объявления снизилось бы.   

Таким образом, в ближайшее время Украину ждёт продолжение перестановок в военном ведомстве одновременно с периодически повторяющимися новыми инициативами по прекращению огня со стороны Порошенко. Военная операция, судя по всему, почти единственная лазейка для нынешнего украинского президента, позволяющая ему под конец президентского срока не оказаться еще менее влиятельным, чем Виктор Ющенко. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть